Непокорный 1789

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Shijou Saikyou no Deshi Kenichi, Baki The Grappler, Люди Икс, Первый мститель (кроссовер)

Рейтинг:
R
Размер:
Макси, 109 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от BOTaNIK69
Описание:
Перешагивая границы ты становишься лучше, перешагивая границы, ты становишься чище, только сделать этот шаг решаются единицы...

Посвящение:
Мелкая, больше не советуй мне анимэ, а то даже я "подсел" слегка.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В общем, сел я за клавиатуру, и решил, что надо бы как-то опять начать писать. Но для этого нужно войти в ритм, расписаться, так сказать. Ну вот, расписался...
6 ноября 2018, 17:37
Пролог Маленький мальчик, лет шести, стоит перед зеркалом, снова и снова повторяя одно и то же движение. Гимнастический зал кажется огромным, а сам мальчик, малюсеньким. Красные волосы, крепко сбитое, и весьма мускулистое тело как для такого малыша, и теплые карие глаза смотрят на мир с непреклонной решимостью. - Еще раз, Баки, - невысокий японец остановил повторения мальчика и в который раз поправил движение, чтобы мальчик не успел привыкнуть делать его неверно. - Это удар для средней линии, от паха до лба, нельзя смещаться вбок. Ставь ноги правильно. Представь перед собой противника, отметь уязвимые точки и повтори снова. Мальчик не ответил, он лишь сосредоточился еще больше, и начал круг повторений сначала. Упорный мальчишка, сын сильнейшего в мире человека и бойца, Великана Ханмы Юдзиро, не желал сдаваться. Он устал, ему было больно, перетруженные мышцы ныли где-то на границе сознания, а суровый взор глаз матери, которая смотрела за его тренировкой из двери гимнастического зала, заставлял двигаться снова и снова. Один из первичных приемов каратэ постепенно становился привычным движением, словно дыхание. Сотни, тысячи повторений, медленно, но верно, переводят это простое, в общем-то, движение рукой в новое состояние, когда о нем уже нет нужды думать. Мысль и действие происходят практически одномоментно. В какой-то момент мальчик дернулся, плечо и руку свела судорога, и он упал на деревянный пол, не в силах пошевелиться. Датчики, закрепленные на его теле уже давно передавали на приборы сигнал о чрезмерной нагрузке, но физиотерапевт, прикрепленный к Баки, пока молчал. Он как никто другой знает, что невозможно стать лучше и сильнее, не перешагнув свой прежний результат. К сожалению, даже профессионал столь высокой пробы может ошибаться, и он не уследил, когда нагрузка перешла некий рубеж, и теперь мальчик корчится на полу от боли. Физиотерапевт метнулся к нему, и сноровисто принялся за массаж, приводя мышцы в порядок, снимая спазм и расслабляя перетруженные мышечные волокна. После будет еще и закрепляющий массаж, и витамины, и многое другое, но все это мальчику было привычно, а потому не особенно заинтересовало, зато полный разочарования взгляд матери больно царапнул прямо по душе. Мальчик изо всех сил тренировался и делал умопомрачительные успехи как для своего возраста, но ей всегда было мало, всегда казалось, что он должен делать больше, с такими-то генами, и она все время выражала свое недовольство. Мальчик обычно отводил глаза, чтобы не видеть этого разочарования на ее прекрасном лице, с небольшой родинкой над верхней губой слева, точно такой же, как и у него, но не в этот раз. Он внимательно всматривался и запоминал это лицо, и только она вышла, как в нем что-то изменилось. Словно над поверхностью его кожи стал искажаться воздух, как в пустыне в жаркий день. Физиотерапевт и сам не понял - почему, но он просто отпрыгнул от мальчика, неподвижно лежащего на деревянном полу гимнастического зала. Врачи, нанятые матерью, бессознательно поступили точно так же. А безбрежная воля паренька продолжала продавливать саму ткань вселенной, в поисках поддержки, помощи, доброй воли. Он не хотел больше подводить мать, очень, ОЧЕНЬ сильно не хотел. В какой-то момент сверхсконцентрированный мальчик просто потерял сознание, и врачи рванули к нему, пытаясь разобраться, но все, что смогли диагностировать, это перенапряжение нервной системы. Тридцать пять лет, много это или мало? Каждый решает для себя сам. Данил Федорович Вяземский для себя решил в пользу "мало". Он очень хотел жить. Даже в богатейшем русском языке нет слов, чтобы выразить всю глубину его желания. Успешный бизнесмен, пусть и не миллиардер, но все-таки. Своя оконная фирма с небольшим заводом, филиалы по всему югу России, пара любовниц, пятнадцатилетний и весьма талантливый сын, Гришка... Его жизнь многие могли бы назвать если не идеальной, то где-то близко к тому. Но видимо, на него у вселенной оказались другие планы. Выходя из здания своего завода, уже около самой машины он вдруг почувствовал, что что-то не так. Мгновение, за которое он даже не успел ничего осознать, и его снесла старая задрипанная Волга 21 модели. Тело перекувыркнуло в воздухе, бросило на асфальт с распоротым гордым значком волги - "оленем" - боком, переломанными ребрами, руками, ногами и с тяжелейшей травмой головы. И перед тем, как отключиться от шока, он вдруг понял, что пожалуй, никогда в своей жизни не желал жить настолько сильно. Мир вокруг замер, Воля человека полностью и безраздельно сконцентрировалась на этом желании, аж воздух поплыл вокруг его переломанного тела, но он моргнул да так больше и не открыл глаз. Тело впало в кому, а сознание... Оно словно провалилось в какую-то дыру, как в сказке про Алису. Кэррол явно знал, что пишет... Баки открыл глаза, лежа в белой палате на белых простынях. Словно не своим взглядом он оглядел все вокруг и тихонько прошептал на корявом русском: - Какого хрена? Устало помассировал виски, увидел собственные руки и в легком испуге откинул с тела простыню. - Ну, хотя бы мальчик... - на этом нервная система четко донесла, что столько нервных потрясений подряд для шестилетнего тела, дело неприемлемое, и отключила сознание. А новоприбывший в это тело человек, в самых глубинах подсознания, медленно, но все более уверенно, познавал память и жизнь юного Ханма Баки. Данил Федорович чувствовал, как ему тесно, чувствовал, что не один в теле, даже "дотянулся" до настоящего владельца тела. Сильная душа мальчика заставила его остановиться и задаться простым вопросом: а имеет ли он право просто выдворить эту душу и занять ее место? Данил помнил Гришку, своего сына, в таком же возрасте, и представлял, что бы он сделал с убийцей, если бы такое, не дай боги, случилось. Тогда он принял для себя решение. Он не навредит малышу, наоборот, поможет, чем сможет. С принятием решения что-то внутри успокоилось, и он свернулся шаром где-то очень глубоко внутри подсознания мальчика, оставив себе не только возможность видеть, слышать и чувствовать все, что происходит с телом, но и общаться с владельцем. Это оказалось на изумление просто, словно все нужные механизмы уже были настроены и готовы к работе. Баки открыл глаза и легко сел на больничной койке. Привычно "впитав" окружение, понял, где находится, и спокойно встал на ноги. Тело было здорово, только место на сгибе локтя, где стояла капельница, немного ныло, но он знал, что это пройдет через пару часов. Он всегда быстро восстанавливался, а болеть, вообще никогда не болел. По крайней мере, он такого не помнит, хотя и знает, что это в принципе означает. Знает симптомы, видел несколько раз, как болела мать, и обычный насморк мог диагностировать с точностью до сотой доли процента. Мальчик оделся, пригладил довольно короткие красные волосы и устремился на выход из палаты. Он в ней бывал не раз, с повреждениями связок, мышц и костей, так что ее расположение для него не секрет. Оборудованная прямо в поместье матери, являющейся главой клана, палата всегда готова к приему пациентов, как и штат врачей. Мальчик прошел через длиннющий коридор, и на удивление пластично двигаясь, для такого нежного возраста, просочился в приоткрытую дверь. Время разминки, потом завтрак, потом нормальная тренировка, потом школа, и после выполнения домашнего задания снова тренировка, на этот раз до упора. День прошел как обычно, за ним следующий, и еще один. Неделя за неделей. Месяц за месяцем. К семи годам мальчик перешел от основных приемов карате к основам тайского бокса, кости постепенно становились все тверже, и он уже не рисковал сломать их после первого же удара. Мастера карате сменил высоченный таец с лысой головой и одинокой косицей на затылке. Тренировки по гимнастике и общефизические постепенно давали результат, тело крепло, и груша издавала все более глухой звук после его ударов по ней. Толстые перчатки сменились на тонкие, те в свою очередь на бинты, макивара на тонкую доску для правильной постановки расстояния удара, и даже время от времени стала правильно ломаться. Мальчик постепенно набирался опыта. - Каковы его успехи? - азартно спросила у медиков глава клана Акизава. - Он... развивается, - уклончиво проговорил Асума, врач физиотерапевт. - Развивается?.. Это все, что ты можешь мне сказать? - разгневано сверкнула карими глазами женщина. - Быстрее нормы, госпожа, - все так же уклончиво ответил врач. Его откровенно пугала скорость развития мальчика. Ему едва исполнилось семь, а чисто физически он обогнал одиннадцатилетних. Это... ненормально. - По сути, тело мальчика сейчас на пике возможностей для его возраста. - Хм. Уже лучше. А теперь ответь, что тебя беспокоит? - не ответить главе своего клана врач не мог. - Мм... Ваш сын все больше уделяет внимание гимнастике, растяжке, гибкости суставов и эластичности мышечных волокон и все меньше набору силы. Ваш приказ был несколько иным. Сила, сила и еще раз сила... - Нет, все верно. Он должен стать не горой мускулов, а сильнейшим бойцом в мире. Так что пусть развивается равномерно. - Кивнула женщина. - Спасибо. Еще кое-что. Мальчик все время спрашивает, когда прибудет его отец. - Этого не знает никто, - спокойно ответила Эми Акизава и отпустила доктора взмахом изящной ладошки. Врач тихо вышел. - значит про отца спрашивает? Это хорошо, - удовлетворенная улыбка женщины чем-то неуловимым смахивала на оскал. Мальчик бил по доскам, кроша их с первых же ударов, руки и ноги мелькали со страшной скоростью, доходя до трех ударов в секунду. Восьмилетний мальчуган зло молотил по ним, и не замечал боли в окровавленных руках. - "Все, малыш, все. Дальше я." - раздалось в глубине его сознания, но мальчик с легкостью услышал знакомый с детства и родной уже мужской голос. Баки никогда и никому о нем не рассказывал, а голос... Данил, он всегда с ним, помогает, подает идеи, продляет тренировки, когда сам Баки уже не может даже пошевелиться. В такие моменты сознание мальчика словно уходит внутрь, глубоко-глубоко, но осознание остается в полной мере. Это с легкостью позволяет нарабатывать мышечную память, развивать тело, даже поднимать болевой порог, при этом не Баки купается в океане боли, а тот, второй, Данил. Баки было шесть, когда он услышал голос в своей голове впервые. Сильно испугался, но выслушал. Голос убеждал никому не говорить, помочь все равно не смогут, а вот в психушку посадят и никаких тренировок. Остаться без тренировок Баки не хотел. Он хотел стать похожим на отца, а не сидеть в белой комнате с мягкими стенами. В общем, со временем Баки с Данилом подружились. Их взаимоотношения всегда были несколько странными. Данил учил мальчика школьным предметам и нарадоваться не мог на то, какой умненький мальчишка попался ему в своеобразные партнеры. Взамен он учился сражаться вместе с мальчиком, проходил все его тренировки, помогал, когда мальчик совсем терял силы, поддерживал, объяснял, если Баки было что-то непонятно. В общем-то, их соседство пока что приносило только хорошее. Сам же Данил понял, как же много он пропустил во взрослении своего ребенка. Теперь, когда он уделял БУКВАЛЬНО все свое время одному Баки, он многое переосмыслил, и понимание того, что Гришка рос, что называется, сам по себе, больно его ранило. Но поделать он уже ничего не мог - прошлое нельзя изменить. Зато, он может помочь Баки, так что нечего ныть, раз судьба дала еще один шанс. К тому же, у Данила оказалось еще одно прекрасное применение - бой с тенью. Поскольку они оба находились в одном и том же разуме, Данил мог передавать мощные, насыщенные ментальные образы прямо в разум Баки и буквально формировать свой образ перед ним. И чем точнее он его формировал, чем больше вкладывал в это действие хм... воли, тем лучше был результат. Синяки, которые оставляла на теле Баки его ментальная проекция и вовсе оказывались самыми настоящими! Благо, что хоть переломов не оставалось. А так, они стали проводить такие бои ежедневно, хоть спарринг партнеров у Баки хватало. Только вот сразиться с человеком, который буквально прошел то же обучение, что и он сам, как оказалось, дорогого стоит. Более взрослый и развитый разум Данила позволил ему более четко и быстро выстроить общую систему боя, да и новые приемы в нее вводить ему было легче, что помогало им обоим. Он же заставлял мальчика заниматься умственным трудом вроде решения задач прямо во время тренировки физической силы. Мальчик по-началу возмущался: - Ну зачем мне это, Данил-сан? - За тем, малыш Баки, что чем ты умнее, тем больше вероятность победы в бою. Чем ты умнее, тем ты приспособленнее. Чем ты умнее, тем лучше кровоснабжение мозга и тем меньше вероятность инсультов от ударов в голову. В том числе и вероятность потери зрения. Стоит оно того? - Наверное, - уныло соглашался мальчик и снова вгрызался в очередную простенькую, но непривычную задачку с подвохом от своего друга и наставника. - А вообще, нужно найти наставника по Йоге, и чем быстрее тем лучше, - однажды буркнул умотанный вхлам, не меньше мальчика, Данил. - Зачем? Йога даже не боевое искусство, - удивился Баки. - Затем, что пора научиться управлять своим организмом на новом уровне. Двигать внутренние органы, правильно дышать... - Я умею правильно дышать! - возмутился пацан. - Ты умеешь правильно дышать для боя, а я говорю о жизни, Баки. О долгой и здоровой жизни. Ты ведь не хочешь погибнуть от болевого шока после удара в пах? А можешь. И вот ведь в чем штука, там у тебя все есть, нужные мышцы, чтобы убирать гениталии в тазобедренный сустав, но пользоваться ими ты не умеешь. - А ты? - заинтересовался Баки. Все, что касается боя, его интересует не на шутку, так что если свяжешь новое умение или навык с ним, то внимание обеспечено самое пристальное. - Умел, в прошлой жизни, хоть бойцом не был вообще. Вот не поверишь, прочитал в одной художественной книжонке, откровенно третьесортной, но в память запало. Несколько лет время от времени тренировался, и знаешь, получилось. От этого упражнения есть и другие плюсы, но тебе они пока что не интересны, да и мне в тридцать пять тоже не сильно нужны были. Годам к пятидесяти может и понадобилось бы, но я... не дожил, видимо. - Извини, я не хотел напоминать, - загрустил мальчик. - Успокойся, ничего страшного, малыш. Я не смирился, - и такой железной волей полыхнул разум мужчины, что даже Баки проняло, хоть он и сам является обладателем не менее сильной воли. - Я еще увижу своего сына. Обязательно. Так с вопросом Йоги было решено, и через месяц у них обоих появился новый инструктор по имени Чираг. Баки, да и Данил, понятия не имели, где мать его достала, но этот забавный молодой индус оказался мастером в контроле своего тела и дыхания. Данил, честно сказать, подозревал его во владении внутренней энергией, но ничего... эдакого, замечено за ним не было. Он не левитировал, не спал стоя, в общем нормальный разумный. Однако, он многому их научил и учит до сих пор. Воспоминания совершенно не мешали Данилу продолжать тренировку тела Баки, пока тот отдыхал в глубинах собственного сознания, и мужчина продолжал бить, делая это не только быстро, но и правильно, что, пожалуй, даже важнее. Почувствовав, что еще немного, и даже его воли не хватит, мужчина в теле мальчика ускорился насколько мог, и вышел все-таки на четыре удара в секунду, тот барьер, за которым обычный не тренированный человек уже не в силах различить удара, но пробыв на такой скорости меньше десятка секунд, остановился, уселся на колени и охватил тело вниманием. Почувствуй, вот так, спокойно. Сердце бьется словно заполошное, дыхание короткое, но ритмичное, мышцы так и норовят сократиться сами по себе, пот льется по спине. Он чуть качнулся всем телом влево, затем вправо, снова влево, стараясь уловить ритм тела, снова и снова и снова, пока не почувствовал - вот оно. Тело закачалось, скользя по течению, пока волей Данила резко не замерло. Сердце резко остановилось, полностью. Последний стук оказался невероятно громким. - У нас две минуты, - напомнил из глубин сознания Баки. - Я помню, малыш, не беспокойся. Чувствуешь, как сокращаются сосуды? Видимо, это то, о чем говорил нам мастер. Без биения сердца это оказалось легко ощутить. Давай, вчувствуйся. Я в следующий раз. - Хорошо, - виртуально кивнул мальчик, ныряя в новое для них обоих ощущение. Сердце не бьется, а сосуды прокачивают кровь - сотни тысяч километров сосудов. И все они синхронно сокращаются и расслабляются, ведомые подсознанием, той программой, за выполнение которой отвечает спинной мозг. - Время, Баки. Ты готов? - Да, - это даже был не ответ, а тень мысли полностью сконцентрированного на одной задаче человека. - Я включаю. Данил резко выдохнул весь воздух из легких и качнулся влево, затем с усилием вправо, и снова влево, собственной волей заводя сердце. С пятого раза получилось, и оно сделало второй "первый" удар в этой жизни. Данил успел признаться самому себе, что едва не запаниковал, и честно боялся, что они оба просто умрут, но, к счастью, эксперимент прошел отлично. - В следующий раз сам будешь этим заниматься, - передернул плечами, уставший до полуобморочного состояния Данил, и мягко поменялся местами с Баки, сворачиваясь шариком в подсознании. - Успел запомнить? - Не только запомнить, но и зацепиться! - гордо выдал мальчик и перекинул соседу ниточку к новому чувству, чувству собственной крови. - Обалдеть... - выдохнул мужчина. Им двоим понадобилось полгода, чтобы дойти до этого этапа йоговского дыхания. Фокус не простой, но крайне полезный. Чувствуя свою кровь, можно взять столько кислорода за пару вздохов, что хватит на целые часы, а у некоторых мастеров и на сутки нормальной жизнедеятельности. Проблема только в том, что кровь станет отдавать кислород сама по себе и в огромных объемах, отчего будет кислородное опьянение, после чего - потеря сознания, а для бойца это смерти подобно. Поэтому, нужно взять процесс отдачи кислорода кровью под контроль разума, но до этого Баки с Данилом еще очень далеко. Годы тренировок и медитаций. Однако первый и, возможно, самый сложный шаг, сделан! - все на сегодня. У тебя еще японский не доделан. И у меня, кстати, тоже. - Какой же ты зануда, Данила-сан, - устало прошептал мысленно Баки, но поднялся и чуть шатаясь, отправился в свои апартаменты в поместье главы клана Акизава. - Нет, это я еще не занудствовал, вот теперь начну. Гостиная, полностью, - резкий, хлесткий приказ, и мальчик скидывает "соседу" настолько полный образ гостиной из своей памяти этого же утра, какой только может. Входим, осматриваемся. Сравниваем с образом. Газет на столике нет, вероятно мама взяла, когда пила утренний чай. Телефон сдвинут на три сантиметра и стоит теперь под другим углом. Обычные звонки идут на один из ее сотовых телефонов, сюда, на городской, только официальные. - Вывод? - Мамы нет дома, она уехала. - Верно, с большой вероятностью, сегодня она уже не появится. - Опять к своему любовнику помчалась, - буркнул мальчик. - Она взрослая женщина, ей нужно это хотя бы для здоровья, в том числе и духовного, малыш. - Знаю, но все равно... - Я понимаю. Так, не отвлекаемся. Давай дальше. - Шторы раздвинуты, одна из них дальше, чем вторая, вывод: здесь сегодня убиралась Мисака, повреждение правого плеча в аварии до сих пор дает о себе знать. - Верно, - одобрительно "кивнул" Данил из глубин разума. - Что еще? - Еще? Еще стулья повернуты друг к другу. У нас были гости? - удивился Баки. - И не так давно, после очередного обхода слуг прошло не более получаса, а стулья все еще не на своем месте. - Точно. Временные рамки. - Именно, Баки. Следующая комната... - стал подгонять Данил. - Зеленая гостиная. Хм, без изменений. - Верно... Пока дошли до комнаты неторопливым шагом, соседи успели обсудить все изменения в окружающем до мелочей. Развивает память, дедукцию, внимание, и его объем, в общем полезное упражнение. Причем Данилу оно давалось куда как сложнее, чем Баки. Тот приспособился за пару месяцев, а Данил до сих пор плавает. С дедукцией у него получше, а вот объем внимания хромает. Приходится разбивать крупные помещения на сегменты, но тренировки делают свое дело. Пусть и медленно, но верно. - Японский... - вздохнул устало мальчик. - Давай, давай, не ленись. Как с ним закончим, я тебя английскому научу и русскому. Вот тогда взвоешь. - Садист, - буркнул мальчик. - Мазохист, - отбил подачу мужчина. - Мы идеальные соседи. Из глубин сознания раздался веселый смех, который подхватил и мальчик. Баки сквозь сон почувствовал, что лишился одеяла, а сам он летит куда-то в сторону пола. Ловко извернувшись, девятилетний мальчик приземлился на ноги, и сразу рванул вперед: - Папа! - Одевайся, - неуловимо увернулся от объятий огромный мужчина с такими же красными волосами, как у мальчика, только длинными, до плеч. Красивое, но злое лицо, хищный оскал с явно выделяющимися клыками, словно у зверя и надменный взор красных как кровь глаз. У мальчика глаза тоже бывают красными, но редко, под настроение. Так-то они светло карие, слегка с красна, но кровь не водица. - Жду тебя внизу. Мгновение, и в комнате снова один лишь Баки. - Как он это делает?! - возмущение мальчика можно было смело резать ножом и подавать на стол в виде экзотической закуски. - Скорость, - как само собой разумеющиеся "сказал" его сосед. - Сам знаю. Но как он ее добился? - Узнаем со временем, - четкое чувство пожатия плечами. - А я хочу сейчас! - возмутился Баки. - Знаю. Мне тоже любопытно. Но сам понимаешь, нужно просто потерпеть. - А я не хочу! - Баки прямо приплясывал на одном месте, параллельно натягивая майку. - У тебя переходный период начался. Гормоны в крови бушуют. Наконец-то! - обрадовался Данил. - И что в этом хорошего? - Самое хорошее время для обучения, для развития, да для всего. Те темпы, с которыми мы развивались раньше, скоро будут нам казаться шажочками черепахи. Правда, как-то рановато. Это, наверное, из-за тренировок. Нужно обратиться к Асуме за консультацией. - Мда? Тогда хорошо, - резко успокоился Баки и, просунув ногу во вторую штанину, выскочил за дверь. Тренировки с отцом для Баки всегда заканчиваются одинаково - потерей сознания. Этот раз исключением не был. Разве что, на этот раз, Баки потерял сознание не от усталости, нет. Его снесло с ног древесным стволом ловушки, оставшейся незамеченной, и шмякнуло о дерево с безумной силой. Перелом руки, бедра и сотрясение мозга. Не считая двух десятков синяков и пары трещин в ребрах, это основные травмы. Впрочем, не впервой. За неделю все заживет, а если еще и постараться своими силами, то и за пару дней можно справиться. - А мы постараемся. Времени разлеживаться у меня нет, - четко донес мысль Баки. - Само собой. Да и практика нужна, - согласился взрослый сосед. - Вот! Тоже верно, - воодушевился еще сильнее мальчик. Немного не рассчитали. Справились за четыре дня, задействовав все силы. Баки тренировался в заживлении волей, когда нужно не просто поверить, что все заживает быстрее обычного, но ЗНАТЬ, что это так. Техника сложная, не для слабых умов. Данил же заживлял изнутри, с помощью контроля крови. Чираг даже удивился тому, как быстро Баки постигает его искусство, и стал требовать большей отдачи от их занятий. Свободного времени стало еще меньше, даже пришлось прекратить занятия с семейным поваром, который учил мальчика готовить. Стало просто некогда. Пролетел еще один год. День рождения ознаменовался тем, что Баки выставила из дома мать. Нет, понятное дело, не просто так. Купила ему домик в неблагополучном районе Токио, дала карточку с ежемесячными поступлениями, и свободен. Живи как знаешь. Данил был уверен, что это приказ отца, а Баки, что так решила мать. Честно сказать, Данил считал обоих родителей Баки мудаками, и мнения своего особо не скрывал, но понимая, как сильно их любит мальчик, и как он жаждет их одобрения, особо не выступал. С другой стороны, зал специально для Баки мать оборудовала буквально в трех домах от его нового дома. Специалисты там работают те же, никаких ограничений на тренировки нет. В общем-то, ничего особо не изменилось, только теперь нет слуг, которые приберут, нет повара, который приготовит, нет нянечек, которые постирают. Один. Пришлось поменять школу. Денег на карточке еле хватало на месяц, чисто поесть. На покупку одежды, которая на парне просто горела, приходилось откладывать помаленьку каждый месяц. До прежней школы нужно было ехать на двух автобусах, на что опять таки не было денег. Со всех сторон облом. Новая школа в этом районе оказалась рассадником нечисти. Бандит на бандите и бандитом погоняет. Первый конфликт произошел в первый же день. Баки новенький, в чистой форме, с аккуратным рюкзачком, причесанный, спокойный, даже вальяжный, привлек внимание сразу. - Эй, мелкий, - кто-то подошел со спины и Баки едва сдержался, чтобы не раздробить стопу, так удачно торчащую сбоку. Мальчик шел к директору, со справкой о переводе из-за переезда и желанием оформиться официально. - У тебя пары монет не найдется? - Нет, - ответил мальчик, скидывая руку гопника со своего плеча и делая шаг, как почувствовал подсечку. Понятное дело, что тело отреагировало само по себе, восстановив равновесие, и впечатав кулак прямо в солнечное сплетение гопника. - Ты его не убей, смотри. Нас, возможно, отмажут, но лучше не надо доводить. Аккуратней работай, Баки. - Я боец, а не убийца, - буркнул мальчик, и оставив паренька откашливаться и пытаться вздохнуть, пошел дальше к кабинету директора. Там он оформился, и его даже проводили в класс, где он весьма удачно приземлился за последней партой. - Повезло. - Ага. Тоже не люблю на передних партах сидеть, - виртуально улыбнулся Данил. Понятное дело, что столь фееричное выступление новичка в школе не могли просто не заметить. Так что по пути домой мальчика поджидали аж трое. Тот самый гопник и два его друга. Всем троим лет по двенадцать или тринадцать, но мальчика это не напугало. - Не ждем, - прозвучала мысль Данила. - Навязывай им свой бой, атакуй, удивляй. Готов? - Конечно, - спокойно подтвердил мальчик. Вообще, чем дальше они шли по пути самопознания и медитаций, тем спокойней становились, причем оба соседа в теле мальчика. Учитывая тот огромный стресс от того, что Баки выселили из дома, мальчик держался просто превосходно. Данил им гордился безмерно, но молчал об этом в тряпочку. Не педагогично... Разве что иногда часть его эмоций прорывалась через выстроенные барьеры. Баки шел прямо на троицу, никуда не сворачивая, а когда до них осталось два метра, рванул с места в карьер. Бежал прямо на центрального, но в последний момент прыгнул на правого, впечатывая стопу в живот и отталкиваясь от него. Второй ногой прилетело в челюсть главарю, а после приземления Баки подошел к храбрившемуся последнему гопнику. Тот попытался ударить ногой, но не смог - Баки выставил свою ногу навстречу и тот голенью влетел прямо в стопу мальчика. Третий из трех поскакал вдаль по улице в слезах, баюкая травмированную ногу и бросив своих друзей неудачников. - В следующий раз, переломаю вам руки, - мягким голосом пообещал Баки и прошел мимо лежащих на земле тел. Они были в сознании, но одного тошнило после удара в желудок, тот к счастью не порвался, а второй мычал прокушенным языком и медленно выплевывал выбитый зуб. К тринадцати годам большая часть гопоты и прочей мелкой преступной шушеры целого Токио не только узнала имя Баки, но и искренне его ненавидела. Мальчик не проходил мимо, если видел преступление или несправедливость, он дрался до конца и не отступал. К слову, стоит сказать, что за это время, он ни разу не проиграл, а ведь схлестывался с бандами и по пять и даже семь человек. Понятное дело, что все они были старше, вплоть до семнадцати лет. Сколько раз он попадал в полицию, Баки перестал считать еще на первой сотне. Знакомый детектив в очередной раз получая звонок по телефону и выпуская Баки домой, привычно провожал его прямо до дома, чтобы он по пути еще раз не влез в драку. Баки вечно ходил с синяками, а иногда и переломами, как в тот раз, когда не успел толком увернуться от обрезка трубы, и пришлось блокировать ее предплечьем. Конечно, у него куда более крепкие кости, чем у любого нормального двенадцатилетки, но труба есть труба. Тогда пришлось заканчивать бой прижав травмированную руку к торсу, заодно и защищая живот. Но отбился и победил. Зато сколько практики по самоисцелению, просто не передать. Иногда возникало впечатление, что они оба - и Баки и Данил - только этим и занимаются. На самом деле это, конечно, не так. Они учили языки, развивались физически в зале под строгими взглядами тренеров, прошли точные науки всего курса школы, что оказалось не сложно, когда с тобой занимается математик с постсоветским, еще не убитым образованием, а там учить умели. Физику и анатомию штудировали от и до, тут уж Даниле пришлось настоять, ведь любая драка, это взаимодействие двух тел, которое можно... обсчитать математически, если постараться. Сам Данил тоже получил немало опыта в драках, не считая боя с тенью, который они не перестали проводить ежедневно. Иногда Баки давал порулить телом, и тогда Данил старался использовать все, что только мог, стараясь наработать прикладной опыт. В такие моменты, казалось, что даже стиль боя Баки напрочь меняется. При одном образовании, при знании одних и тех же приемов, они предпочитали разный подход. Там где Баки пробивал и блок и тело, Данил использовал айкидо, там, где мальчик уворачивался, Данил ввинчивался под удар и использовал его, чтобы повредить соседним нападающим. Разный подход, разные стили, но они учились друг у друга с удовольствием, пока не смогли полностью копировать стили друг друга. Единственное, что сильно расстраивало Данила, это то, что мальчику уже тринадцать. Скоро пойдут девочки, у такого-то парня, и что ему делать? Чувствовать себя вуайеристом не хотелось, способа отправиться обратно в свое тело он так и не нашел, хотя видят боги, он старался. В общем, такое положение дел расстраивало безмерно. Мальчик скоро вырастет и перестанет нуждаться в нем, да и надсмотрщик тоже ему станет не нужен. - Хм. - Лаконично высказался Баки, разглядывая "Вызов" от шантрапы этого района Токио. - Почему бы и нет? Парень пожал могучими плечами и достал ведрышко с краской. Он спокойно закрасил "Вызов", написанный на стене его дома, не трогая остальные надписи, а их хватало. В основном угрозы, конечно, иногда проклятия. Не любит здешняя шантрапа Баки, но и поделать с ним ничего не могут. Избить не получается, в полицию идти?.. Смешно. Вот и делают всякую фигню. Денег на краску парню не хватает, так что закрашивает он только самые неприятные вещи. Он бы и их не трогал, но они оскорбляют не только его самого, на что ему просто плевать, но и всех вокруг. - Тебе решать, Баки, - пожал плечами Данил. Он отдавал себе отчет, насколько же сильно он изменился. Раньше он бы ни за что не отпустил тринадцатилетнего пацана, даже совершенно чужого, на драку, а сейчас он понимает, что есть вещи, которые важнее. Если уж встал на путь воина, иди до конца, без вариантов. Будучи обычным, хоть и удачливым бизнесменом, он оставался простым человеком, чуждым войны, самопожертвования и многих иных вещей. Но здесь он, оказывается, тоже "рос" вместе с этим родным уже мальчуганом. Постепенно менялся, принимал ценности свойственные именно бойцам, а не обычным мирным людям. Впрочем, когда все это дошло до самого Данила, он оглянувшись назад, со скрипом признал, что он стал лучше, честнее, чище что ли... - Я уже решил, - спокойно и чуть мрачновато ответил мальчик своему спутнику и соседу. На русском. Знает, как ему приятно слышать родную речь. - Тогда идем. Там идти-то, всего пять кварталов, да под мост спуститься. Два шага, так сказать. - Навскидку, тут человек сто, - хмыкнул Баки. - Не навскидку, а сто один человек, - поправил Данил, легко посчитавший пришедших на бой бандитов. - Будем ломать психологически, половина отсеется. Шанс есть, - чуть улыбнулся подросток. - Невелик, но есть. Надо было еще и фехтование изучить, хоть немного. Сейчас бы пригодилось, - отметил Данил. - Ты ведь знаешь... - Да, да, я помню. Самому сильному нет нужды в оружии. Но пока что мы не самые сильные и оно бы не помешало. Кстати о силе, витаминок выпей. - Точно. Парень приподнял низ толстовки и вытащил маленький навесной карман. В нем всегда есть баночка с комплексом витаминов и кола без газа. На такой вот случай. Десяток таблеток быстренько проглочена, кола выпита, тело может работать на максимальных оборотах без перегрузок. Отстегнул карман, скинул толстовку, все равно на внешнюю температуру плевать давно, так как теплообмен стал сознательным выбором, взятый под контроль сознания, хоть в майке зимой ходи, хоть в проруби часами плавай. Ну, может не часами, но час они продержались в прошлом году. И не в проруби, а просто в холодной воде, но не суть. Вода была температурой в три градуса по Цельсию, между прочим, а Баки даже не замерз. Все снятое полетело на землю у самого забора, за которым собрались бандиты, назначившие такую вот странную стрелку. - Они бы еще снайперов на мост поставили в минивэнчиках, и прям наши 90-е получились бы, ну один к одному. Правда у нас таких психов, кто один на сотню прет, днем с огнем не сыщешь, - хмыкнул "про себя" Данил. - Тихо, нужно сосредоточиться. - Некогда. В атаку. Нужно деморализовать. Вперед. И Баки безо всяких разговоров сиганул на главаря. Приземлился ему на плечи и тремя ударами превратил его лицо в кровавую маску. Здоровенный лысый негр рухнул на землю и свернулся калачиком. - Ты че, не боишься? - приставил к шее подростка обнаженный меч какой-то японец. Баки только ухмыльнулся и сместив ногтем острие меча, словно взбегая на стену, наступил япошке ногой на лицо, впечатывая его в пол. Растяжка позволяет вытворять еще и не такое, но получилось красиво и откровенно пугающе, словно буквально стоптал человека. Кажется, каждый под мостом услышал тот треск, раздавшийся из-под ноги парня, которого они вызвали на "честный" бой "сто на одного". На самом деле это хрустнул нос япошки, а не череп, но впечатление то еще. Сотряс точно будет, и на том, вероятнее всего, и все. - Вперед, не давай им прийти в себя, - надавил Данил, понимая, что каждая секунда на счету. И Баки с места в карьер, прыгнул прямо в самую гущу. Четверо врагов вокруг, и парень знал, как именно нужно работать в такой обстановке. Данил давно намострячился передавать не одну тень, а три. Еще одну выдавал сам Баки, так что опыта боя с четырьмя противниками у него хватало. Сотни и сотни боев. Сместиться, удар в локтевой на огромной скорости, ломая сустав как тростинку. Продолжить движение, удар в колено соседу, и снова продолжая вращение, маваши гири. Завершить разворот, подсечка, упор и удар коленом в челюсть. Важно! Не переборщить! Тринадцатилетний паренек, выглядящий лет на пятнадцать, метался в толпе, калеча, вырубая, оставляя за собой тела, стонущие в основном, но были и те, кто не демонстрировал признаков сознания. Все шло неплохо, пока три атаки не совпали разом. Удар палкой, старым ржавым мечом и трубой, от троих разных бандитов. Баки выбрал из трех зол меньшее - удар палкой. Та сломалась, что было предсказуемо, учитывая, что Баки и сам ударил в ее середину локтем. Однако не заметил тонкую цепь, обвившую ногу, и буквально сдернувшую его с ног, да еще и во время шага. Все совпало до того неудачно, что следующий удар трубы прилетел изумительно точно, прямо по темечку и вероятнее всего, случайно. А потом в тело полетели удары всем подряд. Баки на мгновение потерялся в этом хаосе и Данил перехватил управление. Мгновенная смена позиции, и он выхватывает из окружения одного из бандитов, подставляя его под удары. Напрягшись изо всех сил, он буквально выскочил из-под бандита, а следом и из толпы. Воевать в окружении, это не лучшая мысль. Будет проще, если за спиной забор. К нему он и подбежал, разворачиваясь и ожидая врагов. Тело ныло и передавало сигналы о десятках повреждений, разной степени тяжести. В основном синяки, вывих левого мизинца, который пришлось вправить сразу, иначе даже кулак не сжать. Смачная шишка на затылке, остальное так, мелочи жизни - к утру уже все будет здорово. - Баки, ты или я сам? - Давай сам, я пока синяками займусь, - отмахнулся парень, управляя кровью, напитывая кислородом мышцы и восстанавливая ткани после повреждений. - Как скажешь. Ближайший подбежавший гопник был встречен Данилиной ногой, прямо в диафрагму. После такого удара ему лечиться недели три, и это если просто растяжение, а если разрыв, то куда как дольше, без операции не обойтись. Бита поменяла хозяина и оказалась в руках у Данила, который тут же пустил ее в ход. Он представил, что его левая рука не рабочая и, взяв ей биту, блокировал деревяшкой трубы, палки, ножи, атакуя тремя остальными конечностями. Длинные сильные ноги вполне справлялись, а самых настырных встречал правый кулак в лицо. В один из моментов, когда пришлось прислониться к самому забору из сетки рабицы, в спину прилетело чем-то настолько тяжелым, что Данилу швырнуло в весьма поредевшую кучку бандитов. Тут уж он просто не успел что-либо предпринять, голова закружилась от удара, доказывая полноценное сотрясение мозга, а следом прилетело еще и еще. Повезло, что с мечами уже никого не осталось, а то убили бы. Вдруг раздался полицейский свисток, и Данил повернул голову, разлепляя залитые кровью глаза. Бандиты рванули кто куда, не желая попадаться полиции, а с небольшого уступа под мостом медленно спускался знакомый насквозь детектив с каким-то молодым парнем. Видимо, приставили на обучение, этакая интернатура для полицейских. Данил поменялся местами с Баки. - Прости, малыш. Не заметил, как со спины подкрались, - повинился старший товарищ. - Я тоже не заметил, - отмахнулся парень и врубил волевое исцеление на полную катушку. Он так может царапину трех сантиметров в длину и полсантиметра в глубину затянуть за пяток секунд. Воля у парня нереальная. Данил занялся тем же самым, только с помощью крови. Задача в чем-то посложнее, а в чем-то полегче, кому как. Тут с кровью хотя бы все логично, а с этой верой... у Данила получалось с пятого на десятое. - Баки, ну конечно, это опять ты, - детектив Кидо, отогнавший шакалов от поверженного льва, подходил аккуратно, и тут Данил его понимал. Это не первый раз, когда он будит подростка, и в прошлый раз ему досталось по зубам так сильно, что один из них вылетел. И в позапрошлый. И поза-позапрошлый тоже, если память Данилу не изменяла. - Это я, старик. Чего тебе? - Ты ходить-то можешь? - спокойно вопросил престарелый детектив. - Могу, - Баки поднялся на ноги, замечая краем глаза, как синяк на внешней стороне кисти быстро желтеет, а потом и вовсе пропадает. До лица исцеление дойдет нескоро, так что для маскировки хватит и накинутой толстовки. Которую, кстати, не мешало бы подобрать. Баки развернулся на месте и направился домой, по пути надев на плечи скинутую ранее наземь одежду. Ссадина на груди медленно, но уверенно затянулась, оставив после себя почти незаметный шрамик. Баки спокойно отмерял шагами путь до дома, а детектив Кидо с помощником топали прямо за ним, провожая и обсуждая. Его. Кидо рассказывал о взаимоотношениях Баки и местной шантрапы. А совсем недалеко, метрах в двухстах, неприметный лысеющий мужичок китайской наружности набрал номер матери Баки. - Госпожа. Да, да это я. Баки вырубил сорок семь из ста. Да, да, госпожа. Я найду следующего, - мужчина положил трубку и тронулся с места. Автомобиль взрыкнул двигателем и покатил машину вперед. - Ну что за женщина станет нанимать бандитов, чтобы те напали на ее сына? - вопросил в темноту салона водитель. А далеко в пригороде Токио, в своем поместье о том же размышляла сама виновница недоумения слуги. - Мать натравливает на сына беспощадных бандитов. Ах, вот бы все матери так любили своих детей, - улыбка-оскал осветила лицо красавицы с маленькой милой родинкой над губой. На следующий день Баки просто потянуло из дома как можно дальше, и в себя он пришел в парке, лежа на скамейке во весь рост. - Что же нам делать? - спросил Баки соседа по черепушке. - Ты о чем, малыш Баки? - Я слаб. Отец расправился бы с ними за минуту и не запыхался, а мы... Нас они ... Я проиграл. - Это верно. Но невозможно побеждать всегда. К тому же, их было невероятно много, а тебе всего тринадцать, - попытался подбодрить юношу Данил. - Это не повод проигрывать, - твердо ответил парень. - Черт, у меня просто не хватает мозгов, чтобы понять, куда двигаться дальше. - Может походим по додзё? Там спортсмены тренируются, другой уровень навыков, все-таки. А ты раньше бился в основном с бандитами, причем, с детьми, до семнадцати лет. Нужны противники иного уровня. Мимо скамейки бежит мужчина, лет тридцати. Он бьет руками воздух, не прекращая бега, и удары эти столь быстры, что сливаются в мутную полосу. Баки сначала следил за ним краем глаза, но пришедшая в голову мысль не желала его оставлять. - Мы идем за ним. Если Баки что-то приходило в голову, то застревало там капитально, а потому Данил даже спорить не стал. Смысла все равно нет. Парень последовал за бегущим человеком и преследовал его более получаса, пока тот не вошел в боксерский клуб. - Ты уверен, Баки? - Конечно. - Тогда нам бы поесть сначала, а то ты даже без завтрака сегодня. - Отличная мысль. Баки приземлился на ближайшей скамейке в тени дерева и достал свой обеденный бенто. На этот раз там был рис с рыбой. Рыба вообще не покидала его рацион - фосфор и кальций ему нужны постоянно, а Данил уж проследит, чтобы нужные элементы были доставлены по адресу. Чем дольше он занимается контролем крови, тем больших результатов добивается. В том числе и распределение веществ в организме перестало быть невыполнимой задачей, хоть и оставалось сверхсложной. Спокойно поев и полежав десяток минут, Баки встал, встряхнулся, словно пес, вошедший в дом с дождя, и вошел в клуб. Он знал, к кому он пришел. Лицо чемпиона мира в полусреднем весе по боксу он узнал с легкостью. Юрий Чайковский - личность знаменитая далеко за пределами спортивных кругов. Войдя, Баки стал свидетелем тренировочного боя Юрия с одним из спарринг партнеров, который закончился через двенадцать секунд. - Ничего себе, я даже не видел, как он ударил! - в восторге прошептал Баки. Всем его естеством завладел азарт и желание хорошей драки. Данил чувствовал дрожь предвкушения в его теле и, в общем-то, поддерживал такой настрой. Он тоже хотел сразиться с этим парнем, хотел узнать, чего стоят все те тренировки, через которые он проходил вместе с Баки. - Удиви его, Баки, заинтересуй. Вон, груша висит. Жахни ТЕМ ударом. - Мысль, - согласился парень, и сняв обувь, прошел к огромной стокилограммовой груше. Три десятка ударов по ней, перемежая удары руками и ногами, чисто разогреть мышцы, все увеличивая темп, мгновение подготовки и напряжения всех мышц, сильнейшей концентрации... Баки перевел всю ту накопленную в перенапряженных мышцах силу в правую сторону тела, и завершил удар. Стокилограммовая махина взлетела под самый потолок, ударившись об него, и качнулась вниз. Баки моментально успокоил дыхание, как учил его йог и залихватски усмехнувшись, обратился к чемпиону: - Отличный бой, Юрий, как насчет спарринга? Красные в такой волнующий момент глаза