Перевод

Frostpunk: Журнал Капитана (Frostpunk: The Captain's Journal) 17

Не Нильфгаардец переводчик
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Frostpunk

Автор оригинала:
teik1999
Оригинал:
https://www.fanfiction.net/s/13085952/1/Frostpunk-The-Captain-s-Journal

Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Повествование от первого лица Постапокалиптика

Награды от читателей:
 
Описание:
Руководство последним городом на Земле – это не прогулка по парку. Подсмотрите в журнал Капитана города и узнайте, придет ли Нью-Лондон к расцвету или его постигнет судьба других павших городов?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Примечания автора: Это было сделано частично для школьного задания, не ожидайте никаких обновлений для этой истории. Здесь, в основном, описываются события игры, которую проходил до открытия Винтерхоума. Я сделал что-то подобное впервые, поэтому приветствую конструктивную критику.

Frostpunk: Журнал Капитана (Основание до Винтерхоума) (Frostpunk: The Captain's Journal (Founding till Winterhome))

1 ноября 2018, 19:38
День 1 (-20°С)       Мы сделали это! Наконец-то! Спустя несколько важных месяцев пути, мы добрались до генератора!       Не без потерь, мы покинули Лондон с более чем 1200 душами; теперь осталось меньше половины. Мы – передовой отряд разведчиков, отправленный вперед, после того как дредноут отработал свое до конца. Значительная часть экспедиции осталась, поэтому должны поспешить отправить отряд, дабы спасти их. Но наша задача еще далека от завершения, пока мы должны собрать материалы из окружающих обломков, оставленных Британской Научной Экспедицией. Нам нужно будет обеспечиться запасом угля для его подачи в генератор, если мы надеемся на благоприятную погоду в ближайшие дни.       Мы будем строить, будем охотиться, мы выживем. Нью-Лондон – это последний город на Земле, и выживание является главной целью, провала - не дано. День 2 (-20°С)       Мы, наконец, собрали достаточно угля, чтобы запустить генератор, наблюдая благодарные лица выживших, поскольку, тепло, ласкавшее их лица, почти делало этот исход из Лондона стоящим. Однако, запасы не бесконечны, мы должны постоянно восполняться, чтобы поддерживать живительное тепло. Из-за необходимости поставок мы решили допустить детей на безопасные работы, включая сбор ресурсов и помощь в приготовлении еды. Многие были возмущены тем, что дети будут вынуждены заниматься ручным трудом, однако из-за нашего тяжелого положения они, в конце концов, согласились после того, как мы договорились предоставить детям двойные пайки. Посты добычи были построены возле наибольших концентраций обломков, в то время, как больше групп было отправлено для сбора более одиноких куч. Рядом с генератором в непосредственной близости были построены несколько палаток и санитарный пункт. День 3 (-20°С)       Дела начинают идти нормально; была построена кухня и горячая еда будет предоставляться населению. Было некоторое недовольство, поскольку был только суп, пока мы не обеспечим себя постоянными источниками пропитания. Мы также приняли закон о 24-часовой чрезвычайной смене для обеспечения большего объема стройматериалов. Было какое-то ворчание, но снова они подчинились, понимая, что это необходимо, поскольку для народа все еще недостаточно жилья. День 4 (-20°С)       Ребенок был ранен при сборе ресурсов, но он был, по большей части, поверхностно, но я решил дать ей выходной. Мастерская была построена для исследований, чтобы мы могли внедрять инновации и лучше переживать в этих суровых условиях. В настоящее время они разрабатывают чертежи для маяка, который будет привязан над ямой, что позволит вернуться домой после развертывания. Обеспеченные базовыми ресурсами люди сосредоточенно смотрели на колонну, оставленную позади, и все больше твердят, что должны поспешить. Несколько человек обратились ко мне лично, чтобы выразить свое желание выйти наружу и спасать своих