Баки просто впились в черные буркалы грузина, и тот прямо ответил на этот взгляд. Боец бойца завсегда поймет. - Юрий, он же совсем мальчишка! Я не позволю тебе драться с ним! - стал уговаривать чемпиона его тренер, увидев поощряющую улыбку на его лице. Даже предвкушающую. Баки на тренера не смотрел, он, не отрываясь, смотрел на грузина, а потому увидел тот легкий, практически невесомый удар в живот, который согнул тренера пополам. - Дайте ему перчатки. Помощники тренера замерли в непонимании, но им хватило одного взгляда чемпиона, что бы они засуетились. - Вытяни руки, - попросил один из них Баки. Парень вытянул. Несколько секунд, и перчатки охватили его кисти плотно, но не слишком - помощник тренера наметанным взглядом определил размер. Баки одним нечеловечески высоким прыжком запрыгнул на верхний канат и оттуда лениво стек на пол ринга. Юрий отметил для себя эту невозможную пластику движений, но его это совершенно не испугало, разве что заинтересовало. - Как тебя зовут? - спросил чемпион. - Баки. Ханма Баки, - ответил парень. - Ну что же, приятно познакомиться, Ханма Баки. А теперь, начнем. Парень не успел заметить, как кулак боксера прилетел прямо в лицо, отшвыривая его на канаты. - Это было быстро... Парень отлепился от канатов, и оттолкнувшись от них, налетел на боксера. - Давай сразу максимальную скорость, что ли.. - предложил Данил. - Может сработать, но я сомневаюсь. - Тогда хотя бы танцуй, не стой на месте. И как вариант, нападай с уровня пола. Он боксер, к такому не привычен. - Попробую. Баки метнулся к Юрию, замахнулся, но резко ушел в сторону и вниз, обходя чемпиона едва ли не параллельно полу, и первый удар нанес оттуда же. В живот, под углом в пятьдесят градусов, в желудок прямой наводкой. Из-за непривычных перчаток рука соскользнула по железному прессу боксера, но это позволило выпрыгнуть на уровень его головы. Баки нанес шесть ударов в голову чемпиона за полторы секунды, но три из них тот заблокировал. Чудовищная скорость реакции. Закончив серию двумя ударами в корпус, Баки отступил и стал обходить Юрия на самой большой скорости, какую только могло выдать тело. Следующая атака должна стать последней. В голове парня бился эхом восторг. Ему нравилось осознавать, что прямо сейчас он дерется с чемпионом мира по боксу. Нравилось наносить нечеловеческие по силе удары, нравилось биться с ним. Он кожей чувствовал насыщенный поток внимания Юрия, который сопровождал каждое его движение, даже тогда, когда Баки был у него за спиной, словно боксеру было без разницы, перед глазами враг или невидим. Он с легкостью отслеживал каждое движение противника. Баки, наконец, поймал момент. Атака! Чудовищный по силе удар, сравнимый с ударом шпалой, должен был отправить чемпиона в нокаут на следующие полчаса, но мир мигнул, и тьма окутала сознание Баки. Данил смог перехватить управление телом только через десяток секунд и увидел только спину удаляющегося боксера. Один качественный удар на запредельной скорости едва не вынес его с ринга, наградил сотрясением средней тяжести и опытом, пусть и не самым приятным. Данил уже предчувствовал, как будет расстроен малыш Баки, когда придет в себя. А пока, Данил смотрел в спину уходящему боксеру и понимал, почему тот ударил столь сильно. Он проявил уважение к подростку и бился с ним в полную силу, не оставляя шанса, без промедления и сожаления. - Спасибо, - прошептал Данил, сдерживая тошноту, и окунаясь в трансовое состояние. Сейчас, пока в тканях мозга еще не сформировались "синяки", их можно заставить рассосаться за пару минут, вместо того, чтобы мучиться с естественным восстановлением две недели. Нужно поспешить. Баки очнулся через пять минут и тут же подскочил на ноги. Он лежал на скамейке, рядом с рингом, совершенно не помня, кто и как его туда доставил. - Я проиграл, - прошептал расстроенный парень. Прошептать-то прошептал, но помощник тренера его прекрасно услышал. - Ну а что ты хотел-то? Юрий - Чемпион Мира! - Он так это сказал, словно и вариантов других не было. Только вот Баки так не считал. - Ты не понимаешь! - разозлился на такое отношение парень. - Я никогда не проигрывал! Баки выскочил из зала, как пробка, улицы проносились под его ногами, и вот уже дом. - Старик Кидо? Чего тебе? - Заметил парень на крыльце своего дома престарелого детектива. - Да вот я все думаю, как так случилось, что против тебя объединилось столько банд из разных районов города? Ведь обычно они готовы перегрызть друг другу глотки. Ничего не хочешь мне сказать? Ответить Баки не успел. К дому подъехала шикарная машина, которая в этом районе смотрелась, словно скаковой жеребец ахалтыкинец в крестьянской конюшне. Водитель быстро вышел и открыл заднюю дверь, помогая выйти шикарно одетой даме. - Мама? - удивился Баки. Внутри его разума удовлетворенно хмыкнул Данил. Выводы сошлись. А вот мальца нужно гонять по дедукции еще сильнее. Совсем мышей не ловит, оболтус. - Ты не был на тренировке сегодня, - мягко произнесла женщина. - Я больше не приду в твой зал. Буду тренироваться по-своему. И никто не заставит меня изменить решение! - отмел любые возражения подросток. Но как оказалось, мать и не собиралась. Она довольно улыбнулась и поцеловала сына. - Стань сильнее, Баки. Стань самым сильным в мире. Сильнее своего отца, - проговорила она, садясь в лимузин. Машина тихонько заурчала и увезла красавицу обратно в поместье Акизава. - Это твоя мать? - Сквозь ошеломление выдавил из себя Кидо. Баки только вздохнул и вошел в дом. Старик без спроса вошел следом и удобно устроился за столом, продолжая задавать десятки вопросов и не получая на них ответов, но казалось, что его это совершенно не волнует. Баки и Данил в это время молча готовили огромное количество еды, подготавливаясь к походу в горы. - Баки, ты уверен, что хочешь пройти эту Грань? - спросил его тем временем Данил. - А у нас есть выбор, Данил-сан? Сейчас я слаб. Мы слабы! Я должен стать сильнее! - Ясно. Что же, я могу тебя только поддержать, как и всегда. Но ты ведь помнишь, что нам рассказывал о Грани отец? У нас будет только один шанс. - Я помню, - спокойно и уверенно ответил парень. - И тебе тринадцать лет всего. - Я знаю, Данил-сан, но выбора нет. - Ладно. Черт, опять этот рис. Как же он надоел. Вернемся, и я сделаю пельменей, всю морозилку ими завалю. И сметанки купим свежей. Сил моих нет, эту гадость жрать. - Не привередничай, Данил-сан. - Я и не привередничаю. Но пельмени все равно сделаю, - тут уж Баки почувствовал могучую волю существа, давным-давно ставшего другом, учителем, учеником, товарищем, чтобы это загадочное слово не значило. В некоторых вещах он был на удивление бескомпромиссен, даже уперт. В частности, он на дух не переносит рис в любой форме, кроме онигири. Их он "терпит", но такой вкусности им редко перепадает в последние три года. - Ладно, ладно, я разве против? - Детектив Кидо увидел, как Баки в полной тишине слегка пожал плечами, словно обозначая безразличие к какому-то вопросу, но он не задавал вопросов уже более получаса, так что ему было совершенно неясно, к чему это он. Явно о чем-то думает, пока руки, словно сами собой, готовят десяток разных блюд долгого хранения. Баки закончил возню на маленькой кухоньке, совмещенной со столовой и залом и заодно прихожей, только к утру. Укрыв уснувшего старика покрывалом и написав записку: "Ушел тренироваться в горы. Ханма Баки. P.S. Не забудь подобрать окурки.", парень покинул родной дом и отправился на запад, в горы. Поход до старой хижины, в которую не раз ходил с отцом, и где живет его друг и бывший учитель, вымотал Баки до дна. Тяжеленный рюкзак, весом под сотню килограмм, постоянные подъемы в гору, иногда и под отрицательным уклоном, спуски с гор, таящие в себе не меньше опасностей чем подъемы, все это просто сжирало энергию, и даже такой выносливый человек, как Баки, смертельно устал. Так что успев лишь поздороваться с добродушным к нему великаном Андо-саном, отрубился. Пелена сна прочно накрыла смертельно уставшего парня, и выключила из жизни на десять часов. Проснулся он уже внутри деревянного двухэтажного дома, на теплой кроватке, совершенно счастливым и отдохнувшим. Горный воздух отлично сказывается на молодом теле, а когда он в совокупности с критическими нагрузками, то тем более. Сон был крепок, отдых пошел в жилу и придал сил и бодрости. Стащил со второго этажа огромную грушу и отправился на полянку за домом. Тренировка началась. Груша практически не шевелилась от могучих ударов подростка, а он не прерывался, оттачивая свое мастерство, проделывая до тысячи повторений одного и того же удара, каждый раз выкладываясь от всей души, ото всей воли, данной богами человеку. После тренировки сходил к ручью, умыться и, уже вытираясь, увидел настоящее чудо. Над относительно ровной полосой деревьев в небольшой долинке - возвышается Древо, столь огромное, словно это древний гигант, по прихоти Богов или в наказание, превращенный в лесного исполина, протянул руки-ветви к самому небу в мольбе. Баки не выдержал зрелища, сердце забилось в груди, словно бешеное, на лбу выступила испарина, и он сорвался на бег. Перепрыгивая лежащие стволы, увязая в траве по пояс, он рвался всем существом к этому титану, словно его что-то тянуло к нему с неодолимой силой. - Вот это да! - эмоции вырвались из груди парня будто бы сами. - Сюда есть более короткий и удобный путь, Баки. - Что это за дерево, Андо-сан? - Этому исполину тысяча лет, а может больше. Обычно такие деревья быстро погибают, но это в прекрасном состоянии. Его жизненная сила настолько велика, что по сравнению с ней человек, словно спичка рядом с лесным пожаром. Пойдем, Баки. Они уходили все дальше к домику в лесу, а парень все оглядывался на это Дерево, накрепко вбивая в память этот вид. - Итак, Баки. Зачем ты здесь? - Я... проиграл, Андо-сан. Я бился с чемпионом мира по боксу, с Юрием Чайковсковским и проиграл. Мне нужно стать сильнее! - Все-таки ты слабак, проиграл какому-то клоуну в перчатках... - пренебрежительно хмыкнул этот медведь, вставший на дыбы. Двухметровый, с изрядным гаком (сантиметров в 20) мужик, охотник, выходящий против бера с одними кулаками, мог назвать слабаками 99,9% населения Земли. Но Баки не кто-то там, он вскинулся на такое определение его способностей, собираясь высказать все, что думает, но не успел. - Идем-ка со мной, Баки. Они вышли во двор, и гигант тут же подхватил здоровенный топор. - Гляди, мы с твоим отцом частенько играли с ним. Больше ешь, сильнее бей, ХА-ХА-ХА!! - он взмахнул топором и ударил по лежащему на земле дереву. Топор прошел его насквозь и воткнулся в землю. И ведь не под наклоном бил, просто перпендикулярно! Такой сюр вызвал у сидящего в глубинах разума Баки Данилы полнейший когнитивный диссонанс. Как так-то!?! Промотал все действо покадрово и раза с пятого увидел, как топор перед ударом окутывается странной дымкой, резко ускоряясь перед ударом. Непонятно, что это, как это делать? Одни вопросы без ответов. - Это, конечно, интересно, но я хотел попросить Вас еще кое о чем. - Понятно. Ну-ка, присядь Баки. Зачем ты здесь на самом деле? О чем ты хочешь попросить? - Я хочу отправиться к Дьявольскому Утесу. - Пожалуй, удивить великана еще сильнее Баки бы не смог, так подумал Андо, пока не услышал следующее слово:- Один. - Что, что? Ты понимаешь, что горы нельзя недооценивать? - Я понимаю, - честно ответил парень и показал руки. - Я весь трясусь, когда думаю об этом, но я должен это сделать. - Баки, там, на Дьявольском Утесе живет не просто Зверь, не просто обезьяна. Там живет настоящий Монстр. Трех метров ростом, эта тварь невероятно сильна. Твой отец однажды убил такую, когда их еще было больше. Но он был намного сильнее, чем ты сейчас... - богатырь действительно волнуется за него, и Баки это было приятно, отдаваясь в сердце странной теплотой, но прервать свой путь из-за того, что кто-то за него волнуется, парень просто не мог. - Неужели Вы думаете, что есть хоть что-то, что смог мой отец и не смогу я?! - вышел из себя Баки. Постоянные сравнения с отцом все-таки сильно его задевают. - Но... Баки! - Андо просто не узнавал того мальчика, с которым познакомился десять лет назад. Этот парень перед ним совсем другой, он боец, не боящийся ничего и никого. Не боящийся проиграть, и жить после победы - тоже, он совсем другой. Богатырь вдруг расплылся в улыбке и протянул ему топор:- Вот, возьми с собой. Он тебе поможет, ведь биться тебе придется с монстром! На том и порешили. Рано утром Андо и Баки собрались и пошли на Утес. Дойдя почти до него, богатырь указал направление и, развернувшись, ушел домой, а Баки пошел прямо к пещере. На гору поднялся без труда и развел костер, стало темнеть. - Посмотри наверх, Баки, - предложил Данил. Звезды в горах были такими яркими и красивыми, что казалось - только руку протяни и сможешь взять одну из них, подержать и повесить обратно. - Вау! Как обалденно красиво! Раньше я не замечал! Спасибо, Данил-сан! - Эх, Баки-кун, как-то я был в горах Тянь-Шань, на озере Иссыкуль... Тебе бы там понравилось. Могу попробовать создать иллюзию, но сам понимаешь, она будет размытая и нечеткая. - Создай. Мне интересно, - попросил Баки. Секунд десять потребовалось Даниле, чтобы все-таки создать и передать не статичную картинку в разум Баки, а так, как он видел, как чувствовал на тот момент. Баки замер на минутку, совершенно не дыша. Ожил и побормотал:- Я хочу увидеть это место своими глазами. - Я был там очень счастлив, Баки. Там мы с моей женой зародили моего Гришку, там он родился. Мы прожили там год, но после смерти в родах моей жены, я не смог там оставаться. Больше я туда не возвращался. - Данил грустил о многом в своей странной жизни. - Но какие там звезды, малыш Баки. - Спасибо, Данил-сан. - Не за что. А теперь грейся, нельзя сейчас расслабляться. И прости, что отвлек, - повинился сосед. - Все в порядке, к тому же я успел немного размяться, сейчас продолжу. - Уже нет. Слышишь? Чуешь запах? Он где-то здесь... ПЕРЕКАТ!! - ментально проорал Данил, поняв, что монстр прямо у них за спиной и подкрадывается все ближе. Баки автоматически перекатился, но не от него, а к нему, чем тут же воспользовался. Удар в несущую лапу, словно в каменную стену, и еще один перекат вбок. - Вот черт, да ты просто МОНСТР! - выплеснул эмоции от увиденного парень. Это уже не обезьяна! За три метра ростом, с длиннющими руками-лапами, и что самое паршивое, с умными глазами, эта зверюга поразила воображение обоих соседей. И пока они рассматривали его, со стороны спины в обезьяну гиганта прилетел знакомый топор, но войдя едва на сантиметр в шкуру, выпал из раны. Монстр легко подхватил его в воздухе, взглянул и откинул, как не стоящую внимания вещь. Из тени леса на полной скорости вынырнул великан Андо, подхватил отброшенный гориллой топор и попытался снова вонзить его в тело врага. Не вышло. Топор был с легкостью перехвачен огромной лапой, вырван из рук и выкинут куда-то в лес. Андо не сдался и попытался ударить Зверя кулаком по морде, но тот перехватил кулак пастью и сжал своими чудовищными зубищами, начав мотать головой. Баки устремился на помощь, стараясь вложить в свой удар все, что у него есть, но зверь снова оказался быстрее, и парня снесло от удара мохнатой рукой поперек груди. Что-то в груди тихонько хрумкнуло. - Баки! Помоги! - закричал Андо. Он умудрился выдернуть свою руку из пасти Зверя, оставив в ней изрядный кусок своей кожи, и теперь лежал на земле, а горилла пыталась проткнуть его живот когтями. Парень увидел лампу, которую принес сюда для поддержания температуры чая в специальном чайнике и, схватив ее, швырнул прямо в спину Зверю. Пахнуло жженой шерстью, и огромное животное взвыло, оставив свою жертву в покое. Баки показалось, что он едва успел моргнуть, как Зверь уже оказался в своей пещере, лишь отсвет гаснущего пламени еще виднелся в огромном, словно тоннель метро, проходе внутрь горы. - Андо-сан! Андо-сан, вы можете встать?! - парень метнулся к нему и помог подняться. Травмы, конечно, выглядят плохо, но идти гигант вполне мог, пусть и с поддержкой. Хорошо, что до его дома тут ходу около получаса всего. Добрались, хоть и с трудом. Местами Андо приходилось переть на себе, но это ничего, всего-то полтора рюкзака, с которым он сюда пришел, весом. Разрезанная футболка пошла на первичную перевязку, хоть толку от нее было не так чтобы много, но хоть как-то, а то кровь лилась очень уж сильно. Баки втащил Андо в дом и уложил на кровать. Заметался по кухне, нашел саке. Щедро плеснул на рану, заставив огромного человека злобно зашипеть, зато он пришел в себя. - Терпите, Андо-сан, нужно продезинфецировать рану. - Саке не поможет. На когтях животных слишком много всего. Грязь, кровь, бактерии. Нужно чем-то... Тащи патроны, раскрой их, и насыпь порох на рану. - Порох? - удивился Баки, но короткая лекция от "соседа" по истории медицины, и он метнулся к полке с патронами к ружью, быстро разламывая их сильными пальцами и высыпая порох на страницу газеты от прошлого года. С нее пересыпал на рану и подал свернутое полотенце для рук. Ничего достаточно крепкого и деревянного под рукой не нашлось, а зубы поберечь стоит. - Поджигай! - Сквозь полотенце рыкнул мужчина, и Баки поднес зажигалку к пороху. Чирк, вшух! - ММММММММММММММММ!!!!! Его аж выгнуло от боли, но через несколько долгих, почти бесконечных секунд отпустило. - Баки, нажми вон ту кнопку! - Андо указал дрожащей рукой на красную большую кнопку. Парень метнулся и вдарил по ней. Рядом загорелась зеленая лампочка, и тотчас же за спиной изменилось дыхание раненого великана. Под кнопкой крупными иероглифами было написано "вызов спасателей". - Баки, нужно его подготовить. Вертолет тут сесть не сможет, наверное, а горные спасатели, люди вертолетные, так что давай раскручивать кровать, наверное. К прилету спасателей Баки уже стоял на полянке около дома и держал в руке сигнальную ракетницу. Она оказалась прицеплена прямо под пультом, так что при первых звуках вертолета, он вышел и жахнул в воздух из нее, наводя спасателей на место. У ног парня лежал привязанный к плоскости кровати без ножек гигант. Спасатели даже не сажали вертолет, скинули одного своего с тросом, тот привязал "груз" и спокойненько, без лишней и часто мешающей суеты, переправил раненого на вертолет, который вскоре улетел. Баки еще долго стоял на том же месте, глядя в небо. - Ты боишься, - разрушил состояние безмыслия Данил. - Боюсь еще сильнее, чем когда задумал этот поход. - Боишься, это хорошо, малыш Баки. Это значит, что с твоей головой все в порядке. Мне тоже страшно, но мы ведь не отступим? - Мы не умеем отступать, Данил-сан. - Можно просто Данил. Только что ты вырос, стал мужчиной. Горжусь тобой и рад, что попал именно в твой разум. - Данил полыхнул открытыми эмоциями, и Баки их с легкостью считал. - Спасибо, - кивнул парень и принялся готовиться ко сну. Завтра будет очень тяжелый день. Утро встретило Баки за разминкой, только теперь не как обычно. Он разминал каждую мышцу, каждое сухожилие, потому что тот формат тренировок, который предложил Данил, грозил мощнейшими перегрузками и травмами. Вот чтобы их избежать и нужно разогреть каждую мышцу. Почти два часа ушло на это занятие. - Кушать пора, - напомнил Данил. Благо, что в доме гиганта заготовлено несколько центнеров еды впрок. Много мяса, в том числе и медвежьего, хватает и круп, так что проблем с едой нет. Быстренько перекусив поплотнее, Баки отправился на тренировку. За процессом переваривания пищи и доставкой микроэлементов следит Данил, так что об этом беспокоиться смысла нет. - Баки, я начинаю. Готов? - Давай, - кивнул внутрь себя парень и охнул. Вдруг стало весьма тяжело, словно на ногах его повисли гири, а на руках мешки с песком, килограмм по двадцать. - Держу. Начинай тренировку. Стоит сказать, что держать такой мыслеобраз дольше минуты крайне тяжело, но Данил занимается подобным уже годы, так что для него и час, и два - не предел, даже в движении. Но поддерживать его и заниматься контролем крови, это уже совсем иной уровень, и раз нет своего тела, он решил развивать мозги на полную. - Это тяжело. - Пройди первый круг, посмотрим. Будет непомерно, снижу нагрузку, а потом плавно повышу. Движения паренька стали несколько ломанными, выполнялись с сильным излишним напряжением, но выполнялись. Удары стали тяжелей и медленней, а Данил постепенно подбирал оптимальную нагрузку. Оказалось, около семи килограмм на руку, одиннадцать на ноги, и на торс распределил около пятнадцати. Тело привыкло к лишним кило за двадцать минут и перестало замечать вовсе. Нагрузка поднялась на сорок грамм, и стало снова чувствительно. Так Данил и подстраивался под кондиции тела. Он продержался четыре часа и двадцать минут, когда все-таки выдавил: - Мне нужна передышка, или сам перехватывай. А тебе нужно снова поесть. Полезные элементы заканчиваются. И в туалет сходи. - Понял. Снимай нагрузку. - Сдурел что ли, Баки. Замри, а то от первого же движения взлетишь, или в стену дома рыбкой нырнешь. На тебе сейчас под полсотни кило, даже больше. - Хм. - Парень замер, и когда давление с него спало, он почувствовал себя таким легким, практически невесомым. Быстро поел, дал десяток минут на первичное переваривание и исцеление микро разрывов в мышцах, и снова по кругу. Бег по пересеченной местности, отжимания с рюкзаком, полным камнями на спине, подтягивания, лазание по канату, перетягивание его со здоровенным деревом и многое другое. К концу дня у парня остались силы только на то, чтобы поесть и уснуть. На крыльце, на котором он ел. Данилу хватило сил, чтобы занять его место и дойти до кровати в доме. Оставив тело в покое, он снова ухнул в транс, распределил ресурсы и вырубился. Он устал настолько сильно, что казалось - ему больно даже думать. Ни один из них даже не заметил, что из носа на подушку льется кровь. Перенапряжение во всей красе, но даже если бы и знали, все равно не стали бы ничего менять. Им нужно было добиться того, чего добивается далеко не каждый боец. Нужно, чтобы мозг научился открывать второе дыхание, насыщаясь эндорфинами, снимая усталость, боль и прочие ограничения. И более того, им нужно было научиться делать это по своему желанию. Бойцов, которые это умеют, на всей планете не больше тысячи, и это из шести миллиардов населения! По сравнению с этим умением, их обучение шевелению внутренними органами, это так, детская прогулка. На следующий день, подлечившись, они продолжили марафон. И на следующий тоже, и в тот, что за ним, и через неделю, и через три, и даже через полтора месяца, пока не случилось чудо. Подползая к дому, и неся на плечах здоровенный ствол дерева, найденный в лесу, в голове вдруг что-то взорвалось. Усталость прошла бесследно, сила просто распирала тело, а пятиметровый ствол словно скинул добрую половину веса. - Неужели?.. - Выдохнул словно слегка опьяневший Данил. - Это оно? - Баки был просто в шоке. - Сейчас узнаем. Разворот, и на пятый уже сегодня круг. - Дельно. Баки развернулся, и не снимая с плеч бревна, понесся на новый круг. Еще часа два светлого времени, можно успеть. - Ты бревно забыл скинуть, Баки, - чуть с ехидцей сообщил Данил. Не сбавляя хода, Баки опустил руки, и бревно само рухнуло на землю, оставляя очередной десяток мелких царапин на плечах. Данил в глубине сознания только неодобрительно покачал головой. Вот перед кем тут выпендриваться-то? Силы закончились где-то на двух третьих пятого захода, но "соседи" не сдавались и упорно шли вперед. Очередной "взрыв" эндорфинов был на порядок более слабым. Запасы сил к этому моменту оказались изрядно потрачены, да и нервная система на пределе. И все же, этого хватило, чтобы добраться до деревянного дома в лесу. - Поешь сегодня побольше и мяса медвежьего обязательно. В нем столько нужного, что оно одно может заменить половину рациона. - Хо.Ро.Шо, - с огромным трудом отозвался Баки и даже не стал садиться за стол. Стек по холодильнику, по пути прихватив изрядное количество готовой, но холодной пищи, и медленно стал есть. Руки поднимались ко рту с трудом, но постепенно силы вливались в усталое до полусмерти тело. Он даже смог хорошенько поесть и доползти до кровати. Как ни удивительно, но у Данилы наоборот дела шли в гору быстро. Он уже не так сильно уставал, поддерживая виртуальные утяжелители, покрышки прицепленные к ногам, полные мешков с песком и прочие ментальные конструкции. Четверка "теней" перестала быть потолком, и теперь их аж шесть! При том, у каждой свой стиль, свое поведение, свои "фирменные" приемчики. Короче, сверхнагрузки в сфере чистого ментала дали поразительные результаты, чему он был крайне рад. Он все чаще стал замечать вокруг тела некий ореол красно синих сполохов. Красные сполохи присущи воле или Ки, как он назвал это явление для себя, Баки, а темно-синие ему. На удивление, Баки их просто напросто не замечает, настолько он сконцентрирован на тренировках. Они почти не разговаривают, молча идут к общей цели уже второй месяц, словно меж ними какой-то негласный, необсуждаемый договор, и оба вкладывают всего себя для достижение цели. Следующие дни шли так же. Тренировка на пределе, пока взрыв эндорфинов не снимет усталость, а Данил отслеживал процессы изнутри, стараясь понять, как это делать сознательно, но ничего не получалось. Они ежедневно доводили себя до такого изнеможения, пока Данилу, как более сведущему, не пришла мысль. Даже Мысль! С этого дня, при каждом подобном "взрыве", он перехватывал контроль правой руки и пережимал ухо, параллельно представляя перед внутренним взором красные глаза Баки. Суженные, агрессивные, даже злые, готовые к бою на смерть, глаза. И через пару недель это дало свой результат. Сначала требовалось и сжать ухо и представить глаза, чтобы породить очередной "взрыв", причем даже в совершенно спокойном состоянии, а со временем хватало и глаз. Ключ чисто психологический, но вполне рабочий. Что представлял себе Баки, Данил не спрашивал, но ему эта наука далась еще быстрее. После четкого и развернутого объяснения его умение поперло в гору семимильными шагами, как и любое умение, связанное с боевыми искусствами. Гений, что тут еще сказать? Через три месяца эта ужасающая тренировка была закончена, но это ведь только первая часть. Это первая Грань, как называет ее отец Баки. А вторая... Это совсем уж жесть. Предсмертная Концентрация. Суть явления не только и не столько психологическая. Задействован и мозг, и разум, и тело, если на то пошло, вся нервная система. Когда человек осознает всем своим существом, что вот Она, Смерть, его концентрация становится настолько велика, что все вокруг замирает. Так тело и психика дают человеку возможность выжить в экстренной ситуации. В каждом человеке есть этот могучий механизм выживания, а Предсмертная Концентрация - только один из винтиков этого циклопического в генетическом смысле, биомеханизма. Его обнаружили столь давно, что человечество не имеет даже догадок о тех временах. Всякие там наскальные записи не считаем. И люди во все времена попадали в смертельные ситуации, чем будили этот механизм. Основная проблема в том, чтобы поставить себя в такую ситуацию, но при этом дать реальный шанс на выживание, при условии срабатывания Предсмертной Концентрации. И самое простое, это сигануть в воду с гарантированно смертельной высоты, но при условии, что рядом имеется стена. От нее можно оттолкнуться столь сильно, что вектор падения сменится с вертикального на пологий. Но сделать это нужно в нужное время, в нужной точке, что, понятное дело, во время паники угадать и, тем более рассчитать, невозможно. Для этого и нужна Предсмертная Концентрация. В общем, дело непростое, и решиться на него может только самоубийца, которому нечего терять. Есть еще один факт. Ни один из тех, кто сознательно отказался в первый же раз, так и не смогли открыть в себе этот механизм. Разбивались. Так что шанс у Баки с Данилом только один и отказаться нельзя. Нельзя отмахнуться и сказать - я устал, попробую в следующий раз. Потому что следующего раза просто не будет, а если будет, то гарантированно закончится смертью. - Ты боишься, Баки, - донесся до медитирующего подростка голос из глубин сознания. Все повторяется. Опять. - Да, боюсь, Данил. - Я тоже боюсь. Но это очень хорошо, потому что часть ключа пробуждения именно в естественном страхе. Баки медитировал около того гигантского дерева. В последнее время это местечко полюбилось ему особенно, словно древесный титан поддерживает его. - А в чем вторая часть ключа? - спросил вышедший из медитации парень. - Я думаю, что в принятии того факта, что все мы смертны. Именно принятии, а это нужно... пережить, прожить, пропустить через себя. Пока что для тебя это только слова и не более. - Это так обязательно? - Да, Баки. Это обязательно. Ты готов. Мы готовы. - Знаешь, я все хотел спросить. - Да? - передал ощущение приподнятой в любопытстве брови Данил. - Почему ты не отговариваешь меня? - Не желаю быть подлецом, и тем более, не желаю лишать тебя мечты. Я здесь гость и не вправе решать за тебя. Это твое тело, и то, что ты меня приютил... В общем, я благодарен тебе, Баки, правда. Я узнал столько нового и удивительного, увидел новые земли, увидел это дерево, людей. Я рад этому, и даже если у нас не получится, то... Ну что же, мы попытались. - Знаешь... - Знаю, Баки. Пожалуйста. - И все-таки, спасибо. Пора, наверное. Баки поднялся на ноги и отправился к каньону. Есть тут такое шикарное место, хоть рассвет встречай. Трещина в горе, словно великан разгневался и ударил гигантской секирой. На дне этой расселины, метрах в семидесяти, течет горная речка, довольно глубокая, но узкая. Именно из нее, только ниже по течению Баки брал воду для дома в лесу, тот построен как раз на ее берегу. Вода в ней холодная но изумительно чистая. Чем ближе Баки подходил к краю расселины, тем сильнее становился страх. Он буквально захлестывал с головой. Парень то подходил к самому краю, то отбегал, пока, наконец, не решился. Подошел к краю, повернулся к нему спиной и, раскинув руки, рухнул в пропасть. Голова запрокинута, слезящиеся глаза с расширенными до предела зрачками, всматриваются в пропасть, а в голове эхом бьется: это Смерть? Это конец?!! Метры остаются в вышине, а нужное состояние все не приходит, пока паника, наконец, не исчезла. Они оба поняли, что умрут через несколько секунд. Это неизбежно. И приняли это. А в следующий момент мир для них практически замер. - Врежемся, повернись, - донеслась молния мысли. Баки уже поворачивал тело по вертикальной оси, чтобы не врезаться в торчащий кусок скалы. Повернулся, сжался и выстрелил ногами в стену с такой силой, что раскрошил камень. Вертикальный полет сменился на дугу в десяти метрах над поверхностью реки и закончился, пусть и несколько корявым, но входом в воду, а не кровавой лепешкой, уплывающей вниз по течению. - Фух, тьфу. - Парень выбрался на берег ниже по течению. - Я ЖИИИИЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫВВ!!!!!!!!!! ХА-ХА-ХА-ХА!!!!! Я сделал это! Жди меня, мохнатая зверюга!!! Отсмеяться удалось только через полчаса. Нервное напряжение было настолько сильным, что вылилось в мягкий вариант истерики. - Ну что, еще разок? - азартно предложили из глубин сознания. - Надо закрепить материал. - Ну, давай. Только на этот раз ты у руля, - буркнул Баки. - Я только за. Стоит сказать, что им пришлось прыгнуть более семи десятков раз, чтобы научиться вызывать это состояние самостоятельно, но каждый считал, что оно того определенно стоило. К концу недели, напрыгавшись и нанырявшись до умопомрачения, Баки отправился на бой. Бой с чудовищем, с Монстром. Матч реванш планировался горячий. Ночь настала совершенно незаметно. Вроде бы только что был вечер, и вдруг раз, а вокруг темнота. Баки сидел на коленях на том же месте, где прошел прошлый бой, закончившийся отступлением гориллы с поджаренной шерстью, и ждал. Он был готов к этому бою, как никогда, он был сосредоточен, и дух бойца не ведал сомнений. В ноздри закрался запах животного. Шерсть, феромоны и многое другое, вместе образовывали тот запах, который может понять только дремучая, животная часть человека. Перед Баки был альфа самец. Вожак. Сильнейший представитель, и даже не стаи, всего вида! Баки легко, даже невесомо, поднялся и пнул босой ногой угли костра. Один из них попал прямо на широкий круг, охватывающий всю поляну. Дивная смесь масла и бензина вспыхнула, огородив поляну стеной дымного пламени. - Вряд ли тебе знакома концепция ринга, но теперь она будет понятна интуитивно, - проговорил Баки горилле. Того, как ни странно, огонь не напугал. Только глаза словно зажглись красным огнем. - АРРРГГ!!!! - огромная горилла несколько раз ударила себя по груди и... сделала натуральное сальто, норовя пройтись по торсу Баки когтями на ногах-лапах. Баки ускользнул из-под удара и ударил с ноги в шею зверя, как раз в момент приземления, из-за чего не пришлось подпрыгивать, чтобы достать до этого места. Голова гориллы мотнулась, и на этом итоги мощного, концентрированного удара собственно закончились. Зверь невероятно быстро развернулся и схватил Баки двумя руками, после чего швырнул его в воздух. - Высота метров двадцать пять. До дерева не дотянемся, - спокойно, даже флегматично прокомментировал их положение в воздухе Данил. Баки не стал отвечать. Сдернул пояс со своих штанов, захлестнул его на суку дерева, качнулся, и перехватился за длинную, метров десяти, ветвь. Она, конечно, его веса не выдержит, но спустит на достаточную высоту, чтобы можно было спрыгнуть безболезненно. Так оно и вышло. Повиснув в восьми метрах от пяток до поверхности земли, Баки отпустил сломанную ветку и нормально приземлился, скомпенсировав часть энергии удара кувырком. - Рано радуешься, мохнатый! - крикнул парень и ринулся в атаку. Обманный, и тут же настоящий удар в локоть метнувшейся на перехват лапы Монстра, уйти вниз, едва ли не стелясь по земле, и мощнейший апперкот. Не получилось. В ребра словно тараном ударили. Баки приземлился на каменный пол, и неудачно. Торчащий камешек располосовал плечо, и довольно глубоко. - Может, прекратишь фигней маяться? - Данил иногда бывал крайне прямолинейным и сказать честно, Баки это нравилось, с дипломатией он не дружил. - Есть предложения? - Слабые места. Глаза, нос, пах. Колени, да и вообще суставы. Кой бес ты к нему с апперкотом полез, он же трехметровый. Пока допрыгнешь, он тебя двадцать раз блокирует или, как сейчас, просто снесет очередным ударом. - Поняяяятненько, - мысленно протянул Баки и быстро перетянул рану намотанным прежде на запястье бинтом. Парень метнулся вперед и даже успел нанести один удар в бедро гиганта, как снова был схвачен двумя руками огромной гориллы. Подняв его поближе к лицу, мохнатый гигант совершил ошибку. Вспомнив те тысячи ударов топором по бревну, Баки сделал то же самое. Рука покрылась практически невидимыми сполохами чего-то красного, и он махнул рукой в направлении правого глаза врага, оставляя широкий разрез от переносицы до виска. Глаз моментально вытек. Горилла взревела и швырнула Баки оземь. - Ух-ёёё, как больно-то. Вдруг, разрывая звуки поединка двух самцов, прозвучал выстрел. Баки быстро оглянулся и поднялся на ноги одним неуловимым движением. - Андо-сан? Вы вернулись? - Ты еще жив? - полувопросительно, полуутвердительно проговорил богатырь. Он направил ружье на гориллу и хотел было уже выстрелить, как Баки метнулся наперерез и перекрыл ему траекторию выстрела. - Не смейте. Это только наш бой! - Баки?.. - удивления Андо не было предела. Шесть лет назад отец этого паренька, сам Великан Ханма Юдзиро убил такую зверюгу и, судя по ранам по всему телу, это далось ему очень тяжело. - Андо-сан, посмотрите на нас. Мы оба в ранах, он потерял глаз. Это наш бой, И Я НИКОМУ НЕ ПОЗВОЛЮ МЕШАТЬ!!!! Андо вдруг увидел, насколько похожи Баки и его отец. Словно от мальца на каменной площадке, окруженной огнем пахнуло знакомой яростью, силой и пренебрежением к собственной жизни. Мужчина опустил винтовку, а Баки повернулся к своему сопернику. - Не беспокойся о нем. Твой враг - только я, - хищно усмехнулся Баки прямо в лицо зверю. Внутри него бушевал целый коктейль чувств, но одно из них перекрывало все остальные. Восторг! Восторг от этого боя, от того, что на Земле есть такие соперники и от того, что он, Баки, может с ними схлестнуться! Руки немного подрагивали, но он этого даже не замечал, парень готовился к кульминации поединка. Эндорфины смыли усталость и боль от ран, концентрация настолько подскочила, что мир замер, и скорость движений гориллы стала вполне прослеживаемой. Баки был готов. Удар мохнатой лапой, скользящий блок, но кулак разжат, и когти Зверя прошлись по груди и животу парня, оставляя глубокие царапины. Удар другой лапой, но второй раз на такой трюк он уже не попадется. Блок стал ощутимо жестче, не позволяя когтям дотянуться до тела. Пинок ноги на противоходе прямиком в локтевой сустав откинул лапу и видимо слегка ее отсушил. Пара минут без атак с этой стороны обеспечены. Кувырок, и Баки прямо рядом с левой ногой-лапой. Удар двумя ногами, и несущая лапа выскакивает из-под огромного тела. Баки выскользнул из-под падающей туши. Опереться на отсушенную лапу Зверь не мог, а потому опирался на здоровую. По сути, одна сторона в течении нескольких секунд у него нерабочая, и Зверь лежит. Баки моментально оказался перед мордой упавшего на землю Зверя, и следующий удар нацелен прямо на предыдущее ранение. В выбитый глаз. Еще раз, и еще, и еще. Кувырок, и удар пяткой, разогнанной до огромной скорости, прямо в переносицу гориллы, чтобы сильнее опустить голову к земле, и снова на выбитый глаз посыпались удары. Удар с ноги оказался настолько мощным, что голова могучего Зверя мотнулась, и он рухнул. Баки остановился, замер, следя за гориллой, пытаясь понять, окончен ли поединок. В крови бродит такое количество адреналина, что им можно сморкаться. Сердце бьется под сто шестьдесят ударов в минуту, а в груди кипит ВОСТОРГ! - Я САМЫЙ СИЛЬНЫЙ НА ЭТОЙ ГОРЕ!!!!!!!!! - все-таки вырвался он из груди криком победы. Что-то первобытное, настолько древнее, что и осознать трудно, повело парня в странном танце. Он прыгал с ноги на ногу, протягивал руки к небу и показывал кулаки самим звездам, словно обещал добраться и до них. Вдруг, он почувствовал, что Зверь поднялся. - Не дергайся. Время поединка воли, - раздалось из глубин сознания парня. Баки повернулся и встретился с красным глазом гориллы своими глазами. Пространство между ними заполнилось красноватым туманом, но от Баки его шло ощутимо больше. Он не просто верил, он ЗНАЛ, что сможет победить, и Зверь тоже это понял. Он отвел взгляд и, развернувшись, ушел в пещеру, слегка пошатываясь и с трудом сохраняя равновесие. Правая верхняя лапа все еще висела, и не могла выполнять своих функций, глаз вытек полностью, и заляпаная кровью глазница прикрывалась относительно здоровой левой лапой. Но горилла есть горилла, и ходить без помощи верхних лап ей неудобно, хоть и возможно. Так что походка Зверя вызвала на лице Баки только улыбку. - Баки, ты победил, - склонил голову Андо, признавая, что он бы не смог победить этого Зверя и тем более того, кто его победил. - Спасибо, Андо-сан. Наверное, нам пора. - Пора. К тому же, нужно восстановить все те съеденные тобой припасы, - улыбнулся богатырь, по прибытии обнаруживший, что его холодильники и шкафчики опустели практически полностью. Именно это позволило ему понять, что Баки так и не отказался от своей затеи, и поэтому он прибежал на гору, увидев, что дьявольское ущелье горит. Он прибежал спасать сына своего друга, да вот только не пришлось. Тот и сам справился наилучшим образом. В другие времена эту историю передавали бы из уст в уста как подвиг, сравнимый с подвигами Геракла или Тесея, но в нынешние... В нынешние времена люди даже не поверят, что настолько огромная горилла может существовать в реальном мире, а не в мире фантазий. Баки ехал в электричке в сторону Токио и смотрел в окно. - Данил, почему я чувствую от тебя неприятие поединка? - Ты стал сильнее, раз мои щиты уже не помогают закрывать от тебя эмоции. Но, отвечая на твой вопрос, ты и сам уже все понял. Там, под деревом, во время медитации. Этот Зверь, он просто живет в этих горах. Он такое же живое существо, и мы с тобой просто навредили ему. Мы не охотились в привычном смысле, он даже не мешал нам жить и ничем не угрожал. Вот поэтому мне не нравилась сама идея этого боя. Конечно, он навредил нашему другу, но это произошло только из-за нашей самонадеянности и глупости. Вины Зверя в том нет. Это мы на него напали, а не он на нас. - Я согласен. Жаль, что ты не сказал об этом раньше, - угрюмо уставился в окно электрички Баки. - Нет. Такие вещи... их нужно прожить, понять самому. А мои слова остались бы просто словами. И ты это прекрасно знаешь, теперь. - Знаю. И все же. - Не люблю потом говорить: "А я же говорил!" - отмел возражение Данил. И они оба замолчали. Дом встретил пустотой и неким чувством запустения. Его явно ограбили несколько раз, пока Баки не было в городе. На кровати какой-то больной на голову ублюдок напустил лужу. Пришлось взяться за уборку. Матрац вообще пришлось выкинуть, битую посуду тоже, разломанную дверь в спальню доламывать, и тоже на помойку. Только Баки закончил уборку, как на него навалилось странное предчувствие. Он оглянулся на входную дверь, увидев как на пороге появился слуга матери. - С возвращением, - поклонился неприметный мужчина в очках, и явной примесью китайской крови. - Рад, что с Вами все в порядке. - Куриягава-сан, - чуть кивнул Баки, приветствуя слугу матери. - Ваша мать желает Вас видеть, - передал мужчина, и приоткрыл дверь, показывая, что машина ждет. Баки кивнул, и так же молча сел в машину. Час езды, и парень вошел в такой родной дом. Комнаты по привычке сравнивались с теми, что остались в памяти в последний приезд, но изменений было мало, словно здесь застыло само Время. - Мама, - чтобы хоть что-то сказать, произнес Баки. - Остановите запись, - произнесла из глубокого кресла женщина и, встав, встретила сына поцелуями в щеки. - Ты поправился? - С улыбкой спросила она. Баки и правда за последние три месяца стал визуально больше. - Нет, мама. Похудел, но мышц прибавилось, - поправил парень. - Стал сильнее после драки с гориллой... - улыбнулась Эми Акизава - Как всегда все знаешь, - вовсе не удивился Баки и прошел в залу. Баки привычно плюхнулся во второе кресло перед огромным, во всю стену, экраном. Там в боксерских стойках застыли два спортсмена, в одном из которых "соседи" легко опознали Юрия Чайковского. Точно, еще перед отъездом в горы везде была реклама его боя, ради которого он и приехал в Японию. Мама изящно "прикреслилась" рядом, и видео снова возобновилось. Секунда текла за секундой... - Сокрушительный удар в голову, так написали все издания, - прокомментировал победу Юрия Куриягава-сан. - А ты бы смог от такого увернуться? - чуть ехидно полюбопытствовала мать. - Твой соперник стал еще сильнее... - Нет, - "соседи" даже не поняли, кто из них именно ответил, настолько сошлись мысли и действия. Ведь все время, что они смотрели этот бой у обоих крутилась одна и та же мысль: Как же все медленно. Для них обоих, прокачавших скорость восприятия и скорость реакции, спортсмены на экране едва двигались. - По-моему наоборот. - Это ты про Юрия? - подалась вперед мать, и Данил слегка залип. Все-таки удивительной красоты женщина, причем не японской красоты, а вполне адекватной, не зависящей от моды, макияжа и прочих ухищрений. Есть в ней какое-то животное притяжение, врожденная сексуальность. Хотя, стерва она первостатейная. Благо, что ему пока хватает навыков скрывать такие эмоции от Баки... - Юрий, которого я помню, был в пять раз быстрее и сильнее. Сейчас он как в замедленной съемке. Эми всмотрелась в сына и резко повернулась к слуге. - Куриягава! - Понял. - Мужчина сразу же ушел, но Баки не было до этого дела. Отметил исключительно сам факт. Он хотел провести время с матерью. В последнее время это так редко случается, да и в такие моменты она словно за пуленепробиваемым стеклом, что доставляет мало удовольствия, но хоть как-то. У нее есть три основные темы. Отец Баки, успехи Баки и бизнес клана Акизава. А парню хотелось простой материнской заботы, любви... - Твоя матушка, похоже, устраивает нам поединки. Сначала те бандиты, потом Юрий, но мы с тобой слишком быстро его переросли, и теперь она задумала что-то еще. - Плевать. Главное - поединок. - Баки, через два дня тебе четырнадцать. Может, найдешь себе девушку? Сил и времени они забирают много, но и отдача тоже хороша. - Нет. Ни времени, ни сил нет. - Зато гормональный фон повысится, легче будет учиться, тренироваться... - Знаю, но все равно, невыгодно. - Ну, как знаешь. Может и правда Юрия навестим? - А давай. Только завтра. - Само собой, сегодня у нас тренировка. - Именно. К Юрию в клуб боксеров они зашли уже ближе к вечеру следующего дня. Тренировка чемпиона шла не первый час и, войдя, Баки увидел целую шеренгу боксеров. - Извините, - раздвигая их накачанные тела, громко произнес парень, - могу я увидеть Юрия-сан? - Баки? Это ты? - Приветствую, Юрий-сан. - Подраться со мной пришел? - Улыбнулся приветливо чемпион. - Подраться? Нет. Хотя все уговаривают меня на это, но они воспринимают бокс как боевое искусство, а не спорт. - Ты хочешь сказать?.. - Извините, но по-моему бокс... несовершенен. - Баки был совершенно честен, ведь именно так он и думал. Тут Данил был с ним полностью согласен, что уж там. Боксу, как виду спорта и сотни лет не исполнилось, так какое сравнение с тем же каратэ, или тем более кунг-фу с его четырехтысячелетней историей он может выдержать. Кастрированная версия обычной кулачной драки, чтобы не зашибить случайно, да еще и с перчатками. Спорт он и есть спорт, что тут еще сказать-то? - Парень, ты зря так говоришь, - положил ему на плечо свою руку в перчатке один из приглашенных для спарринга с Юрием боксеров. - Да ладно тебе, он же ребенок, - попытался успокоить его чемпион, но тот не отступил:- Я просто хочу показать ему кое-что. Мужчина подошел к боксерской груше и ударил настолько сильно, что стокилограммовый мешок ударился о потолок зала. Баки на это только хмыкнул. Во-первых, он мог ударить даже сильнее, не говоря о - быстрее и точнее. А во-вторых, на такие вот выпады нужно отвечать как можно более асимметрично. Парень подошел к соседней груше и применил свой новый фокус. Сосредоточился, взмах раскрытой ладонью, словно мечом и груша высыпала большую часть песка на пол через распоротый бок. - Вы не используете пальцы, локти, колени, ноги. Именно поэтому я считаю бокс несовершенным, но я понимаю и уважаю стремление Юрия-сана, и желаю ему успеха. Обалдевшие лица боксеров стали ему ответом. Уже выйдя из клуба, Баки почувствовал нечто странное. Данил тоже почувствовал, но интерпретировать не смог. Но там, где взрослый задумывается и, в итоге, ничего не делает, подросток на одних инстинктах находит то, что столь нагло вмешалось в его картину мира. Баки повернулся в сторону взгляда и уткнулся в лысую голову монаха. Обдумал мысль и подошел к нему с вопросом: - Вы что-то хотели? Двухметрового роста монах, с отлично накачанной фигурой, осмотрел его, уделяя больше всего внимания голове и проговорил: - Ты умираешь, мальчик. Вторая душа забирает у тебя слишком много сил. - Что?! - Этот возглас был двойным, и снаружи и изнутри. Данил не стал ждать и вырвался вперед. - То есть как это он умирает? Ну же, говори, монах! - Данил схватил лысого мужика за одеяние, и едва не приподнял над дорогой. - Ты чужак. Но своего тела у тебя нет. Откуда-то нужно брать ресурсы, и ты берешь у него. - Понятно. - Данил отпустил одеяние. - Варианты? - Уйди. Просто уйди, и он будет жить. Душа его не изгнана, я ее чувствую. Именно поэтому его тело скоро откажет. - Я не могу уйти. Не перебивай, монах. Не не хочу, а не получается. Я пробовал столько раз, что и не сосчитать. - Ты уверен, что пробовал? - Если это нужно, чтобы он выжил, я готов на любой вариант, - жестко отмел любые инсинуации Данил. Баки для него словно второй сын, так что обмен жизнь на жизнь его полностью устроил. - Значит, ты о нем заботишься? - Удивился монах. Он еще не видел такого, чтобы вторженец заботился о теле, которое сделал одержимым, настолько сильно и тем более о душе владельца. - Он мне как сын. Но сын вырос и стал воином. Последнее, чего бы мне хотелось, это увидеть его смерть, да еще и по столь глупой причине. По сути, я сам же убиваю его каждый день. Каждую минуту! - Рык буквально вырвался из его уст, и монаха повело от той силы, ярости и жажды битвы, что в нем была. Внутри бесновался Баки. Он уже понял, к чему все это идет и совсем не желал потерять Данила. Это как потерять члена семьи. - Тихо, Баки. Сам же видишь, монах не лжет. И если есть шанс обменять мою жизнь на твою, то так тому и быть. Мы с тобой оба бойцы, а значит, всегда готовы к смерти. Вспомни прыжок. Тот самый, где мы перешли Черту. А теперь пожалуйста, дай мне спокойно поговорить с монахом. Нужно узнать все тонкости процесса. Закончив внутренний разговор, Данил снова обратился к монаху: - Итак. Что нужно сделать, чтобы... умереть? - Ты все правильно понял, чужак. Ты должен умереть. - Я тебе сейчас голову откручу, монах, и скажу, что так и было. Если я умру, то и он тоже! - Яростная темно-синяя аура хлестанула по человеку, предложившему столь странное решение вопроса. - Погоди, чужак. Хватит и клинической смерти! - Воскликнул лысый мужик, но был тут же перебит: - Ты хоть представляешь, сколько раз мы останавливали свое сердце? Если бы этого было достаточно, то я бы давно вернулся домой! Идиот! - Успокойся, Данил, - перехватил управление телом Баки. Повернулся к монаху и спросил: - Еще варианты есть? - Тогда... Тогда тут нужен ритуал. - Какой ритуал? - Продолжил давить парень. - Бой, конечно же. Насмерть. Но... не с тобой. С ним. - Как уж этот монах их различал, бог весть... - Ты можешь это сделать? - Спросил Баки. - Мммм... Судя по его силе - нет. Он для меня слишком силен. - И... - Баки уже надавил сам. Его начала раздражать манера разговора монаха. - И... Да кто ты такой?!! - Я Ханма Баки. - ХАНМА? ХАНМА ЮДЗИРО - ТВОЙ ОТЕЦ?!! - Бедного монаха аж перекосило всего. - Да. И что? - Я не могу тебе помочь, - сделал лицо кирпичом монах. - А если я тебе ноги переломаю? - столь же спокойно спросил Баки. - Тогда тем более. - Как-то даже надменно ответил лысый. - А если я сделаю это так, что тебя ни один коновал потом не соберет? - Это как? - округлил глаза монах. Баки поднял с дороги камешек, сосредоточился и одним сжатием превратил его в песок. - А теперь представь, что это, - Баки указал на песок в своей руке, - твоя коленная чашечка или локтевой сустав. Все еще не можешь мне помочь? Вдруг красная аура сменилась на темно-синюю и парень добавил: - Скажи "нет". Пожалуйста. Я ведь так люблю агрессивные переговоры... - и облизнулся. - Но я правда не могу тебе помочь, - округлил глаза монах. К сожалению для "соседей", он сказал чистую правду. Данил развернулся и пошел в сторону дома. С этим идиотом каши не сваришь. - Надо что-то делать, Баки. Я не хочу, чтобы твоя смерть была на моей совести. - А я не хочу, чтобы твоя была на моей, Данил. - Но это мой выбор, причем здесь твоя совесть вообще? - И все же. Нужно искать другой вариант. - Поищем, конечно, но вряд ли найдем. Кстати, за нами следят, чувствуешь? - Намерение. Да, ощущаю. Далеко. - Угу. А пока вернемся к тренировкам? - Само собой. Потекли дни, наполненные тренировками как чисто физического свойства, так и ментального. Все более тяжелые ментальные "грузы" таскал Баки, все дальше бегал, и все больше "теней" выдавал Данил и все сложнее были тренировки. Подспорье в виде эндорфинов и второго дыхания использовалось нечасто, но уже довольно легко и естественно. Без надрыва. На десятый день к ним домой пришел уже известный монах, молча положил на стол четыре бумажки с иероглифами и картинками, к японскому языку не имеющими даже отдаленного отношения и маленькую записку: "Бой насмерть должен проходить в окружении ключей". Судя по картинкам на этих Печатях, их нужно разместить по сторонам света. Забавно, но от этих бумажулек слегка веяло намерением. Через пару дней после этого странного посещения позвонила мать. Понятное дело, что она не разбудила Баки, тот просыпался едва солнышко показывалось из-за горизонта, чтобы отправиться на тренировку. Звонок раздался ровно в десять, когда парень готовил завтрак. День выходной, в школу можно не идти. - Баки, через час за тобой заедет Куриягава и отвезет ко мне. Посмотрим бой Юрия в тяжелом весе. И положила трубку. Это не было вопросом или просьбой и уж тем более пожеланием. Скорее уж приказом. - Она всегда так, - уныло сказал Баки потолку кухонки. - Ну и что? Исполнится двадцать один - сам за себя решать станешь, а пока что, сам понимаешь, не маленький. Машина пришла вовремя, да и до поместья домчалась с запасом по времени в десяток минут перед матчем. Баки успел поздороваться с мамой и удобно устроиться в кресле, ожидая начала увлекательного боя. Ему хотелось узнать, насколько Юрий стал сильнее за то время, что они не дрались. Все-таки он перешел в тяжелую весовую категорию, и ни капли жира на теле, одни литые мышцы. Только вот бой все не начинался, а через десять минут опоздания репортеры все-таки смогли его найти. Избитого до полусмерти Юрия увозила скорая. Баки аж подскочил на своем кресле. - Это Ханаяма, - раздался голос Куриягавы. - Ханаяма? - спросил, стараясь запомнить Баки. Память у него отличная, даже превосходная, после таких-то тренингов, которые прописал ему "сосед", но с именами куда как трудней. - Сильнейший боец Японии, Ханаяма Каору. Этот молодой человек, нет, этот монстр... Он один из немногих, с кем другие Якудза боятся иметь дело. Есть еще кое-что. Он может разорвать любую конечность, сдавив ее. - Разорвать? - заинтересовался Баки еще сильнее. - Когда он хватает чью-то конечность, то раздается звук, как при взрыве и рука лопается. - Может быть он использует оружие? - спросила слугу Эми Акизава. - Нееет, нет, это исключено. Он не пользуется оружием, так как считает это не эстетичным. - Что-то ты слишком спокоен, мой мальчик. У твоего отца руки дрожат от нетерпения в такие моменты, - заметила мать. - Спать охота, - ответил Баки, потягиваясь и зевая. - Спокойной ночи. В голове уже крутились планы на этого Хаори. Сильнейший боец Японии может им пригодиться. Баки вышел из поместья и, дождавшись Куриягаву, уехал домой. Услышав, что машина слуги клана отъехала, Ханма Баки выскользнул из дома и потопал по делам. Нужно навестить этого бандита. Найти его не составило труда. Его многие знают, а из знакомых и давно битых мелких бандитов никто не посмел ему отказать в информации. К счастью, двое знали, куда идти. Через пару часов Баки уже вошел в нужное здание. Понятное дело, его совершенно не захотели пропускать, а заодно выяснилось, что этот Каору - босс мафиозного клана. В пятнадцать лет. Баки прошел охрану, ни разу никого не ударив. Охрана пыталась остановить бульдозер имени Ханмы Баки, но не преуспели, разве что повисли на нем, как виноградины на веточке, но для него вес пятерых взрослых мужчин не сильно-то и напряжный. Прямо с ними парень зашел в лифт, поднялся на последний этаж, и прошел по коридору в кабинет босса. Дверь была открыта чьей-то головой, но это не сильно обеспокоило Баки. Травм быть особо не могло. - Так это ты Ханаяма-сан? - Баки, обвешанный извиняющейся перед боссом охраной, должно быть выглядел забавно, но ни самому Ханаяме, ни его первому помощнику что-то никак не улыбалось. Босс, выглядящий лет на тридцать, и будучи реально огромным, сидел в кресле, положив ноги на стол. Все лицо в шрамах, но, как ни странно, они его не портили, разве что возраста прибавили, чисто визуально. А его помощник стоял перед его же столом в костюме и навытяжку. - Так вот ты какой. Ты тут знаменит. Спросил, где тут ВОТ ТАКОЙ человек живет и все сказали, что здесь. Говорят, дерешься хорошо? Баки выскользнул из кучи малы охранников, и саданул по столу, на котором лежали ноги босса мафии, в треть силы. С ноги. Стол из легких металлов и дерева такого не выдержал, и вылетел в окно. Когда-то оно было очень крепким, как и любое окно в высотках, но стол разбил его с первого удара. - Ну что? - Расчистив пространство для поединка спросил Баки. - Начнем? Пятнадцатилетний босс мафии мееедленно поднялся на ноги, сразу став выше Баки на три головы и снял манерные очки в тонкой оправе. - Не выпендривайся! - слегка слетел с катушек парень, подтачиваемый азартом предстоящей схватки и ударил маховым с ноги, прямо в голову. Босса снесло с ног, но он даже сознания не потерял, как практически любой другой человек на его месте. Удар был действительно мощный. - А ты и правда силен! - Что здесь происходит?! - Раздалось из-за спины. Баки даже не нужно было оборачиваться, он и так знал, кто это. Все чувства в преддверии боя работают на максимум возможностей, и понять, что прибежали полицейские, вызванные охраной, было проще простого. Видимо бой откладывается, а жаль. - Ничего, все в порядке, - ответил Баки и развернувшись, вышел из здания. Пальцы слегка тряслись, руки чуть подрагивали, и было горько, что поединка все-таки не случилось. Баки его хотел, он полюбил драться, но видимо не в этот раз. - Не расстраивайся, Баки, - Данил понимал его чувства как никто другой во всем мире, хотя бы потому, что чувствовал их вместе с ним. С той минуты они стали чувствовать слежку куда более плотно. В школе, на тренировке, в драке с мелкими бандитами, на пробежке, все время. Причем, слежку вели две разные группы, это ощущалось четко и сомнений не вызывало. На третий день в ней что-то изменилось. Первая группа все так же спокойно следила и ни во что не вмешивалась, поэтому "соседи" решили, что эта слежка матери, а вот вторая засуетилась. - Видимо, все случится сегодня, - сделал вывод Данил. - Согласен. Надо заскочить к Юрию. - Думаешь, нас пустят? В больнице наверняка охрана, - засомневался Данил. Японские больницы не то, что русские, да и палаты для випов тоже охраняются отдельно. - А мы будем спрашивать? - слегка удивился Баки. - Тоже верно. Идем. Но сначала давай-ка в магазин зайдем. Хоть фруктов прикупим. В больнице все оказалось куда проще. Когда их спросили, к кому? Они честно ответили: К Юрию Чайковскому. И вот ведь штука... их просто пропустили. Видимо сетка с фруктами лучше ксивы для таких заведений. Дошли до палаты и услышали весьма неприятные речи. Спортивный агент орал и брызгал слюной. Еще бы, Юрий, весьма вероятно, больше не сможет выступать, сухожилия на правом предплечье повреждены и довольно сильно. Такое лечат в крайне редких случаях и задорого. Тут нужен профессионал крайне высокой пробы. А агент все распалялся, намереваясь заставить отрабатывать мифический "долг" сестренку Юрия, сидящую тут же, в палате. Баки вошел и схватил агента за ухо, тут же выкручивая его до боли. - Ты знаешь, если дернуть ухо вперед, оно легко оторвется, - хищно улыбаясь, произнес парень. - Отпусти! Да я тебя!.. - Заткнись. И пошел вон. Смачный пинок под зад, и агент вылетел из палаты, как пробка из бутылки, продолжая орать что-то угрожающее. Но что этот мелкий и мерзкий человечек может ему сделать-то? - Приветствую, - махнул рукой парень. - Баки? Здравствуй. - Я рад, что ты выздоравливаешь. Быстрее становись на ноги и мы сразимся еще раз, - приятно улыбнулся подросток. - Баки, у меня повреждены сухожилия. Вряд ли я теперь смогу выступать, - Юрий был очень сильно расстроен. - Бывает и такое. Ты ведь не бальными танцами занимался. - Да как ты можешь?!. - Все в порядке, Нина, он прав, - перебил сестру плотно упакованный в бинты Юрий. - Я буду биться с ним. С этим громилой. - Делай что хочешь. Ты ведь боец, - спокойно ответил боксер. Они просидели у Юрия полчаса, и приятно провели время, рассказывая смешные истории из своей практики противостояния с мелкими бандами, а он отвечал забавными историями из своей практики боксера. - Ладно. Мне пора идти, - нехотя проговорил Баки. - Ты можешь не торопиться... - хотела еще немного удержать парня Нина, но... - Я бы с удовольствием, но только не сегодня. Выздоравливай, Юрий-сан. В следующий раз принесу ананасы, раз они тебе так нравятся, а апельсины отдай Нине. Пусть витаминок поест. - Что же, спасибо, - пробасил боксер. - Баки. - Остановил его у самых дверей голос Юрия. - Он использует технику... - Юрий-сан. Я не думал, что джигиты - народ разговорчивый, - улыбнулся в ответ молодой боец. - Я тут встретился с ним недавно. Лицо у него, как будто он пару, а то и тройку человек убил и съел. У меня аж ноги дрожали. Правда. Меня от одной мысли о бое с ним всего трясет, но не так как раньше. У меня дух захватывает от мысли, что я могу подраться с таким силачом. - Баки потер макушку, и попрощался. - Я еще зайду, Юрий-сан. - Ну что, просто гуляем? - Задал вопрос Данил, когда они вышли из больницы. - Наверное. "Шевеление" перешло на новый уровень. Это скорее уже подготовка, а не слежка. - Пожалуй, ты прав, Баки. У меня предложение. Пойдем потанцуем? Заодно и мышечный каркас прогреем. - Я не умею, - пожал плечом парень, шагая по улице центрального района Токио. - Заодно и научишься. Смотри, копируй, вникай. Создавай систему движений, а потом выходи ЗА рамки, пересекай Черту. Все как на татами. - Можно попробовать. - Задумался парень. - Да. Идем. А где тут танцуют? - Через час начнет темнеть. Просто иди за разодетой молодежью и придешь куда нужно. Пятница на дворе. - Мысль, - согласился Баки. - А пока можно витаминчиков покушать. - Да и чего посерьезней тоже. Урчит уже пузень с голодухи. Они перекусили в дешевом кафе, закусили витаминами и запили колой без газа, после чего, прямо за стеклом увидели компанию из трех девушек. Смело одетые, те весело щебетали, и куда-то целенаправленно шли. "Соседи" прошли за ними пять кварталов и свернули в высокое здание. На верхнем этаже оказался ночной клуб. - Может, ты начнешь? - попросил, а не спросил Баки. - Да легко. Легкий сканирующий взгляд на толпу, и разум с легкостью разделяет полученный пакет данных на отдельные движения. Они странные для бойца, используют меньше трети мышц и сухожилий в нужном количестве и качестве напряжений, но вполне можно их несколько... отрегулировать. Ну, начали. И тело тренированного воина влилось в движение, почти привычно, почти легко. - Как будешь готов, перехватывай контроль и вперед. Примерную "карту" я составил, а дальше, развлекайся. Заодно как-нибудь незаметно расклей Печати, которые притащил тот монах. Я чувствую, как над этим местом скапливается напряженное внимание. Драться будем тут. - Ладно, давай контроль, я, вроде готов. Перехват прошел незаметно. Тело все так же мягко двигалось на одной волне со всеми на танц поле. Время от времени парень замирал и приклеивал что-то к стенам, и снова вливался в танец. Закончив с этим, он просто продолжил пританцовывать, пока не почувствовал со спины Ки. Мощная жажда битвы возникла словно из ниоткуда, но в отражении зеркала за стойкой бара, Баки увидел гороподобный силуэт в белом костюме. Рука ушла назад в замахе, а Баки уже нырнул к полу, и покатился по нему. БАХ! Кулак якудза утопился в каменный пол на пару сантиметров из-за промаха. - Вот и ты... - Это говорил уже Данил. Это его бой, в котором он должен выложиться до конца. До последней капли. Это его бой, в котором он должен умереть. Баки не сможет вмешаться, Данил попросил его об этом. Баки должен выжить и стать все-таки самым сильным на планете бойцом. Об этом тоже попросил его Данил. - Начнем, пожалуй. Данил скользнул к Ханаяме и ударил ногой в голову. Нога уперлась в железобетонный блок левой рукой, но ногу Данил успел отдернуть от захвата. Он помнил предупреждение слуги матери про взрывную технику. Да и вообще продумал тактику, благо, что после первой встречи с боссом мафии он примерно понимал, что нужно делать. Поскольку из-за огромной физической мощи обычными ударами его не проймешь, нужно искать относительно слабые точки. Такие как пальцы, как на руках, так и на ногах, суставы, болевые точки и прочее в таком духе. Нога ушла от захвата, согнутая в колене, и снова ударила в ту же точку. На этот раз голова босса мотнулась, но он даже не пошатнулся. И третий удар этой же ногой, на этот раз в колено, с добавлением всего веса тела. - Ух-ё!! - еле успел выскользнуть из-под ответного удара Данил. Удар ногой у мафиози поставлен. На выходе из уворота его встретил мощнейший хук, и даже поставленный блок не помог. Собственными руками нос был смят, а самого Данила откинуло прямо на барную стойку. Еще в полете он грамотно напряг мышцы и уберег голову от столкновения с вертикальной частью стойки. Приземление вышло не очень-то приятное, зато их драку заметили. Включился свет, а будущие зрители разошлись, давая бойцам место для сражения. - Да, ты чудовищно силен. Только сила, это еще не все. Данил метнулся к врагу на огромной скорости и осыпал его ударами, но тот блокировал все мышечным каркасом, не давая нанести ущерб внутренним органам. А Данил ждал. Понятное дело, что дождался. Ханояма сделал замах, и его правый кулак метнулся к его голове, только вот для равновесия босс мафии раскрыл левую руку и махнул ей. Данил скользнул под удар, и перехватил один из растопыренных пальцев левой руки, тут же его ломая. Жестоко? Да, пожалуй. Но вариантов маловато. Взаимодействие с такой огромной тушей наладить трудно. Скользнув дальше и оказавшись у него за спиной, Данил ударил в шею, но она оказалась настолько перекачана, что удар не прошел. Нервный центр оказался слишком глубоко. Уперся своей ногой под колено босса, подпрыгнул, дергая его голову за волосы на себя, и удар локтем в лоб задранной голове Ханаямы. Что-то хрустнуло, но Данил пока не понял, что именно, то ли шея монстра, то ли его локоть. Приземлился. Видимо шея, но не фатально, даже не близко. Пока разбирался со своими ощущениями, заметил мощный и быстрый прямой удар кулаком в свою голову. Ускорился за счет сверхконцентрации и мотнул головой, якобы принимая удар, а на самом деле, тот едва скользнул по коже щеки, и отпрыгивая, словно был им сбит с ног. Поднялся. - Если ты продолжишь меня бить такими ударами, то этот поединок затянется надолго. Дерись в полную силу, - буквально приказал Данил и ... улыбнулся. Ханаяма оскалился в ответ, и просто содрал с себя одежду, словно какой-то стриптизер, оставшись в одних трусах. Накачанный, причем похоже, что самой природой, а не постоянными упражнениями. Мощное тело просто увито мышцами, хотя хватает и не функциональных. На теле Баки таких нет, они все функциональные, до единой. Между бойцами вспыхнула Ки. Жажда битвы вырвалась из них одновременно, пересеклась где-то посередине, и не затухая, обрушилась на противников. Впрочем, им это не помешало. Они рванули друг на друга, и встретились посередине, как и их намерения. Удар! Не прошел - уперся в пресс Ханаямы. Увернуться, никаких блоков - пробьет и не заметит, он чудовищно силен. Наступить на пальцы его левой ноги. Вращательный момент во время удара добавил силы и что-то в его ступне хрустнуло. Но босс словно и не заметил травмы, ударил левой рукой, снизу, прямо в ребра. Удар чудовищной силы снес Данила и добавил повреждений. Три ребра сломаны, факт. Еще в двух трещины. Да что у него в руках, отбойные молотки, что ли?!! Господи, как больно-то двигаться... Снова рывок к Ханаяме. Обманный удар в лицо, заслоняя ноги, и удар по второй стопе, ломая одну из многих небольших косточек, из которых она и состоит. Увернуться от ответки, и зная чем может закончиться еще один боковой удар снизу, ввинтиться в его движение, сопроводив поворот вокруг своей оси ударом с ноги в голень босса и на секунду поставив его на колено. Ну и в завершении удар ногой с вертушки в голову. Ногу больно, босс лежит. - Оххх! - прокатилось по залу. Данил оглянулся. Ханаяма встал на сломанные ноги, лишь немного поморщившись, размял правый кулак, затем левый, со сломанным безымянным пальцем, словно не ощущая той дикой боли, которая должна сопровождать каждое движение. И Данил почувствовал, что сейчас все решится. Ки вокруг гиганта буквально кипело и шкворчало. Только это была не жажда битвы. Не-а. Это была жажда крови - его крови, Данила. Что же, у него хватит азарта и желания драться, чтобы сравнять такую Ки. Данил зарычал в ответ, оскалившись, словно дикий зверь и бросился в последнюю атаку, прямую, как шпала, и столь же сильную. Они встретились на полпути. Данил махнул рукой поперек корпуса мафиози и ударил левой рукой, словно копьем, проходя ей через глубокий разрез, сделанный правой. Повреждения внутренним органам он нанес чудовищные, но... не смертельные. Просто не успел - его снесло ударом в голову. Мир моргнул, раз, другой и померк. Бойцы разлетелись по сторонам и замерли. Окружающим показалось что оба мертвы, но это было не так. Оба были живы, только Данил исчезал, а видел это и понимал только Баки, который почувствовал удивительную легкость в теле, в душе, в самой своей сути. Одним глазом, который сумел открыть, он видел, как из него выходит душа его друга, его почти что отца. Как от четырех Печатей на стенах зала отделяются фиолетовые искорки и формируют над его телом кольцо, в которое и ухнуло синее облако души его почти брата. Баки с трудом поднялся на ноги. Словно зомби он подошел к Ханаяме и тихо произнес: - Спасибо. Четыре бумажки Печати, расклеенные по стенам клуба, осыпались прахом, и "портал" закрылся. Баки остался один. Он стоял над побежденным якудза и "осмысливал" прощальное письмо Данила. Нечто вроде заархивированного ментального послания: "Баки, каждый мужчина хоть раз в жизни мечтал стать самым сильным в мире, и я не исключение. Но в своем мире у меня не было такой возможности, и я задвинул это желание как можно дальше. Но здесь, с тобой, у меня появилась такая возможность. А еще ты подарил мне множество чудесных минут, когда я гордился тобой, словно своим сыном. Я не могу остаться с тобой по многим причинам, и главная в том, что ты вырос, Баки. Я тебе уже не нужен. Тебе не нужна моя поддержка, мои знания, так как я передал их тебе в полном объеме, и уж тем более тебе не нужна моя помощь. Ты самый сильный парень, которого я знал, и станешь еще сильнее, я знаю. Кажется, только теперь я понял концепцию той веры-знания, которой ты с такой легкостью исцеляешься. Но, правду говорят, на пороге смерти все делается четким, ясным, прозрачным. Я многое понял за то время,что провел с тобой, еще более многому научился, и я передать не могу, как благодарен тебе за эти годы, что мы провели вместе. Знаю, что впереди тебя ждет множество боев, знаю, что ты в них победишь, и знаю, что заставишь собой гордиться. Где бы я ни был теперь, знай, малыш Баки, я в тебя верю. Надеюсь, что у меня будет возможность присматривать за тобой время от времени. И последнее, Баки. Не сожалей, не горюй, прошу тебя. Это было правильно, все так, как должно было быть, а потому никакой грусти. Направь свою волю вперед и иди по своей дороге. И, эй, есть и плюсы. Теперь тебе не нужно ото всех скрывать свою тайну... Прощай, малыш Баки, и удачи тебе на твоем Пути..." Я летел сквозь какое-то цветное пространство. Судя по ощущениям, меня то била молния, то я словно напился воды из чистого источника, то оказывался по макушку в крови, снова очищаясь в чем-то столь чистом, что слов для такого явления пока не придумали. Мысли с огромным трудом ворочались в разуме, и я почему-то уверен, что если бы не те упражнения для его развития, я вообще не смог бы мыслить хоть как-то. Я словно проживал жизнь, пусть и цикличную, повторяющуюся и крайне неприятную. Более того, воспоминания стали тускнеть, пусть и медленно, но методично, неотступно затирая все, с самого детства первой жизни. Пришлось бросить все силы на копирование воспоминаний и перенос их в нынешнее время. Потом придется долго расставлять их в хронологической последовательности, но это лучше, чем просто забыть руки матери, смех отца и прочие самые важные в жизни вещи. Мысль, что надо отсюда выбираться, пробилась сквозь постоянный умственный труд, словно волна сквозь масляную пленку. Разум стал шуршать еще быстрее, и истощение уже не за горами. Что-то такое я уже видел или чувствовал. Заготовив воспоминаний впрок, я сосредоточился и понял. Вон там я уже пролетал. Там будет свежее течение чего-то, которое в прошлый раз едва не вышвырнуло меня куда-то. Куда? Кто знает, но главное, что отсюда. Надо попробовать зацепиться как-нибудь. Пол цикла мучений и свежий поток подхватил меня, и видимо поняв, что пора отпускать, не смог этого сделать. Я вцепился в него своей волей так, что и захочешь, не сразу отцепишься. Я сконцентрировался только на этой задаче, стремясь выскользнуть из этого замкнутого круга вместе с ним. Момент просачивания оказался очень болезненным, словно по мне наждачной бумагой прошлись со всех сторон, а этот свежий поток тут же восстанавливал повреждения. Боль адская, но похоже, оно того стоило. Я не знаю, сколько приходил в себя, передвигаясь на этом потоке благодати небесной, но в какой-то момент понял, что лечу. Труба, поистине огромная труба наполненная светом, тьмой, всеми цветами радуги, понесла меня куда-то, а потом весьма жестко приземлила. - Что за?!. - вскрикнул на ломаном русском Сирахамма Кеничи, очнувшись после удара по голове от Мастера Муай-тай. Очередного вырубающего "полегче аппа па" удара. Подросток вскочил на ноги, и его слегка повело. Он с трудом устоял, а тут и Апачай увидел, что ученик пришел в себя, и решил продолжить урок. - Аппа па, Кеничи ловить! Только вот Кеничи был все еще в отключке, я чувствовал его душу, и она едва держалась за тело. Зато я был тут, и "ловить" такой удар от двухметрового амбала желания не имел. Вот совсем. Привычное напряжение, и мир застыл, а Мастер двигался на вполне нормальной скорости. Взрыв эндорфинов, и тело стало использовать все свои ресурсы. Шаг в сторону, и удар ногой по ходу движения амбала. В селезенку, сквозь плавающие ребра. УЙ!!! У него что там, броня надета под майкой?!! - Аппа? Кеничи?! - Нет, не Киничи, - ответил я на чистом японском. - Я Данил. И мне нужна помощь, а не удар по голове. - Помощь, - округлил глаза Мастер. - Помощь! - Вдруг крикнул он. Откуда-то выскочил странный китаец с бельмами в глазах, которые кажется закрывали полностью всю радужку, японец полукровка в смеси с явным европейцем со шрамом через переносицу, и реально огромный мужик с седой бородой и волосами. От всех здесь тянуло силой, тянуло Ки, но от Него! Это уже не сила, рядом с Ним даже Великан Ханма Юдзиро покажется несмышленым мальчишкой. - Что тут у вас происходит? - прозвучал девичий голосок, и из-за угла соседнего дома выпорхнула блондинистая красотка. Я аж присвистнул, причем вслух. Ки увеличилось как-то разом, лавиной. Оно обрушилось на меня, и мне пришлось выпустить свою. Покрывшись темно-синим облаком, я ощерился на всех вокруг, взрыкнул, будя жажду крови, жажду боя и разрушения и конечно азарт и хищно оскалился на самого сильного. - Бой, - прорычал ему в лицо. - Ну, бой, хо-хо-хо. - От его смеха словно волна прошла по поляне. Но меня это не взволновало. Азарт захватил меня и понес, словно волна. Рывок, удар проваливается. Крутнулся прямо на земле, и оттолкнувшись руками, вздымая себя с земли, я ударил двумя ногами. Словно в бетонную стену уперся. Правда даже ее мой удар смог подвинуть на полметра, оставив следы волочения от двух ног. Не давать собраться, пользоваться ошеломлением. Удар по голени не прошел, эта махина легко и естественно отодвинула ногу и ей же влепила мне в живот. Легонько, вроде бы, только вот меня снесло метров на десять, и тут же, даже секунды не прошло, как гигант догнал мое летящее тело и словно погладил по голове. В ней взорвалась граната и мир окутала тьма беспамятства. Хорошо... Я лежал без сознания, точнее - тело лежало, а я так привычно отодвинувшись "внутрь", слушал. - Что это с Кеничи? Такая Ки! - спросил, судя по местоположению, которое я автоматически отслеживал, тот самый смесок с банкой пива в руках. Дрянное пойло, мы с Баки его пробовали как-то, чисто чтобы знать. - И такая скорость, - обалдело отметил женский голосок. Красотка с грудью четверкой, да еще и блондинка, все как я люблю. Похожа на одну из моих любовниц из той далекой первой жизни. - Кеничи - не Кеничи, - понятно выразился Мастер-гигант, которого я встретил по прибытии ударом в селезенку. - Сказать, что он Даниль. - Даниль? - Прозвучал голос того седого монстра, который меня только что избил до потери сознания. - Вроде, - явно пожал плечами гигант муай-тая. - А теперь подробней, Апачай. - Кеничи встал после удара Апачая. Встал, шатается, значит - готов. Апачай продолжить урок, Кеничи просить показать сильный сильный удар. Апачай показать. Кеничи встал уже не Кеничи, но Апачай снова показать. Кеничи ушел и ударил Апачая в бок. Легонько совсем. Потом Кеничи сказать, что не Кеничи, а Даниль. Просить помощь. Я позвать. - То есть в нашего ученика этот Даниль как-то пробрался, и попросил помощь. - Апачай так и сказать, - кивнул гигант. - Понятно, что ничего не понятно. Надо будить нашего гостя и нормально все разузнать. А то мы как-то жестко начали знакомство, - пробормотал китаец, но его все расслышали, даже я. - Да, Мастер Ма. Приводите его в себя. - Разрешил седой. Я почувствовал, как он нажал на десяток точек на шее, груди и руках, а потом по телу прошлась освежающая волна энергии. Чем-то похоже на взрыв эндорфинов, но совсем иначе. Словно эндорфины действуют через тело, а это... на тело, но не из него, или не совсем. Короче, сложно объяснить. Тело начало быстро и качественно приходить в норму и я открыл глаза, придерживая душу самого хозяина тела в бессознанке. На удивление, с ним это было крайне легко провернуть, словно он вообще ментально не развит. - И снова здравствуйте. Продолжим бой или поговорим сначала? - Спросил я у седого гиганта. - Поговорим, пожалуй. - Он огладил свою бороду и ухмыльнулся в усы. - Где я? - Задал я первый вопрос. Он оказался очень важен, потому что в том мире, откуда я пришел, такой концентрации мастеров боевых искусств было просто не найти. - Ты в Приюте Героев. Рёдзенпаку, это пристанище мастеров разных стилей боевых искусств. Я тут вроде старейшины, зовут меня Хаято Фуриндзи. Это моя внучка, Мию Фуриндзи. Это Апачай Хопачай, Бог Смерти тайского подземного мира. Тот китаец, Кэнсэй Ма, Мастер китайского Кэмпо. Это Сио Сакаки, Мастер каратэ сотого дана, он знает все о каратэ. За твоей спиной мастерица любого оружия Сигурэ Косака. Слева же, Акисамэ Коэцудзи, филосовствующий Мастер дзюдзюцу. А теперь, пожалуй, расскажи нам о себе, пришелец. - Дзюдзюцу? Что-то знакомое. - Вдруг мысль встала на свое место. - Джиу джицу же. Школа Ивы! Мастер, моё почтение. Мастера. - Я сидя на земле выказал почтение. Вставать еще было больно. Чтобы не сделал со мной Ма Кэнсэй, но это еще продолжало работать и до полного излечения еще не дошло. - Я... Может поговорим где-нибудь в другом месте, или у вас тут какие-то правила есть? - Нет, молодой человек. Проходи в дом, - повел лопатообразной рукой Стрейшина. - А мне уже можно вставать? - Спросил я китайца. Кто его знает, что за технику он применил, может при ней нельзя двигаться, мне-то откуда знать? - Ммм? А, да, конечно можно. - Спасибо. Я встал и прошел вместе с Мастерами в дом. С удовольствием приземлился на подушку и выдохнул. Убивать меня вроде не собираются, может договоримся? - Итак. Начнем, пожалуй, сначала. Мне было тридцать пять лет, когда меня сбила машина. Полагаю, что я умер, и каким-то образом переселился в маленького мальчика по имени Ханма Баки. С ним у нас наладились хорошие взаимоотношение, к тому же ему нужна была помощь в тренировках, и они были очень тяжелые. Нужна была поддержка, и я ее оказал. Он взамен, молчал обо мне и позволял мне тренироваться вместе с ним. Когда ему исполнилось тринадцать, мы встретили буддистского монаха, и тот сказал, что двоих на одно тело слишком много, и мальчик умирает. Он не врал, мы умеем чувствовать подобные вещи. Он передал нам четыре Печати и сказал, что нужен смертельный поединок. Иначе выселить меня было невозможно. Я поначалу пытался, вы уж мне поверьте. Сильно пытался. Хотел вернуться к своему сыну, к своей жизни, но, видимо, мое тело просто не выжило и возвращаться мне просто некуда. Как специально, у нас там наметился поединок с сильнейшим человеком в Японии, Ханаямой, но биться с ним должен был я. В общем я бился и проиграл, и выиграл одновременно. Там остался Баки, и когда я... ну... умирал, в общем, он был в порядке, относительно, конечно. Но он в силах исцелить себя сам. Он еще станет сильнейшим бойцом в мире, я знаю. Ну, а меня зашвырнуло в какое-то колесо без начала и конца. По любому этот монашек постарался. Коззел лысый. Только меня эта ловушка надолго не задержала, и я оказался здесь. - Это... Пожалуй, это самое невероятное, что я когда-нибудь слышал, - отозвался на мою историю Старейшина. - Я одного не понимаю, почему ты все это рассказываешь? Почему просто не стал сидеть тихо, как в этом Баки? - Даже Апачай Хопачай заметил меня на второй секунде. Понять, кто я - не смог, но заметил. А когда появились остальные, то и вовсе стало понятно, что скрываться не получится. Более того, меня все-таки не убили. Вот поэтому я это все и рассказал. Ну и у меня к вам просьба. Вы не знаете, где тут у вас ближайший синтоистский храм? Мне нужен экзорцист. Портить жизнь мальцу я как-то не хочу. Да и привяжусь опять, как к Баки. Он ведь мне как сын стал, знаете ли. Тяжело его терять. И оставлять. И понимать, что так надо, тоже. Моя Ки сама вырвалась из меня густым туманом сожаления и боли и накрыла изрядную часть дома. Старейший посмотрел на меня и полыхнул своей Ки, сметая мою, словно порывом ветра. Стало чуть легче, но ненамного. - Спасибо. Но это не поможет, - кивнул я ему. - Я знаю. И наверное, я смогу тебе помочь, - кивнул чему-то внутри себя Фуриндзи Хаято. - Чем? - Заинтересовался я. - Попробую найти тело, в котором нет души. Смерть мозга и все такое, - покрутил рукой могучий Старик. - Мужское, и желательно не старше шести лет. Терять годы правильного развития тела очень не хочется. Но если не будет выбора, то просто мужское. Доживу уж как-нибудь. - Ты можешь выпустить самого Кеничи? - Спросил Кэнсэй Ма. - Это будет очень трудно. Я намного сильней и... больше, что ли. Придется его "держать" все время. - Сколько ты сможешь его "держать"? - продолжил задавать вопросы Мастер. - Минуты три, если это не нужно вот прям позарез. Если нужно, то столько, сколько надо, - пожал я плечами. - Э?.. - Воля всегда сильнее обстоятельств. Так я живу, так умираю. - Это наш с Баки девиз, и видят Боги, мы действительно по нему жили. Совершали невозможное, снова и снова перешагивая Черту человеческих возможностей. Так было, так есть и так будет. - В таком случае, нам бы хотелось с ним поговорить, если ты не против. - Я понимаю ваше желание, мастера. Постарайтесь управиться побыстрее. Я откинулся, расслабился, и ухнул в такую глубь сознания, что просто вытолкнул оттуда спящего хозяина тела. Я не лгал. Его душа, его разум, ощущались какими-то слабыми, маленькими. По сравнению со мной, он просто карлик. Свою сущность я ощущаю в десятки раз больше его и несравнимо сильнее. - Кеничи? Это ты? - Спросил Хаято. - Ох, Апачай перестарался. Снова, - выдохнул подросток, хватаясь за голову. - Э... А когда меня сюда перенесли? И зачем? У меня же тренировка. - Кеничи, тут такое дело, - вступил в разговор Мастер Ма. - Пока что тренировки откладываются ненадолго. Ты пока позвони домой. Скажи, что тут поживешь недельку другую. Пусть малышка Хонока принесет твои вещи. - Мастер? А, да, хорошо. Но что случилось? - Позвони, ученик. Прямо сейчас. Кеничи позвонил, удивил и обрадовал родителей, тем как серьезно он подошел к обучению боевым искусствам и положив трубку отключился. Я вышел из глубин, отстраняя мальчика от управления телом и посмотрел на Мастеров. - Хватило времени? - Впритык. Пока что поживешь у нас, а там, как Старейший разберется с тобой, так и остальное обсудим. - А он действительно сможет, ну... переселить меня? - Вот честно, аж сердце замерло, в ожидании ответа. - Раз он сказал, что сможет, значит сможет, - пожал плечом Кэнсэй. Тело для меня Старейшина Фуриндзи искал неделю. И всю неделю у меня была расслабуха. Случайно зайдя в комнату к Мастеру Сакаки, я увидел там произведение искусства, настолько совершенное, что не мог отвести взгляд минут пять, пока меня не отвлекла от созерцания Мастер всяческого оружия Сигурэ. - На... что... смотришь... чужак? - Это же... - Я ткнул пальцем, показывая ей. - Fender Telecaster 77 года! - Именно. И... что? - И что?!! Вы, Мастер, вообще, как с музыкой? - Хоро...