пострадавших членов семьи. На сегодня, я убедил их в том, что это цель, которую сейчас преследуем, и делаем все возможное, чтобы воссоединить их со своими близкими. День 5 (-40°С)       Мимолетная пасмурность привела к тому, что температура упала до 40 градусов мороза по шкале Цельсия. В результате этого поднялось недовольство; Марк Гоф стал первым человеком, который пострадал от обморожения, и теперь не может работать. Обеспокоенная мать подошла ко мне с ребенком, обнимая ее сзади, из-за случившегося ранее она хотела, чтобы ее ребенок прекратил работать, поскольку это было опасно для ее ребенка, хотя я сочувствовал ей, я объяснил, что все выполняют ту же работу, и что я не могу сделать исключение просто из-за ее беспокойства; она грустно кивнула и поблагодарила меня за то, что прислушался к ее запутанному бормотанию и ушла. Я грустно посмотрел на нее, пробирающуюся сквозь сугробы по самую лодыжку и записывал имена этой женщины и ее ребенка, назначая их обоих заведовать инвентарными запасами на складе возле генератора, проявив небольшой акт милосердия в эти жестокие времена. День 6 (-40°С)       Аплодисменты разразились по всему городу, когда маяк поднялся в небо, гигантский наблюдательный монгольфьер, несущий гигантскую лампу, видимую на многие километры. Он будет функционировать как сторожевая башня, так и маяк. После того, как воздушный шар был готов, разведчики были отправлены в Морозные Земли, чтобы найти и сопроводить оставшихся людей в город и продолжить изучение окружающих регионов; чтобы увидеть, есть ли какие-либо ресурсы или люди посреди снега. День 7 (-40°С)       Мы готовимся к наплыву или отдельным людям из конвоя, разведчики еще не дошли до них, но мы предполагаем, что нам понадобится больше жилья и еды. Были установлены дополнительные палатки, и первая команда охотников отправилась в Морозные Земли. Температура еще не улучшилась, и еще больше людей получило обморожения; но ожидание воссоединения с близкими всегда сдерживало большие надежды и небольшое недовольство. День 8 (-40°С)       Наблюдатель увидел вдали белую вспышку, сигнализируя, что разведчики дошли до конвоя и все в порядке, и что возвращаются в спешке. Торжества проводились минимальные, и проводились приготовления, чтобы поприветствовать выживших в новом доме. Я решил дать однодневную замену супов на обычные пайки, и, когда готовились с первыми уловами добытыми вернувшимися накануне вечером охотниками, атмосфера остается высокой. День 9 (-40°С)       Сегодня был день воссоединения, когда 36 выживших вернулись в свои семьи, мое сердце согревалось от взгляда на объятия матерей с детьми; пар, обнимающих друг друга; меньше выживших, чем ожидалось, объясняется тем, что многие покинули нас после того, как буря, подгоннявшая нас впереди конвоя, утихла. Мы должны были найти их в Морозных Землях, но сегодня вечером будет день празднования. Однако, завтра будем работать как обычно, прибытие новых рабочих увеличило количество наличествующих, а так же количество ртов для прокормления. Кучи и обломки заканчиваются, и вскоре нам нужно разработать средства для добычи и сбора, менее доступных ресурсов в пределах кратера. День 10 (-30°С)       После воссоединения вернулось ощущение рутины. Поставка продовольствия низкая, жилья не хватает, но мы предпринимаем меры, по смягчению этих проблем. Люди также настаивают, чтобы разведчики были направлены на поиск близлежащих поселений, мы были одними из последних, кто покинул Лондон, и они должны быть более разбросаны по местности. Легкодоступные груды досок и ящиков были исчерпаны, и поскольку лесопилка была построена для вырубки прилегающих лесов, которые замерзли у стен кратера, и из-за острой потребности в запасах стройматериалов, я решил ввести 24-часовую смену для новой лесопилки, вдохновленные хорошим настроением, жаловались на это решение. День 11 (-30°С)       Человек умер, женщина – Агнес Эвердин, которая работала на