шо. - Ну да, вижу. Где сейчас хозяин этого чуда? - На... первом этаже... у холодильника. - Спасибо, - сказал ей и сбежал вниз, в поисках хозяина этой игрушки. Выпросив у Мастера Сакаки разрешение играть на ней, я днями напролет сидел на его подоконнике и играл, играл, играл. Песни на русском языке, вроде Арии, Кипелова, Чижа, и прочих гигантов русского рока здесь пошли в жилу. И разным Мастерам нравились разные. Сам русский язык знали все, а потому понимали, о чем я пою. Сакаки тащился от Короля Дороги, Старейший от Феникса, а мастерицу оружия пропер Фантом. Вот ведь, люди-то. К сожалению, когда через шесть дней ко мне подошел Фуриндзи-доно и сообщил, что он нашел тело, я с огромным скрипом оторвал от себя гитару, спев напоследок Зов Бездны. Отставив от себя гитару, я поднялся и кивнул возможно сильнейшему человеку в этом мире и пошел за ним. Мы выехали за город, где нас уже ждал вертолет! Откуда, блин, у них вертолет? Впрочем, как я успел выяснить, у всех Мастеров есть весьма высокооплачиваямая работа. Сакаки, например, тренирует токийский спецназ и помогает полиции в самых сложных случаях задержаний, Сигурэ занимается розыском преступников, причем не только в Токио, но и по всему миру. Этакий хедхантер. В общем, у всех есть свои дела и заботы. У Акэсамэ вообще дорогущая больница. Короче, Мастера могут себе не только вертолет позволить. - Куда мы летим? - поинтересовался я. - Мы летим в одну больницу. Тут недалеко, но нужно поспешить, - ответил Старейшина Фуриндзи. - Понятно. Прилетели мы и правда быстро, и часа не прошло. Сели прямо на крышу, благо, что вертолетная площадка там была. Я выбрался из вертушки следом за бородатым гигантом и потопал за ним. Палата производила впечатление какой-то стылости, затхлости, что ли. - Сколько ему? - Одиннадцать. И это лучший вариант, поверь мне, - сразу же окоротил мои хотелки Хаято. - Не чужой Вам. Чей-то сын? Внук? - Он наверное, думал, что умеет держать покерфейс и против обычного человека так оно и есть, но не против меня. Я чувствовал его Ки, на самой грани ощущений, и ее колыхание на слове "внук", тоже. - Внук, значит. Внук не Ваш. Значит... Внук Вашего друга, понимаю... Что же. Хоть так. Я готов. - Я тоже. Подойди к нему, приложи голову к голове, а вот это должно быть между вашими лбами. - Интересный шарфик. - Выданный мне шарфик оказался и правда интересный. Исписанный уже отчасти знакомыми мне письменами, он отдавал мощным и ровным Намерением. Впрочем, вполне положительным, так что паниковать особо не стоило. Даже хорошо, что этот мальчик не чужой для Фуриндзи Хаято. Я стал чуть меньше подозревать его. Нагнулся над головой мальчишки, положил на лоб шарфик и прижался к его лбу лбом. Казалось, Стрейшина что-то говорит, но было непонятно что именно. Казалось, что сами стены этой палаты что-то говорят, вибрируя на низких частотах, но было непонятно, что именно. Казалось, что мир плывет, и старается рассказать мне что-то миражами. А потом я моргнул и оказался в тоннеле, весьма знакомом, между прочим. На этот раз я летел совсем недолго, и выпал в каком-то пустом сосуде. Даже следа чужой души в нем не осталось. Я аккуратно освоился, заполнил его собой, стараясь сжаться, чтобы не повредить ни в коем случае. Мозг как-то не желает отзываться, но это мы поправим. Кровь забухала в висках, и привычный транс принял меня. Ага. Видимо, было мощнейшее кровоизлияние в мозг, но это поправимо, тут ничего сложного. Вот восстановить нервные волокна, вот где проблема. Был бы тут Баки, он бы за пару часов справился. А мне и недели не хватит, наверное. Впрочем, будем посмотреть. Периферия вообще выключена полностью, перебиты нервные пути, но это дело десятое. Ни слуха ни зрения ни вкуса, даже тактильных ощущений ноль целых, ноль десятых. Зато повреждения внутренних органов минимальные, да и те от препаратов. Их выведем первым делом, остальное пока что подождет. Ну, поехали. Сердце лежащего в глубокой коме мальчика забилось сильнее, мощно отдаваясь в грудной клетке, это новый хозяин этого тела принялся за работу по восстановлению своего сосуда. Довольно долго ничего не менялось, но Старейшина никуда не уходил, он спокойно сидел в кресле и ждал. Тело под капельницами и аппаратом искусственного дыхания вдруг покрылось легким темно-синим туманом, который обычный человек даже увидеть не в силах, как и разная там аппаратура, а вот Фуриндзи Хаято не только увидел, но и понял, что именно происходит. Могучая воля вселенца буквально заставляет тело восстановиться, используя для этого ресурсы самого тела. Все вырабатываемые организмом стволовые клетки тут же отправлялись прямиком в мозг, чтобы восстановить нервные волокна, поврежденные сначала ударом, а потом кровоизлиянием. Потихоньку, постепенно, день ото дня, мальчик все сильнее худел. Его словно высасывало что-то изнутри. Руки стали настолько тонкими, что по ним скелет можно изучать. Ноги тоже, а уж на торс и смотреть страшно. Слабое, неподготовленное тело мальчика ело себя, чтобы удовлетворить запросы вторженца. И удовлетворило. На последнем издыхании, но все-таки. В палате не было никого. Хаяте Фуриндзи давно ушел, как только понял, что чужак прижился в новом теле, медсестры как раз сменялись, а врач спокойно спал в своем кабинете. Оборудование вдруг зашлось в истерике, но постепенно успокоилось - мальчик открыл глаза и снова обозрел палату, на этот раз в роли пациента. Хотелось пить, есть и свалить отсюда, но пока нельзя. Нужно добраться до памяти мальчика и прожить ее. Это и само по себе непросто, а когда она вот так, кусками из-за повреждений чисто физического свойства, то становится на грань с невозможным. Только, что мне - вселенцу, то невозможное, после стольких раз? Фуф, это было тяжело. Тело совсем слабенькое, и я с большим трудом завершил исцеление. Да мы с Баки в пять лет были совершеннее, чем этот мальчик в одиннадцать. Лентяй и тряпка. Но те времена прошли, и теперь здесь я. Об отдыхе и не мечтай, слабое тело. Я аккуратно развел руки в попытке потянуться, но чуть не выдернул капельницу. Дыхательный аппарат мешает, не передать как. И больно горлу. А уж как сложно удерживать желудок от спазмов, потому что рвотный рефлекс буквально ревет во всю мощь. В общем, самоощущения отвратные. Так, что там у нас было по экстренной помощи лежачим больным? Извлечение, да помню. Перекрыл катетер на правой руке об кровать, аккуратно выдернул шланг подачи физраствора, судя по этикетке, и с огромным трудом поднял руку к лицу. Аккуратно ощупал, пытаясь понять, что за модель на мне. Но не понял, я такой не видел. Другой мир, другие модели, но смысл у всех одинаковый. Извлечение... Буэ.. Вот и славно. Маску на одеяло, и спать. Нужно будет помедитировать, как проснусь. Или сначала помедитировать? Да, пожалуй. Память мальчишки нужна как можно быстрее. Я стал погружаться в транс, стараясь выловить как можно больше мелькающих картинок. Звуки старался выстраивать так, чтобы было понятно, о чем говорят, а не когда и кто. Многие связи повреждены. К примеру, мальчик слышит голос отца, он знает, что это именно его голос. А у меня таких связей нет. То есть я слышу, что кто-то говорит мужским голосом какую-то фразу, и все... Со временем накопилась статистика, и голос, называющий меня "сынок" я запомнил. Но в остальном, жалкие обрывки памяти, ассоциативных связей, всего того, что делает личность личностью, вот что мне досталось. Информацию я обработал, и на том закончил медитацию. Пора поспать нормально. Я расслабился и вырубился. Все равно у мозга стало не хватать энергии на обдумывание. Утром продолжу, наверное... Проснулся я от того, что меня будили. Вот прям внаглую. - Молодой человек, проснитесь, - проговорил мужской голос, и я тут же открыл глаза. Хм, моложавый, это слово полностью описывает доктора... На карточке написано, что его завут Токаши Саво. Какая-то французская фамилия, что ли? Надо бы выучить этот язык, как время будет. - Дха, - Ответил ему, еле ворочая языком. - Пить хотите? - Увидел он пантомиму про горло. Осталось только кивнуть. Через минуту мне принесли воды и, поддерживая за шею, дали попить, буквально несколько глотков. Садисты. - Готовы поговорить? - Ну, кивнул, лишнее слово сказать больно, в том числе и из-за аппарата искусственного дыхания. - Вы помните, как Вас зовут? - Кеиджиии Мацуда, - выдохнул я имя паренька, тело которого занял. - Какой сейчас год? Пожал плечами, двухтысячные, судя по уровню техники, точнее не скажу. За всю неделю, что я провел в Приюте Героев, как-то не удосужился поинтересоваться. Да и мне все было пофиг, главное - гитара в руках. От одного воспоминания худые пальцы сами начали перебирать лады и струны. Доктор, видимо, подумал, что я нервничаю, так как сразу же добавил: - Ничего страшного, сейчас две тысячи шестой год, месяц апрель, двадцать седьмое число,- мне осталось только кивнуть, вроде спасибо. - Я пытаюсь понять, насколько Вы себя осознаете, потому что, судя по показаниям приборов, вы должны лежать бесчувственной колодой, а не глазами вертеть. А последнюю неделю совсем уж что-то странное творится. Ваш организм буквально всасывает в себя глюкозу, витаминные добавки и вообще все, что мы ему даем, а Вы все равно худеете, словно на последней стадии рака. Еще бы мне не худеть! Пока восстановил разрывы нервных тканей, все шло еще ничего, но когда стал полностью внедряться в организм, тот как с ума сошел. Уже позже я понял, что мозг просто не мог сразу вместить не только мои объемы памяти, ему просто не хватало "мозгов", если можно так сказать. Плотность нейронов низкая, интеллект плещется где-то на самом донышке, связь подсознания и сознания совершенно не настроена, да много чего не так. Поэтому внедрялся я медленно и печально, помогая организму там, где только мог. Распределял задачи, помогал с полезными веществами, доставляя их куда быстрее стандарта и сразу к "месту приписки", так сказать. Благо, что смог дотянуться до крови и некоторых желез. Короче, организм подстраивался в авральном режиме, особенно мозг. А для этого ему нужно огромное количество полезных веществ. А тем временем доктор продолжал. - Так же за это время обнаружены аномалии в потреблении магния, что едва Вас не убило еще раз, сахара, и многих других веществ. Врачи с ног сбились, пытаясь определить, чего Вам не хватает в этот раз. Двадцать три отказа внутренних органов, четыре клинических смерти, более полуста анализов крови, причем самых полных и в кратчайшие сроки... - Скхоль...ко, - вздох:- дхоктор...ских? Док сразу понял, о чем я спрашиваю. - Как минимум три, - улыбнулся он, на мою приподняту бровь. - Физиология мозга, аномалии движения крови, аномалии работы печени. И все это только по результатам анализов за эту неделю. Вы в курсе, что одним своим выживанием всколыхнули врачебные круги так, что это больше походит на цунами? Я кивнул. Не объяснять же ему, что я просто не мог умереть. Слишком сильно я хочу жить, а воля у меня сильная, тренированная. К тому, же здесь просто удивительный мир, где так много Мастеров боевых искусств и я жуть как сильно хочу у них поучиться. Мы проговорили с доктором довольно долго, а потом я сделал вид, что уснул. Мозг в стадии перестройки и требует много сил на это дело, так что практически все свое время я провожу в медитации, помогая ему всем, чем могу. Через неделю, когда я начал принимать пока что жидкую пищу, выводя желудок на нормальные обороты, хотели забрать последнюю капельницу с глюкозой. Да щаззз прям, так я вам ее и отдал, это же мой единственный источник сахара в этой гребаной больнице. Несоленая еда для пациента с явным недостатком солей в организме, это, конечно, дно, но забирать сахар у человека с развивающимся огромными темпами мозгом, это совсем уж днище. Позвал врача, объяснил свою точку зрения, посмотрел на его выпученные глаза, и на меня посыпалось множество вопросов, начиная с того, откуда я это все знаю. - Просто знаю, - пожал плечами в ответ. - Разочаровывает то, что Вы этого не знаете. Врач скуксился, отвел глаза и стал снова наседать. - Да понятия не имею, доктор. Просто знаю откуда-то. И в конце-то концов, верните капельницу, а лучше две верните. И соль в еду, и морскую капусту, йод, знаете ли, тоже нужен для щитовидки. На износ ведь работает... - Вы бы сначала обсудили это с дядей. А то особое меню у нас недешевое, - перевел стрелки доктор. - Так Вы бы его уже пропустили, а то чуть ли не все крыло огородили, чтобы меня изучать. Кстати, вам за это еще светит иск на большую сумму. Подохренели вы тут. Я не лабораторная мышь, а человек. И если сюда еще раз зайдет медсестра и попробует взять у меня еще крови, я возьму ее у нее самой. Причем всю. Дымка темно-синего Ки так придавила доктора, что тот готов был на что угодно, только бы суметь пошевелиться и сбежать отсюда. То, что слабо мое тело, вовсе не значит, что ослабела моя воля. Дядю, единственного оставшегося в живых родственника после той ужасной аварии, пропустили в тот же день. - Ну здравствуй, племянник, - вошел в мою комнату невысокий, но неприятный мужчина. Весь он был какой-то... Словно не рад мне. Догадавшись, в чем дело, я с места в карьер спросил: - Семья была богатая? А я выжил. - Лицо дяди скривилось, словно он лимон разом зажевал. - Да ты не сдерживайся... - И что теперь? - высоким голосом спросил этот человек. - Теперь, я полагаю, ты мой опекун. - Мужчина кивнул. - Тогда так. Делаешь, что я говорю, четверть наследства отойдет тебе официально. Но если выяснится, что ты предков порешил за деньги, убью самым страшным для тебя способом. Говорил я ровно, но давление на него оказывал мощное. Настолько, что он начал дрожать крупной дрожью и обильно потеть. - Я их не убивал! - Скрипуче крикнул дядя. А я вдруг вспомнил, как зовут обладателя этого скрипучего голоса, Мамору Мацуда. В доме моего "донора" тела его не любили. Пропойца. - Верю, что по крайней мере сам, лично не убивал. Остальное выясним потом. А пока что, поговори с врачом, оплати больничный счет на сегодняшний день, одобри особое меню и прочее. Через неделю жду тебя с бумагами на выписку. Все, на сегодня хватит. - Л...ладно. - До свидания, дядя. - До свидания, племянник. Осталось только вздохнуть от такого. Отдавать ему четверть состояния, каким бы оно не было, просто напросто жаль, но слово есть слово. Да и деньги смогу заработать еще, главное, чтобы голова была на плечах. Следующая неделя для меня слилась в два основных действия. Я ел и тренировался, пытаясь заставить свои мышцы двигаться. Получалось пока что с пятого на десятое, но получалось. К концу недели я окреп настолько, что смог пройти целых десять шагов. Ночами не спал - медитировал, приводя организм в норму и настраивая баланс. Только на четвертый день понял, что баланс настраиваю такой же, как был у Баки, только вот разница в телах просто огромна. Пришлось переделывать на норму, а то организм просто пожирал пищу в огромных количествах, переводя ее по большей части в энергию нервной системы, нежели физическую. Дядя прислал за мной машину, все бумажные дела он уладил еще накануне, и теперь не стал приезжать сам. Это сказало мне, что он хочет свести наши встречи к минимуму. Пришлось вызвать его к себе домой. Дом оказался огромным. Конечно, не поместье, как у Эми Акизавы, но тоже ничего так. Трехэтажный особняк в пригороде Токио, с изрядным куском земли в собственности. Кое-что мне было знакомо, но большая часть окружающего просто затерлась в памяти мальчика. Меня встретила служанка, она же няня, и она же кухарка. Ее я помнил. Сузу Такако. Тоненькая женщина, с малюсенькими шагами, нежными руками, пахнущими пышками с вареньем из дыни, волосами цвета воронова крыла с каким-то синеватым оттенком, темными глазами и широким на улыбку ртом. Помню, что у нее не очень хорошие зубы, то ли кривые, то ли испорченные, и привычку сопеть, когда она считает, что ты что-то не так сделал. Вот подходит, смотрит на тебя этак укоризненно и сопит, сопит, и так, пока не переделаешь. - Малыш Кеиджи, как я рада, что с тобой все в порядке, - обняла меня вышедшая встречать няня. - А ты что стоишь. Заводи машину в гараж, а сам на кухню дуй. - Буркнула она на шофера. - Здравствуй, няня Сузу. Я вернулся. Но пока что не до нежностей. Вызови сюда дядю. Нам нужно о многом поговорить. - А может ну его? Завтра поговоришь? - Няня, если бы нужно было поговорить завтра, я бы попросил тебя вызвать его на завтра. - Ох-ох, не сердись. - А ты, няня, не спорь. Вот просто не спорь и все. Совершенно не японский у нас разговор получился, скорее европейский, но меня это сейчас не волнует. Нужно решить все дела, и возвращаться к тренировкам и медитациям. Время утекает, как вода сквозь пальцы. Итак лет пять тренировок потеряно, теперь догонять. Дядя приехал ближе к вечеру. Он вошел в гостиную, где я медленно и печально шел, вцепившись обеими руками в спинку дивана и обливался потом. Единственное место с нормальной европейской мебелью, блин. - Присаживайся, сейчас закончу подход, и мы поговорим. - Спасибо, племянник. Мне кажется, или дядя стал как-то солидней и спокойней? Это нехорошо. Видимо какие-то рычаги влияния нашел. Я дошел до конца дивана, и повернул назад. Вскоре и этот путь был окончен и я с трудом приземлился на сам диван. Отдышался и спокойно взглянул на родственника. - Что смотришь? - Думаю, что же Вас так развеселило, дядя. Осмелели, я погляжу, приосанились... - Я продал компанию, - довольно улыбнулся этот ушлепок. - Угу, и где моя часть денег? - поинтересовался я. - Какая часть? - 75%, идиот, - рыкнул я, прижав его к дивану Ки. - В... в... машине... деньги... все... - Вот уж точно, идиот. Как ты до сюда-то доехал, баран тупоголовый? Ладно. Я тебя сейчас отпущу, а ты, если дернешься, получишь сердечный приступ. Понял меня? - Д...да... пон... понял. - Ну тогда, тащи бабки, козел. Стоит сказать, что он действительно пытался смыться, даже в машину вскочил, но я оказался быстрее. Сидя у окна, я отслеживал каждое его движение, так что успел придавить его по полной. Аж кровь носом пошла, и не у меня. Больше он не ошибался. Открыл богажник, достал три кейса и принес их в гостиную. Открыл, показал чемоданы, заполненые интернациональными евриками и отошел. Я позвал няню, и отправил ее посмотреть, что там еще в багажничке лежит. оказалось еще пара чемоданов. Попросил принести. - Это все, что тебе заплатили? - спросил я у дяди. - Да, за скорость сделки еще миллион накинули. - Ну ты и дебил. Тебя кинули от всей души. Впрочем ладно. Мне сейчас не с руки выступать. Ты, пошел вон, и никогда больше не подходи ко мне. Более того, предъявишь права хоть на что-то или попытаешься продать, и я тебя просто напросто закажу. Денег, как ты понимаешь, хватит, и завтра чтоб был со всеми, я повторяю, для альтернативно одаренных, со всеми бумагами. Будем переоформляться. Все, выметайся. На следующий день он прибыл с сумками бумаг, и мне пришлось их разбирать неделю, пока не понял все, что в них было. Хороших новостей было две. Первая, оказывается у меня был свой "детский" счет, открытый родителями на мое обучение. Видимо они меня куда-то в Кембридж планировали отдать, судя по сумме. И вторая хорошая новость в том, что налоги за дом и участок оплачена на сто лет вперед. А налоги в Японии на землю даже не большие. Огромные! Счет, упомянутый ниже, будет мне доступен толко с семнадцати, но я думаю, что на те деньги, которые притащил дядя, мы с няней и водителем Ботаном Хидэяки проживем эти шесть лет совершенно спокойно. Тут миллионов семь будет, так что ладно. Большая часть денег была переложена в сейф, небольшая пошла на тренажеры и медицинские приблуды, и прочую технику, после чего я принялся за тренировки уже в полную силу. На удивление, уже к концу полугодия мне пришлось перейти на балансировку организма, как у Баки, и я не прогадал. Жрать стал раза в три больше, но тело быстро и уверенно приходило в норму. Ну, для меня это норма, для кого другого, это конечно, перебор. Но я привык к хорошему, сильному и быстрому телу. Одиннадцать лет, отличное время для тренировок. Вот-вот наступит самый благоприятный период - переходный возраст, так что самое оно. Растяжка мне, привыкшему к возможности задрать ногу в шпагат и стоять так часами, давалась с болью, потом и матами, но самое тяжелое то, что практически каждую ночь я видел сны. Судя по всему, это кусочки из жизни Баки. Бои на арене токийского спортивного центра, точнее в подпольной его части, лицо его девушки. В общем, просыпался я после таких снов, просто вымотанным. Мне так хотелось донести до него, что я жив, что все хорошо, но не получалось. И честно сказать, я с огромной гордостью смотрел за его победами. Мальчик вырос, стал прекрасным молодым человеком, попутешествовал, выиграл турнир, в общем, есть чем гордиться. В частности тем, что и я приложил руку к воспитанию этого достойного парня. К концу первого года усердных даже по моим меркам, тренировок, растяжка почти пришла в норму. Появились нормальные мышцы и отжаться на кулачках сто-двести раз перестало быть проблемой. Я расту, и из-за этого кажется, что вся моя работа уходит в никуда, так и оставляя меня худым нескладным мальчишкой. Только вот я-то чувствую свою силу. К сожалению, мне пока нельзя переходить установленные природой ограничения, и терпеть придется до четырнадцати лет в этом теле. В теле Баки переходный период из-за тренировок начался в десять лет. Здесь, только ко второй половине двенадцатого года. Так что придется ждать. И я ждал. Нанимал учителей по разным видам боевых искусств, по фехтованию, и даже одного военного. Тот научил меня обращаться с ножами, так, чуть выше любительского уровня. Со школой решил все просто. В третий раз ходить туда у меня не было никакого желания, так что перевелся на домашнее обучение, просмотрел учебники, ничего нового в них не нашел, и забил. Разве что приходил раз в полгода и сдавал экзамены. Когда мне уже исполнилось тринадцать, во время очередной медитации, я почувствовал в себе что-то иное, то чего раньше не было. Словно, пока я спал, в меня поместили трансформатор высокой мощности, но упомянуть об этом просто забыли. Стало интересно, что это такое и с чем это едят. Оказалось, это не то Ки, которое я использую. Мое, это смесь хм... воли и/или ментальной силы человека. Но это новое Ки, это что-то странное. Может, в телах людей того мира просто не было этого... образования? Пришлось обратиться в один из храмов, для начала. Эти лысые ребята обычно много всего знают о том, о чем обычным людям знать не надо. И таки да, знают, но учить не станут, ибо я не монах. Козлы лысые. Пару недель послонявшись, пришлось признать, что без помощи тут не обойтись, особенно когда при первом же эксперименте через поры правой руки кровь пошла. - Надо идти сдаваться Старейшему. Он по-любому в курсе, что это за штука, и как правильно делать. Он тогда в поединке такую скорость показал, что и Баки в поединках сновидческих не показывал, а ведь он-то точно вышел далеко за человеческие рамки. Или сначала подождать четырнадцатилетия, пройти все положенные тренировки и только потом идти? Пожалуй, так и поступлю. Ждать четырнадцатого дня рождения оказалось тяжело. С того раза, как я почувствовал в себе тот реактор в животе, я стал чувствовать его все время, даже без медитаций, и чем сильнее я становлюсь, тем он больше и... насыщенней, что ли. Сложно не обращать на него внимания. Но я все-таки дождался и поехал в горы. Как и в мире Баки, я с огромным трудом освоил взрыв эндорфинов, но освоил. На этот раз эта тренировка заняла больше четырех месяцев. Еще два ушло на виденную во сне технику "взрыв адреналина". Баки увидел ее у одного психованного военного, и научился. Так, через сон, она пришла ко мне... После освоения этих двух однополюсных техник, я как и в прошлый раз, подошел к обрыву. - А ведь не получится, в этот раз, вот чую! - крикнул я. Причем, сам я понимал, что мне просто страшно. Страшно потерять эту жизнь, где я один в теле, и нет нужды оглядываться на желания хозяина тела. Где нет нужды куда-то спешить. Тут все так же, как в первой моей жизни, живи себе, нафига тебе эта Предсмертная Концентрация, а? В какой-то момент я понял, если не сейчас, то никогда. И отвернулся от обрыва, собираясь уйти и признать, что страх победил, но... остановился. И рухнул в пропасть. Никто не может победить меня, только я сам. Что я и сделал - шагнул в эту чертову пропасть, и адреналин буквально вскипятил мою кровь. Техника включилась буквально сама, но я не мог ее выключить. К тому же, она только сильнее распалила страх, и вышла какой-то неправильной, но пока что не до того. Я посмотрел вниз, и отчетливо понял, что скоро умру. Метров двадцать лететь осталось. Что мне еще оставалось, кроме как принять то, что неизбежно? Вот я и принял. Снова. И мир замер. В теле Баки я ни разу не добивался такой степени ускорения восприятия, такой степени концентрации. Видимо, про это и говорил монах, утверждая, что мы делим ресурсы тела, и их не хватает. Аккуратно кувыркнувшись, я дождался момента, выстрелив ногами в каменную стену ущелья, и по пологой траектории ушел на середину речки. Глубины всего в пару метров не хватило, и я сильно ударился о дно, что, впрочем, не помешало мне выплыть и радостно заорать: Я ЖИВООООООЙ!!!!! А затем прыгнуть еще раз и еще, и еще, пока не стало получаться включать такое восприятие даже в спокойной обстановке. После такого отдыха на природе реально нужен отдых. Я снизил количество тренировок до нормы и спокойно провел целую неделю, вообще не выходя из дома. Заодно не спеша подготовился к экзаменам, еще на раз прошелся по программе, на что ушло три дня, и спокойно потопал в школу, сдавать их, за это полугодие. Рассчитавшись с долгами, решил, что пора. Почти пятнадцать лет, сколько можно скрываться от самого себя-то? Ворота Рёдзенпаку были все так же огромны и тяжелы. Внутри ощущались Мастера, да и Старейшина тоже, но он явно скрывал свою Ки. Мастера тоже, но не так качественно. Я вышел из такси и подошел к этим деревянным монстрам, которые загораживают мне путь в святая святых боевых искусств этого города, а возможно, и всего мира. Подошел, приложил обе руки и надавил. Совершенно бесшумно они начали открываться, хоть мне и пришлось приложить усилия. Мышцы под футболкой напряглись, но не чрезмерно, пожалуй, словно я поднимаю сотню килограмм на штанге, где-то так. В общем, ничего сверхъестественного. Вошел в ворота, а там уже сидит на деревянном столбе, явно вбитом в утоптанную землю... - Мастер Сигурэ, - я склонил голову в приветствии. - Данил... тебя... не узнать. Вырос... воз...мужал. - Благодарю, Мастер. Мне почти пятнадцать, так что все вами перечисленное вполне логично, - улыбнулся я Мастерице любого оружия. - А вот Вы совсем не изменились, все так же прекрасны, как и три с половиной года назад. - Чего... хотел? - Прервала череду комплиментов Мастер. - Нужно встретиться со Старейшим. Проблема у меня с внутренней силой. - Что... за... проблема? - Не понимаю, как ей вообще пользоваться. Едва себе руку не взорвал в первом же эксперименте. Монахи, уроды моральные, не хотят учить. И ладно бы, все это жить не мешало, но я все время чувствую этот клубок огня, каждую секунду. Он растет, становится плотнее, а что с ним делать, вообще не понятно. - Вот... оно... что. Пойдем... провожу. - Идемте, Мастер. Она пошла вперед, а я с огромным удовольствием наблюдал за ее фигуркой, затянутой в сверхкороткую юкату, нежно розового цвета. Ммм, чудо как хороша, и почему она еще не замужем? Сильная, смелая, красивая и, думаю, далеко не дура. Дуры Мастерами не становятся. Женщина словно почуяла мое внимание к своим нижним "девяносто", и в следующий момент ее клинок был пойман между моих ладоней. Мышцы моментально вздулись, удерживая его, еще капля напряжения, и кончик меча смотрит на пятьдесят пять градусов вниз, напрягая кисти Мастерицы. Будь она обычным мечником и обычным человеком, она не смогла бы удержать рукоять, и я бы тоже отпустил его, заставляя меч взлететь, но Мастерица на то и Мастерица, что выбить у нее из рук оружие практически невозможно. Она шутя удерживала его одной левой рукой. - Ты... интересный... стал. Отпусти... - Понятное дело, что я аккуратно, даже нежно в каком-то смысле, отпустил меч, предварительно выпрямив его клинок, не то он бы пару пальцев срезал. Мучиться потом, пришивать... Не... - Идем. Мы прошли к главному дому, и все это время я с удовольствием смотрел на ее походку, но никаких карательных мер от женщины не было. Видимо раз заслужил, значит можно? Интересный подход. А чтобы к ней в постель залезть, ее победить нужно, или что? Мы остановились около двери в кабинет Старейшего и услышали: - Входите уже, что вы там стены подпираете! - Добрый день, Фуриндзи-доно, - проделал я приветствие по этикету. Все-таки он реально Мастер Мастеров, к тому же старше всех моих жизней вместе взятых, да еще и объективно сильнее. Последнее неприятно больше всего, к слову сказать. - Привет, Данил, проходи, присаживайся. Чаю? - Да, благодар... Нет, спасибо. Эти травы мне пока нельзя, даже пятнадцати еще не исполнилось. Крышу сорвет и унесет попутным ветром. - М.. да? Извини, не подумал. Ну тогда рассказывай, что тебя привело? - Судя по его лицу, он уже все знает. Не знаю как, но ему точно известна причина моего прибытия, и решение он уже принял, это точно. - Я бы хотел учиться здесь. - Ммм? - приподнял могучую бровь гигант. - Джиу-джицу, или дзюдзюцу, как вы здесь говорите, исцеление, акупунктура, и то, как совладать со своей внутренней силой, вот мои интересы. Но я думаю, что Вы и так все это знаете. - И все? Хо-хо-хо. - Не все. Я уделил некоторое время фехтованию, но только на легких европейских клинках и на ножах. Хотелось бы... расширить базу умений и навыков в этом деле. - Ему нужно отвечать либо честно, полностью и развернуто, либо вообще не приходить. - Ну и Сигурэ-доно тоже... заинтересовала. Я даже не стал глаз отводить, что уж там. К тому же никакого стеснения я не испытывал, совершенно. С тех пор, как вместе с Баки стал плотно изучать анатомию, стыд в этих делах пропал полностью. Да и нечего мне стыдиться, в свои почти пятнадцать, я метр восемьдесят ростом, широкоплеч, голубоглаз, черноволос и вообще, весьма недурен собой. А ведь я еще расту, если что. Правда мне не очень нравится мое лицо в этой жизни. Мордаха Баки намного красивее, но что есть, то есть. Хоть и так, зато свое. Вот научусь этой здешней магии, переделаю волосы в красный цвет, привык я к ним. Ну и глаза заодно тоже. - Не можем мы тебя учить, Данил. В тебе тьмы много. - Чего во мне много? - Я аж обалдел от такой предъявы. - Тьмы, Данил. Ты желаешь могущества. - И что? Я и не скрывал никогда, что хочу стать самым сильным бойцом в мире. Так и что? Плох тот солдат, что не примеривает погоны генерала. Без амбиций ничего не добиться. - Я пожал плечами. - И мне интересно, Вы сами-то для чего учились, тренировались и прочее? Кулаки набивали, чтобы цветочки проворнее собирать было? Ки старика налетело, словно туча, но я только фыркнул на это. Нечестный прием, используется только тогда, когда сказать нечего. - Ну и ладно, пойду тогда с Мастером Акэсамэ договариваться, - буркнул я вставая. - Он тоже откажет, - покачал головой старик. - В чем? В том, чтобы научить меня медицине? Нет, я почему-то так не думаю. Он-то прекрасно понимает, что человек должен уметь не только разрушать, но и созидать и сохранять. А с внутренней силой сам разберусь как-нибудь. Когда меня опасность останавливала... Год спустя я наконец-то сдвинулся с мертвой точки. Старик оказался прав, и Акэсамэ тоже меня отшил, но я и сам разобрался. Начал-то я с аккупунктуры, у одного местечкового мастера на все руки, а там оказалась интересная штука. Аккупунктура тесно связана с каналами и меридианами той самой энергии, что меня так интересует. Начал разбираться плотнее, и понял, что не чувствую системы этих самых меридиан и каналов от слова совсем. Пришлось тыкать в себя иголками, в правильные места. Применяется этот иголочный прием для того, чтобы заменить кофе, мощный энергетик с витаминным составом и заменить практически любое лекарство. Он открывает "шлюзы" и энергия свободно течет по всей системе, мобилизуя все силы организма. В общем, тыкал в себя острыми предметами и стоя медитировал. Не очень удобные точки для игл - ни сесть ни лечь, вообще ничего. А игла в левой пятке, это совсем жесть. Короче, можно только неудобно сидеть на тонкой скамеечке, словно наездник на коне и поставив одну ногу на приступку. Но, как выяснилось, такая поза отчасти перекрывает течение Ки, и пришлось медитировать стоя на одной ноге, так намного лучше. В общем, с опытом и временем пришло понимание, как эти самые "шлюзы" открывать, а за этим пошло и управление самой энергией. Потихоньку, помаленьку, но пошло. Я и сам по себе могу прыгнуть с места на десяток метров, а в высоту на три с половиной. Мое тело давно и прочно вышло из рамок человеческих возможностей, и ограничение чисто природного типа не так сильны. Но с добавлением капли, даже капельки. Нет - капелюшечки той силы, что циркулирует внутри меня, десять метров в высоту не предел, далеко не предел. Я не мог подобраться к управлению этой силой по одной причине, не чувствовал самой системы, каналов, но когда открыл шлюзы, то в медитации вполне легко их ощутил, а соответственно и запомнил. Дни и ночи в медитациях позволили мне ощущать их постоянно, а соответственно и управлять силой куда более безопасно. Первый мой эксперимент закончился столь плохо только потому, что я направил силу напрямик, по тканям тела, что привело к мгновенному перенасыщению, и дало строго отрицательный результат. Теперь же, используя для этого каналы, отрицательных результатов нет, зато положительных море. Тут на досуге пробил кулаком стальной двухмиллиметровый лист. Раньше только след оставлял от кулака, а теперь насквозь. Перенесенный из снов в реал "сверхзвуковой удар", с добавлением выплеска силы из кулака, раздробил булыжник в песок. На расстоянии более трех сотен метров. Пошел на курсы массажистов, узнал много нового. Со знаниями по анатомии на уровне практикующего хирурга, иглоукалывания и внутренней силе, научился делать совершенно изумительные виды массажей. Расслабляющий и закрепляющий и так умел, но тут... К примеру, согнать лишний жирок у скучающей дамочки, помочь коже вернуть упругость, нормализовать баланс организма и многое другое, не говоря уж о таких вещах, как недолеченные вывихи и прочие мелкие неприятности. Все это перестало быть чем-то за гранью возможного. Самую капельку научился воздействовать своей силой на нервную систему пациента. Сложность не в том, чтобы попасть пальцем в нервный узел, это я и до того умел. Настоящая сложность в том, чтобы отмерить именно нужное малюсенькое количество силы. Вот где филигранная работа, вот где профессионализм. Пришлось ловить местных бандитов, чтобы было на ком экспериментировать, даже едва не попался местным полицаям, но смог сигануть на ближайшую крышу, до того, как они меня заметили. В общем, к шестнадцати годам я вполне могу вылечить даже полутруп, если у меня будет время и инструменты. Закончил школу экстерном и поступил в токийский мед институт. Решил пойти на хирурга. Пришлось посидеть за учебниками и доплатить в деканате, но смог сдать экзамены и пойти сразу на третий курс, удачно получилось. Единственный минус в том, что вокруг все двадцатилетние, и я, семнадцатилетний. Впрочем, я никому про свой возраст не говорил, а с виду мне легко можно дать двадцать. Высокий, статный парень, кто там будет разбираться, сколько мне лет. Так что общий язык кое-как с ребятами нашел. Сказал им, что перевелся из другого города и вопросов на эту тему больше не задавали. Потекла учеба и, в общем-то, ничего сложного там не было. Вот практики для меня оказались просто испытанием. Врачи кладут на операционный стол людей, которых можно вылечить куда как проще. Я бы справился точно, только кто меня станет слушать-то? Да и вообще, выделяться сейчас, не лучшая идея. Вот закончу институт, стану лечащим врачом, тогда и стану делать так, как считаю нужным. А пока что, приходится смиряться. Вот ведь штука, вроде все в жизни хорошо, учусь, деньги еще есть, любовница из параллельной группы, кстати, весьма симпатичная, как для японки, НО МНЕ СКУЧНО!!! Тело просто жаждет боя! Да я и сам хочу, что уж себя-то обманывать. Вселенная, словно ждала, когда я найду мир с самим собой, и преподнесла дар. Даже Дар - с большой буквы. Своим острым слухом я различил разговор на другой стороне коридора? - Так ты идешь сегодня? - Это здешний мажорчик, сын префекта, спрашивал одного из своих приятелей. С ними у меня был короткий конфликт, но короткого импульса Жажды Битвы им хватило, чтобы больше никогда ко мне не подходить. - Нет, сегодня не могу никак. Отец приказал быть дома. Какой-то важный ужин будет, так что... - развел руками парень. - Ну смотри, а то сегодня бьется та девчонка, "Крылатая". - Черт. Я бы с удовольствием посмотрел, как она размажет своего противника по рингу. А не в курсе, когда она в следующий раз выступает? - Это никогда не известно заранее, я же говорил. Программа вечера высылается в обед того же дня. Не раньше. - Черт. Вот же не везет. Поняв, что они говорят о каких-то подпольных боях, я сам от себя такого не ожидая, взвыл от счастья. Хорошо, что хоть про себя. Новые противники, новые схватки! Нос чутко дернулся, а спокойная улыбка превратилась в оскал, предвкушающий бои. Много боев. А что арена подпольная, так и что с того? Баки вон тоже, судя по снам, официально нигде не выступал, а в подпольных турнирах участвовал только так. К тому же, только там можно показать всю свою силу, там нет судей, что закуют руки в мягкие и бесполезные перчатки, нет ограничений правилами. Дерись как можешь, чем можешь, хоть кусайся или бей между ног, никто слова против не скажет. Бои до победы, ну а иногда и смерти, что уж там. К тому же, теперь бои будоражат кровь еще сильнее, ведь раньше, в теле Баки, была надежда, что после смерти я попаду куда-то еще, но теперь я чувствую, я знаю, что умру насовсем. Последняя "жизнь", последняя попытка. Это... мотивирует не хуже Великана Ханмы Юдзиро в родителях. Я забил на последнюю пару и стал следить за мажорчиком. Тот не спеша съездил домой, оттуда заехал в бар на личном ланд крузере, из бара прихватил двух подруг и поехал к спортивному центру. Неужели в этом мире ТОЖЕ в нем есть подпольная арена?!! Я наблюдал за ним с крыш, по которым и перемещался в течении всей слежки, а потому увидел, как он передает охране какую-то золотистую карточку. Амбалы кивнули и пропустили его внутрь. Там его встретила весьма прелестная девушка и повела внутрь здания. Я спустился с крыш и подошел прямо ко входу. - Вашу карту, пожалуйста, - обратился ко мне один из секьюрити, протягивая руку. Одет я небогато, обычные брюки, футболка, толстовка с капюшоном, я часто так хожу в последнее время. - У меня ее нет, но мне очень нужно попасть внутрь. Я хотел бы стать участником боев, с кем мне об этом поговорить? - Ты? - Хмыкнул другой амбал. - Подрасти сначала. - Понятно, все как всегда. Я полагаю, мне нужно вас всех уложить, чтобы ваш хозяин снизошел? - хмыкнул ему в ответ. - Ну, что-то вроде того, - спокойно кивнул главный и без замаха ударил меня в голову. Мне показалось, что он двигается словно под водой. Не торопясь прошел под его рукой, ну и ее прихватил, выворачивая и заставляя его кувыркнуться под собственным весом, еще в кувырке добавляя легонький удар сверху. Мужика впечатало в землю, и он потерял сознание. - Кто следующий? Или все вместе? Вас же всего трое, - разочарованно сказал им. - О! Шокеры и дубинки! Весело. Рывок вперед, и шокер покидает руку охранника, и его самого тут же бьет током. Еще рывок, и голова второго запрокидывается от удара в подбородок. Ногой в голень, ставя противника на одно колено и короткий удар моим коленом в скулу. Удачный угол. Сотрясение есть, а перелома челюсти нет. Третий уже сделал ко мне два шага, но я пнул в него дубинкой, вывалившейся из руки второго охранника, и это последнее, что он увидел - мир для него мигнул и потух. Потеря сознания от болевого шока, зато никаких физических травм. Он очнется через полчаса, абсолютно здоровым. Фокус не простой, но эффективный. Были бы ребята в брониках, он бы не получился, потому что попасть в нервный узел между ребрами бы не вышло. Разве что внутреннюю силу задействовать, но это совсем уж изврат, тем более в бою с обычными людьми. - Ну и где этот эфемерный босс? - Я огляделся, но никто не выходил. - Ладно, пойду тогда внутрь, что ли. Внутри меня, как и всех, встретила красивая молоденькая девушка и проводила в зал для зрителей. Все это время я чувствовал слежку и легкий флер опасности от своей провожающей. Но она даже на Ханаяму Каору не тянула, а его я при теперешних силах раскатал бы за пару секунд реального времени. Меня провели в зал и даже указали место, с которого было прекрасно видно ринги. Их оказалось два! Такого я раньше не видел. Впрочем, в этот вечер второй ринг пустовал. Запланировано, судя по программке, выданной мне той же девушкой, всего четыре боя. Логично, чай не бокс до двенадцатого раунда. Эти бои могут закончиться и в первые секунды, и через пару минут, редко когда длятся дольше, разве что совсем уж титаны сойдутся - медленные, не особо сильные и толстошкурые. Но опять-таки, на этой арене им делать просто нечего. Стопчут их тут, насмерть. Первый бой мне понравился и разочаровал одновременно. Противники оказались оба в тряпичных масках. В синем углу ринга стоял парень, лет двадцати, высокий, худой и явно не выглядящий бойцом. Какой-то весь тонкий, манерный, отталкивающий. Но чего не отнять, бросками владеет отменно. Очень технично, четко, без лишних движений. Реакция отличная, как для человека, скорость неплоха и... все собственно, что я могу о нем сказать. В красном углу оказался... гном какой-то. Невысокий, чуть выше полутора метров ростом, с чудовищно раскаченным плечевым поясом, руками и ногами. Как он только таскает на себе столько лишнего мяса. Ему бы конкретно так подсушиться, повысить плотность мышечной ткани, потому что вот это, оно просто бессмысленно. Какая-то гиперкомпенсация низкого роста? Его стиль боя, чисто уличный, чем-то напомнил мне Ханаяму. Он с трудом поймал руку соперника и просто сжал. Сломал обе кости в руке, а потом еще и дернул. Противник просто вырубился от боли, и восстанавливаться будет не меньше двух месяцев. Грязный бой получился, но перед этим гнома знатно пошвыряли по рингу. Однако, он вышел из схватки победителем, так что свои апплодисменты он честно заслужил, как и деньги, что швыряли ему болельщики. Их, кстати, потом смел специальный человек и унес куда-то за кулисы. В общем, мне очень понравилась техничность первого бойца, того худого выпендрежника. Некоторые приемы мне показались интересными, и я внесу их в свои тренировки со следующего боя с тенью. Второй бой прошел между двумя девушками. Они так же вышли в тканевых масках и имели синие волосы. Обе. Парики? Может и так, а может - покрасили на день и дома просто смоют. Хорошая маскировка. В синем углу оказалась девушка в облегающих штанах, синей маске и топике с рисунком крыльев на спине и босиком. Подтянутая, спортивная фигурка, плотные мышцы ног, вся она, словно натянутая струна. На кончиках пальцев какие-то металяшки типа когтей. Против нее выступила не менее аппетитная девушка в красной маске, коротеньких шортиках и с изумительными ногами. Мускулистые, словно выточенные из камня, они так и манили взгляд. Белая кожа, на которой шрамы выделяются особенно четко, показала, что девушка сражается в основном ногами, и не раз была в них ранена. Не то, чтобы шрам на шраме был, но штук десять я насчитал. Больше всего удивило начало боя. Синенькая прикрыла руками подбородок и шею, а красненькая встала в знакомую мне стойку бойца муай-тай. Хрена се! Хотя какая разница-то для бойца, какой именно стиль выбирать изначально? Все равно со временем примешиваются все встреченные эффективные приемы, делая технику более изощренной, красивой, и подходящей для многих ситуаций. Просто во время начального обучения муай-тай травматичность бешенная. Гонг и девушки рванули друг к другу. Еще на подходе когтистая получила с ноги в колено и на мгновение отвлеклась, а там, на ее здоровое колено встала изящная ножка и она отхватила с колена в лицо. Голова мотнулась, и все, на что ее хватило, это хорошенько царапнуть противницу коготками. Я думал, что это все, но когтистая не подвела, выводя поединок на новый уровень. Я почувствовал всплеск жизненной силы и девушка встала. Вокруг нее метался этакий жиденький смерчик знакомой силы, пока сама девушка ждала. Ее противница прекратила принимать поздравления и оглянувшись, увидела, что соперница не лежит на полу в крови и соплях, а крепко стоит на ногах. Кикбоксерша что-то сказала, с такого расстояния не расслышал, и снова рванула в атаку. Нападение было молниеносным, и от нее тоже слегка пахнуло силой, но защита оказалась ей не по зубам. Крылатая сделала то, что я выполнял сотни, даже тысячи раз. Маваши юки. Блок двумя руками, и нет в нем ничего особенного, если бы не одно но. Внутренняя сила, которая витала вокруг девушки разряженным смерчем, сформировала нечто вроде щита перед ней, и приняв удар на этот щит, девушка ударила ногой в голову противнице, просто снося ее на канаты. Даже сквозь блок, удар был настолько силен, что девушку снесло, словно пушинку. Да и удар все-таки прошел, расплющив ей нос под маской. Уж тихий хруст переносицы я везде узнаю, даже посреди первомайской толпы. От канатов отлипла уже не девушка, а маленькая красивая они. Просто демон войны, настолько сильное от нее шло Ки. И что интересно, я уловил кое-что, что до сих пор мне не встречалось ни в одном из миров. Ее внутренняя сила преобразовалась во что-то темное, вязкое, мощное! Моя преобразовывается в светлую, легкую силу, как и у второй девочки, и я думал, что так и должно быть, но, как оказалось, есть и второй полюс. Интересно, а как бы научиться преобразовывать свою силу не только в светлую силу, но и в темную? Это вообще возможно?! О, сколько вопросов! Как же интересно жить!! Надо было прийти сюда раньше на пару лет, столько времени потерял! Черт! Демоница улыбнулась противнице, и та расцвела улыбкой в ответ. Подруги, что ли? Мгновенно вокруг обеих появились дымки света и тьмы, а жажда битвы обрушилась, словно пресс. Я в восторге уставился на ринг, в надежде не пропустить ни мгновения, и не прогадал. Крылатая девушка пошла в атаку, а вторая сменила стойку. Кунг-фу, стиль дракона. Не люблю его, хрен увернешься от этих ударов. А противник все продолжает крутиться вокруг тебя и в какой-то момент реально кажется, что тебя хвостом долбанули поперек спины, словно хлыстом. Бррр. В одном из снов от Баки мне перепал такой противник, так я в боях с тенями еще долго не мог с ними справиться. Быстрые, сильные, непредсказуемые, короче ужас для бойца, не вышедшего за рамки человеческого тела. А мне тогда двенадцать было. Ну вот, что я говорил, не успела Крылатая подбежать, как отхватила рукой-хлыстом по груди. Жжига! По себе знаю. Вообще-то, таким ударом можно превратить внутренние органы в кашу, если правильно ударить, взаимодействуя с жидкостями, из которых на семьдесят процентов и состоит тело человека. Отпрыгнула. Странные тут бойцы - сальто делают, чтобы дистанцию разорвать. В этом сальто ее бы подловить и об пол, чтобы больше такого бреда на делала. Но дракониха не стала этого делать. Подождала, пока крылатая встанет, в одно мгновение пересекла ринг, и словно тараном снесла ее на канаты. Интересный удар, и сам метод использования силы. Этакий взрыв силы прямо перед ней. Впрочем, крылатая защитилась вполне достойно, разве что топик превратился в лохмотья и с трудом прикрывал девичьи прелести. Толпа зрителей одобрительно загудела. Ки резко расширилось, накрывая добрую часть зала, передавая чувственный ураган крылатой, и она рванула с места еще быстрее, чем только что ее соперница. Силовой отвод блока, бросок через бедро, и мощнейший удар сцепленными в замок руками по голове. Нокаут. Темная сила дракоши медленно изошла хлопьями и растаяла в воздухе. И почему у меня такое чувство, что кроме меня никто ее не видит? Да то же Ки даже Баки не видел, а для меня оно словно облако и всегда имеет свой цвет, в зависимости от того, что человек в нее вкладывает. Эмоции обычного человека так не увидеть, конечно, но бойца... Я хлопал в ладоши со всеми остальными, я был в восторге от этого боя, от девушек, от всего! Давно не чувствовал такой причастности к миру боевых искусств. Просто фантастические ощущения! Третий бой, к сожалению, оказался какой-то профанацией. Два парня, высокие, в общем быстры, но они просто молотили друг друга по голове, пока один из них не рухнул. Боксеры, блин. А вот четвертый бой я просто не видел. Почувствовал знакомую Ки, оглянулся... - Добрый вечер, Мастер Коэцудзи. Здравствуйте, Сигурэ-сан. Рад вас видеть. - Идем, Данил, надо поговорить. - Хм? - приподнял я бровь. Что им могло от меня понадобиться? Когда я пришел к ним за наукой, они меня послали, а теперь им что-то нужно? Хамство, голимое хамство, но... любопытно ведь! - С Вами, Сигурэ-сан, хоть на край света, - совершенно честно ответил я на предложение Акисамэ. - Быть может окажете мне честь и сходите со мной в ресторан? Или в кино? Или, - я даже перекрестил пальцы "на счастье", - в аквапарк? - Побе... ди. Сходим. - Вы даете мне надежду на невозможное. Благодарю. Когда к Вам можно зайти на спаринг? - Завтра... ночью... приходи. - От одного слова "ночью", у меня мурашки пошли, а центр жизненной силы разгорелся, словно я технику бура применять собрался. Насилу успокоил. - Договорились. Так куда мы идем? - Здесь ресторанчик за углом, там и пообщаемся. Знаю я этот ресторанчик. Чтобы его открыть, я полгода нужные бумажки собирал, искал подходящих людей через одно агенство хедхантеров, зато смог вполне выгодно вложить около миллиона евро. Сам я им не занимаюсь, но получаю двенадцать процентов чистого дохода. А учитывая его элитность и крышу в виде местных ментов, это совсем неплохие деньги. Думаю, к началу следующего года, то есть через полтора года после открытия, вложение полностью окупится. Торопиться мне некуда, деньги еще есть, хоть и не так и много. Большая часть ушла на зарплаты. Учителям, которых я нанимал, няне, Ботану, который так до сих пор меня и возит. Что поделать, жизнь в Токио дорогая. Да и любовницы требуют внимания и денег. Мы подошли к ресторану и мне навстречу выскочил лично управляющий: - Мацуда-сама! Прошу вас, проходите. Что же Вы не предупредили, что наведаетесь сегодня? Уж мы бы расстарались, - искренне улыбнулся управляющий. - Ничего страшного, Хироши-сан. Ты посади нас где-нибудь, где потише, будь добр. - Само собой, Мацуда-сама. Пройдемте к вашему столику. Мы прошли, и к нам тут же подбежала официантка. Принесла меню, воды, и свою очаровательную улыбку. Все остальное тоже весьма ничего, к слову сказать. - Мацуда-сама, рады приветствовать Вас здесь. - Здравствуй, Рини. Мне говяжий язык на гриле с овощами, шашлык из свинины и морс, ну ты в курсе. - Конечно, Мацуда-сама. А что будут Ваши гости? - Понятия не имею. Приходи через пару минут, узнаешь. - Честно ответил ей. Девушка усвистала, а я обратился в гостям. - Выбирайте все, что захотите, я угощаю. - Тебя здесь знают, - отметил Мастер Акисамэ. - Само собой. Это мой ресторан. - Пожал я плечом. Мы замолчали на пару минут, и когда пришла Рини, заказы были готовы. Мы целых полчаса молча потягивали напитки, пока нам не принесли еду. Затем еще столько же увлеченно жевали, и только потом перешли к разговору. - Здесь очень вкусно готовят, - отметил мастер дзюдзюцу. Мастер Сигурэ согласно кивнула и погладила себя по животу. В этот момент она стала на мгновение не мастером любого оружия, а такой уютной, правильной девушкой, что это меня умилило. Я ей улыбнулся, и она улыбнулась в ответ. Видимо, путь к сердцу и прочим органам, лежит через желудок не только у мужчин. - Я знаю. Сам выбирал поваров. Некоторые из них иностранцы. Итак, Мастер, что вам от меня понадобилось? - Я не знаю, как именно ты попал на арену, и откуда у тебя билет... - У меня его не было. Мой билет это кулаки. Я просто вошел, и меня проводили в зал. - Вот как. - Вот так. Давайте ближе к делу. - Твоя сила нестабильна, и я запрещаю тебе драться на арене. - Вон пошел. Со всем уважением, Мастер, - хмыкнул я ему в лицо. - Ты уверен в своем ответе? - Сгустилась у нашего столика мощная Ки. - Когда я пришел к вам за мудростью, вы меня послали. А теперь что-то от меня требуете? Вы, Мастер, охренели в конец. Был бы моим учителем, мог бы что-то там требовать и запрещать. А раз нет... А раз нет, то придется просить, торговаться и предложить нечто равнозначное, и не в твоих глазах, а в моих. Андестенд? Момент удара я не увидел - я его почуял, и успел сделать в воздухе щелбан, ударяя своей энергией в летящий в меня кулак. Мастера развернуло, и его телом снесло уже пустой от посуды стол. - Не смей громить мой ресторан. Желаешь драки, идем на улицу. Мастер только качнул головой. Желать драки с тремя сломанными пальцами он не мог. По факту, он несравнимо сильней меня, как и по количеству внутренней энергии. Но я провел сотни тысяч боев с "тенями" и опыта у меня море. Понятное дело, что и у него есть такие приемы, которые меня просто напросто убьют, но применять их здесь и сейчас он не готов. Поэтому Акисамэ Коэцудзи развернулся и вышел, куда послали. Вон. - Мастер Сигурэ, очень надеюсь, что этот глупый инцидент не повлиял на Ваше ко мне отношение. - Знала... что так... будет. - Повела очаровательной головушкой женщина. Вот ведь штука, ей ведь около тридцати, а выглядит едва ли на двадцать. Как так? - А не подскажете, с чего Мастер ТАК себя ведет? - За ученика... волнуется. Очень. - И? Волнуется, так пусть не выпускает его на арену, да и все. Чего он ко мне-то привязался? Да и без меня на арене бойцов хватает. Что-то не так во всем этом. - Думает... мстить будешь. - Уточнила Сигурэ. Я только рассмеялся. - Да зачем, ради всех богов, я стану заниматься такой фигней? Мне нравится драться, а месть... месть пусть оставят себе идиоты. Тем более, мне не за что мстить, если на то пошло. Каждый принимал решения сам, и винить в них некого. - Тоже... так... считаю. - Кивнула женщина. - Ну, славно, что мы все выяснили. Тогда, до вечера, я полагаю? - До...вечера, Данил. - Сигурэ Косаки грациозно встала и исчезла из зала ресторана на огромной скорости. Для обычных людей она буквально испарилась, но такое я могу провернуть, даже не используя внутреннюю силу. А она использовала, я почувствовал всплеск. Оставив на столе чаевые для официантки, тоже вышел. Тренировка ждет меня, я прямо дрожу весь, так хочу сразу двух вещей - попробовать те способы использования внутренней силы, что увидел сегодня на арене, и наступления ночи. Причем одинаково сильно хочу. Щит дался мне легко, словно я уже выполнял его прежде, и я не уверен, что это совсем не так. Я тысячи раз использовал защитную стойку и просто добавил силы, закрутив ее щитом. Все оказалось очень просто и естественно. Дальше мне остается только тренировать это умение, пока от зубов отскакивать не будет, ну и чисто экспериментальным путем искать оптимальное количество силы, которое в него нужно вкладывать. Тут только опыт поможет. Так же попробовал получить из своей силы ту темную энергию. Светлую получить просто. Обычное желание защититься, и внутренняя сила сама преобразуется, тут ничего сложного нет. А вот для получения темной составляющей пришлось повозиться. Сначала ничего не получалось, и пришлось засесть в медитацию, вспоминая все, что я успел засечь по Ки той девушки перед появлением этой темной силы. Оказалось, нужна жажда властвовать. С этим у меня сложновато, просто нет этого в характере. Подавлять, это да, побеждать, тоже, да просто драться, в конце-то концов. А вот жажды власти нет совсем. Пришлось долго настраиваться, но в итоге, слабенькая и какая-то рваная дымка покрыла мое тело. Даже с такой жалкой подпиткой, ударные техники взяли откровенно новый уровень. Простая режущая техника разрезала глыбу камня на две части, а ведь энергии в ней было мало совсем. Для того же эффекта, мне пришлось бы вложить раз в пять больше светлой энергии, и контроль понадобился бы куда более сильный. В общем, первый вывод такой. Светлая сила лучше усиливает тело, дает сопротивление ударным техникам, повышает скорость, силу, реакцию и прочее. А темная куда как лучше подходит для дистанционных ударов. С чего вывод? После напитки темной силой тела, увеличилась скорость, реакция, но большей части энергетики, каналам и меридианам, темная энергия словно сопротивляется. Или наоборот, тут не совсем еще разобрался. В общем, они как два магнита с одинаковыми полюсами. Большая часть системы легко принимает модифицированную жизненную силу, но меньшая отторгает ее, в отличие от светлой. Остаток вечера я приучал собственное сознание призывать темную силу, и не сказать, что получалось легко. Остается только одна надежда, что со временем чувство уже не станут играть такой большой роли, и появится возможность делать это как-то иначе. То, что я пока не вижу такой возможности, не значит, что ее вообще нет. Но в общем, кое-что начало получаться, и пусть пока что все слабенько, но со временем будет веселее. Наступившую темноту я ждал, словно не было в мире ничего важнее. Такое у меня было только в первом детстве, в ожидании дня рождения, да и то, не так ярко. Чувства у меня вообще стали ярче после соседства с Баки. Я думал, что это быстро пройдет, но не прошло, чему лично я, вообще-то, только рад. Жизнь играет яркими красками, и нет ощущения серого мира, даже если на улице дождь или снег. Даже осень в моем видении мира оптимистична, и только предвкушает лето, но не навевает грусти. Снова огромные деревянные ворота передо мной. На этот раз я не стал напрягаться, и открыл их умеючи. Капелька силы, и одним пальчиком толкнул. - Апа па! - Здравствуйте, Мастер Апачай, - улыбнулся я здоровяку. - Рад Вас снова видеть. - Даниль? - Удивленно улыбнулся гигант. - Апачай рад! Этот простоватый гигант тоже практически не изменился внешне. Как они, блин, это делают? У них тут что, в саду молодильные яблоки растут, что ли? - Я к Мастеру Сигурэ, мы договаривались поспариннговаться. Проводите меня? - Иди за Апачаем, - развернулся богатырь и легким, почти невесомым шагом, двинулся по тропинке. По пути я чувствовал Мастеров и даже Старейшего. Чувствовал их внимание, которое ни с кем невозможно спутать. Еще две сигнатуры были незнакомы. Точнее, не совсем так. Я их где-то встречал, но вот где, это вопрос. Даже с моей превосходной памятью такие вещи бывает очень сложно вспомнить. Последняя сигнатура оказалась мне тоже знакома. Та самая девушка, в "крылатой" футболке, выступавшая сегодня на ринге. Мастер Косака не все сказала, ведь из ее речи выходило, что ученик - парень, а выходит, что нет. - При... шел... все-таки, - спрыгнула с ветки аккуратная фигурка мечницы. - Конечно, пришел, Сигурэ-сама. Неужели Вы сомневались? Или, быть может, волновались? - с легкой улыбкой спросил ее в ответ. - Чу... чуть. Она метнула в меня сюрикенами с расстояния в пару метров так легко и естественно, словно дышала. Понятное дело, что не попала, а парочку я вынул из воздуха и отправил обратно, вместе с пятеркой метательных ножей, чисто от себя. Тоже, понятное дело, не попал - женщина буквально просочилась между ними, и мне пришлось перехватывать серп на цепи. Кусарикама, в мастерских руках - штука дико опасная. Серп я успешно перехватил, цепь напряглась, но отпускать уже фиксированное оружие, как-то желания не возникло, к тому же, им удобно отбивать било-противовес на другой стороне цепи, так что весьма удачно вогнав острие полумесяца в звено цепи у самого противовеса, я одним ударом перерезал цепь сразу в двух местах. Опасность! Ушел от ее меча с трудом. Скорость поединка все повышается, видимо, она хочет узнать, где мой предел по скорости, но я еще даже за человеческие возможности не выходил, так что бояться пока что нечего. Разорвал дистанцию на секунду и достал из тубы за спиной шпагу. Боевую, понятное дело. Сама Сигурэ не поняла бы затупленного куска железа. Сошлись в чистом фехтовании. Мда... Учиться мне еще и учиться. Попробовал задавить ее тактически, но куда там, это словно в шахматы с гроссмейстером играть. В последний момент, пока меня не прикололи к огромному дереву за моей спиной, как энтомолог бабочку, взвинтил скорость. За человеческие возможности я, пожалуй, вышел, Да и ускорение врубил, чтобы выскользнуть из такого положения. Но вернуться к нормальным скоростям мне уже не дали. Сигурэ только улыбнулась и тихонько произнесла: - Моло... дец. Быстрый. И пошла в атаку уже на сверхскорости. Пришлось использовать адаптированный под оружие сверхзвуковой удар, и уж это услышали все в додзе. Все-таки тут звуковой барьер прошел не малюсенький кончик кнута, а лезвие шпаги. В общем, громковато вышло. Да и все, кто жил в додзе, еще пару минут назад заняли ближайшие деревья и смотрели на поединок. - Что... за... удар. - Адаптация сверхзвукового удара из каратэ, Мастер Сигурэ. Но что у Вас за меч, выдержавший его? Я даже ни одного скола не вижу! - Удивился я. Ведь бил-то я именно по оружию, а не по Мастеру, так и убить можно насмерть. Мой толедский клинок таким ударом без всякой внутренней силы камень словно масло режет. - Взор... Смерти... Седь...мой клинок... Мурамасы... - Это... Удивили, Мастер Сигурэ. Я думал их все уничтожили давно. - Не... все. - Даже не знаю, радоваться этому факту или печалиться. Говорят, эти клинки... Впрочем, позже поговорим, если я еще буду жив. Продолжим? - Продол...жай. - Кивнув, она подняла клинок, и я почувствовал, как на мгновение вспыхнула ее Ки. Благо, что до меня дошло вовремя, что именно она собирается сделать, и выученная сегодня защита приняла удар, слетевший с ее меча. Понятное дело, что не полностью, но маленькая царапина не в счет. Без защиты меня бы разрезало на две неровные половинки. А чтобы увернуться, пришлось бы выходить на сверхскорость. - Хм. Класс. Но так я тоже умею. - Я легко швырнул в нее пару техник, одну с меча, а другую с руки. Переходить на темную силу не стал, смысла не имеет. Не для того такую атаку выбрал, чтобы навредить, а для того, чтобы увидеть защиту. Не увидел - мастерица меча и прочего оружия просто прогнулась и вышла из-под удара. - Ладно, поиграем всерьез? - Поиг...раем, - кивнула женщина. Наше Ки встретилось посередине между нами, и приливной волной обрушилось на противников. Словно продавливая пространство, мы устремились друг на друга. Сшибка, и выставленные в блоках клинки, на такой скорости ставшие атакой, высекли искры друг из друга, а в моей ноге словно из ниоткуда образовалась метательная звездочка. Остановился, выдернул, и напряжением мышц передавил сосуды, чтобы не терять кровь. Благо, что кость не задета, а то было бы совсем уж хреново. Снова нахлынуло Ки, но ни одного из нас это не испугало, наоборот, я почувствовал, как на моем лице появляется оскал. Атака! Пришлось проводить атаку буквально с уровня земли. Сигурэ явно такого не ожидала, потому прыгнула в воздух с небольшим опозданием, а приземлилась уже на одну ногу. Во второй я успел перерезать нерв. И только оставленная еще до атаки шпага еще покачивалась, воткнутая в грунт. - Что ты... сделал? - Перерезал нерв. Потеря чувствительности правой ступни, это далеко не все. Управлять ей вы пока что не сможете. - Честно ответил я, вставая с земли, и оглядывая тормозную полосу в десяток метров, прочерченную ногами. - Продолжим? - Да... - спокойно кивнула женщина, пробуя наступать на поврежденную ногу. Понятное дело, что как и любой мастер она восстановится и довольно быстро, но не в течении этого боя. Так что, нападение у нее теперь будет только по прямой, и на основе толчка одной ноги, что нисколько не уменьшает ее опасность. Возможности несколько урезаны, но и все на этом. И пока она не пришла в себя, пора переходить к артиллерии. Волна Ки, основанная больше на азарте, чем на жажде битвы, прошлась по полигону. Рывок вперед змеиным шагом, напитка тела светлой силой дико увеличила скорость и реакцию. Попытался отвести меч с линии моей атаки. Не вышло. Чтобы подойти к ней, пришлось на него насадиться, сдвинув внутренние органы так, чтобы в них не попало лезвие. Только после этого, я смог дотянуться рукой до нервного узла около лопатки. Короткий удар, и женщина замерла. Я вытащил меч из ее руки, а затем его же из своего живота. Воткнул его в грунт площадки, и повернувшись к Сигурэ, легонько щелкнул ее по горлу, оставив малюсенький порез. Успел отойти на пару шагов, как она вернула контроль над телом и схватила свой меч. - Хо-хо-хо! - Разошлась по поляне мощная волна успокаивающего намерения. Старейший решил вмешаться и своей волей остановить продолжение поединка, хотя мы оба были практически в норме. Дырка в животе? Пф. Заживет, и весьма быстро. Думаю, к утру буду почти в норме. Внутренние органы не задеты, так что, особых проблем в заращивании мышечной, соединительной и кожной тканей не будет. - Мальчик победил, Сигурэ-тян. Хо-хо-хо. Самоубийственным способом, но победил. - Ничего подобного, - спокойно отмел я все инсинуации. - Нужно было ошеломить Мастера Сигурэ, а что ошеломляет больше, чем проткнуть мечом того, кого совершенно не хотела убивать? А для меня это просто царапина, даже ни один внутренний орган не задет. Парализующий на десяток секунд удар прошел, а дальше дело техники. Ничего самоубийственного тут нет, все просчитано и выполнено филигранно. Хирургия, а не поединок. - Он совсем псих? - спросил женский голос откуда-то с дерева на краю полянки, где мы сражались. - Нет, Айко-тян. Просто расчетливый воин, - ответил знакомый голос. Слышу его за сегодня второй раз. Видимо Мастер Коэцудзи дает ученице мастер класс. - И весьма талантливый. - Но он ведь даже силу использовать толком не умеет, - шепотом возмутилась девушка. - Ну, так у него и нет пятерых мастеров, которые бы передавали ему все секреты ее использования. К тому же, щит был выполнен превосходно. Медленно, но превосходно. - Признал мои заслуги Мастер. - Спасибо за поединок, Мастер Сигурэ. Весьма надеюсь, что это не последний наш бой, потому что Ваше мастерство просто невероятно. Примите мое восхищение. - Я коротко поклонился женщине. - А теперь, мне, пожалуй, пора. Хотя, Вам нужна помощь в восстановлении поврежденного нерва? - Нет... помогут... поединок не... последний. Жду... приглашения.. на свидание. - Лицо у нее не выразило ни одной эмоции, но глаза... Вот уж воистину - зеркало души. Там черти отплясывали такой канкан с перерывами на танго, что я залюбовался. - С удовольствием. Выбор места, я полагаю, за мной? - Да. - Женщина развернулась на здоровой ноге, и скрылась в зарослях. - Идем, Данил, я провожу, - появился словно из воздуха рядом со мной Старейший. - Благодарю, Фуриндзи-сама. - Мы прошли в молчании пару десятков шагов, когда я спросил: - О чем Вы хотели поговорить? - Хм. Ты все-таки выбрал Сэй? - Вы о чем, Старейший? - Так ты не знаешь? - Старейший, давайте без загадок. Я устал и не имею желания их решать. Переходите к делу, прошу Вас. - Какой нетерпеливый мальчик. - Хмыкнул гигант. - Пф. - Сэй, это направленность твоей силы. - Типа, светлая? - Именно. Когда преобладает желание защищать, - уточнил старик. - Бывает еще и темная - До. - Ну, вроде того. А что? - Ничего. Видимо, мы ошиблись тогда, - признал Старейший. - Может быть. Теперь уже не узнать. Каждое прожитое мгновение меняет разумного и теперь уже не узнать, что бы получилось, если бы... - Это верно. И все же, жаль, что так вышло, - покачал седой головой гигант. - Жаль. Но старость не слушает молодость, думает, что знает лучше других, как правильно. Не в упрек Вам будет сказано, но так было во все времена. - Но ведь и ошибается редко, - улыбнулся старик. - И так тоже было во все времена. Но уж если ошибается, так по полной, - спокойно улыбнулся я ему в ответ. - Может быть чаю? - С удовольствием, только без добавления трав, если можно. И перед ним, минут десять тишины. Нужно привести себя в порядок. - Конечно, молодой Мастер. Сколько нужно, столько и посидим в тишине. - Ну, на Мастера я пока откровенно не тяну, так что не спешите с этим. - По старым канонам, вполне. Мы поменяли направление и пошли от ворот, внутрь додзё. Главный дом показался из-за деревьев и мы вошли под своды. - Айко-тян, принеси-ка нам бинты, лекарства и чаю приготовь старику! - Громогласно попросил старик, когда мы проходили мимо кухни. Там собралась большая часть живущих в додзё людей, не считая Мастера Коэцудзи и Мастера Сигурэ. Они, я полагаю, лечат ей ногу и восстанавливают перегруженную нервную систему после моего "стана". Буквально через минуту набор первой помощи при травмах оказался в кабинете Старейшего, где мы устроились, и я занялся своими ранами. Выстроив в сознании блок от боли, я спокойно занялся обеззараживанием и перевязкой, внутри врубая все известные мне методы исцеления на полную катушку. Под уже накрученными бинтами резко зачесалось, кожа зарастает первой, как всегда. Благо, что мне для правильного заживления даже зашивать ничего не нужно, слишком быстро работает регенерация, и сразу правильно стягивает края ран. Работа с внутренней энергией на этом фоне совсем простая. Направь ее куда нужно, простимулируй нижние чакры и, собственно, все. Естественная регенерация взлетит на такие высоты, что не снились и вампирам каким-нибудь. Так что через десяток минут я уже был в норме. Вспышкой внутренней энергии "вытряхнул" из себя какую-то энергетическую муть, оставшуюся в месте ранения, и вздохнул с облегчением - чувство опасности перестало долбить в набат, что мешало воспринимать реальность адекватно. Поставил в голове галочку, обдумать, что внутренние отклонения энергетического плана вызывают чувство опасности, и вернулся в нормальный мир. Как раз к этому моменту уже перестало чесаться место ранения, так что я снял бинты, пропитанные специальным обеззараживающим составом из соков местных трав и, протерев себя от крови, выбросил бинты в небольшую миску, в которой их принесла Айко-тян. - Вот теперь можно и чая, - улыбнулся я, смотря на задумчивое лицо Старейшего. - Где ты так научился, Данил-сан? - Так я умел и в прошлом мире, где про работу с внутренней энергией только слышали, но даже сильнейшие воины ничего такого не могли. Правда тогда все было медленней раз в пять, но все равно, быстрее обычного человека. А в этом мире сам научился. Не так уж это и сложно при наличии определенного стимула. - Хм, мда. - Пожевал губу седовласый гигант. - Я тебя недооценил, пожалуй. - Не Вы первый и не Вы последний, если на то пошло, - отмахнулся я. - О чем Вы хотели поговорить? - По-моему пора бы и к делу перейти. - Да вот спросить хочу. Как ты смотришь на то, чтобы не выходить на арену в качестве бойца, скажем, пару месяцев, пока малыш Акисамэ натаскивает свою ученицу? - Хм, и что мне за это будет? - Улыбнулся я лисьей улыбкой. - А чего бы тебе хотелось, Данил-сан? - Так же улыбнулся Старейший, открывая "сезон" торговли. - Мне? Мне бы хотелось поучиться у Вас разным приемам применения внутренней силы, как и в прошлый раз. Так же мне хотелось бы спарринговаться с Мастерами этого додзё, и как можно чаще. Да и с Вами тоже, если на то пошло. - Просто спарринговаться? Учиться у Мастеров уже не хочешь? - тонко улыбнулся гигант. - Не вижу смысла просить об этом. Проще прямо в бою учиться, чем заниматься всей этой фигней. К тому же, у меня институт, а через месяц очередная практика. Судки таскать, врачам в рот заглядывать и делать вид, что почтительно внимаешь тому, что знаешь как бы не лучше их самих. Терпеть, в общем. - Что ж ты так? Не уважаешь их труд? - Усмехнулся Старейший. - Ничего подобного. Мне не нравится их узкая направленность и полное нежелание развиваться в ширь. Терапевты и хирурги, еще куда ни шло, но остальные одностаночники раздражают. Вот буквально на прошлой практике к лору попал малыш, лет пяти, а тот даже не понял, что мальчик практически ослеп. Осложнения от сильнейшей простуды пошло на глаза. Но "он ведь не окулист". Не окулист, это верно. Просто мудак. - Высказал я то, что кипело на душе. Еле успел перехватить мамашу мальчика и отправить ее к глазнику, а оттуда к терапевту и снова по кругу, пока до врачей не доперло, что и откуда полезло. - В общем, не люблю таких врачей. - А ты сам на кого учишься, Данил-сан? - Фуриндзи-сама... Вот не верю, что Вы не в курсе, раз послеживали за мной. - Но я не... - хотел возмутиться он, но я не дал. - Я чувствую слежку и вполне могу отличить ее от любопытства. - Ну, Мастера по моей просьбе приглядывали за твоими успехами, - улыбнулся в бороду гигант. - Да так плотно, что даже в спальне жучки стоят. Мне-то плевать, в принципе, в моем доме много комнат. Но сам факт несколько печалит, Фуриндзи-доно. - Малышка Сигурэ переборщила, извини уж ее... - развел руками дед. - Нормальный человек не станет обвинять нож, когда виновата рука человеческая. К ней у меня нет претензий. Выложив свои козыри в торге за то, чтобы в ближайшие месяцы не выступать на арене, приготовился слушать ответные ходы и парировать их. Словесная баталия тоже бой, как ни крути. - Хм. Я просто не подумал, что стоит несколько очертить круг интересов, Данил-сан. - Ничего страшного. Все равно по большей части я ночую в спорт зале, - небрежно парировал извинения, а то сейчас как начнет на жалость давить, "старый и больной". Как же! Нет уж, так дело не пойдет. Хочет чего-то, пусть платит... В общем, мы просидели дольше часа, но к компромиссу пришли. С Мастерами я могу драться сколько угодно, но по таксе "за вызов", а цены там жжжжуткие. Договорились на половину обычной цены, но даже так это дорого. С другой стороны, тут собрались сильнейшие мастера Японии, а может и Азии, хотя вряд ли. Поговаривают, что в Китае, Монголии и сибирской части СССР Мастеров тоже хватает. Однако, там нет Старейшего, а этот мужик Легенда. Ни разу не проигравший за всю жизнь боец, это просто нереально, как круто. Зато с обучением меня снова прокатили, впрочем, все, что нужно, мне и так покажут - в бою. Уж на это моих способностей хватит. На том и договорились. На следующий день в институте ко мне подошел мажор и передал небольшую золотую карточку с черными линиями, то есть я могу посещать арену и как зритель и как боец. В ближайшие несколько месяцев я буду посещать только как зритель, а потом и как боец пойду. Жалко, конечно, что придется отложить свои выступления там, но бои с Мастерами дороже и нужнее, по крайней мере, пока. Прямо на следующий же день, вечером, когда уже стемнело и тренировки закончились, я взял с собой денег и отправился в додзё. Пора им платить по счетам. Начал с Апачая. Бесхитростный боец, это совершенно невозможное сочетание. Но вот он, стоит передо мной со своим фирменным "Апа па?". Но он очень силен. Боец направления силы До, это несомненно. - Да, Мастер Апачай, я готов. - Я раскрутил силу внутри себя до предела, примерно понимая, какие скорости потребуются в бою с этим монстром, а уж сколько пришлось заплатить за бой с ним, так просто сердце кровью обливается. Если так и дальше пойдет, то придется искать подработку или заканчивать мед институт экстерном и идти поскорее работать в больницу. Впрочем, честно сказать, такие мысли посещают меня все чаще. - АПА! - Хорошо, что я сразу решил использовать силу, не то даже не заметил бы удара, потому что он вообще не умеет, похоже, сражаться, НЕ вкладывая силу в движения. Темная сила буквально окружила его дымкой, совершенно не мешая мне видеть все его движения. Да и что тут сложного? Смотри на плечи, они все тебе расскажут не хуже шпиона в стане врага. Удар колена в голову я блокировать не стал, одновременно прислушиваясь и пытаясь понять, как именно он использует силу, и уворачиваясь от последующего лоу-кика. Тайский бокс я знаю неплохо, но против него его использовать просто дурость. Джиу джицу зато в самый раз. Мягкие приемы, ускользания айкидо, даже кое-что из кунг-фу пригодилось. А уж как сила расходуется быстро, и это только для того, чтобы он меня не зашиб на смерть. В нападении приходится выкладываться еще сильнее, так как обычных ударов, не напитанных силой, он вообще практически не ощущает. Зато использовал, так сказать, момент, и потренировался в обманках. Противник думает, что попал по тебе, видит, как ты отлетаешь от его ударов, но, по факту, там даже не удары, а так, шорканье легонькое, и дальше ссадин дело не идет. Реакцию для такого нужно иметь запредельную, скорость тоже, но мне этот прием нравится. Напоминает о Баки. Тот его тоже любил использовать в разведке, на первом этапе поединка, чтобы понять стиль и прочие характеристики противника. А уж какое Ки испускает Апачаи! Как легко по нему разбирать те эмоции, которые он ощущает в момент пробуждения силы! Прямо подарок. Несколько своих ошибок я нашел уже после третьего его удара, за что ему большое бойцовское "спасибо". Поединок длится уже дольше двух минут, а мы оба им откровенно наслаждаемся. Проблема только одна, Апачай, наконец, нормально разогрелся, и становится все быстрее, сильнее, резче. А удары-то у Мастера откровенно смертельные, тут без вариантов. Так что я кручусь, словно вошь на гребешке, в попытках даже не столько атаковать, сколько найти приемлемый для меня способ не попадать под его атаки. Ки все возрастает, как и скорость ударов, и я выкладываюсь по полной. Скорость сверх человеческих возможностей и "адреналиновый взрыв" давно работают, но даже это не помогает. После его ударов, принятых даже на скользящие блоки, как и переведенные в приемы, руки покрылись синяками. Пропущенный все-таки лоу-кик не дает пользоваться правой ногой на полную, так что пришлось воспользоваться эндорфинами, и я привычно представил себе злые глазищи Баки. Помогло. Боль отступила в такие дали сознания, что я ее вообще чувствовать перестал. Зато Апачай сразу заметил, что противник перестал подавать признаки усталости, а значит, нужно эту яблоньку потрясти, и да - это про меня, на той самой метафизической яблоньке и усевшегося. Когда все возможности и умения в управлении внутренней энергией, кроме совсем уж смертельных, были использованы, но даже это не помогло, я все-таки пропустил удар. Точный, сильный и для абсолютного большинства смертельный, то улетел с площадки на двадцать метров и аккуратно спланировал на землю. Уж сопротивляться гравитации я умею отлично. Пусть летать не могу, но облегчить собственный вес могу до крайне малых величин. Удар Апачая пришелся в грудь и остановил мне сердце, но его я завел легко и привычно, одним усилием воли. Благо, что оно не взорвалось к чертям от такого удара. Если бы я не скомпенсировал вложенную в удар "силу", то его порвало бы на лоскуты, а так, я все еще жив, цел и даже очень доволен. - Апа-па? Даниль живой? - Живой, Мастер Апачай. Не беспокойтесь. Но, пожалуй, на сегодня все. Осталось только отрабатывать все то, что я сегодня запомнил. А запомнил я ой как много. Апачай за этот бой использовал около двух десятков техник на энергии До и, как ни странно, целых ДВА вида самоисцеления на этой энергии. Гигант муай-тая не перестает удивлять. Впрочем, у него особо и выбора-то не было. После моих техник из режущего каратэ он был весь в глубоких, но не смертельных порезах. Можно было и нерв на правой руке перерезать, возможность была, и если бы мы дрались на смерть, так бы я и поступил, без сомнений. Но мне нужно было увидеть все, на что он способен, чтобы появилась в моей коллекции новая "тень" для тренировок. Вот эти самые порезы он и исцелил. Вторая техника исцеления проскочила после перелома безымянного пальца на правой руке. Я провернул фокус со сверхточными ударами в полном ускорении и ударил кулаком точно в один палец в кулаке противника, ломая его напрочь. На выставленном среднем пальце моей руки от этого фокуса остался только легкий ушиб. - Неплохой поединок, - заметил Старейший, одобрительно кивая. Уж от него-то не могла ускользнуть ни одна деталь. - Хоро...шо бился, - кивнула Сигурэ, от чего потеплело на сердце. Акисамэ только фыркнул. Не простил мне отказ? Плевать. Драться он со мной все равно будет. А десять тысяч долларов, что я отдал за этот бой? Да плевать. Я за этот поединок узнал больше о таком вот энергетическом муай тае, чем за предыдущие несколько лет. Сопряжение движений и энергетических взаимодействий тут весьма непростое, нужно разбираться, и пусть это займет время, я не возражаю. Время у меня есть. Для своих лет я чудовищно силен в качестве бойца. Не так много найдется в этом мире людей, что могли бы со мной соперничать. Да и того же Апачая я мог убить. Победить не мог, это верно, а вот прикончить - запросто. - Будет интересно сойтись с парнишкой на кулачках, - Мастер Сакаки аж воспылал такой убийственной Ки с явным окрасом энергии До, что бедную Крылатую едва в клубок не свернуло. Я только с удовольствием оскалился на такое пожелание. - С огромным удовольствием, Мастер, с огромным. - Ха-ха-ха-ха-ха!!!! - Рассмеялся Сакаки, убирая духовное давление. - Ты мне нравишься, парень. - Кстати, Мастер Сигурэ. Если не возражаете, то я бы заехал за Вами сегодня, скажем в восемь? - Куда... идем? - Вы любите оперу? - Да... люблю. - Кивнула женщина. - Прекрасно. В Токио приехала труппа из Италии. Так что приглашаю Вас составить мне компанию. Точнее, это я составлю компанию Вам, если Вы не возражаете. - Не... возражаю. - Мне показалось, или я увидел на ее лице улыбку?!! Блин, какая же она красивая-то! - Мне он не нравится, - спокойно проговорил Акисамэ, когда их гость ушел. Видимо, готовиться к свиданию с Мастерицей любого оружия. - Зато он понравился Сигурэ, так что и ты потерпишь. Сам-то женат, даже дважды, а она все время одна. И если этот паренек сделает ее счастливой, я буду его на руках носить. - Отбрил его Сакаки. - ХО-ХО-ХО. Неужели ты, Сакаки, заботишься о нашей девочке? - Да, забочусь. Миу моложе на шесть лет, а уже замужем давно. Да и кто позаботится, если не я? - Я не против заботы. Только не... переборщи, хорошо? - Мудрый старик видел в Сакаки хорошего человека, но для данного конкретного случая, слишком уж ответственного. - Спугнешь мальца, где мы еще одного такого сумасшедшего возьмем, а? - Не волнуйся, Старейший. Не спугну. А понадобится, так притащу его к алтарю полумертвого от травм. Но сказать "Да" он точно сможет! - Сразу же поднял руки в знаке сдачи Мастер каратэ. - Будь с ним осторожен. Сегодня он едва не убил Апачая, но вовремя остановился. - Что? Я ничего такого не заметил. Наоборот, именно Апачай доминировал весь поединок! - Апа па. - Согласился со Старейшим гигант муай тая. - Апачай попрощался с миром живых. Опасность появилась и исчезла. - Именно. Апачай бы не успел уйти от этого удара. Никто бы не успел. Мальчик очень талантлив. - Согласился Фуриндзи. - Жалко, что мы тогда не взяли его на обучение. И жалко, что не смогли нормально учить сейчас. - Почему "жалко"? - Спросил Акисамэ. - Он ничего нам не должен, - ответил за Старейшего Сакаки. - Понятно. Это... Наверное, это даже хорошо. Он подходит Сигурэ. - Кивнул чему-то внутри Акисамэ. - Хм. Пришел кто-то? Апачай метнулся куда-то, и вернулся обратно через пару секунд. С огроооомным пакетом. - Апачай принес. Где Сигурэ? - Здесь... давай... Женщина свесилась с потолка, прямо из дыры, с отодвинутой потолочной панелью, цепляясь за потолок лишь пальцами босых ног. Апачай отдал ей пакет и она его раскрыла. - Платье... косметика... белье... туфли... сумочка... перчатки... Гардероб? - Как-то почти не удивленно спросила женщина. - Сигурэ, это для похода в оперу, я полагаю. - Аккуратно, словно на минном поле, ответил Кэнсэй Ма. Сигурэ спокойная... обычно, но если ее взбесить... Это же стихия! Дикая, словно пламя, она не ведает удержу! - Снова кто-то пришел. - Мастер китайского кэмпо почувствовал человека у ворот. Апачай опять сорвался с места, но на этот раз его не было десяток секунд. Вернулся он с озадаченным лицом, и с сидящей на его лопатообразной ладошке девушкой. - Прическу делать. Лицо делать, - растерянно ответил он на немой вопрос окружающих его Мастеров. - Сигурэ... делать красивой, апа-па. Через три часа к воротам додзё подъехал лимузин. Черный, как сама ночь, он смотрелся так, словно прибыл из другого мира. Ботан с достоинством вышел из машины и открыл для меня дверь. Я выскользнул из салона и громко постучал в ворота, не открывая их. Через пять минут они распахнулись от миленького аккуратного пальчика прекрасной женщины. Я даже слов не смог сразу подобрать, если честно. Но через какое-то время выдавил: - Невероятная красота. Просто невероятная. - Благо...дарю, - чуть покраснев, задумчиво сказала женщина. Я подал ей руку, помогая сесть в лимузин, и мы отправились в оперу. Вечер был просто чудесный. "Богема" порадовала исполнением, спутница красотой и внутренней силой, а ужин в моем ресторане, вкусной пищей, и на удивление молчаливой беседой. Слов прозвучало мало, а поговорить мы умудрились обо всем на свете. Ки, передающее эмоции, позволило нам понимать друг друга практически без слов, да и кажется мне, что Сигурэ владеет какими-то ментальными техниками, потому что я никогда раньше не мог ощущать чужие эмоции столь глубоко, тем более женские. Она словно раскладывала их на палитру цветов, заботливо объясняя, что и к чему тут относится. Стоит сказать, что на наш молчаливый столик косились все. На Сигурэ-то понятно, она женщина невероятной красоты и пластики. А на меня, видимо, только из зависти, причем от обоих полов. Я пока что не смог толком изменить свою внешность, разве что с волосами смог разобраться, и теперь моя темная голова отчетливо отливает красным на свету. Оказалось, нужно просто приказать собственному телу, а нужные рецессивные гены оно и само найдет. Хотя, конечно, воля тут нужна нечеловеческая, как и длительность ее приложения. Черты лица стали менее японскими, если так можно сказать. Теперь в них едва проглядывают скандинавские, и куда более суровые обводы. В общем, до красавца мне далеко, но какие мои годы-то? А глаза вообще отказались становиться привычно красными, видимо что-то я делаю не так, или такого гена в этом мире вообще не существует. Хотя фиолетовые точно есть, я в них весь вечер как в зеркала смотрел и не мог насмотреться. Надо будет попробовать фиолетовые, хоть немного ближе, чем темно-карие. В общем, вечер удался. Я, как "честный человек", предложил продолжить вечер, но леди была "непреклонна". А потому, я просто отвез ее домой, в додзе, хоть нам обоим и хотелось поехать ко мне. Воспитание, штука такая, тем более, когда воспитание долбануто-японское. Следующее свидание окончилось так же, как и то, что после него. А вот после четвертого мы проснулись у меня, и утро оказалось не хуже ночи, если на то пошло. Спокойная внешне, Сигурэ оказалась взрывной, словно вулкан, и дарила прекрасные часы страсти. Все-таки Мастер в использовании внутренней энергии, это не просто так, это дикая, нечеловеческая выносливость. - Сигурэ, - позвал я женщину, пока она надевала свою набедренную повязку. Ага, оказывается, она не носит современное белье, и вообще считает его развратным, хотя так оно и есть. Да оно для того и создавалось, если на то пошло. - Может, просто переедешь ко мне? Все равно каждую ночь спишь тут. - Не...льзя. Не женаты... - Ну, так давай это исправим. Мы же любим, так чего тянуть? - Предложение... делаешь? - Пока нет. Нужно кольцо, свечи, романтическая обстановка и все такое. Но по факту, да, конечно. И накинь уже юкату, а то опять в кровать затащу. - Я сделал суровое лицо, как смог. Улыбка, конечно, прорывалась, но я старался. А она внимательно так на меня посмотрела и... быстро избавилась ото всей одежды. Мда, еще кто кого утащит?.. По итогам этих трех месяцев могу сказать, что даже в первом своем мире не был так счастлив. Мой мир полон красок, невероятная женщина и конечно, бои на арене. По прошествии двух месяцев, когда ученица Коэцудзи закончила там выступать, я потопал туда уже не как гость, а как боец, и честно скажу, меня всего прямо трясло от предвкушения. В первый раз мне выпал совсем никакой противник. Последователь дзюдо, и даже неплохой боец, но скорость совсем уж не та. Он даже не смог выйти за границы человеческой природы... Так что, поспарринговав с ним чуть дольше минуты, я быстро завершил поединок прямым в голову, от чего он даже не поплыл, а просто отключился. Уныло покачав на это головой, я ушел с ринга. Зато следующий бой порадовал меня здоровенным мужиком из Китая. Пожалуй, еще не Мастер, но старший ученик, по здешним меркам. Вот уж с ним я оттянулся. Превосходная ударная техника, энергетически насыщенные удары, просто превосходно. Объединенная техника из самых разных китайских единоборств, плавная, но реально скоростная пластика, все это доставило море удовольствия. Конечно, было бы куда приятней, если бы китаец был на моем уровне, и бились бы мы до последнего, но и так оказалось просто прекрасно. С огромным удовольствием дрался с ним дольше пяти минут. Даже кое-какие приемы для себя перенял. Мужик едва не перехитрил меня, ударив техникой на энергии Сэй, которая должна была парализовать мне руку, но не успел. Не хватило ему скорости, а мне хватило, чтобы сделать тоже самое с ним самим. В общем, в каждом бою соперники с различными стилями, сами того не ведая, делились со мной своими приемами, секретами и отчасти навыками, а я уже отрабатывал их у себя дома до кровавого пота. А уж как удивилась Сигурэ, когда впервые стала свидетелем моего боя с тенью... Ее можно понять, в общем-то. Когда синяки появляются на лице и руках непонятно откуда, это как минимум странно. Но я ей честно ответил: - Я прошел очень далеко по пути боев с тенью, Сигурэ. Настолько, что мое воображение может причинить мне боль. Но есть и обратная сторона. Моя же воля может меня исцелить. Так что не переживай. Это просто техника тренировочного типа, и чисто ментальная. - Но я... вижу... Апачая... перед тобой... Он бьет... - Да, потому что он был моим противником. Я представил его настолько четко, настолько детально, и вложил в него так много воли, что даже другой человек может увидеть эту... тень что ли. Однако, тень не может навредить никому, кроме меня. - Так ты.. учишься? - Именно. Так я учусь. Если вижу у других что-то интересное, потом отрабатываю с тенями до уровня тех, у кого скопировал. А потом иду дальше. - Вос...