лесопилке. Она не была назначена на 24-часовую чрезвычайную смену, но из-за ее недавнего воссоединения со своей старшей дочерью, которая была отобрана, она решила присоединиться к ней на работу. Все продленные смены на день были отменены и все присутствовали на ее похоронах, жалкий надгробный камень у стены кратера. Ее смерть считается несчастным случаем, и не связана с истощением, и многие заверили, что мы ничего не могли сделать…. Что Я мог бы сделать. На данный момент никто не обвинил меня в этой трагедии, но это вынудило взглянуть на последствия наших и моих поступков, которые будут судить после темных времен. Эти мысли тяготят меня, но это не будет столь важным, если мы не выживем. Жизнь идет дальше своим чередом, радостная атмосфера, длившееся недолго, прошла. День 12 (-30°С)       С большим количеством рабочих приходят больше больных, сегодня была завершена постройка одного из нескольких домов опеки. У домов опеки есть лучшая теплоизоляция и отопление для борьбы с последствиями обморожения. На данный момент, немногие больные поступали с серьезными недугами, наиболее распространенной причиной посещения санитарного пункта является обморожение пальцев с последующей ампутацией. Это уменьшило эффективность, но некоторые инженеры заверили меня, что в будущем они смогут изготовить протез, который примут ампутанты. Но поскольку нам не хватает средств для их производства, мы должны были бы справиться с недостающими пальцами рук и ног. Это не повлияет на наш общий объем ресурсов, так как наши разведчики снова вернулись из Морозных Земель с санями нагруженными сырой едой и древесиной, которое мы оставили раньше в нашем путешествии. Они также они привели выживших, который они нашли в пещере. Выжившие рассказывали с восхищением о спасших их разведчиках; судя по всему, победили группу белых медведей, напавших на найденную группу. Их чествовали как героев в ночь перед очередной вылазкой в Морозные Земли, рассказывая детям о своей битве с полярными медведями. Их рассказы подняли людям надежду, хотя я нахожу «верховую езду на медведе, как в родео» пьяным бредом, а не достоверным повествованием. День 13 (-30°С)       Ребенок был найден рядом с могилой покойницы, когда я подошел, он ко мне обратился и попросил созвать собрание совета, чтобы разбудить его мать. Я любезно сказал ему, что я это рассмотрю и сопроводил к его старшей сестре. Действительно тяжелые времена.       Мы также расширили инфраструктуру города; новые группы охотников были отправлены, чтобы прокормить наше растущее поселение. Из-за большей численности населения некоторые палатки недостаточно обогреваются генератором, нам нужно было бы увеличить радиус действия генератора и его мощность, но на данный момент в жилых районах было возведено 2 паровых центра. День 14 (-30°С)       Последние оставшиеся стальные обломки и кучи угля быстро заканчиваются. Таким образом, я одобрил строительство угольной шахты поверх богатых залежей, которые нашли наши старатели обнаружили на окраине города. Ресурсные склады также были построены, так как первоначальный запас угля продолжает расти. Сталелитейный завод также был построен, так как запасы находятся на низком уровне.       Мы должны найти способ развлечь население такого густонаселенного города, как этот, и отвлечь их от монотонной жизни в кратере, поэтому мы строим бойцовую яму возле жилых районов.       На моем столе была найдена благодарность, это было от пациента из дома опеки; поблагодарил меня за то, что ему было предоставлено место для выздоровления и реабилитации. День 15 (-40°С)       Впервые с момента прибытия мы достигли достаточных запасов угля и древесины. Для складирования угля было создано несколько складов, в то время, как избыток древесины мы использовали для модернизации и жилого района, построив бараки на месте палаток. Тогда, когда люди были недовольны выселением на время перестройки, ощущение тепла после входа в бараки подавляло любые дальнейшие жалобы.       