хитительно. Тоже так... хочу. - Глянула мне в глаза Сигурэ. - Да пожалуйста. Лет через пять ежедневного применения, должно получиться. С Ки сама техника совмещается примерно так... Объяснения длились недолго, и со сроками я явно дал маху. Уже через месяц я увидел, как Сигурэ уворачивается от какого-то меча. Сама тень еще не проявилась, как относительно плотная структура, но оружие и удары уже причиняют вред. Сильна Мастерица всяческого оружия, что тут сказать. Можно только гордиться. Третий поединок у меня был с бойцом типа До. Девушка лет восемнадцати, быстрая, юркая, гибкая. Стиль ее мне не известен, какой-то очередной смесок, но бьет всем, что торчит, кроме сисек, пожалуй, и то, только потому, что маловаты, не то и ими бы лупила. Я вышел на арену, а напротив она. Мелькнула в воздухе, я отлетел. Мой любимый прием с уворотом, но так, что бы противник думал, что попал, сработал. Только она не стала ждать, пока я поднимусь, и решила добить. Понятное дело, что я не стал ей позволять такого. Поймал руку, взял на болевой, но ее гибкость, это что-то. Даже я, уж на что гибок, как гимнаст, но она мне сто очков форы даст, не запыхавшись. Что-то она такое сделала своей силой с телом, и смогла гнуться под нереальными для человеческого тела углами. Орочимару прям какая-то. В общем, из захвата она вышла легко, и тут же заехала мне под ребра локтем. Мощно, я даже на канаты отлетел, отхватив в полете ногой в пресс. Защититься внутренней энергией я смог, тут ничего сложного, все привычно. Так что встретил эту валькирию мягким проходом под ее рукой, выпрямляющейся в ударе, и коротнул нервную систему с левой стороны тела. Удар непростой, но реальный. Пришлось изрядно ускориться "силой", но выполнил чисто, без огрехов. Девушка рухнула, но я дал ей время восстановиться. - Что это было? - Зло рявкнула она. - Кратковременная парализация левой стороны тела. От пяти до двадцати секунд. - Отвечал я честно, да и что тут скрывать-то? Она ведь на себе все это почувствовала. - Я тебя сейчас убью, - вдруг успокоившись, заявила девица и вспыхнула жаждой крови. - Ну... попробуй, - пригласил ее к бою. Встал на чуть согнутые ноги, поднял руки и развел их, чтобы не закрывали панораму. Рывок девушки был прекрасен, разве что темная сила ее покрывалом укутала. Я же наоборот, использовал для защиты светлую, хотя научился призывать и темную, это оказалось совсем не сложно. Нужный эмоциональный настрой на ключ-сознания прикрепил, теперь даже нет нужды напрягаться в эмоциональном смысле. Все само собой происходит. Но в тот момент темная сила была не особенно и нужна. Девушка довольно неожиданно сменила руку и даже стиль и, появившись около меня, ударила с левой мне в голову. Чуть оттолкнул атакующую руку в сторону, ударив ей в локоть, а сам сделал шаг вперед, хватая своей левой рукой за лицо и впечатывая затылком в пол. - Вышла на ринг, так не трепись, а дерись, - сказал уже потерявшему сознание телу. Совсем держать удар не умеет, и кто ей разрешил здесь драться? Не сказать, что я был так уж сильно разочарован, да и интересная техника, до которой я обязательно дойду со временем, тоже приятно греет, но я просто не понял, зачем эти бои такой девочке. На ней одежды тысяч на восемь, причем долларов, маникюр, прическа. Девушка явно обеспечена, так чего ей с подружками не сплетничается? Впрочем, мне нет до нее дела, я развернулся и сошел с ринга. Следующий бой оказался крайне интересным. Боец оказался моего уровня. Боксер, но очень быстрый. "Разминаясь" перед боем, он ударом кулака поджег подброшенную в воздух бумажку. Тут уже не только, и не столько скорость, сколько работа с внутренней энергией. Даже сверхзвуковой удар не даст такого эффекта, хотя я не пробовал им бить по бумаге. Как-то не додумался... Этот боксер по кличке "Матерый", оказался превосходным противником по скорости и техникам, и совсем уж никаким по чисто физической части. Он не использует ноги, колени, локти, пальцы. Вообще ничего, кроме кулаков, обернутых в довольно тонкую ткань, типа тонких перчаток. Боец типа Сей, он превосходно контролирует свою "силу" и, по слухам, старается не убивать соперников. Только вот ринг в подпольных боях, это не то место, где можно надеяться на снисхождение. Убьют, да и всех делов. Мы сошлись по середине, там же где наши Ки за пару секунд до того. Ударили практически одновременно, благо, что я успел почувствовать, как всколыхнулась его сила. Ударил сразу сверхзвуковым, но он как-то успел перехватить его своим кулаком. Две силы сошлись в центре площадки. Он со светом в кулаке, и я с тьмой. Хрясь. Моя рука сломалась. Лучевая кость порвала кожу и теперь по коже течет моя кровь. Посмотрел на боксера. У него не выдержал локоть. Перелома нет, но вывих мощнейший. Такой прямо тут не исправить, нужна шина, а лучше гипс на пару недель. Видимо, его тонкая перчатка помогла и кости не сломались. - Достойно, - кивнул двухметровый негр с совершенно лысой головой. - Продолжаем! - Рыкнул я, перекрывая сосуды, чтобы не умереть от кровопотери. Напряжение мышц выше места травмы чудовищное, кислорода требует тоже соответственно. Некогда мне тут рассусоливать. Рывок в нему, лоукик, но он успел убрать ногу. Пришлось воспользоваться инерцией и провернуться полностью, ударяя второй ногой в колено ближней ноги. Хруст! - ААААААААААА. Я поднялся на ноги и аккуратно ударил сложенными копьем пальцами противнику за ухо. - Анестезия. Выздоравливай, здоровяк, еще раз схлестнемся, - шлепнул я его по лысине. Тот оскалился и кивнул в ответ. - Эй там! Врача сюда. Живо! Боксера унесли врачи, я спустился сам, быстренько топая в сторону раздевалки. Присел там, выставил кости и слегка подшаманил внешний вид. С остальным буду дома разбираться. - Что... это. - Свесилась с потолка Сигурэ, показывая на кинутую на пол майку, улитую моей кровью. - С боксером подрался, любимая. Руку сломал. Теперь вот, лечусь. - Ясно. - Мурлыкнула женщина, устраиваясь на потолке поудобней. Она так может часами сидеть. - Я скоро закончу все самое главное, и ляжем спать. - Сегодня... без игр? - Чуть покраснев, что в темноте моей спальни было бы сложно заметить, если бы я не мог чувствовать ее эмоции. - Можно и с ними, но ты сверху. И по возможности, аккуратно. - Я... за. - Это прекрасно. Дай мне десяток минут. - Я... жду. Я услышал, как невесомо прошелестела по воздуху небрежно сброшенная на стул юката, за ней пошла кольчужная сетка, а после и набедренная повязка. Меч, метательные звездочки, кунаи, ножи, пилочки для ногтей (две штуки, потому что острые), пара пистолетов, духовая трубка с дротиками и скрепки, остались в юкате, но даже при падении на стул, нигде ничего не звякнуло, не стукнуло, и вообще не показало, что его масса больше, чем у шелка. На фоне окна, обнаженная фигурка смотрелась нереально, словно богиня красоты сошла на землю и одарила меня страстным взором из-под ресниц. Шмыг, и она спряталась под одеяло. Сосредоточившись снова, все-таки смог приживить кость, но неплотно, так, наживульку, до завтра потерпит, да и за ночь регенерации, работы изрядно поуменьшится. Главное, что "шрапнели" нет, и кусочки кости не плавают сейчас по венам. Это я проверил первым делом, с помощью крови. Все, прочь мысли. Я нырнул под одеяло и притянул здоровой рукой нежное, но такое сильное тело: - Люблю тебя. - И... я. - Вставай. Утро... уже. - Сигурэ, милая, дай поспать. Мне в больницу только через час. - Нет. Тебе... звонили. Трижды. - Вот черт. Что им нужно? - Спросил я, в надежде, что там ничего страшного и главное - срочного. Я уже пять лет, как работаю в муниципальной больнице Токио хирургом, после того, как за два года закончил институт. И за все это время у меня на столе ни разу не умер пациент. Пройдя ординатуру, я стал лечить пациентов так, как считаю нужным. Было много споров, а сколько раз главврач угрожал меня уволить, я даже сосчитать не могу, но я не сдался и ни разу о том не пожалел. За это время я лечил многих высокопоставленных людей, причем иногда такими способами, что сначала надо мной только смеялись. Ну и правда, их можно понять. Ну кто лечит позвоночную грыжу ежедневным массажем и специальной зарядкой под моим же присмотром, как раз во время ежедневного обхода? Да никто. Ну, кроме меня, понятное дело. Можно было обойтись и иглоукалыванием, но жизненных сил у семидесятипятилетнего старичка уже маловато, пришлось своих подкачать и заставлять приседать, тянуть носочек левой ноги и вытягивать шею. Но факт есть факт - грыжа рассосалась за восемь дней, старичок умотал обратно под руку Наместнику, все-таки советник, то ли второй, то ли третий, не помню, да и плевать мне, если честно. Но не прошло и года, как под мою руку дали целое хирургическое отделение. Вот так, в двадцать четыре года, я стал большим начальником. Нет, вот я просил?! Нафига мне эта возня с бумажками?! Я лечить хочу! Оперировать! А не бумажки перебирать! Впрочем, в огромной череде минусов есть и плюсы. Мой предшественник много и с удовольствием подворовывал, чего я не делаю, а следовательно - деньги идут на нужды моего отделения, а не в карман старому лысому мудаку. К тому же, я беру до десятка пациентов, и никто мне слова не может сказать. Еще один плюс, так это зарплата. У хирурга она высчитывается по рабочим часам. Сколько простоял в операционной, столько "больших" часов тебе засчитают. А откуда у начальника возможность стоять у "станка"? Нет, есть, конечно, время, но его всегда не хватает. Так что, даже если вообще к столу не подходить, то моя зарплата все равно будет больше, чем у любого хирурга. Это радость компенсируется моим обязательным присутствием на всех этих идиотских сборищах, где мы умасливаем спонсоров, чтобы они помогли нам материально, и тут моя злая морда очень даже в тему. Все-таки, меня знают многие серьезные люди. Ко мне едут из таких дебрей, что я и названий-то таких не знаю. Понятное дело, что не в деньгах дело. Мне за один бой на арене зрители втрое больше месячной зарплаты накидают. Ну, может, я слегка и преувеличиваю, но именно что слегка. С Сигурэ мы поженились шесть лет назад. Свадьба предполагалась семейной, только откуда-то весь подпольный мир боевых искусств об этом узнал, вот как пить дать, Старейший разболтал, и как только мы сели за стол, стали приходить люди. Большинство прибыли сами, но некоторые, вроде клановых бойцов, присылали доверенных лиц. И все они несли не только поздравления, но и подарки. К концу дня весь двор моего поместья был ими завален. Чего там только не было. А уж сколько гитар надарили, ну точно - Старейший, потому что я тогда только набирал известность на арене, и о моей личности знало всего человек пять, и все они, в той или иной мере, врачи. Далеко не всегда я ухожу с ринга на своих ногах, правда пока что, не проиграл ни одного боя. У меня даже подпольное имя есть - Хи, что значит "Милосердный". Ведь ни один из моих противников не был убит на арене. Даже тот отпрыск клана профессиональных киллеров, которого натаскивали на кровь на арене, остался жив. Вряд ли он сможет продолжить карьеру, но жизнь я ему оставил, и по сей день считаю именно это самым жестоким своим поступком. Так я его казнил за убийство десяти молодых бойцов, и семеро из них - девушки. Он и пришел-то на арену убивать. Вполне намеренно, специально, ну так пусть узрит обратную сторону монеты. В общем, взбесил он меня. По итогам, у парня перелом позвоночника, мощные повреждения нервной системы (потерял зрение на один глаз полностью и вторым почти не видит) и десяток сложных переломов (кости в крошево). Понятное дело, что никто меня не винил. На этой арене нет правил, да и быть-то не может. Из клана приходили, но я вполне спокойно и доступно объяснил "тени", что парня они вырастили не убийцей, а садистом. Так что претензии пусть предъявляют его учителям. В убеждении особенно помог меч Сигурэ, приставленный к шее парламентера и пистолет засунутый в приоткрытый рот удивленного ниндзя. С тех пор мы с женой время от времени отправляем по адресу клана деревянные коробки. Почтой. А в них, пойманные у нас в поместье исполнители, живые, конечно. Сигурэ это веселит, а меня печалит. Заводить ребенка в такой обстановке, полнейшая глупость и безрассудство. Скрываться от клана тоже бессмысленно. Они найдут, куда бы я не спрятался. Это их профессия, их хлеб, и уж в поиске цели они поднаторели. Отбросил вспоминания и вернулся в настоящее. - Не... знаю, муж. Сказала... спишь... отстаньте. - Ну хоть не в стиле Апачая, "Ало, ваши дети у нас"... - вздохнул я. Сигурэ на это только улыбнулась. В последние два года она стала больше и чаще улыбаться. Нет таких слов в японском, чтобы передать, как мне это нравится. - Ладно уж, встаю. Добрался до телефона и набрал последний номер. - Семнадцатая Муниципальная, чем могу помочь? - молоденькая медсестра подняла трубку и привычно ответила вместо дежурного. - Это Мацуда. По какому вопросу мне звонили? - Господин Мацуда, одну минуту, я узнаю. Через минуту я услышал в трубке голос одного из моих врачей: - Господин Мацудо, пациент из ВИП палаты сбежал. Кричал, что это не лечение, а бесчеловечные пытки. - С легкой паникой в голосе доложил мне врач. - Ну и зачем вам там я? Успокоительное в шприц, охрану на поиски и проверьте сначала не туалеты, а шкафы. И ни в коем случае не снимайте охрану с входной двери. Даже если взрыв раздастся. Все понятно? Когда обездвижите, не забудьте привязать его к кровати. Он буйный. Видимо, сестра в ночной обход отвязала, дура. Все понятно? Приду - проверю. - Да, все кристально ясно. - Врач повесил трубку и я услышал только гудки. - Милая, - позвал я, натягивая штаны на голое тело. Под кроватью сошла со своего места широкая половая доска и оттуда донеслось родным голосом: - Ммм? - Я на тренировку, составишь компанию? - Мм, - утвердительно промычала в ответ жена, и доска пола встала на место. Уже в конце тренировки, когда мы с женой сошлись на мечах, точнее, она с катаной, а я со шпагой, я вдруг понял, что не потряс еще одно деревце в здешнем саду на знания о внутренней силе. Аж замер от этой мысли, едва успев отбить колющий в ногу. - Сигурэ, как ты смотришь на то, чтобы вломиться в несколько монастырей? - Мм, - отрицательно покачала головушкой женщина. - Нельзя. Святыня. - Я и не собираюсь на кого-то нападать. Просто залезть в их библиотеки и хорошенько там покопаться. Ведь как пить дать, сидят там, как собаки на сене. - Мм? - приподняла бровь Сигурэ, требуя объяснить последний пассаж. - Ну... Ни себе ни людям, что-то вроде того. К слову сказать, говорили мы на русском. Я передаю ей знания языков, которые известны мне, она, известных ей. Так вот и живем. Зато, тайский выучил, и теперь с Апачаем нормально общаться могу. А то он по-японски понимает, но говорит с трудом. Уж сколько лет тут живет, а все как-то не возьмется нормально изучить, ленивый Мастер. - Все равно... святыня. - Да я же не предлагаю рушить храмы или осквернять алтари, в конце-то концов. Но сами монахи меня туда просто не пустят. - Не... пустят. Никого. - Согласилась Сигурэ. - Старейшего тоже... не пустят. Жадины. - Ну так... что? Полезем? - Тебе нужно... ниндзюцу. Навык... теней... проникновение... тайное... - А ты умеешь? - спросил я. - Да. Научу. Потом полезем... вместе. - Вот и договорились. Тогда обучение начнем вечером. - Начнем. Упрямый... муж. День в больнице пролетел, словно миг. Дел у меня хватает, а еще и из отделения скорой поступило три пациента при смерти, думал, разорвусь на три маленьких Кеиджи, но справился и так. С трудом, но справился. Хорошо, что двое были молодыми, сильными. Стабилизировал их иглами и своей силой, пока разбирался с третьей. Женщина с травматической ампутацией руки, и травмами внутренних органов. Позвал помощь, и все-таки мы справились. Руку пришили обратно, хотя ткани уже начали отмирать. Но для меня это не такая проблема, как для большинства врачей, а потому, все приживется, я не сомневаюсь. С поврежденной селезенкой разобрались без хирургического вмешательства. Вот с кишками все куда хуже, и там практически без вариантов, как и с маткой, но женщина в возрасте, так что вряд ли станет использовать ее по прямому назначению. Ощутимо за шестьдесят, все-таки. Хотя, конечно, всяко бывает, что уж там. С ней закончили, а в соседней палате уже ждет следующий, и тоже на грани. Держится на последних каплях внутренней силы, но я вовремя закончил с женщиной, так что успел подкачать ему своей. Более менее выровнялось давление, да и вообще, к операции приготовил, а там и за дело. Четыре часа, и он точно будет жить. Кардиохирург только головой качал в полном непонимании, как мальчик пролежал четыре часа ожидания с такими повреждениями сердца? А что ему оставалось? Начинать операцию без кардиохирурга нельзя по протоколу, а сам он занят в другой операционной. Пришлось ждать... Впрочем, травма сердца тут - не главное. Как он не помер от болевого шока после повреждений почки, вот вопрос, на который у современной медицины ответа нет и не будет в ближайшие полвека. А все потому, что я молодец. Сам себя не похвалишь, ни от кого другого не дождешься. В общем, парня мы вытащили практически с того света. Последний с мощнейшими отеками мозга парнишка вообще не попал на операцию. Я запретил. Обколол его гормонами, и уложил на специальную кушетку, использовав на нем иглы еще до первой сегодняшней операции. Так у него есть шанс остаться собой, а после лоботомии, точно нет. В перерывах подкачивал ему силы, стимулируя работу нижних и верхней чакр, каждые четыре часа осматривая его "силой". Техника сложная, но я со временем привык. Энергия Сэй дает множество возможностей. Быстро и качественно, словно рентгеном пройтись по телу, лучше любых анализов, честно говоря. А ментальная нагрузка? Я привык. Это реально мелочи, по сравнению с поддержанием семи "теней". Рабочий день закончился, и началась действительно сложная часть. Есть в этом мире такая техника, Стальной Барьер и его модификация - Стальной Барьер Текущей Воды. Суть его в том, что боец полагается на чувства, а не зрение, и за счет развитой интуиции, в некотором пространстве вокруг него, он буквально ощущает все. Не проходят удары соперников, даже пролетающая случайно птица может быть поймана легко и без напряжения. Тело работает на рефлексах, и даже средний боец может отбиться от старшего ученика с такой техникой в запасе. Правда, техника чисто защитного свойства, но это не главное. Ниндзюцу, которому меня начала учить жена, это основа данной техники. Интуиция, постоянная слежка за окружающим пространством, контроль теней (имеется ввиду, что специалист в таком искусстве всегда знает, где его тень, и как она в данный момент взаимодействует с тенями других предметов или людей) и многое другое. Но главное, это именно интуиция. Вообще, я на свою интуицию не жалуюсь, честно говоря. Опасность чую на раз, как и любой боец, без этого просто не выжить. Но то, к чему ведет меня Сигурэ, это несколько иной уровень. После освоения техники Стального Барьера она перешла на расширенную ее версию. А после нее учила чувствовать ловушки, потом стала подбрасывать под половики пуговки и заставляла меня научиться их чувствовать. До них были и промежуточные предметы, несколько большего объема. Потом перешли на пол. Учился чувствовать ненадежные доски, потом скрипучие, потом пустоты, потом интуитивно определять надежность материалов, и только потом жена перешла, собственно, к ниндзюцу. Контроль окружающего пространства, правильное передвижение, скрытное передвижение в толпе, в просторных помещениях, и в самом конце я должен был спрятаться в совершенно пустой комнате. Это же просто ад какой-то. Жена оказалась суровым учителем, но не хочет говорить, откуда она все это знает, вот прямо как партизан. Тоже мне, Зоя Космодемьянская на допросе. Впрочем, я не давил. Придет время, расскажет. Вообще, социализация Сигурэ, штука сложная. По крайней мере, не легче, чем написать пару, а то и тройку докторских по психологии личности. Но я же упорный. Представил, что это у меня бой такой, и вперед, на барикады. Вот он и тянется уже дольше шести лет. Впрочем, лично мне он нравится, делает мою жизнь ярче, насыщенней, вкуснее... С начала наших занятий по ниндзюцу прошел год, и мне стало казаться, что Сигурэ специально затягивает, потому что не хочет вламываться в храмы. Я в это время пытался договориться с монахами разных монастырей словами. Я не скрывал своего интереса, и честно рассказывал им, что мне нужно, и зачем. И ни в одном мне не пошли на встречу. Предлагал им деньги, предлагал помощь, предлагал обмен знаниями, на что они только засмеялись, уррроды. В общем, сами напросились. - Ну что, Сигурэ, я готов? - спросил я, свешиваясь с потолка, прямо у нее за спиной. Ее спина резко напряглась, значит, не заметила. Экзамен сдан. - Готов. - Когда пойдем? - спрыгнул я на пол, расслабляя пальцы ног, на которых висел, схватившись ими за специальное крепление. - Через неделю. Доставят... оборудование. Тогда... пойдем. - Начнем с местного храма, или рванем подальше? - Сюда. - Жена метнула сенбон в карту, висевшую на стене. Глянул. Хм. И зачем нам в Тибет? И ладно бы, Шаолинь какой-нибудь, так нет же. Вообще где-то на границе с Индией. - И... что там? - Осторожно поинтересовался я. - Монастырь. Древний. - Больше ничего рассказать не хочешь? Что за монастырь, откуда ты о нем вообще знаешь? И почему именно туда? - Была там... давно. Библиотека огромная. Иди... ко мне... поздравлю с завершением... обучения. Стоит сказать, что от этого предложения я не отказался. Закрытый для посещения паломниками монастырь оказался буквально выбит в горе, проходя ее насквозь. "Задний двор" монастыря оказался небольшой долинкой меж гор, и именно там монахи сеяли и растили пищу. Пара отар овец, десяток коров, бычки, в общем, в долине умещалась не хилая такая ферма, которая и обслуживала кухню этого места. Три десятка монахов жили здесь, и крайне редко к ним приходил кто-то новый. Самому старому из них пару лет назад исполнилось две сотни лет. Выглядит он лет на тридцать, как и все остальные. Видимо, он знает тот же секрет сохранения молодости, что и все в Рёдзампаку. А старейший либо куда как старше декларируемого возраста лет на пятьсот, либо ему просто нравится выглядеть именно так - могучим, но седым стариком. Мы с Сигурэ пристроились на небольшом карнизе на соседней горе и рассматривали храм с внешней стороны. С внутренней уже рассмотрели, но там не проникнуть вообще никак. Дело даже не в ловушках, дело в монахах. Эти ребята вряд ли пропустят две мощные сигнатуры, а чтобы там пролезть, придется использовать внутреннюю силу. Я бы, может, и просочился, а вот Сигурэ, точно не пройдет. Она сильная, быстрая, ловкая, но только с использованием "силы". Она не проходила всех тех бесчеловечных тренировок, через которые протащил себя я. Во второй уже раз. Первый-то оставил на моей хрупкой психике свои следы, а второй их только усилил. Однако, я перешел природные ограничения еще до того, как смог использовать "силу", а Сигурэ нет. Так что она там не пройдет. - Я затащу тебя по внутренней стене, - сказал жене я. - Нет... засекут, - покачала она головой. - Не засекут. Я тихо, без использования внутренней силы, не волнуйся. - Это невозможно... муж. - Все возможно. Просто поверь мне. - Я... верю. Не... сомневаюсь, что сможешь. Что... нужно? - Сплетем тебе корзину из веревки, ну и лук со стрелой, наверное. - Откуда... ты хочешь... начать? - С того уступа, что был под нами, когда мы осматривали внутреннюю часть монастыря. - Почему не... хочешь отсюда... войти? - Потому что входить нужно там, где тебя не ждут, там, где хозяевам кажется это невозможным. Потому что остальные, "возможные" варианты они пасут плотно. - Есть... логика. Сама бы... так же... поступила. Но тут... это невозможно. - Ну, посмотрим, насколько это невозможно. Идем? - Идем. - Стоп, погоди. Отход нужен, план Б и план С, на всякий пожарный. - Вон там. - Сигурэ указала на место, где явно недавно прошел оползень. Опасно, это да, но мы точно проскочим. - План Б есть. План С? - Окно... в горе... вырезано. - Слив, что ли? Мысль. Давай прямо отсюда туда тросик перекинем. - Хорошо. Сигурэ достала свой лук, развернула и закрепила. К стреле привязала тоненький трос из полимеров, причем он настолько тонкий, что его глазом не увидеть. Его используют фокусники в номерах с левитацией, разведчики в ловушках, да много где. Нам он тоже сгодиться, если понадобится, то мы сможем по нему пробежать, как по мосту, для бойцов, владеющих внутренней силой, это совсем не сложно. Можно хоть по проводам бегать, главное уметь. Сигурэ прицелилась и выпустила стрелу. Я почувствовал, как ее сила проникла в наконечник и угнездилась там. Логично, без такого... дополнения, ни одна стрела камень не пробъет. Мы не боялись, что такое крохотное энергетическое возмущение заметят монахи. Не потому, что оно малюсенькое, а потому, что далеко. Стрела вошла в камень сантиметров на тридцать, и осталось только натянуть тросик, привязав его к какому-нибудь камню, что я и сделал. Ну, план экстренного отступления "С" готов. Мы сделали еще один переход по горам, и не спускаясь в долину, аккуратно примостились на знакомом уже козырьке. Дожидались ночи и готовились. - Там... отвесный склон. Точно... сможешь? - Милая, ты уже в пятый раз спрашиваешь. Если что, используем силу и просто уйдем. - Тоже... верно, - монотонно пробормотала Сигурэ. - Я... готова. Она обернулась вокруг своей оси, показывая, что веревки мягко, но прочно обвивают ее тело, создавая люльку. - Отлично. Давай-ка, стрелу с тросом воооон туда. Ни один сенсор туда не дотянется. А там, три сотни метров по отрицательному склону, и мы на месте. Дальше можно легко подняться. Пию! Стрела разорвала воздух, и впилась в горную породу. Я привязал свою сторону троса к камню, что торчал из горы, и подхватив Сигурэ на спину, помчался по тонюсенькому тросу прямо к горе. Надо было вообще на парашюте спрыгнуть, да и все. Правда, нас бы засекли задолго до приземления, зато никаких сложностей. Хмыкнув на такую идиотскую мысль, я сделал последний прыжок и схватился за каменный выступ метрах в трех от троса. - Слезай со спины и стравливай веревку. Сигурэ слезла с моей спины и закачалась в веревочной люльке в пяти метрах подо мной. Ее вес я держал легко, хоть и не чувствовал саму жену - она, как и я, сразу по прибытии на эту скалу, врубила маскировку на максимум. Ну, полезли. Полная невозможность использовать "силу", оказалась для меня внове. Я столько лет использую ее в любой момент, что такое вот ограничение, которого я раньше вообще не замечал, оказалось тяжелым испытанием. Зато разбудило ту самую волю, которая всегда выручает меня в самых разных ситуациях. За первые полсотни метров я несколько раз едва не сорвался и, к сожалению, исцарапал пальцы и левую ладонь. Но это дело десятое, главное, что получилось войти в ритм, а раны, это мелочь. Когда осталось ползти метров сто, использовал "взрыв эндорфинов", чтобы снять усталость и боль во всем теле. Если бы не йога, точно бы сорвался прямиком в пропасть. Кислорода мышцам бы просто не хватило, а так, я сам управлял этим процессом, и все было в норме. Последние пять метров отвесного склона кто-то отполировал, с явным умыслом, я так мыслю. Прыгнуть на пять метров без использования "силы", и даже отталкиваясь не ногами, а руками, я могу, но не просто так. "Адреналиновый взрыв", и мышцы налились такой мощью, что, казалось, я могу одними кулаками продолбить тут тоннель, что, в общем-то, правда, конечно. Я поддернул жену в веревочной сетке до своего уровня и сиганул вверх, хватаясь левой рукой за выступ. Мой вес рука выдержала легко, но через секунду добавился вес Сигурэ, и хоть она весит немного, мы чуть не сорвались. Благо, что я успел перехватиться второй рукой. Поднялся наверх, подтянул Сигурэ, распутал веревки и молча снял с ее спины небольшую сумочку. Орехи подпитали уставший организм, и мы двинулись дальше. Монастырь оказался куда больше, чем казался снаружи. Мы проплутали в нем два часа, прежде чем нарисовали в своих сознаниях полную карту, включая канализацию. Зато нашли библиотеку, и она оказалась огромна. Конечно, не лондонская, но тоже большая. Высота потолков метров по двенадцать, и все заставлено шкафами со свитками, иногда из таких материалов, что лично я вздрогнул, поняв, что держу свиток, написанный на человеческой коже. Показав жене знак "начинаем", мы разделились, разойдясь по разные стороны библиотеки. Брали книги и свитки, затем фотали, укрыв свиток, себя и фотоаппарат специальной тканью, не пропускающей свет вообще. Дорогая штука, между прочим. Сигурэ ее сама делает, где-то формулу сперла, еще до нашего знакомства. Она ведь охотница за головами и, когда следит за очередной целью, укрывается ей и читает книги, чтобы не скучно было. К тому же, Сигурэ очень нравятся романы Дюма, Гюго, и прочая классика. Каждому свое, как говорится. До конца ночи мы работали в хорошем темпе. Даже заглянувший библиотекарь нам не особо помешал. Да и ушел он быстро, минут через пять. Ближе к рассвету мы вошли в старый потайной ход, поели орехов со специальной питательной смесью и уселись в медитацию. В ней и просидели весь день, все равно сон она заменяет прекрасно, но позволяет мониторить окружающее пространство. С наступлением ночи мы снова тихонько выползли из тайного лаза и принялись дальше фотографировать все, что только возможно. Так продолжалось дольше недели, а под конец мы еле передвигались. С таким питанием ресурсы организма расходуются довольно быстро, а переходить на обычную пищу нужно с помощью специальных упражнений и "силы". Не то можно проблем отхватить. Понятное дело, что использовать "силу" здесь и сейчас мы не можем, потому приходится терпеть. Закончили мы, встретившись посередине библиотеки, устало кивнули друг другу и аккуратно, тенями, вышли из монастрыря. На самой вершине, рядом с колоколом, сидел на коленях молодой с виду мужчина, с могучими усами, и совершенно лысой головой. Он спокойно пил чай, который постоянно норовил остыть на такой холодине, но монах одним движением руки подогревал его, разогревая воздух вокруг чашки. Он отхлебнул из чашечки в очередной раз и мягко улыбнулся, глядя в след двум незаметным теням, уходящим из его монастыря. - А девочка выросла, чуть не обвела старика Шо вокруг пальца, - довольно хмыкнул в усы мужчина. - Малыш Фуриндзи был прав, талантливая, жаль только, что она не мужчина. Эх, мир не справедлив, и справедлив в высшей степени, одновременно. - Что? Три года без секса? Это не монахи, это садисты какие-то! - Я возмущался не просто так. Та техника продления молодости, которую используют монахи, основана на накоплении энергии нервной системы, в частности, сексуальной энергии. Но три года! И это только первая ступень! Вторая, почти одиннадцать лет! После первой, человек живет лет до ста пятидесяти, но внешне выглядит на тридцать, словно замораживаясь в этом возрасте, а после второй ступени, годков до пятисот протянуть можно вполне. - Милый... три года... всего. Я прошла... еще в пятнадцать... - Вот именно! Но мне-то не пятнадцать? Я что, должен не прикасаться к тебе три года? Нет, спасибо. - Я... могу... уехать на три года... - улыбнулась жена. - Ты серьезно думаешь, что долгая жизнь стоит любви? - Но... - Сигурэ, любовь штука такая, она не может жить и дышать без слияния тел и душ. Поверь мне. Все вот это, оно того не стоит, просто напросто. Ты для меня важнее. - Хорошо... - мило улыбнулась женщина. - Но попробуй хотя бы этот месяц... У меня... заказ на... злодея. В Китае... - Хм, - вариантов все равно нет, я не стану ей изменять из-за того, что ее не будет месяц. Да даже если и год. Где я потом еще одну такую сумасшедшую возьму, которая меня вытерпит, и даже более того, будет считать, что иначе и быть не может, и именно так должен жить ее мужчина? Да любая другая просто сбежит от меня через неделю волнений. Я ведь драться не перестал и на арену выхожу постоянно. Вообще, это как быть женой Маклауда, никогда не знаешь, вернется он после очередного боя, или сгинет где-нибудь с отрубленной головой. Ну какая нормальная женщина согласится так жить? Только любящая, а значит по определению ненормальная. - Я попробую. Обещаю. Там посмотрим. - Тут же отвечаю на ее эмоции. Такое общение у нас в рамках нормы. Говорить она так и не полюбила, как и выражать эмоции лицом, но для меня это неважно, я чувствую их и так. - Уезжаю... послезавтра... Пробуй. Не хочу... тебя терять. - Ладно, но до твоего отъезда из постели не вылезаем, - поставил я условие. В больницу я позвонил и взял свои накопившиеся законные выходные, поставив главврача перед фактом. И так шесть лет без отпусков работаю. Так, беру иногда пару дней отдыха, съездить куда-нибудь с женой, ну или после очередного мастеркласса от мастеров Рёдзампаку, а особенно после боев со Старейшим. Сутки, а то и двое восстанавливаюсь, бывает. Мужик просто чудовищно силен, а сколько техник он знает... только я смог научиться более чем семидесяти техникам, правда молчу о том в тряпочку, используя едва ли два десятка, от греха подальше. О моих успехах знает только Сигурэ и, по моей просьбе, молчит об этом. Те же Шаги Бога я вообще ни разу не использовал в боях. Превращаться в живой снаряд с запредельной прочностью и скоростью, который не только сквозь дом пройдет, даже сквозь десяток танков, и не очень-то заметит, мне было как-то не нужно. Да и вообще, техники уровня "подразделения" в боях на арене не используются, не говоря уж об уровне "армии". Старейший мне показывал их, как примеры использования "силы", не более. Только я ему так и не сообщил о своей сверхчувствительности, как и о возможности просто напросто видеть, что и как он делает, а потому освоить их смог. С трудом, честно сказать. Те же Шаги Бога выжмут меня досуха уже после второго использования, к тому же, во время исполнения техники используется оба вида "силы", и Сэй и До, что само по себе далеко за гранью обычного, а сверху, ну чисто вишенка на торте, еще и сама изначальная внутренняя сила. Собственно именно она позволяет бойцу не... сгнить за пару секунд. В месте прямого конфликта этих двух энергий происходит сверхбыстрый распад органики, причем почему-то только внутри тела. При прямом противостоянии двух техник, где одна "светлая", а другая "темная", такого нет. Сигурэ умотала в Китай на охоту за очередным преступником, а я занялся скопированной библиотекой и техникой продления молодости. Начать ее довольно легко, простая, в общем, медитация, все привычно. Накопление энергии нервной системы происходит в небольшой области мозга, и вообще-то, я даже не представляю, сколько туда может вместиться этого биоэлектричества, которое к электричеству имеет крайне отдаленное отношение, хоть и имеет несколько похожих свойств. Со временем, пребывая в медитации, до меня дошло, почему такие сроки. Собственно, суть в том, что ткань мозга, где накапливается энергия, должна мутировать, что она и делает, но довольно медленно. Сроки отмирания и деления клеток в ней сдвинуты и составляют десятки таких для клеток кожи, от трех до семи для клеток мышечной ткани, и малую часть от скорости деления костной ткани, что вполне понятно. Мутация проходит медленно. Однако, есть и плюсы. Монахи в силу традиций, накапливают эту силу в пассивном порядке. Я же на одном воображении могу хоть весь день проходить в постоянно возбужденном состоянии, контроль тела и разума это вполне позволяют. Так что, эта техника вовсе не заставит меня стать монахом на три года. Длиться она будет столько же, чтобы ткань мутировала достаточно для второй стадии техники, но заниматься сексом со своей женой мне это не помешает. Монахи, видимо, просто придумали куда девать отвлекающий их фактор, при этом сделать это с пользой, но для меня это не актуально. У меня жена красавица, умница, мне этот фактор не помешает. К тому же, в силу развитости моего мозга, я куда быстрее набираю эту энергию, без каких-либо отрицательных последствий. В общем, "выдохнув", что мне не придется сидеть три года без жены, я с куда большим удовольствием углубился в изучение библиотеки. Пару недель ушло на то, чтобы нормально ее скомпоновать, а то тексты там лежали как попало, что мешало понять, где начальная техника, а где ее эволюция. Многие труды по целительству вообще лежали как попало. Зато нашел целый новый для себя раздел артефакторики, заодно и понял примерно, как именно меня переселили из тела Сирахамы в это вот. К сожалению, множество свитков оказалось на незнакомых мне языках. Ладно еще китайский, его я более или менее знаю, не в совершенстве, но все же. Правда большинство свитков на китайском было написано более тысячелетия назад, и язык в те времена сильно отличался, но это ничего, подучу. Санскрит придется учить с нуля, древнеегипетский тоже, пара десятков книг на енохианском вообще убили наповал. Этот выкидыш обкуренного сознания Джона Ди, взявший в основу английский, древнееврейский, арабский, да еще и латынь, чуть мне мозг не свернул в точку. И как вообще сочинения этого психа попали в столь серьезную библиотеку? Впрочем, прежде чем ругать, сначала нужно перевести. Первичные переводы делал на компьютере, тут ничего сложного. А вот нормальные переводы, это совсем другое дело. Нужно будет нанимать профессионалов, программистов, пусть составляют нормальные программы для переводов, на такое денег не жалко, хотя от изучения языков все равно грех отлынивать. Сам так говорил Баки, так что теперь нужно просто блюсти свои же слова. В общем, зарядил спецов деньгами, с договорами, все как надо. Программисты в спайке с языковедами работают не за страх, а за деньги - неприлично большие, между прочим. Создают программы для перевода текстов с древних и просто редких языков и справляются довольно быстро. В принципе, программы переводчики уже существуют, но нафига мне с японского на английский переводить-то? Изрядная часть документов оказалась жизнеописанием различных людей, далеко не всегда монахов, и среди них попадаются шедевры. Даже в первичном переводе жизнеописание монаха Жюля де'Моро, оказалось весьма интересным чтивом, благо он писал на латыни. Этот мужик, как и я, оказался самоучкой и разбирался с внутренней энергией сам. Было дело в начале тринадцатого века, и доступа к литературе нужного толка он просто не имел. В общем, он реально умный был мужик, и нашел множество вариантов использования этой силы. Уже через пять лет он прослыл чуть ли не святым, так как умудрялся лечить наложением рук, к нему такие очередины выстраивались, что в итоге его перевели в Рим, сводить прыщи с задниц высокопоставленных священников. Он оказался человеком глубоко верующим и считал свою "силу" благословением Бога, а потому, ему пришлось сложить с себя сан и пойти в народ уже обычным образом. К слову, его сожгли на костре через пару лет после этого, как еретика. Зато он успел узнать о наличии в Ватикане тайного отдела библиотеки, в котором содержатся знания о внутренней силе. Многие артефакты, вроде Меча апостола Петра были созданы кузнецами Рима, весьма неплохо владевшими внутренней силой, и так дела обстоят с любым вероисповеданием. Есть истинные чудеса, от людей никак не зависящие, но со временем, когда чудеса нужны для поддержания интереса, когда церковь становится потребителем, то ей приходится их создавать. Все-таки, как ни посмотри, а это бизнес. По большей части мошеннический. Там, где человеку хорошо бы обратиться внутрь и честно взглянуть в лицо самому себе, он идет туда, где ему "обещают" очищение. Или еще хуже, обещают стать посредником в разговоре с богом. Не бесплатно. Нафига? Создатель и так подарил каждому частицу себя, уж мне-то, умиравшему дважды, отрицать существование души совсем уж не с руки. В общем, кроме описания техник исцеления, просто жутко невыгодных по затратам, мне оказалось просто интересно почитать про его жизнь. Сильный был мужчина, по своему боец, и по-своему жертва воспитания и времени. За этим занятием меня и застала вернувшаяся жена: - Дорогой... я... дома, - прошептала мне на ушко Сигурэ. Соскочил со стула, подхватил ее на руки и закружил. - Я... скучал, - ответил в ее же стиле и потащил в спальню, срывая с нее одежду. - А техника? - Поинтересовалась уже раздетая Сигуре. - Нашел, как обойти ограничение. - Это... хорошо, - кивнула жена и впилась в мои губы поцелуем, обхватив талию точеными ножками. До кровати мы дошли не сразу, поначалу хватило ближайшей стенки. Из-за пополнения нашей семейной библиотеки у нас появились постоянные посетители. Мастера из Рёдзампаку объявлялись в любое время дня и ночи, чтобы почитать что-нибудь из переведенных и распечатанных свитков. Сам Старейший время от время оказывался в удобном кресле читального уголка. В итоге, мне пришлось запретить им появляться ночью, но днем работы у старушки Сузу прибавилось. Мало того, что Мастера вламывались не спросившись, так еще и жрут в три горла. Короче, ультиматум был жестким и подкрепился первым относительно удачным результатом в такой науке, как артефакторика. Печать, нанесенная на заказанный специально для этого шкаф, долбила током всех и вся, кто протягивает руку к его содержимому. Малая часть библиотеки монастыря, переведенная на бумагу манила Мастеров и, обнаружив полную невозможность добраться до заветных сокровищ, они, конечно, попробовали взломать Печать "силой". Шкаф не выдержал перегрузки и рванул не хуже осколочной гранаты, превратив бумажные тома в фарш. Мастера расстроились. Когда я вернулся домой и все это увидел, то был просто в бешенстве и устроил им выговор с занесением в тело. Использовались Техники уровня дивизии, но основную мысль, вроде, донес. Правда, им пришлось отстраивать заново второй и третий полигоны, но это уже не моя проблема. С тех пор приходят с десяти до шести, как по часам, еду приносят с собой и ведут себя хорошо. Правда мне тоже пришлось повозиться с восстановлением библиотеки, но это обошлось куда дешевле, чем им. Годы ушли на то, чтобы перевести все, что мы набрали в библиотеке монастыря, годы ушли на то, чтобы прочитать, и столетия уйдут, чтобы освоить хотя бы в первом приближении. Даже Старейший удивился разнообразию применения этой мистической силы. И хоть сам он знал больше сотни техник, даже его проняло, до чего додумывались предки. Он нередко посиживал в саду у моего дома до самой ночи, размышляя над сложным вопросом: куда двигаться дальше? А пока непобедимого старца беспокоила эта мысль, мы с Сигурэ тренировались, осваивали новые техники, что делать по описаниям, чистые мучения, и семимильными шагами шли вперед. Старейший нашим тренировкам не мешал, он привык ценить чужой труд, тем более направленный на саморазвитие. Иногда даже присоединялся и давал частные уроки совершенно бесплатно. Я осваивал не только холодное оружие. Сигурэ мастерица любого оружия, и стрелять умеет из чего угодно. Точнее, она ярая фанатка всего, что стреляет, и вряд ли для нее есть разница между пистолетом и трубкой африканских племен, через которую плюются дротиками, смазанными ядом. В ядах она разбирается, к слову сказать. Я теперь, тоже. Более того, у меня в рабочем кабинете не только все стены увешаны оружием за фальшпанелями, от малюсеньких дамских пистолетиков и луков до "винтореза", но и небольшая хим. лаборатория с полками ядов и противоядий, огороженная от остального пространства по всем правилам. Удовольствие не дешевое, но я не пожалел об этом ни на миг. Денег хватает, так чего их, солить что ли? К тому же, заработанные на боях деньги, нелегальные. На них можно купить оружие, наркотики, или что-то столь же нелегальное, как и сами деньги. Или хим лабораторию, но чисто для себя. Налогов-то с таких денег я не плачу. В общем, со дня свадьбы я учился стрелять и добился неплохих успехов. Нет, до уровня жены мне ползти и ползти. У нее талант, а у меня только чуйка, что в сравнении, как слон и моська. Но даже моей чуйки хватает, чтобы палить с двух рук из пистолетов с сорока метров, и промахиваться двумя выстрелами из двадцати шести. Оба промаха левой рукой. Всегда. И ничего с этим не поделать, что уж Сигурэ только не придумывала. И промахи-то досадные, но в остальном, неплохо. Жена, конечно, кривится, для нее это не результат. Она просто никогда не промахивается, даже если дать ей кусок битого стекла, она без промаха всадит его в десятку. Хотя, я просто не понимаю, зачем мне умение сбивать стрелы ножом в полете, в нынешние времена луком да стрелами кроме нее никто и не пользуется. А мечом перерубать стрелы я умею, как и просто ловить их руками, это я умел и в прошлом мире. В тот день, когда мне исполнилось двадцать восемь, что-то в моем организме изменилось. Та часть моего мозга, где выполнялась техника продления молодости вдруг единомоментно потеряло всю накопленную энергию. Та разошлась по всему телу, что-то в нем меняя, но вот что, я так и не понял. Сдал кровь и провел множество анализов, вплоть до уровня генов. Ничего не нашел, а может, просто не знаю что искать? В общем, что-то изменилось, а тот накопитель в мозгу стал куда легче и естественнее абсорбировать в себе энергию нервной системы. Следующий уровень техники я активировал сразу. Заодно нашел симметричный участок в правом полушарии, который тоже стал наполнять. Через три года оно тоже опустошилось, пустив по телу волну, и тоже изменилось. Рассказал об этом Сигурэ, та села за медитации. У меня вообще странное впечатления от этой техники. Словно сама мозговая ткань изменилась, стала куда более энергонасыщена. Эффект чем-то похож на технику ускорения, когда боец напитывает внутренней энергией свой мозг напрямую. Это позволяет не только запоминать все что угодно, но и, при опыте, регулировать некоторые настройки мозга, как и общую проводимость нервной ткани. У нее есть ограничение на скорость прохождения сигналов, около 5 метров в секунду. При напитке скорость увеличивается втрое, улучшается память, реакция, да все функции мозга. Если тело не готово к такому, то боец погибает. Его мозг просто съедает необразованного неудачника, резко падает сахар, кислородное голодание, короче, весьма мучительная смерть ждет неосторожного. В моем же случае изменилась часть мозга, но на постоянной основе. Это странно, не говоря уж про результаты МРТ. Там эти участки мозга мигают всеми цветами радуги. В общем, странная техника. Научился лечить наложением рук. Техника ужасно прожорливая и неудобная, по крайне мере - для меня. Она вообще не предполагает знания внутреннего строения человека, зато и исцелить может от чего угодно, кроме потери конечностей. Точнее, наверное и от нее может, но тут нужно иметь резерв, как у Старейшего, наверное. У меня такого нет, что уж там. Да и способы отрастить потерянную конечность есть, и куда более щадящие по затратам. К тридцати двум годам, мои волосы все-таки покраснели, но не стали рыжими, или светлокрасными, нет. Они стали прямо кровавого цвета. Те, кто был свидетелем этих изменений изо дня в день, только удивлялись. Черты лица изменились, стали суровей, а глаза теперь фиолетовые. Всех моих потуг в управлении собственным телом хватило только на это, но я прямо чувствую, что границ нет, они внутри меня. Их можно сдернуть, словно шторку душа, но у меня не получается. Чего-то важного я не понимаю или не знаю. Это немного гнетет. Бои на арене для меня закрыли пару лет назад. Я вышел на такой уровень, что мастера Рёдзампаку перестали быть непреодолимой планкой. Точнее - я ее перешагнул, но это был не маленький шажок, а здоровенный шажище, так что приходится искать мастеров по всему миру для боев. Ну и Старейший всегда под боком, в одном городе живем, все-таки. Клан Теней так и присылает ко мне своих учеников, а иногда и Мастеров, но, по-моему, у них там уже все это на грани шутки, да и ученикам опыт, какой-никакой. Не каждый день можно подраться, выкладываясь на полную, и знать, что тебя точно не станут убивать. Прозвище Хи (Милосердный) я оправдывал, совершенно не желая убивать кого бы то ни было. Пытались пристрелить, но не вышло. Мы же внимание чуем и за километр и за два. Сигурэ этого умельца через весь город гнала, не пытаясь особо догнать. Просто его паника ее веселила. Он, наверное, забавно себя чувствовал, когда пытался по нам попасть и промахивался. Снова и снова. В итоге Сигурэ поймала пулю двумя пистолетами, выхваченными совершенно незаметно. И глядя прямо в оптический прицел стрелка, лежащего в километре от нас, на крыше пятиэтажки, одними губами произнесла: беги. А сама рванула за ним. Домой вернулась только через пять часов, довольная, словно кошка. В общем, жизнь радовала красками, и наверное, все бы так и осталось на долгие годы, если бы я не нарвался на упоминание шедевра древних пользователей внутренней энергии. Индусы, совместно с мудрецами междуречья и при помощи китайских монахов, создали нечто, что сами назвали вратами миров. Судя по написанному в древнем свитке, это огромный артефакт. Даже, я бы сказал, нереальных размеров штуковина, расположенная где-то в районе Тибета, и взятая в те времена под плотную охрану. Описание артефакта заняло рулон в четыре десятка метров, вместе со способом его создания. Но самое паршивое в том, что гора, на которой этот шедевр построили, развалилась на части и погребла в себе заинтересовавшее меня устройство. Как написано в свитке: "По воле Богов смертным было отказано в использовании Врат Миров и Они погребли их в недрах Великой Горы." Видимо, не подрасчитали что-то древние Мастера, и гора не выдержала, а может просто слепая стихия сорвала их планы, кто знает? Однако, сама гора никуда не исчезла и по сей день. Я знаю, где именно она находится, а потому, не отказал своему любопытству. Мы с Сигурэ взяли отпуска и рванули прямо туда. Обычная, вроде бы, гора, ничего в ней такого, кроме, разве что, того, что она буквально разделена на две части огромным ущельем. Если присмотреться или, как сделал я, сфотографировать обе стороны ущелья, а затем соединить изображения на компьютере, то видно, что она никогда не была единым целым. По крайней мере - выемки и торчащие части не совпадают, а в некоторых местах камень горы словно лазером обработали. Из ущелья дует горячим воздухом. Он поднимается к самой вершине, приятно обдувая наши лица. - Ну что, спускаемся? - Спросил у Сигурэ. - Идем... - кивнула жена. Она была в восторге от этого путешествия, но скрывала это изо всех сил. Однако, я чувствовал ее азарт, предвкушение, и эти чувства подбадривали меня подарить любимой как можно больше невероятных ощущения от этого путешествия. Мы спрыгнули вниз и, отталкиваясь от выступов, стали спускаться. Сложно, конечно, но с отдыхом на небольших балкончиках, сформированных самой природой, мы вполне легко преодолели три километра. От резкой смены давления мы не страдали, наши организмы, благодаря внутренней энергии, с легкостью адаптировались к изменениям и неприятных ощущений у нас не было. Высотометр, отрегулированный на давление на уровне моря, показывал минус 850 метров, когда мы все-таки достигли дна. Прошлись по каменному основанию ущелья, подсвечивая себе фонарями, и понимая, что это вообще первый свет за четыре тысячелетия, который сюда попал. Разве что где-то за спиной тянуло жаром, как из печи, но из-за извилистости ущелья мы не видели, что там находится, хотя предположить нетрудно. Это чувство... Оно просто обалденное. Как первая победа, как чувство инсайта, этакого вдохновения и осознания на его волне. Что называется, "осенило". Как вспышка интуиции, принесшая неведомое доселе знание. От нас обоих шибало Ки, и мы им наслаждались, купаясь в чувствах друг друга, пока не взяли себя в руки. Скинули рюкзаки прямо на камень и подошли к сооружению, явно созданному руками человека, а не затейницы природы. - Это... оно? - Судя по описанию - да. Каменный круг, исписанный иероглифами, клинописью и текучими письменами, предстал перед нами во всей красе. Правда, он наполовину ушел в камень, но нам и второй половины хватило, честно говоря. В порыве вдохновения, я сдуру прикоснулся к нему, а тот возьми и засветись тьмой, светом, и чистым голубоватым сиянием сразу. Разные группы символов светились своим светом, и это просто невероятно красиво. Мы отпрыгнули так далеко, как смогли, точнее - отпрыгнул я, унося в руках Сигурэ, но к сожалению, это не помогло. Каменный круг мгновенно раскрутил что-то внутри себя, камень, в который было воткнуто само кольцо Врат, взорвался, но каменная шрапнель до нас не долетела. Она была мгновенно втянута в молочно-белое марево открывшихся врат. Как и мы с Сигурэ. Все, что я успел сделать, это обернуть нас обоих в Ураган Силы, мощнейшую защитную технику, которую я только знаю. И выдернув из-под юкаты Сигуре боевой серп, загарпунить им наши рюкзаки, утягивая их с собой, куда бы мы не попали в итоге. Как только нас коснулось сияние портала, мир вокруг нас вспыхнул, и мы исчезли. И слава Богу, потому что более не удерживаемый ничем артефакт начал падать на землю, которая стала уходить все дальше вниз, а падающий портал все переносил и переносил камень отовсюду, докуда мог дотянуться. Где бы мы не появились, давление на мою защиту было колоссальным, и оно только увеличивалось, вдавливая защитную сферу с нами внутри всё глубже. Оглянувшись, увидел, как мимо сферы проносятся слои почвы, камня, меловых слоев и даже река. Я попытался этим воспользоваться, и смог уйти в сторону от довлеющего над нами каменного столба. Нас унесло вдоль по течению подземной реки, и держать защиту стало куда как проще. Вода, это всего лишь вода. Высотометр показывал минус пятьдесят метров, но нас постепенно тащило все ниже. Сигурэ подтянула свой серп, но втащить рюкзаки в сферу защиты не смогла, и оставила пока как есть. Пусть тащатся за нами. Течение вынесло нас в огромную пещеру всего через десяток минут. Еще немного, и я бы не смог удерживать сферу защиты, но благо, что Сигурэ тоже умеет ее использовать, и где-нибудь полчаса жизни она смогла бы нам обеспечить. Кроме того, мы оба йоги и умеем запасать воздух на многие часы, а некоторые, не будем показывать пальцем на красивых и талантливых в Йоге девушек, и на сутки. Так что как минимум, мы бы выжили в течении нескольких часов. Я потратил уйму сил, пока нас вдавливало в грунт камнем, и только поэтому потратил столь много сил, но все же, нам повезло, и мы вынырнули из воды. Фонари даже не смогли добить до потолка пещеры, а высотометр показывал, что мы снова на глубине километра под уровнем моря. Скажу честно, сил осталось так мало, что на каменный берег меня вытащила жена. Я просто висел у нее на руках, как впечатлительная гимназистка, вдруг оказавшаяся в портовом борделе. Я был не совсем в обмороке, но очень близко к нему. Сигурэ положила меня на камень и тут же достала из подтянутого рюкзака конфету, приоткрывая мне рот и засовывая ее под язык. Рот наполнился слюной, и в кровь поступил сахар, выравнивая баланс организма. Я приоткрыл один глаз, не показывая, что прихожу в себя. Тело махом переваривало быстрые углеводы и выдавало чистую, звенящую энергию. Нечасто жена заботится обо мне так... по-женски, что ли. Даже сильные ранения после поединков со Старейшим не заставляют ее относиться ко мне иначе, чем к воину, а тут, такая забота. Приятно... Она подставила колени под мою голову, погладила меня по волосам и запела мантру передачи сил. В меня полилась ее "сила", наполняя тело бодростью и негой одновременно. Странное ощущение, и оно не перестает быть странным даже после сотен раз. Мы ведь довольно долго осваивали этот прием, так что чувство знакомое. Приятный женский голос напевал мантру, а я не выдержал, приподнялся немного, и потерся лицом о прекрасную полную грудь. Она прервалась и спросила: - Луч...ше? - Намного, спасибо, милая. И прости, что все так получилось. Не нужно было трогать эту штуковину. - Я винился перед ней совершенно искренне. Я и правда виноват, и тут уж ничего не попишешь. Вот нафига ручки тянуть к тому, о чем знаешь только поверхностно. Но я думал, что после стольких лет и возможных повреждений оно просто не работает! - Ничего. Выберемся, - пожала изящным плечиком Сигурэ. - Это-то понятно. И все же. Прости. Жена только погладила меня по голове, но мне стало понятно, что прощен. Я выдохнул. Хорошо, когда в семье все хорошо. Поели, отдохнули, и это еще хорошо, что наши рюкзаки военные. Не пропускают воду, а то пришлось бы есть вымокшие продукты. Отоспавшись, я обнаружил Сигурэ, сидящей посреди островка суши. Она медитировала, но на что конкретно, я пока не знаю. Придет в себя, спрошу, а пока, тоже хорошо бы помедитировать. Ката китайского кэмпо включают в себя не только кунг-фу, но так же тайдзицуань, и многие иные элементы. "Тень" сформировалась быстро, и мы с ней пошли по кругу, в медленном темпе перебирая стойки, приемы, удары и переходы. Привычно пришло ощущение окружающего пространства, и оно было невероятно сильно насыщенно странными энергиями. От них тянуло непривычными ощущениями, и что это, я пока не понял. Позже буду разбираться, главное в себя их не тянуть, от греха. Однако, как их много и все такие разные, словно весь мир пронизан тысячами нитей, разных вкусов, цветов, вибраций, да всего! В прошлом мире такого не было, это точно. Впрочем, новые ощущения не помешали мне "осмотреться" и найти место для начала бурения почвы в сторону поверхности. Закончив разминку и утреннюю тренировку, я перекусил, и пока Сигурэ занята, начал копать. Равномерные режущие и дробящие удары по камню стали разноситься по пещере, а проход становился все глубже. Я уже прошел нехилый каменный слой и слой известняка, от чьей пыли спасала только специальная хиленькая защита на лице, когда почувствовал, что Сигурэ очнулась и пришла в себя. Скатился по "ступенькам", вырубленным мной в породе, и вышел из лаза. Тут же искупнулся, так как работал совершенно голый, чтобы сберечь одежку. И присоединился к жене за едой. Подкрепиться мне не помешает. - Прошла... по реке... - Это она о специальной медитации, когда благодаря энергии Сей можно "осмотреть" отдаленные земли. Что-то вроде видений. У меня она вообще через раз получается, а Сигурэ ее выполняет легко и естественно. - Далеко там плыть до выхода? - Там его нет. - Огорчила, но я примерно так, почему-то и думал. - Расходится на ручьи... пропадает... русло. - Понятно. Ну, я где-то так и предполагал. Начал копать путь наверх. - Молодец... муж. Мел? - Она показала на белые следы от моих ног около лаза. - Известняк. До мела еще метров семьсот строго вверх. Осмотри для меня путь наверх. Вдруг что интересное найдешь. Какие-нибудь пещеры по которым можно сократить путь, или еще что. Может штольни... - Хорошо... посмотрю. Позже... голова... - Понял. Я подожду, не спеши. - Копай пока. Времени... мало. - Ты про воздух? Тут его на четверо суток, примерно. - Как... посчитал? - поинтересовалась жена. - Кинул камень в потолок и посчитал время падения, - зевнул я в ответ. - Молодец. Но.. можем... не успеть. - Успеем. В конце можно Шагами Бога подняться. - Пищи не... хватит. - Это да, может не хватить. Ладно, времени мало, я пошел работать дальше. - Иди... Ну я и пошел. Закручивая подъем по спирали, я долбил и долбил камень, разрезал его ударами, и снова долбил. Слой за слоем, по двенадцать часов в сутки, и на третий день понял, что так нам не выбраться. Не потому, что не успеем, а потому, что над нами песок, а его не выкопать, просто напросто. Он как пробка в сотню метров прямо над нами. По крайней мере так сказала Сигурэ, а она не ошибается. Пришлось посадить ее на спину, подождать, пока она укрепит свое божественное по красоте тело, и активировать Шаги Богов. Я мгновенно почувствовал в теле ТАКУЮ мощь, что казалось, могу обрушить сами небеса на землю, но это чувство мне было знакомо и уже не пугало. Чуть приподнялся на носочки, и присев, подпрыгнул строго вверх. Лесенки, выдолбленные мной до самой границы с песком, просто смело, вмяло на десяток метров, а мной словно из пушки выстрелили. Как бронебойный снаряд, я пробил путь для своего тела, и для Сигурэ. Оказавшись в воздухе, осмотрелся. Не хило я нас закинул. Внизу осыпался песок, в некоторых места блестя на солнце стеклянными фигурками. В том месте, где мы покинули песчаный плен, словно произошел мощнейший взрыв, и отчасти так оно и было. Много оплавленной стеклянной массы после нашего прохода, теперь падало на песок, да и обычного песка в воздухе немерено. Он медленно оседает, но пройдет еще много минут, пока он осядет весь. Оказавшись на высоте в километр, нам было удобно осматриваться, так что мы не стали тормозить. И после приземления уже знали, куда нам идти. Сигурэ углядела какое-то поселение посреди песков, так что мы потопали туда. Дошли только через сутки, но не особенно и устали. С едой, конечно, не фонтан, но в остальном, особых проблем не было. Уже подходя к поселению, мы встретили нескольких людей. То, что это люди, сомнений не вызывает. Обычные люди, негроидной расы, с копьями. Вот только, чтобы спрятать от нас с Сигурэ пистолет, надо... Я прямо даже не знаю, что нужно для этого сделать. Нереально это. - "№;%::№;%:? - Спросил передний вышедший нам навстречу негр. Именно у него оказался пистолет, заправленный за ремень со стороны спины. - Мы Вас не понимаем, - ответил ему я на десятке языков и отслеживая реакцию. Единственный язык, на который он проявил искры понимания, оказался арабский. - Я Вам рады не. - Коряво ответил на том же языке негр. - Однако, я полагаю, что это не тебе решать. Кто ваш Вождь? Его скривило. Видимо оппозиция у местного вождя имеет место быть. - Идти, - повел он копьем в сторону дома, выстроенного из песчаника. - Идти, - согласился я. Нас провели в дом, позволили присесть, провожая удивленными глазами наши рюкзаки. Один, не особо умный, даже попытался залезть в них, раз уж мы оставили их возле входа, но выглянувшая из-за занавески Сигурэ, кинула ему в руку щепку, отщипнув ее от балки дома. Походя. Пожалуй, это произвело на окружающих неизгладимое впечатление. Вождь, увидев это, смотрел такими глазами, словно перед ним с неба спустилась валькирия, и вместо того, чтобы унести в воинский рай, станцевала приватный танец. В общем, удивление было очень сильным. Нам дали умыться и попить воды, судя по всему тут есть колодцы, иначе бы здесь никто не жил. Усадили к столу, скудно накормили, и принялись расспрашивать. Кто такие, откуда, куда, зачем. Я в ответ тоже занялся допросом. Узнал, что мы находимся в Африке, на дворе 1943 год, и мы попали. Мир вообще другой, по крайней мере в нашем мире государства Ваканда не существует, это точно. Зато, я знаю, в каком существует. Я даже передать не могу, как я был рад этому миру. О да, здесь есть могучие противники, есть с кем сразиться, используя все свои силы, все возможности, да и поучиться есть чему, что уж там. К тому же, вполне вероятно, что мы сможем вернуться в наш предыдущий мир, если сможем его найти, конечно. Еще бы знать, какие параметры были выставлены на том артефакте, что нас сюда закинул. И ведь эти Врата уже активировались, и то ущелье, как раз итог активации, готов поспорить. А мы вторые, кто сюда попал с его помощью. Впрочем, это все дело будущего, а вот звук моторов - настоящего. Вождь тоже их услышал и выскочил из дома быстрее, чем прибежал гонец. Мы тоже вышли. Осмотрелись. В поселение въезжали грузовики, полные солдат в форме... вермахта. - Сигурэ, нам понадобятся пистолеты, - покачал я головой. Тут раздался выстрел, и встречавший немцев негр упал на песок, разбрызгивая кровь и мозги. Стоящий перед ним фашист опустил дымящийся пистолет и хищно оглянулся. Жители разбежались, только воины племени остались, и попытались кинуть копья, как по ним открыли огонь вылезшие из грузовиков солдаты. Итог - двадцать три трупа. Мы метнулись к рюкзакам и вытащили свои разгрузки. Сигурэ достала сложенную снайперку из сверхпрочных и столь же легких материалов. Спецзаказ одной японской корпорации клана Катасоми. Привезла из одного из своих "путешествий" в качестве трофея. Я достал свои любимые модифицированные кольты. Между прочим, модифицированы они для ближнего боя, и имеют лезвия по длине ствола, кроме прочих улучшений. Из них вообще не предполагается стрелять с вытянутых рук. От бедра, во время выполнения приемов удержания противника, повреждая лезвиями суставы и прочие извращения. Но мне нравится именно такой стиль работы. Ближний бой, он и есть ближний бой, с пистолетами или любым другим оружием. - Прикрою... - шепнула жена и растворилась в домах селения. Ну а я... прыжок, еще один, и приземление в середине построения солдат. Именно там, где только что рухнул на песок раненый из снайперки молодой фашист. Дракон взмахивает крыльями, и двое присоединяются к нему с разрезанными животами, а я встаю в полный рост, и двигаюсь к следующему. Во время шага выполняю четыре выстрела, расчищая себе место, руку под локоть, и ремень его автомата блокирует его руку. Залом, и той же рукой, которой веду его тело к падению через голову, стреляю еще в двоих, другой же, выполняю еще три выстрела, и каждая пуля приходится в автоматы окружающих. Солдат кувыркнулся, и еще в падении отхватил мощный, акцентированный удар в голову. Сотряс мощнейший, но жить будет - факт. Выдернул руку и рванул к небольшому скоплению дезориентированных солдат. Подсечка, и один из них летит на остальных после моего удара по ребрам. Они, конечно, сломаны все, как одно, но это позволяет лишить остальных маневра. Проскакивая прямо по головам сбитых мной солдат, отправляю их в беспамятство. В паре метров от меня пролетает пуля, и я чувствую ее, как себя. Как она разрывает воздух, как пробивает кожу, как крошит кости плеча солдата. Рывок и снова карусель. Кто-то особенно умный, и быстро пришедший в себя заорал: - Бей демона, - на чистейшем немецком. Ко мне повернулись сразу пятеро солдат, пытаясь выцелить мою смазанную от скорости фигуру. Да щаззз прям, так я и позволил по мне палить. Шесть выстрелов, и все они без оружия. Рывок, и после шести ударов, лежат себе, спокойненько, сны видят. Кошмары, я надеюсь. Снова рывок, и двое нереально быстрых как для человека офицеров, встречают меня кортиками. Их огнестрельное оружие валяется на песке, они сами его выбросили. Пространство разрывают патроны снайперки, но офицеры... увернулись. Я в эту секунду перезарядил оба пистолета. Сигурэ правильно рассудила, и мы за следующую неполную секунду высадили более трех десятков патронов, уложив ранеными остальных солдат, чтобы не мешали. - Ты кто такой? - Спросил меня по немецки один из... вампиров, судя по клыкам. - А почему ты не боишься солнечного света? - Впрочем, присмотревшись, я и так понял почему. Лицо было намазано чем-то вроде крема. - Вопрос снят. Рядом со мной приземлилась Сигурэ с уже обнаженным мечом. Двое на двое. Кровососы переглянулись и рванули в атаку. Не сказать, чтобы они были запредельно быстры. Примерно, как я, вышедший из рамок природных ограничений, но не используя "силу". Однако, это все равно очень быстро для человека, что уж там. К счастью, для нас с Сигурэ такая скорость далеко не предел, а потому, через мгновение ее противник лишился головы, а мой обзавелся сквозной дырой как раз там, где было сердце. Сверхзвуковой удар дополненный каплей энергии До, и его пробило насквозь. Вампир даже не заметил удара, настолько он был быстр. - Милая, приложи к ране серебро. Любое. Сигурэ кивнула и, изящно наклонившись, приложила к обрубку шеи серебрянное колечко. Кровосос тут же начал сгорать еще интенсивней, чем от солнца, попавшего в рану. Я же встал над своим поверженным противником, прикрывая его рану тенью от своего тела и спросил: - Что вы здесь ищете? Кровосос отчаянно сопротивлялся, не желая отвечать, но пара ударов, и капля моей крови прямо у его носа, и мы получили весь расклад. Ваканда. Их интересовала Ваканда и проход в нее. Оказывается, местные с ней торгуют и знают, как туда пробраться, но никому не говорят. Им просто не выгодно. Но в СС решили, что смогут их заставить, а если нет, то это смогут чудовища. Вампиры. Кровавые твари, для которых чужая жизнь ничего не стоит. Сигурэ давно ушла в дом вождя, проголодалась видимо, пока я заканчивал допрос. Так что, узнав все, что хотел, я развернулся к вампиру спиной и пошел к жене, лишь бросив стоящим вокруг людям: - Он ваш... - Я слышал, как рвалась его одежда, и как люди кричали с восторгом, видя как тот сгорает от света благословенного Солнца. Я вошел в дом вождя в расстроенных чувствах. С одной стороны, мой противник не боец в моем понимании. Никакой техники, одна скорость данная ему вампиризмом. Впечатляющая скорость, конечно, но ничего такого, чего человек не смог бы добиться сам. С другой стороны, я стараюсь не убивать своих соперников не потому, что я весь из себя правильный. В бою я могу убить и буду считать, что все правильно, потому что бой есть бой. Либо ты, либо тебя. Просто мне редко попадаются равные мне по силе соперники. Прозвище Хи мной заработано только по одной причине - я ценю людей, которые смогли добиться огромных результатов в искусстве боя, ведь все они приложили нечеловеческие усилия для этого, а такое я уважаю. Есть бойцы с другим мнением, считающие, что побежденный должен быть покалечен или убит, и ловят кайф от выполнения таких действий. Это их право, пусть это и противоречит моему мнению. Я не знаю, кто из нас прав, но такой жесткий отбор сильнейших лично для себя считаю неприемлемым. Думаю, даже проиграв, можно становиться сильнее. Вон, Крылатая, ученица Коэцудзи, сколько раз проигрывала на арене, в том числе и мне, когда перешла на уровень старшего ученика и Мастер больше не ограничивал ее в противниках? И с каждым проигрышем, узнавая о себе нечто новое, она становилась только сильнее, как и с каждой победой, что уж там. - Я бы тоже перекусил, - пробормотал я, глядя, с каким удовольствием Сигурэ наворачивает местную похлебку на бараньих костях. Но даже сесть за стол не успел, как почувствовал присутствие кого-то сильного. Даже, я бы сказал, неправильно сильного. Сигурэ подняла на меня взгляд, но я ее успокоил одной улыбкой и вышел из дома. Глядя в небо, я различаю какой-то контур, словно маскировка несколько искажает солнечные лучи. И оттуда, из границ этого контура, прямо на меня смотрит кто-то сильный. Наши Ки сошлось высоко в воздухе, встретилось краями, и вместо того,чтобы как обычно пройти насквозь, они уперлись друг в друга. Воля на волю. Я не давил, только не пускал. И не сказать, что сильно напрягся от этого. Надавил бы с привычной силой, снес бы встречное Ки довольно легко. И только я собирался донести эту мысль до соперника, как его Ки исчезло, а внимание изменило точку в пространстве. Кем бы он или она ни были, стали куда ближе к земле. Самолет заходит на посадку? Возможно. Проследив за ним взглядом, я увидел, как "из воздуха" появляется высокий человек в маске какого-то кошачьего, с накинутым на тело и голову плащем с капюшоном. Он пошел к поселению, и стража его почтительно пропустила, склонив головы. - Черная Пантера, однако? - пробормотал я по-русски. - Знаешь... его... милый? - вопросительную интонацию можно было разобрать с огромным трудом, но я ее давно знаю и люблю, так что все оттенки мной изучены и вполне прозрачны. - Похоже, что да. Позже расскажу. - Хоро... шо. Человек в маске спокойно прошел мимо нас и вошел в дом Вождя, но пробыв там не дольше трех минут, вышел и остановился прямо напротив нас. Его арабский оказался выше всяких похвал: - Благодарю, что помогли этим людям и не дали фашистам пытать их. Но могу я спросить, как вы победили этих демонов ночи? - Не за что, - пожал я плечом. - А насчет Вашего вопроса, так ответ Вам не понравится. Быстро, вот как. Бойцы из них отвратительные совсем. Я прямо почувствовал, как у собеседника челюсть отвисла от удивления. - Видимо, Вы отменный воин, раз для Вас эти монстры слабые. - Это так, - ответил ему без ложной скромности. - А вот с Вами я не отказался бы сразиться. По силе Вы вампирам не уступаете, но еще и технику имеете. Это был бы интересный бой. - От меня полыхнуло Ки предвкушения, и собеседник не мог не отреагировать. Он рассмеялся. - С удовольствием. Раз уж врагов здесь нет, а я так спешил сюда, то почему бы и не сразиться с достойным соперником. Условия? - Это Ваша земля, Вам и условия ставить, - отказался я. К тому же, по условиям можно немало узнать о человеке. Так-то сказать о нем можно немного. Высокий, около двух метров, судя по тому, что он сантиметров на десять повыше меня. Накаченный, и судя по всему, природно, так сказать. Тела негроидной расы вообще изначально приспособлены для физических нагрузок куда лучше, чем белой. Буквально генетически. Длинные руки талантливого фехтовальщика, но нужные для этого мышцы развиты иначе, как и мышечная структура ног, указывающая на неимоверную прыгучесть этого воина. - Что же, тут нельзя не согласиться, однако, официально это не моя земля. Я просто защищаю этих людей, не более. - С каких пор протекторат не собственность? - пожал плечом на такое заявление. - Хм, - хмыкнул мужчина. - Впрочем ладно. Извините, но снять маску я не могу. - Ничего страшного, - небрежно отмахнулся я. - А в остальном, обычный бой до невозможности продолжать. Устроит? - Конечно, - подозреваю, что моя улыбка могла бы осветить пол Манхеттена. Я снял рубаху, штаны и носки с армейскими ботинками, и оставшись лишь в трусах, сказал: - Я готов. Кошак сиганул на меня по воздуху. Я задрал ногу вверх до шпагата и опустил ее прямо на голову сопернику, вбивая его головой в песок. Внутреннюю силу я не использовал, так что убить его не должно. При ударе я почувствовал странное, словно изрядная часть кинетической энергии моего удара ушла в никуда, рассеялась, а оставшаяся десятая часть распределилась не только по голове, но и по остальному телу. - Отменный костюмчик, - поделился я наблюдением, отскакивая от ответного удара вынырнувшего из песка кошака. - Поглощение энергии удара, да еще и перераспределение оставшейся силы по всему телу. Шик. Но в таком случае, мне придется бить по внутренним органам. Ты сможешь исцелиться после такого? Убивать его мне не хочется, потому и спросил. - М? Быстро Вы все поняли! - Восхитился, причем искренне, противник. - Да, я смогу исцелиться, если удары не будут смертельными. - Отлично. Поиграем! Я ринулся на него, расставив руки и, получив удар ногой в пресс, тут же перехватил ногу, постаравшись заломить. Мы приземлились на песок и завозились на нем, но залом не прошел, и противник смог вырваться. Он просто нечеловечески силен! Лады, пойдем другим путем. Его удар кулаком я встретил мягким упором своей ноги в его кулак, не позволяя ему сдвинуть руку в моем направлении, и достигнув пика его давления на мою ступню, сместил сухожилия в ступне, соскальзывая, и ударяя ему ногой ниже виска. Удар кулаком не прошел, а его кувыркнуло. Но упасть я ему не дал, вовремя перехватив его руку, а перевернувшееся тело, само вышло на мой болевой. - АРРР!!! - правая рука кошака вывихнута и в локте и в плече. Бой закончен. - Погоди, не дергайся, дай суставы вправлю. Встань, теперь подними, насколько сможешь, вот отлично. Подними ногу, да, вот так. А теперь терпи. Удар с внутренней энергией в его ступню, пустил волну по правой стороне его тела, и через мгновение его кости встали на место. - Вот и все, почти. Осталось позаботиться в защемлении нерва лопаткой, и ты будешь в полном порядке. Руку за спину заведи, угу. Потерпи секунду. Аккуратный рывок руки, и она свободно прошла полный круг, который каждый человек выполняет при первичной разминке. - Вот и все. Ты снова здоров. Хотя, пару дней не нагружай правую сторону. - Я хлопнул его по плечу, как приятеля. Все-таки, в бою куда лучше понимаешь человека, чем при простом общении. - Ты врач? - Спросил кошак. - Ну да. Хирург, терапевт, невролог, ну и на нейрохирурга полгода не доучился. Травматолог немного, гемотолог чуть больше. Эндокринолог совсем чуть-чуть. Как-то так. - Ого! То-то ты так быстро меня собрал. - Я вдруг отчетливо понял, как же молод стоящий напротив меня парень. Лет двадцать, и это максимум. - Ну, какие твои годы, научишься еще, - отмахнулся я. По себе знаю, как затягивает учеба, нужно просто начать, а там... само пойдет. - Кстати, из чего твой костюмчик? Я таких характеристик ни у одного материала не встречал. - Тебе зачем? - Откровенно напрягся кошак. - Да вот жене бы такой, чтобы я за нее не беспокоился. Такой ответ явно выбил его из колеи. Судя по всему, он ожидал другого ответа. - Прости, но это невозможно. Этот костюм такой один, - покачал головой парень. - Ну, ладно, нет так нет. У тебя как, время есть? Посидели бы, пообщались, да и поесть уже охота. - Извини. Мне уже пора идти и спасибо за поединок. Ты показал мне, куда стремиться. - Всегда рад. Надеюсь, что при следующей встрече ты станешь еще сильнее и ловчее. Кстати, извини, что раньше не спросил, но... Как тебя называть-то? А то как-то странно у нас знакомство произошло. Сначала подрались, а потом знакомимся. Мы переглянулись и засмеялись. Сигурэ тоже вплела свой смех в наш гимн радости жизни, тем более такой интересной. - Зови меня, как и остальные, Черной Пантерой. - Лады. Я Кеиджи Мацуда, а это моя жена и любовь всей моей жизни, Сигурэ Мацуда. Еще увидимся, Черная Пантера, - пожал я его руку. - Надеюсь, Кеиджи Мацуда. Госпожа Сигурэ, рад знакомству. - Я... тоже... рада... Вы отличный... воин... - Своим невыразительным голосом проговорила Сигурэ, чем слегка удивила и смутила Пантеру. - Возможно, в... следующую встречу... Вы окажете и мне честь... и сразитесь... со мной. - Эээ... - Парень оглянулся на меня и только увидев улыбку, согласился. - Если Ваш муж будет непротив. - Он... только за... - Это верно. Новые противники, это предвестники роста личного мастерства. Да и кто я такой, чтобы ограничивать ее в таких вещах? - видя непонимание собеседника, объяснил ему свою позицию в этом вопросе. - Понятно, - растерянно молвил кошак и встал. - Что же, прощаюсь с Вами и снова выражаю благодарность за помощь. - Он легко поклонился и развернувшись, ушел. Отвел Сигурэ в сторону и тихонько попросил: - Проследи за ним. Мне очень нужно знать, где вход в эту его Ваканду. - За...чем? - Металл, который лежит в основе его костюма, он нужен мне. - Жена лишь приподняла бровь, задавая предыдущий вопрос, но на этот раз безмолвно. - Накопитель внутренней силы, по сути, философский камень, а не металл. Поглощает любые колебания, кинетическую энергию, и думаю, что может отражать обратно, при разных условиях. Метал-метаморф. Хочу надыбать себе немного, а то этот кошак сам им не поделится ни за что. Жадина. - Лад...но. Но... - Само собой, дорогая. Для тебя, все что угодно, - я поцеловал подставленные губки, на мгновение прижав к себе ее тело. Она с явным внутренним протестом отлепилась от меня и уселась в позу для медитации. Юката неприлично задралась, но меч словно сам собой лег так, чтобы никто ничего не смог увидеть. Пока она медитирует, у меня тут работа по профессии образовалась, ведь далеко не все из местных, которых расстреляли ССовцы, погибли на месте. За некоторых вполне можно побороться, и таких наберется аж пять человек. Стабилизировал их иглами и "силой", а потом взялся за скальпель. У меня в полевой аптечке еще не то найти можно. Местные бабы старались мне помочь, как только могли, так что проблем с добровольцами не было. Вытянул всех, но от операционного стола отошел только через семь часов. Устал, как собака, зато нормальный ужинозавтрак перепал. И даже с мясом. Мы пробыли в поселке еще сутки, после чего исчезли, не прощаясь. Пересекли горы, джунгли, и остановились на постой в какой-то пещере. Наготовили мне продуктов, упаковали, а я в это время переходил на другой режим питания, собираясь в Ваканду примерно на пару недель, и имея с собой лишь семь килограмм пищи. Йога еще не то позволяет провернуть, если на то пошло. Нужно просто уметь и знать, как правильно это делать, а сложности это не составляет. Навык из ниндзюцу, которое мне преподавала Сигурэ понадобился уже во второй раз. В общем, я не захотел брать жену с собой, нечего подвергать ее опасности. Мы ведь не знаем, какой уровень технологии тут. Короче, рисковать женой я не хочу. Не было скандала, просто Сигурэ со мной не разговаривала два дня, когда поняла, что не переубедит меня. Но потом смилостивилась, к счастью, правда мне пришлось рассказать ей все, что мне известно как о Ваканде, так и о мире вокруг. Попадание в Марвел, это не то, что станешь скрывать от любимой супруги, если желаешь ей долгих лет жизни. Выслушав все, что я ей рассказал, она была несколько ошеломлена, но сказала: - Иди... сам. Я пока... обдумаю все... Мне осталось только выдохнуть и потопать в нужном направлении. Итак. По словам Сигурэ, существует более десятка тайных проходов в и из Ваканды. Я собирался воспользоваться самым старым, о котором забыли даже нынешние жители. Когда добрался до входа, понял, что напрямую мне не пройти. Тут стоит странный замок, и пропуском является вибраниум. Пришлось перестать маяться дурью и пробить стенку у входа сбоку. Поскольку ход пробурен в горе, то я занялся привычной работой и продолбил скалу на метр вглубь, а оттуда вошел в тоннель. Тут же по всей его длине загорелся свет, довольно тусклый, синий, раздражжающий сетчатку глаз, но свет. Мне до него дела не было, и я закрыл глаза, а то по мозгам он долбит очень уж сильно. Навязал на глаза толстую повязку и потопал себе спокойно вперед. Воздушные вихри, создаваемые движением моего тела и возвращающиеся обратно, рассказывали мне о стенах, редкое щелканье языком для эхолокации, рассказывало остальное, так что зрение не так уж и нужно. Развитый разум с легкостью рисует общую картину окружающего мира. Шел я по нему почти пять часов. Ну как шел? Бежал со скоростью около сорока километров в час. Добрался до конца тоннеля и уперся в какую-то деревянную дверь. Толкнул, не толкается. Надавил, и услышал металлический звук гнущегося металла. Обычная сталь, я полагаю. Еще поднапрягся, даже использовал внутреннюю энергию, и выдавил входную дверь с изрядным куском косяка. Придержал и прислонил обратно. - Ну и где это я? - Спросил сам у себя и щелкнул языком. Эхолокация показала, что я в штольне. Достал из рюкзака высотомер и обалдел - семьсот метров под уровнем моря. Благо, что высотомер с подсветкой. Осмотрелся уже нормальными глазами и сел в медитацию. Пусть у меня не получается путешествовать сознанием, как у Сигурэ, но уж разведать местность в радиусе пятисот метров я способен. Так что, уже через час в моем сознании была карта штолен, и примерное направление движение я нашел. Как позже оказалось, был не прав. Тут такой лабиринт, что мне пришлось медитировать еще десяток раз, чтобы понять, куда именно идти, но выход я все-таки нашел. Правда, пришлось обойти практически по самому низу, но все же. Вышел я к старому лифту, и на нем поднялся на сотню метров, а там увидел просто невероятное зрелище. Подземный поезд на магнитной подушке, несется на скорости под две сотни километров в час, и везет более десятка вагонов с так нужным мне металлом. Еле успел разогнаться и успеть зацепиться за него. "Силы" ушло немало, но оно того стоило. Я смог забить рюкзак, запасную сумку, и даже карманы. Получилось килограмм сто сорок, примерно, по весу. С ними я доехал до конечной станции, но вместо того, чтобы съехать под действием гравитации в огромную емкость завода по переработке, я скинул туда добытый мною метал, часть оставив в обычном виде. Прошелся по всей производственной линии, пытаясь понять, что именно они тут с ним делают, какие добавки намешивают и в каких пропорциях. Дорогое удовольствие выходит. Уже с конечной конвеерной ленты набрал слитков, и спрятал их тут же, под одним из станков. Пришло время попутешествовать и узнать об этом невероятном металле все, что знают его хозяева. Времени я на это угробил море. Дольше недели собирал данные, фотографировал чертежи, формулы и схемы, да много всего нужного. Даже зафотал спецификацию костюмчика Пантеры. У них тут предок компьютера, и весьма продвинутый, как для сороковых-то годов стоит. Впрочем, чисто технически, Ваканда опережает остальной мир на века. Процессор из вибраниума, сверхпроводники из него же, микросхемы правда в размерах великоваты, и почему они его просто не уменьшат, я пока не понял, ну да ладно. Даже голопроекторы имеются. Радиосвязь есть у каждого вакандца, что-то типа часов на руке. Металл-метаморф тут используется в крайне широких пределах. Заглянул в святая святых, в пещеру Пантеры. Даже спер тот цветок, чей сок пьют все новые Пантеры для получения сверх сил. Пришлось использовать искусство скрытности, чтобы сделать это чуть ли не на глазах у охраны и смотрителя, но сумел с огромным трудом. У них тут камеры везде! В сороковых, блин, годах двадцатого века!!! Несколько раз чуть не попался, но смог разобраться в схемах подключения, и все-таки сделал, что хотел. Даже заглянул в записи смотрителя Ритуалов, разбираясь с тем, как новые силы влияют на носителя и собственно, как правильно их интегрировать. Благо, что Вакандский язык оказался очень простым в понимании. Много заимствований из арабского, египетского, венгерского и даже немецкого. Выучил за неделю. С чтением похуже, но тоже ничего сверх сложного, с напиткой-то мозга внутренней силой. Правда пришлось обнести начальную школу, но я честно вернул словарь туда, где взял. На обратном пути упаковал метал поудобней, и исчез из Ваканды так же, как пришел, словно тень, дух невидимый и неосязаемый. Вот честно, двадцать раз пожалел, что не взял с собой Сигурэ. С ней было бы проще. Уже подходя к пещере, услышал приветственной писк. Бессмертный мышонок Татимару, наша домашняя животинка, явно обладающая интеллектом более присущим человеку, приветствовал меня, и тут же жахнул в воздух миниатюрной звуковой ракетой, резким свистом предупреждая хозяйку о моем появлении. Мгновение, и мышонок у меня на плече, а из пещеры выглядывает жена. - Вер...нулся. Беспокоилась... - Надо было взять тебя с собой, - повинился я перед ней. - Надо... было. - Согласилась она. - Слушай, жена. Тут такое дело. Есть вариант сделать тебя сильнее. Если ты захочешь... - я всматривался в ее глаза и читал в них все, что она думает. - Да, боюсь. Этот мир куда сложнее, чем твой. И в нем такие монстры водятся, что даже со всеми нашими умениями не знаю как подходить. А что я? Я переживу. Да и есть другие варианты. Или еще раз наведаемся сюда. В конце концов, ты самое дорогое, что есть в моей жизни. Да, да, нет, ни в коем случае. - Прекрати... читать... меня, муж. Дай... сказать. - Эээ... - Я даже растерялся. Зная, как она не любит говорить, если это не необходимо, я специально научился читать ее. Но видимо, это не всегда в тему. - Слушаю. - Сначала... ты. Потом... я. - Ты боишься, что не получится, или считаешь, что я усилю только тебя? - Второе. - Все-таки, женская интуиция, это что-то. Я так и хотел поступить, честно говоря. - Дога...далась. - Кивнула женщина. - Ладно, как скажешь. Побуду лабораторной мышкой. Но после этого ты пройдешь ту же процедуру. - Хорошо. Не... бойся. - Ну, тогда помогай. Выкладывай металл на тот камень, только выдолби в нем предварительно ванну. - Хоро...