Разведчики снова вернулись с некоторыми ресурсами, они также нашли журнал, в котором описывается местоположение города Винтерхоум, расположенного на некотором расстоянии от нас. Это быстро стало горячей темой в городе для многих, кто с волнующим ожиданием ждет встречи с другими покинувшими Лондон. День 16 (-40°С)       Последняя из куч с ресурсами закончилась, отныне все ресурсы поступают из специализированных добывающих зданий. Наши запасы стали, необходимые для строительства зданий, находятся на низком уровне. Мы не можем увеличить объем добычи, так как не хватает рабочих рук. Это не угрожает выживанию города, но замедлит его развитие. День 17 (-40°С)       Кажется, мои опасения в отношении этих записей теперь немного смягчились. Разведчики вновь сотворили чудо, вернувшись с другой группой нашего конвоя, найденной в обсерватории. Тем временем, когда наши люди радовались пополнению рабочей силы и воссоединения с пережившими злоключения – их становиться все больше, детальное изучение журналов обсерватории показывает, наблюдения, которые предполагаемо указывают на то, что солнце гаснет. Кроме того, исследование других мест, изученных разведчиками, оказались безрезультатными – другие выжившие не были обнаружены. Винтерхоум, поговаривают, многолюден, и он был построен за несколько месяцев до того, как мы покинули Лондон. И все же, мы никаких следов не видели, слухи начинают распространяться, а люди – беспокоиться. Мы были одними из последних, кто ушел, где же все? День 18 (-40°С)       Разведчики обнаружили стальной мост, пересекающий огромное ущелье с указателем, ведущим в Винтерхоум. Они также нашли автоматона рядом с дальним краем моста, после его реактивации они направили его в Нью-Лондон, мы должны ожидать его прибытия менее, чем за день. Однако вместо того, чтобы успокоиться после нахождения автоматона, массы забеспокоились, почему он был оставлен? Сам мост был заброшен, а путь, наполовину занесен снегом. Винтерхоум должен поддерживать форпосты и прочую инфраструктуру в этом районе, и все же, наблюдения со стороны разведчиков никакой активности не выявили. Они жаждут ответов, и они скоро будут. Теперь путь разведчиков лежит в Винтерхоум. День 19 (-30°С)       Винтерхоум пал. Разведчики сообщают, что за заснеженными грядами скал надеялись найти шумный город или небольшую группу отставших. Они стремились найти хоть одного человека, но вместо всего этого их встретило море смерти, обломки разрушенного генератора вели на море замороженных трупов. Данные журнала указывают на продовольственный кризис, кульминацией которого является восстание, приведшее к взрыву генератора.       Нью-Лондон сейчас в смятении и осознает, что мы, скорее всего, стали последним выживающим городом на этой земле. Мы одни. День 20 (-30°С)       Мы… Нет… Я должен сделать выбор. Нью-Лондон сейчас находится на грани краха, многие недовольны, надежды нет, некоторые даже говорят, что вообще не следовало покидать Лондон. Они потеряли надежду, потеряли ориентацию на будущее. Теперь я должен сплотить за своим видением будущего, будь то порядок или вера, так или иначе, я должен выбирать быстро. Этот город, Королевство, которое мы покинули, человечество в целом зависит от моих действий, бремя ответственности за все человечество теперь лежит на моих плечах. Выдержки из «Журнала Капитана Джеймса Г. Максвелла» (От основания Нью-Лондона до открытия руин Винтерхоума), Нью-Лондонский центральный архив, 1887 г.
Примечания:
Я искренне удивлен позитивной реакцией на эту историю. Это мой первый опыт в написании фанфиков. Первоначально, это должно было быть одной историей, но после некоторых поощрительных отзывов, я постараюсь продолжить рассказ. Однако, это может подождать, так как пару месяцев буду занят. Я исправил некоторые ошибки и приветствую конструктивную критику. Не замерзайте!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.