шо. Из угла пещеры раздался мерный свист разрезающих ударов, и звуки падения камней на пол. Через несколько минут Сигурэ убрала меч в ножны и аккуратно убрала все мелкие камушки из получившейся ванны. Я в этот момент брил голову, подмышки, короче, сбривал вообще все волосы с тела. Здоровенным острейшим ножом. Хорошо, что я Мастер боевых искусств и не промахиваюсь... Закончив с этим, я сжег волосы в небольшой плошке, раздавил заветный цветок едва ли не на отдельные молекулы, добавил туда один листок с того же цветка, тоже раздавив его, и хорошенько размешал. Отлил из плошки грамм тридцать получившейся жидкости и выпил. Остальное отдал Сигурэ и она аккуратно обмазала ей все мое тело. После чего я погрузился в каменную ванну, полную вибраниума. Да, я изменил рецептуру, но не просто так. При обычном ритуале меняется больше энергетическая часть тела, а я хочу не только стать сильнее энергетически, ведь чакры у меня и так пробуждены, что в основном и делает сок цветка, насыщая энергией ауру разумного. Я хочу, чтобы часть металла из ванны буквально интегрировалось в мое тело, сделав его крепче, сильнее, ну и став в некотором роде дополнением к ядру каждой клетки в моем теле. Это я смогу обеспечить с помощью контроля крови, главное - не спешить и делать все постепенно. Сигурэ насыпала на меня сверху горку металла, принесенного мной, и присела рядом, дожидаясь, когда я очнусь. А я плавал в таких глубинах транса, которые раньше обходил десятой дорогой. Используя покрытие, нанесенное на мое тело Сигурэ, как катализатор, и биологическое электричество, я расщеплял сырой метал на молекулы, и тело, насыщенное странной силой от выпитого напитка, впитывало их в себя. Оно интегрировало их в каждую клетку, а я своей кровью только помогал этому процессу. И чем дальше я заходил по этому пути, тем сильней я себя чувствовал. Циркуляция внутренней энергии стала невероятной, словно все запоры и двери просто снесло потоком силы, чакры засияли, как прожекторы, и тело стало легким, как пушинка. Не знаю, сколько это продолжалось, но я теперь точно знаю, кем были мои родители, родители родителей, и так до восемнадцатого колена. Память крови пробудилась. К сожалению, никто из них не обладал знаниями боевых искусств, но многие навыки, такие как приготовления блюд японской кухни, навыки рыбака и корабела (вот откуда в геноме гены северных народов), вязания, и многое другое, я смогу со временем освоить, если мне понадобится. Поняв это, я смог продержаться в сознании еще пару секунд, но в теле было так много внутренней энгергии, что она, наконец-то вырвалась, разходясь по миру мощной волной, сравнимой со Стопой Великана, а ведь эту технику используют для успокоения земли, при землетрясениях, пуская встречную волну колебаний. Кроме Старейшего никто из знакомых мне людей, использовать ее просто не мог. Сил бы не хватило. Собственно, это меня и выключило. Когда я очнулся, Сигурэ все так же сидела рядом, правда я стал чувствовать ее еще сильнее и несравнимо глубже. Привычная техника сканирования, и я "узнал" о Сигурэ все, вплоть до уровня молекул, и мозг довольно легко переработал эту информацию. Внутренняя энергия спокойно текла по телу, а вибраниумные ядра клеток тела аккумулировали ее. Я вдруг отчетливо понял, как именно нужно высвобождать из них "силу", как сделать так, чтобы они аккумулировали ее быстрей, и многое иное, осознавая, насколько более совершенным существом я стал. Я открыл глаза. - Живой... - выдохнула Сигурэ. - У тебя... глаза... красные... - И улыбнулась. Она знает о моей идее фикс и, видимо, решила обрадовать. Я поднялся, вылезая из металлического песка и первым делом обнял ее. - Здравствуй, любимая. Сколько я проспал? - Двое суток... муж мой. - А ты, видимо, ни мгновения не поспала. - Я укоризненно покачал головой. - Не бережешь себя совсем. Ложись спать, родная, а я пока за еще одним цветком схожу. Когда вернусь, хочу, чтобы ты была свежая, выспавшаяся и бритая. - Я... буду, - чуть покраснела женщина, смущаясь. Я подхватил ее под руки и отнес на спальный мешок, расстеленный в другом углу пещеры. Уложил ее, проследил, чтобы она уснула, поставил мышонка Тотимару на стражу, и был таков. Нужно ополоснуться, а тут ручей неподалеку. Бежалось так легко, как никогда, хоть я точно знал, что стал тяжелее на два килограмма и триста двадцать грамм. Я чувствовал энергии, разлитые в мире, не прилагая к этому никаких усилий, и особенно отчетливо я чувствовал измененные для техники продления молодости участки мозга. Они стали еще легче собирать энергию нервной системы, словно за эти два дня они качественно скакнули в развитии и емкости. Немного изменилась скорость прохождения сигналов в нервной системе, перешагнув порог в десяток метров в секунду, и некоторые другие изменения. В частности, те полумесяцы в основании ногтей, стали матовыми. При новых возможностях смотался по цветки, прихватив пару, на всякий случай, всего за три дня. Прихватил еще металла, и понадеялся, что мне больше не придется сюда возвращаться. Все-таки, воровство это явно не мое. Там и так уже все в панике носятся туда-сюда. Обнаружили, что один из цветков исчез, а их там всего пятнадцать. В общем, та еще веселуха. Стража, наскипидаренная начальством, дополнительных камер понавешали, стало больше стражников с какими-то визорами. Благо, что я все-таки смог просочиться, хоть и по грани фола прогулялся. Вернувшись, увидел лысенькую Сигурэ, и не смог не улыбнуться. Так непривычно, но по-своему мило, хотя с длинными волосами ей куда лучше. Все приготовления провели быстро, и объяснения я выдавал настолько полные, насколько мог. Все, до мельчайших подробностей, до оттенка мыслей и эмоций в каждый конкретный момент. А когда она улеглась в каменную ванну, я думал - весь на нервы изойду, пока она проходит ритуал. Я чувствовал, как энергия накапливалась в ее теле, чувствовал, что еще немного, и каааак жахнет, но ждал, замерев, и надеясь, что все будет в порядке. Черт! Зеркальный Щит сформировался словно сам по себе, когда меня едва не размазало по этой вселенной мелкой пылью от силы выплеска. Штука это сложная, основана на энергии Сэй, и, по сути, это сотни колец "силы", вращающиеся вокруг пользователя. Они столь быстры, что буквально стирают все, что в них попадает до уровня молекул. Если создать ее же, но на энергии До, то получится классический такой расенган, размером с человека. По понятным причинам, это невозможно, ведь пользователь станет проваливаться под землю, которую будет "переваривать" такая защита. Основанная на Сэй, она не столь агрессивна по краям, и основное сопротивление идет в направлении удара. Можно минут пять простоять в ней, прежде чем начнешь крайне медленно погружаться. На камне еще дольше. Впрочем, сама защита заточена против энергетических ударов, и развеивает их с легкостью, за счет чего и обретала популярность в самые разные времена. Вообще, большинство щитов, найденных в библиотеке монахов, ориентированны на взаимодействие энергия-энергия, а техники нападения, на энергия-материя. Не то чтобы полностью, нет конечно. Защита может защитить и от простого удара кулаком или битой, но куда большее КПД именно при защите от энергетических атак, несравнимо большее. А атаки наоборот, с большим КПД воздействуют на материю, чем на энергию. Прошедшая волна внутренней энергии Сигурэ, мне не повредила совсем, так что я поднял камень-стул, который отлетел к стене, от чего изрядно искрошился, и поставил его около "кровати" Сигурэ. Так и просидел двое с половиной суток, пока она не пришла в себя. Только почувствовал, что она открыла глаза, как тут же подорвался к ней: - Как ты? - Как бы хорошо я не выполнял технику сканирования, я все равно не смогу понять ее так глубоко, как она сама. - Пока... не знаю. Ты... не спал. А меня... ругал... за это... же. - Не смог уснуть, боялся за тебя сильно, - отвел я глаза. Действительно, ей выговор устроил, а сам... Как-то нехорошо получилось. - Дай мне... полчаса. Скажу... как себя чувствую, - попросила Сигурэ. Конечно, я дал. И полчасика, и часик, и два. Сам в это время занимался приготовлением пойманных утром зайцев. Жалко, что овощей нет, можно было бы такое рагу замастрячить. Меня просто распирало от радости, что с Сигурэ все в порядке. Может, именно из-за этого, мясо получилось просто божественное на вкус. Жена почуяла запах и вошла в пещеру, видимо тестировала обновленное тело на улице, потому что я заметил несколько прилипших маленьких веточек на ее юкате. - Садись к "столу", точнее к костру, сейчас кушать будем, - я в последний раз полил зайцев вином из фляжки и перевернул "шампур", которым выступает моя шпага. Пара тушек мирно дорумянилась за несколько минут и разошлась по рукам. - Итадакимас, - улыбнулись мы друг другу и приступили к позднему обеду. Хорошенько перекусив, она спросила: - Куда теперь... пойдем? В Японию? - В Европе сейчас бушует Вторая Мировая Война, в Японии, в общем-то тоже. Если хочешь поучаствовать, то можно и туда. - А... если... нет? - Тогда обе Америки, Африка, Швейцария, дальний восток СССР. Англия, в принципе. - А... ты бы... куда хотел? - Я бы? В Америку. В город Нью-Йорк. Там есть вход в Камар-Тадж. - Маги..я? Интересно, - согласилась Сигурэ. - Ты ведь тоже чувствуешь те потоки силы, что пронизывают этот мир? - Жена кивнула. - Мешают... - Есть такое. Но мы с тобой те еще эзотерики, и восприятие окружающего мира у нас сильно отличается от нормы. Так почему бы и не поучиться немного этим всем управлять? - Интересно, - повторилась Сигурэ, о чем-то задумавшись. "Присмотрелся". - Я тоже хочу. Только давай все-таки после войны. Сейчас не время для деток, неизвестно, что и как повернется. Но ты права. Здесь нет клана Теней, и нам незачем их опасаться. И нужно проверить наши новые тела. После изначального ритуала Пантеры, люди точно могут иметь потомство, но я его несколько изменил, так что... - Хотел... на мне... проверить? - Нет, конечно. Если бы ты первая проходила, то делал бы стандартный ритуал, и ни на шаг бы не отошел от инструкций. А на себе поэкспериментировал. Раз все прошло хорошо, то и ты прошла мою версию. Я ведь обследовал кошака. У него интеграция металла только в коже и некоторых долях мозга, как головного, так и костного. У нас, в каждой клетке. Мы можем намного больше, чем он. Генерировать энергетические поля, например. Электрические - точно, как с положительным, так и с отрицательным зарядом, что весьма кстати. Есть тут один умелец управлять металлом, а его в нас куда больше килограмма. Да ты на свою кровь глянь! - М?.. - Она красная, с явным сиреневым оттенком, - хмыкнул я. - Лучше нам с тобой местным врачам не попадаться. Будут долго и, вероятно, фатально, изучать. Тут сейчас такое время, что экспериментируют над людьми только так. - Не... дамся, - серьезно отрезала Сигурэ. - Да это понятное дело. Я сам убью любого, кто посмеет к тебе прикоснуться. Кстати, смотри, что научился делать, пока тебя ждал. Я поднял кусок вибраниума, обработанного на заводе в Ваканде. Сам не понимаю как, напрягся, и металл в моей руке потек. Еще одно напряжение, и он рассыпался на кубики, но те падать даже не думали. Они повисли в воздухе, и только проскакивающие между ними электрические дуги вызывали отсветы по всей пещере. Красиво, блин. Еще одно напряжение, и кубики снова объединились в единый слиток. Лицо Сигурэ в этот момент я никогда не забуду. Она приоткрыла аккуратный ротик, раскрыла глазки от удивления и слегка, самую малость, покраснела. Дыхание участилось, сердцебиение тоже, красные глазки вспыхнули огнем. Боже, какая красота! И ЭТО МОЯ ЖЕНА! Я, вероятно, самый счастливый человек в мире. - Как?! - Выразила она свой главный вопрос. - Ммм. Сложно объяснить. Биоэлектричество, накапливаемое в наших мозговых тканях, прошедшее через тело, каким-то образом резонирует с этим металлом, ну а дальше, рули воображением. Ну, я даже не сомневался, что в ее руках слиток металла первым делом превратится в меч. По нему так прикольно скачут разряды биоэлектричества, освещая пещеру, красиво. После меча была нагината, потом целый рой сюрикенов, причем они летали так, словно законов аэродинамики для них не существует. Сигурэ как-то быстро поняла, как их нужно притягивать обратно. Она верно, игралась бы так еще долго, если бы я не напомнил: - Ты ведь помнишь, зачем мы копим биоэлектричество в тканях мозга? А то ты его сейчас тратишь в огромных объемах. Жена смутилась, но трансформировать сюрикены и копию своей катаны обратно в слитки не стала. Перевесила цубу и рукоять со своей на новую. Видимо постоянно пользоваться проклятым мечом ей не нравится, да и новый меч по характеристикам выше на порядок. - Здесь оставишь свое сокровище? - Спросил я, намекая на ее проклятый клинок. - Спрячу... потом верну... - Хищно усмехнулась Жена, и с всплеском внутренней силы вогнала катану в стену пещеры. Та вошла как нож в масло и осталось там. А Сигурэ придвинула каменную тумбу, скрывая торчащую из стены часть. Зачем только, непонятно. Все равно человек не в силах вытащить эту катану из ее новых каменных "ножен". - Вариант, - пожал я плечом. - Даже креативно, я бы сказал. - Спа... сибо, - улыбнулась Сигурэ. - Угу. Ну что, куда отправляемся? - Решил я расставить все точки над i. - В Америку. Северную. За магией, - решительно проговорила Сигурэ и принялась собираться. - Хорошо. Но есть две просьбы. Первая, ускорь рост волос. И вторая. Иди ко мне, и пусть весь мир подождет. Мир подождал. Потом подождал еще раз, и еще. И только потом мы продолжили собираться к выходу. К наступлению вечера мы успели не только собраться, но еще и поохотиться. Сигурэ тут вне конкуренции, так что она притащила аж троих странных зверят. Живых. Я на них глянул, но узнал из них только котенка леопарда. Остальные мне не знакомы. Какой-то зверь с хоботком, но не слон, и миниатюрный совсем. И какой-то однотонно серый комок, не похожий ни на одно знакомое мне животное. Пришлось обходиться тем, что поймал я. Не совсем понятно, откуда в этих джунглях зайцы, но с тех пор мне больше они не попадались. Зато попался шикарный удав, килограммов на двадцать. Он хотел мной пообедать, но это я поужинаю им. И позавтракаю заодно. Вышли мы с рассветом. С нашей скоростью мы проскочили джунгли за десяток дней. Оттуда месяц добирались до северного побережья и по воде добежали до Италии. Чуть не сдох от усталости, но осилил. Там надыбыли документы, попутно помогли тамошнему подполью и, урезонив до состояния едва бьющихся сердец три полка немцев, захватили корабль, на котором отплыли в США. На второй день случился странный эпизод. Я стоял у штурвала, а Сигурэ болталась где-то по кораблю. Сегодня ее очередь готовить, но так как готовит она так себе, что уж тут сказать, то она пришла сменить меня у руля. Хочу нормально прожареной рыбы, а не угольки. Сильно, очень сильно соленые угольки, что куда более вероятно. Так вот, стою себе у штурвала, как приходит Сигурэ. Кстати, с опазданием минут на сорок. - Милый... - Ммм? О, ты пришла? Опаздываешь, - взглянул я на часы. - Милый, - что-то в ее голосе заставило посмотреть на нее внимательно. - Откуда серьги? Я таких не дарил, - поинтересовался я обновкой. - Там... в багаже... нашла, - а на лице, ну просто лисья улыбка. Что-то тут не то. - А что там еще... в багаже? - Спокойно так спрашиваю. - Много... всего. Посмотри... сам, - она перехватила штурвал и уперлась глазами вдаль, ну вот прям морской волк. А сама улыбается предвкушающе так. Вот честно, не выдержал, и вместо кухни потопал в багажное. Зашел и обомлел. Из разбитых явно моей женой ящиков, вывалились прямо на пол украденные в Италии сокровища. Не только и не столько золото и серебро, но картины, музыкальные инструменты, мебель века этак шестнадцатого! Да много всего! Кто бы знал, что мы украдем именно этот корабль! Надо было брать соседний, потому что теперь за нами такую охоту устроят, что мы двадцать раз пожалеем, что сперли именно его. Да я уже пожалел! Взлетел на мостик и крикнул: - Полный ход! Спим по четыре часа, иначе точно догонят! - В ответ услышал только: - Уже... муж мой, - и тонкий пальчик, указывающий на ручку регулятора. - Кушать... скоро? - Скоро, скоро. - И я отправился на кухню. Надо было кока оставить, а не вышвыривать с палубы всех, кто тут был. Да и матросов заодно. Теперь вот приходится самим все делать, благо, что большая часть корабля автоматикой управляется, пусть и несколько допотопной. Через Атлантику мы шли тааакими зигзагами, что не каждый пьяный матрос повторит. Полная непредсказуемость действий. Но даже так несколько раз нарывались на вражеские суда. Пара ударов энергией До под ватерлинию, и мы отправлялись дальше. Только один раз нам оказали реальное сопротивление, и сначала шмальнули по нашему кораблю из какой-то гаубицы. Сигурэ не сплоховала, и располосовала снаряд мечом на семь продольных частей и поперек пару раз успела. В общем, стальная болванка рассыпалась на части, а потом спокойно рухнула на палубу, совершенно нам не повредив. Я ответил на такую агрессию привычной уже ударной техникой, пробивая стальную обшивку, и все что за ней, открывая сильную течь. Потопить не потопит, но остановит надолго. Но не тут-то было. С корабля к нам перепрыгнул!!! (С расстояния метров в двадцать, не меньше) гориллоподобный беловолосый мужик. Скорость восстановления от повреждений у него нереальная. Я лупил его такими техниками, что для нормального человека это мгновенная смерть от десятка причин сразу. А этот довольно быстро заращивал сердце и снова шел в бой, махая своими когтищами. И делал это явно быстрее нормального, даже супер тренированного человека. В общем, чтобы его угомонить, мне пришлось связать его стальными прутьями перил, иначе он просто не успокаивался. За бой я убил его раз десять, разве что голову не отрубал. Интересно, он бы выжил? В общем, я сначала хотел его оставить, чтобы на нем тренироваться, потом просто взял его крови, и пристегнув к спасательному кругу, выбросил за борт. Подберут свои - хорошо, нет - не мои проблемы. - Милый... зачем... кровь брал? - Спросила Сигурэ. - Интересно же, что дает ему силы на такую взрывную регенерацию. Уж в крови я разбираюсь, вот и поковыряюсь, утолю любопытство. Сигурэ только кивнула, а я положил кровь мутанта в холодильник. Пришлось его правда перенастроить, чтобы выставить нужный температурный режим, а то кровь испортится, а этого мне хотелось бы избежать. Есть у меня мысль, что это был ни кто иной, как Саблезуб. Волосатый, звероватый какой-то, словно у него инстинкты во главе угла, а не разум. Когда добрались до Америки, у нас уже заканчивалась пища, но пока дефицита не было. Остановились у пустого берега, как мы позже выяснили, Виргинии. Быстренько перетаскали утыренные сокровища в выдолбленную нами же пещеру в береговой скале и на изрядной высоте. Метрах в пятидесяти от уровня воды. Аккуратно все уложили, правда пришлось перетащить с корабля здоровенные чушки фильтров из прессованного угля, чтобы произведения искусства не испортились, но все получилось более или менее нормально. Заделали помещение наглухо, и замаскировали выход. Лишь для себя оставили знаки, чтобы потом найти, да прихватили золотишка на обустройство по первому времени. Корабль отправился в плавание по атлантике в одиночку, без единого живого человека на нем, а мы на север по побережью, прямиком в Нью-Йорк. Прошли через десяток городов, поменяли шикарный перстень на раздолбанный аварией кадилак, и уже на нем рванули дальше. Машинку я с каким-то странным и непривычным удовольствием подрихтовал за пару дней в соседнем городке. Мне прямо понравилось с ним возиться. Искать детали в разных городах, да даже когда машина сломалась посреди трассы, я с удовольствием перебирал движок в поисках поломки, и присобачивал вытянутый из подъемника окна тросик вместо его "погибшего" товарища. Жена на это только и сказала: - Мужчины... и ваши... железные игрушки. - После чего улеглась подремать на заднее сидение, видимо чтобы не выслушивать про ее "женские игрушки". Мечи там всякие, пистолеты, винтовки и прочее чисто женское барахло. Мной же владело воодушевление. Ну а что? Еды полный багажник набрали, палатка есть, время тоже не поджимает. Вот и ковырялся в свое удовольствие. Стоит сказать, что к моменту приезда в Нью-Йорк, тачка выглядела как новая, даже покрасить заново умудрился, и сидения заново перетянул. В общем, конфетка, а не тачка. Устроились в небольшом отеле на окраине и отправились искать нужный нам дом. Понятное дело, что искали магию и ее проявления. С нашей чувствительностью это не составило труда, так что нашли, конечно. Пришлось изрядно помотаться по городу, но здание по Бликкер стрит 177а мы нашли. Оно было словно кокон, обернуто сотнями нитей разных цветов, разной насыщенности, и еще сотни-другой разных параметров, в нашем с женой восприятии. - Похоже, это здесь. Во всем городе нет больше ни одного дома с такой интенсивностью магии. Есть защищенные дома, но это... просто шедевр. - Согласна. Это... здесь. Мммм... Постучим? - Поинтересовалась Сигурэ. - Почему бы и нет? - Улыбнулся ей в ответ. И нажал на звонок. Дверь открыл забавный азиат, невысокого ростика, полный, с лоснящейся лысиной и в прикольном монашеском одеянии. Желтые штаны, зеленая хламида сверху и плетеная китайская шляпка. - Дёбрий дёень. Чьем могу помОщь? - С жутчайшим акцентом, но на английском, спросил монах. - Хм. Добрый. И можете не ломать себе язык. Мы в курсе, что на английском вы говорите как бы не лучше нас, - улыбнулся я. - Нам бы Древнюю повидать. - Я нье поньимать, о чьем Вы... - Понятно. Сигурэ, пожалуйста, давай ты, а то я ему сейчас в табло пропишу. - Попросил я жену. У нее такое вот общение с непонятливыми куда как лучше получается. Мгновение, и в ее руке возник меч, словно из ниоткуда, и РАЗРЕЗАВ часть магических нитей, остановился на полмиллиметра за поверхностью кожи шеи монаха. По лезвию потекла капелька крови. - Передай... Древнейшей... Желаем... встречи... - В следующее мгновение меч снова покоился в ножнах, а сама Сигурэ уже стояла на прежнем месте, за моей спиной. Лишь кровь, медленно текущая из шеи упорного монаха могла доказать, что все это не показалось с перепою. - Ждем... здесь. Монах сглотнул с трудом ставшую вязкой слюну, и закрыл дверь храма. Мы съели по мороженому, купленному через дорогу в небольшом лоточке, и уже примеривались, как бы ломануть дверь, как она сама открылась. Оттуда выглянул уже знакомый монах, и махнул рукой, приглашая войти. - Хм, комитет по встрече впечатляет, - хмыкнул я. Еще бы не впечатлял. Десяток магов с активированными щитами, за их спинами еще один, но с различным оружием. Рожи суровые, как у сибирских нефтяников, нервы натянуты, как струны. Подошел, тыкнул в щит пальцем, тот в ответ попытался меня "укусить" огнем. Изрядная доля "силы" в ногти, и одним движением вбок, я разрезал магический щит, разрушая заклинание. - Интересная формация. Много оборванных линий, но основа хорошая, крепенькая. Древняя лысая женщина, здравствуй. Поговорим? - Кто ты такой? - Пришелец из другого мира, понятное дело. Как и моя жена. Познакомься, это Сигурэ Мацуда. Я Кеиджи Мацуда. Дорогая, это Древняя. Верховный Чародей Земли, с тысяча триста лохматого года, вроде как. Информация не точная, но где-то близко. - Я... в курсе... муж мой, - улыбнулась жена. - Точно, прости, вылетело из головы. - Могу я поинтересоваться, как вы нашли это место, - вступила в разговор Верховный маг. - Пока что нет. Исключительно при разговоре тет-а-тет. Разглашать свои возможности при таком стечении народу, как-то не хочется. - Я доверяю каждому из них... - начала говорить Верховная. - А я - нет. Да и ты тоже, если адекватна и в своем уме. Собственно, зачем ты столько народу сюда согнала-то? - Мы думали, что вы посланники Лората. - Подумав ответила Верховная. - Кого? - Удивился я и за себя и за жену. - Это еще что за хмырь? - Это демон. Воплощение темного хм... энергетического плана, если можно так сказать. - Так, ладно, мне до этого дела нет, - отмел я подозрение и добавил:- И прекрати копаться у нас в головах, да еще и так топорно. Совесть поимей. - Приношу извинения, но мне нужно было узнать, кто вы такие, и что вам действительно нужно. - А если бы жена не стала этого терпеть и просто отрубила тебе голову? Об этом ты подумала? - У нее бы не... - Получилось бы. Эти люди не смогут тебя защитить, если что. Слишком медленные, - покачал я головой. Мельтешение магических линий в восприятии давит на мозги, чем изрядно подбешивает. - А теперь, может, отпустишь своих людей? - Мне бы этого не хотелось, - покачала головой Верховная. Блин, поговорить нам нужно, и это факт. Эти маги мешают, тоже факт. Вывод? - Сигурэ, нежно, пожалуйста. Словно ветер пронесся по комнате. Люди разлетелись в разные стороны. Щиты полопались, как и магическое оружие, а сами маги приземлялись на пол холла особняка уже без сознания. Осталась только Верховная, и она хотела что-то сделать, но я не дал. Волна какой-то пространственной бяки, словно искаженный воздух в пустыне, стала разрастаться от нее, но я вломил по этой волне ударом Открытой Ладони. Обычно ее используют для того, чтобы войти в резонанс с жидкостями в теле противника, и устроить ему внутренний гидроудар, разрывая внутренние органы на клочки. Но в этот раз, напитанный внутренней силой под завязку, он порвал магические линии, и прием Верховной не получился. Ну, точнее, не совсем так. Добрая половина энергии удара куда-то провалилась, но и остатков хватило с лихвой. А в следующую секунду Верховная чародейка уже была взята на болевой прием, и с трудом могла даже говорить. - Спасибо, любимая, - поблагодарил я и обратился к свернутой в калачик лысой женщине. - Ну что, говорим или деремся? - Ддда ктто ввыы тттакккиее? - Мы воины. И не желаем причинить вам вред, а вы все никак не успокаиваетесь. Как дети малые, честное слово. - Я убрал палец с ее шеи, и она рухнула на пол, приходя в себя после перегрузки нервной системы. - Давайте уже присядем где-нибудь и спокойно поговорим. Пришедшая в себя женщина легко встала на ноги, и окинув обстановку в гостиной, повела рукой куда-то вглубь дома. Мы прошли за ней и оказались в очень уютной комнате, отделанной в старом стиле. Деревянные панели стен приятно гармонируют с широкими мягкими креслами работы старых мастеров, чайный столик изукрашен резьбой и насыщен магией по самую крышечку. - Стол переговоров? - Хмыкнул я на ее трюк. - Что-то вроде того. За ним сидя, лгать невозможно. Всем сторонам общения, - поняв, что обмануть нас не выйдет, сказала Верховная. - Угу, зато недоговаривать сколько угодно. Знакомый принцип. - Женщина приподняла бровь, и уселась в одно из кресел. Мы тоже приземлились на второе, вдвоем. Бедный артефакт едва не закоротило от такого, магические линии заметались, и в итоге разделились пополам, но уже не имея возможности принудить ни одного из нас к правде, только сигнализируя о лжи. - Интересный артефакт, но даже его можно обмануть. Итак, начнем? - Пожалуй. Зачем вы прибыли в этот храм? - Учиться, конечно. - У... учиться? Но вы же... - Начну сначала, и я Вас прошу, не распространяйтесь об этом при своих "доверенных" лицах. Как Вы уже знаете, мы прибыли из другого мира, и не совсем специально. Нашли один древний артефакт, и тот... В общем я сглупил, и он был активирован, после чего нас перекинуло в этот мир. Чтобы Вы поняли, почему мы пришли именно к Вам, я должен сказать, что в нашем мире магов, в Вашем понимании нет. Вообще. Там есть только такие как мы, владеющие внутренней силой, развивающие ее с рождения и до самой смерти. Но мы не маги. Однако попав в этот мир, мы стали регистрировать нити энергий, и предположили, что это именно магия. Дальше, предполагая Ваш вопрос о том, как именно мы нашли это место, то тут все не просто. В других мирах существуют комиксы, фильмы, и даже книги про этот мир. Правда в них есть отличные детали. К примеру, по тем источникам информации, немцев к сорок третьему году уже начали давить обратно к Берлину, а здесь... В этом мире даже Берлина не существует, а столица Германии Штутгарт. И немцы все еще в наступлении, так что разница есть и немалая. Однако, Ваше существование я посчитал некой точкой равновесия, на что и понадеялся. Как выяснилось, был прав. Знал, что существует три храма, стоящих на страже от всякой нечисти из других миров и вселенных, вот так мы к Вам и пришли. А тут такая встреча, словно не учеников новых принимаете, а врагов встречаете. Неприятно получилось. - Это... неожиданно, - прикрыла глаза Верховная, обдумывая все, что я сказал. - Значит, вы хотите учиться? - Именно так. В ином случае нам придется идти сквозь туман незнания прописных истин. Пройти-то пройдем, понятное дело, но долго и занудно, да и зачем так извращаться, когда можно прийти и выучиться сразу у профессионалов? - Видите ли, мы берем не всех, далеко не всех, - улыбнулась женщина. - Есть два нюанса. - Проговорил я задумчиво. - Каких? - Заинтересовалась Чародейка. - Ну, во-первых, я полагаю, что Вы берете в основном калек. Неважно, физических или ментальных, и дальше играете на их к Вам благодарности. Мы же, не калеки, наоборот. А это, как Вы понимаете, новый опыт, что хорошо. И во-вторых, у нас обоих, по факту, врожденные способности к магии, раз мы даже без обучения чувствуем магические линии и заклинания. - Вы правы, мистер Мацуда, обычно я беру в ученики разочаровавшихся в жизни людей, которым нужна цель в жизни. - Вы можете облечь это в любые слова, но смысл от этого не изменится, - пожал я плечом. - И мне интересно, Вы примете нас на обучение? - Хм... - А я Вам секрет очень, очень долгой жизни безо всякой магии взамен. А то тянуть антивремя из темного измерения для Верховной Чародейки, как-то не комильфо, Вы не находите? - Откуда?!. А, ну да. Что же, раз вы все знаете... Я... возьму вас в ученики, - как-то моментально стало понятно, что перед нами сломленная женщина, такая же калека, как и все те, кого она обучает. Уставшая сражаться с самой собой, и постоянно проигрывать. - И еще одно. Вы появились в этом мире два с половиной месяца назад? Тогда был чудовищный всплеск энергии пространства. - Все верно, - кивнул я. - Где нам устроиться? - Поднимайтесь на третий этаж. Седьмая и восьмая комнаты по левой стороне. - А в одной комнате нельзя? - Поинтересовался я. - Вы... будете мешать друг другу на первых парах. Энергии... В общем, это сложновато объяснить, сами поймете. Начнем с завтрашнего дня, завтрак в шесть утра, после него медитация, потом уроки, потом свободное время, и снова медитации. Распорядок дня прошу не нарушать. Вы здесь не привилегированные ученики, а такие же, как все остальные. - Вот и славно. Разберемся по ходу пьесы. Всего доброго и до завтра. Так началась наша жизнь в нью-йоркском отделении Камар-Таджа. Собственно, Каждый день мы переходили в китайское отделение, и учились там, а в Нью-Йорке только проживали. Первые успехи оказались довольно простыми для нас, так как наши сознания привыкли к медитациям разного плана, а потому, мы уже через неделю научились выходить из тела. Даже Сигурэ была в восторге, ведь раньше ей приходилось прокладывать что-то вроде нити, по которой она и путешествовала своим сознанием. Трудоемкий процесс, что ни говори. Поэтому выход из тела своим духом так ее порадовал, не говоря уж о взаимодействии с духами предметов в окружающем пространстве. К примеру, будучи духом, можно читать дух книги, пить дух кофе и заниматься любовью с духом мужа, так же выскочившего из тела. Ощущения... странные, но изумительные. Дальше идет обязательное занятие для каждого ученика чародея. Так называемый магический фокус внимания. Просто некая фигура, которая концентрирует внимание, и не более. Чаще всего, это просто круг с какими-нибудь геометрическими формами, симметричными настолько, насколько это вообще возможно. Я выбрал изображение стандартной формулы фрактала - снежинку. Куда уж проще-то? Концентрирует до трансового состояния за мгновение, причем в любой точке этого "прицела". Сигурэ выбрала глаз. Кому что проще, в общем-то. А потом, когда я более менее разобрался в теории, просто обалдел. В первом приближении все обстоит примерно так. У человека есть семь чакр. Начиная с первой, самой нижней, маг может прицепиться к какому либо из энергетических миров, и тянуть оттуда энергию. К слову, пока что на Земле только один маг, который умудрился прожить столь долго, что смог прицепиться к семи мирам всеми семью чакрами. Это вообще огромная редкость, если на то пошло. Ученики и с первой-то разобраться толком не могут. Мастера, уже имеют прицепку к двум, но разбираются в них отменно. Ну а дальше, это всякие магистры и прочие легендарные маги, с тремя и более привязками, оперирующие к примеру силами Разума, Огня, Гравитации и какого-нибудь Пространства, хотя обычно, привязку к Пространству делают на специальный артефакт кольцо, с помощью которого и создают порталы, не говоря уж о всяких сумках путешественника с огромным внутренним объемом и прочих артефактов. У нас с Сигурэ, первая чакра в некотором роде занята. Наша внутренняя сила берет начало именно оттуда, и расходится по всему телу. И менять ее на какую-нибудь силу льдистой молнии мы совершенно несогласны. Так что первая чакра неприкосновенна. На вторую, я хочу Пространство, и только его. Зависеть от артефакта в таких вещах, мысль откровенно идиотская. К тому же, атаковать Пространством тоже можно, как и защищаться. Теория магии для всех сил одна и та же, отличается только энергия и эффекты, но сами рунные ставы создаются идентично и по одним и тем же законам, хоть одна радость. Сигурэ выбрала на вторую чакру энергию светлого мира Барьеров. Чтобы было понятно, ими можно не только защищаться. Можно свернуть барьер в нить, и резать ей хоть сталь, без особого напряжения. Просто сама энергия больше всего подходит для защиты от... всего. Можно создать такой барьер, что в нем хоть в космосе путешествуй. В общем, серьезная силища. Проблема только в том, что готовых заклинаний по ней в библиотеках Храма всего пара томов, а это ОЧЕНЬ мало. Для сравнения, по Огню, две полноценные залы, забитые книгами, по Ритуалам и того больше, как и по большинству известных Сил. Существуют так же условно темные миры, как к примеру мир Плоти. По сути, это титаническое живое существо, существующее в своем подпространстве и состоящее из энергетической плоти. Адепт этого мира, классический метаморф, маг Плоти, в общем, я думаю, понятно. К слову, в Круге этот мир не сказать, что под запретом, но где-то близко. Видимо, никто не хочет плодить относительно бессмертных колдунов. Ну, от старости такой вот умелец вряд ли умудрится умереть. А может, боятся всяких Мерлинов, который в этой реальности вполне себе существовал, и создал не кого-нибудь, а долбаных драконов, причем из людей. Те хоть получились и разумными, но агрессивными и, что еще хуже, ужас какими прожорливыми. Вот на людоедство и перешли, за что были истреблены под корень. И ладно бы создал их мулами, так нет же! Те вполне неплохо размножались и портили жизнь магам еще лет триста, пока в одна тысяча триста двадцатом году, последнего не пришиб рыцарь Говейн Нимерийский. Маг к слову, ритуалист, даже не мастер, а ученик. В общем, обучение магии шло семимильными шагами, изрядно удивляя как Древнюю, так и окружающих, до чего нам с женой дела не было. После первичного освоения Пространства, мы с Сигурэ постоянно тренировались в горах, куда я открывал порталы. В самых суровых условиях мы сражались с тенями и друг с другом, постоянно перепрыгивая с внутренней силы на магию и обратно. Чем дальше, тем нам становилось легче, тем проще мы призывали силы, лежащие далеко за гранью понимания обычного человека. Привыкшие к нечеловеческим нагрузкам и таким же тренировкам, мы легко проходили там, где обычный человек стопорился и с трудом проползал, просто потому, что ему не хватало упорства и воли. Пока Сигурэ осваивала щиты, я осваивал Пространство. Создавал первые артефакты, вроде мешка путника и прочие безделушки. Благо, что по Пространству литературы хватает. По ночам, с огромным трудом продирался сквозь описания и формулы вибраниума, постепенно понимая его скрытые пока что свойства, и с утра, за завтраком, передавал выжимку жене. Эксперименты с вживленным в нас вибраниумом продолжались и кое-какие свойства мы вполне научились использовать. Те же электрические поля, магнитные, поглощение и высвобождение энергии, да много чего. Крайне интересный металл, с невероятными возможностями. И чем дальше я с ним экспериментирую, тем больше понимаю, что это не металл в прямом смысле. Это буквально идеальный симбионт для любого мага или бойца. Не знаю, как он сформировался, какими звездами облучался, пока летел к Земле сквозь космос, но то, что получилось, хранит в себе явные следы того, что его формировал разум. Не знаю какой, не знаю чей, но разум. Я и раньше не был дураком, даже в первой жизни. Во второй, с Баки, я только развил стартовые характеристики, и добился очень хороших результатов. Попав в мир своей жены, шагнул буквально на новый уровень, просто потому, что был один в теле, и ресурсы не делились напополам ни с кем. Но теперь, после интеграции вибраниума... Пожалуй, это и называют гениальностью? Мыслить так легко, так просто. То, что раньше вызывало проблемы, из-за ограничения объема внимания или памяти, теперь охватывается разумом полностью, позволяя обдумывать проблему сразу с десятков и сотен точек зрения. Выучить язык? Пф.. Дайте мне три-четыре часа, и любой европейский язык я буду знать, и говорить на нем без акцента. Особенно после того, как я заново осмыслил все знания логопеда, которые мне давали в институте. Прибавьте к этому полноценный контроль над каждой, даже самой маленькой мышцей в теле, и вуаля... Есть мысль, что молекулы вибраниума в каждой клетке моего тела, создали нечто вроде дублирующей нейросети, работающей на несколько иных принципах передачи сигналов, и это позволяет мне мыслить на совершенно нереальном уровне, словно я думаю всем телом. Обсудил это с женой, у нее то же самое. Кивнули и записали наблюдение в мой журнал. Постепенно он заполняется всем, что мы осознаем о себе нового. Параллельно всему этому, я выполняю свой договор с Древней, передавая ей уже модифицированную технику продления молодости. Женщинам в этом смысле несколько проще. Начальное накопление происходит как и у мужчин, а вот потом, чем чаще и сильнее они возбуждаются, заканчивая "процесс", тем быстрее заполняется резервуар. Так что к наступлению сорок четвертого года, Древняя, где-то нашедшая сразу несколько любовников, сообщила, что первая фаза закончена. Если бы не магия, она бы просто выжгла себе часть мозга, ответственную за накопление биоэлектричества, но обошлось. На том я посчитал свою часть сделки выполненной, и в один из дней заметил, что с ее лба пропала метка демона антивремени. Седьмая чакра снова свободна. Интересно, что она выберет на замену? К окончанию сорок четвертого года мы с Сигурэ решили, что первую силу более или менее освоили. Понятное дело, что это даже близко не так, но основные приемы выполняются быстро и легко. Те же щиты и прочие довольно сложные барьеры в исполнении Сигурэ, исполняются даже не за секунды, а за мгновения. Вспоминая фильмы, там все было куда как дольше и менее качественно, и это в исполнении Верховного колдуна! Здесь, Верховная за то же мгновение, может до десятка щитов возвести, и даже толком не напряжется. Сигурэ пока только два, пропускной способности не хватает. Ну или семь щитов, но слааабеньких. Или пяток щитов и пару атак, тоже слабых. В общем, пока что, магические возможности сильно уступают нашим ментальным силам. Мы решили, что пора выбирать вторую силу, и оба выбрали Разум. А кому понравится, что в голове кто-то может копаться, когда ему захочется? Вот и нам не понравилась такая мысль, и мы решили, что это самое оно. Цеплять решили на шестую чакру, она у нас развита пусть и послабее первой, но куда как сильнее остальных. Пора становиться телепатами. Прицепили, и почти полгода ходили как зомби. Я пообвыкся побыстрее на месяцок, а потом и Сигурэ пришла в норму. Просто это НОВАЯ норма. Мы практически перестали общаться вербально, что позволило увеличить скорость общения до невиданных высот, и в некотором роде объединить наши ментальные мощности. Разбор формул и свойств вибраниума ускорился, и такие часовые сеансы совместной работы стали нормой. Древняя была повергнута в полнейший шок, как тем, что мы уже выбрали вторую силу, так и тем, как быстро мы пришли в себя. Бывает так, что чародей по пять лет не может обуздать эту силу, но где в этом мире найти человека, который провел себя через нечеловеческие нагрузки, сам, добровольно, и ему хватило на это силы воли? Вот-вот. Изучение магии снова напомнило мне о том, что воля всегда поможет, вне зависимости от наличия или отсутствия мистических сил. После поверхностного освоения, мы с Сигурэ стали делать вылазки на фронт. Сражались, конечно, не за немцев, а против них, и исключительно с потусторонними существами. У них на службе оказалось множество тварей, вроде вампиров, оборотней, шаманов и магов, не говоря уж про мутантов разной силы и возможностей. Вот с ними мы и бились. Ниндзюцу помогало выяснить, где и когда они появятся, Пространство, оказаться в нужном месте и в нужное время, а иногда и пошпионить, а совокупность сил, выиграть бой и вернуться невредимыми. Какое же счастье, что в этом мире не знают внутренней силы и не умеют ее развивать. Большинство противников недотягивают до нас по скорости, мощи техник, и многим другим параметрам. Был один супер быстрый тип, вроде Ртути, но это он думал, что он быстр. Сигуре быстренько разуверила его в этом, отделив голову от туловища. Убивать было неприятно, но выбора особого нет. Поставив на службу такие вот кадры, Германия давит по всем фронтам. Жить в мире, где идеи Гитлера не просто история, а жестокое настоящее, мне как-то не хочется. Благо, что мы не одни такие. На всех экранах страны появился новый герой, Капитан Америка. Смазливый парнишка, суперсильный, весьма быстрый, пожалуй даже, нечеловечески. Регенерация отменная, в десятки раз превышает человеческую, видимо вместе с аппетитом. Ну и щит, конечно. С американским флагом. Он перестал разъезжать по стране с патриотическими спектаклями, и поползли слухи о его деятельности на фронте. Мы с Сигурэ последили за ним. Действительно силен, тут ничего не могу сказать, да и опыта постепенно набирается. Техника боя ниже среднего, силой берет, но это только пока. У меня тоже был такой период, но прошло, словно насморк. Мы даже как-то встретились на одной из немецких баз, где проводились опыты на людях. Мы висели на потолке, прямо над головой полковника Штрауса, когда по всей базе заорала сигналка, да так пронзительно, что мы даже вздрогнули, синхронно. Переглянулись, и пожали плечами. К сожалению, техника слетела и офицеры внизу нас заметили. Пришлось раскидать их по стенам, разве что один из них оказался уже знакомым звероватым мутантом, но я уже знал, как с ним поступать. Вышел из кабинета, притащил пяток металлических прутов, и стал связывать, пока он регенерировал сердце и добрую половину нижней челюсти. Сигурэ присела почистить меч, когда в кабинет ворвались несколько человек и замерли. Я их понимаю. Они тут идут на штурм, теряют друзей, пробиваясь с боем на базу немцев, и что находят? Что все сделано до них, а странный мужик под два метра ростом, завязывает последний узел. На стальной палке с палец толщиной. - Вы кто такие? - видимо от нервов, крикнул молодой парень со щитом. - Хм. Вольнонаемные солдаты, блин. Сам что ли не видишь? - Вижу, только пока не пойму, кого именно. - Ты сейчас в глубоком тылу, на южном побережье Франции, ну, бывшей, понятное дело. На базе Гидры, как я понимаю, отдельного формирования, скорее научного, чем боевого, но относится оно к СС. Видишь, как вяжут офицеров немецкой армии. Выводы? - Вы шпионы, которые воспользовались суматохой, которую мы устроили. - Ну, тоже вариант. На самом деле, мы маги, которых не устраивает то, чего хочет Гитлер, - сказал ему чистую правду. - Маги? А сказочку получше не мог придумать? - Сам дурак, - ответил ему и открыл портал, в который перекидал связанные тела. - Скажи своему командованию, что в их штабе на первом этаже есть кладовка. Пусть забирают клиентов сами. Вы как, тут останетесь, или через портал? У бедного Капитана Америки от такого глаза сквозь маску чуть не выпрыгнули. - Нужно все здесь уничтожить, - с сомнением проговорил мужик в котелке и с шикарными бакенбардами. В руках он держал футуристическую винтовку, светящуюся синим светом. - Угу, вместе с подопытными, чего мелочиться-то? - Фыркнул я в ответ этому дуболому. - Тут три подземных этажа тюрьмы, идиот. - Откуда ты знаешь?! - Взбеленился "котелок". - Да я тут уже три часа сижу, на потолке, много чего услышать успел. Ладно, вы как хотите, а мы, пожалуй, пойдем. Сделали уже все, что хотели. - А ну стоп! - Преградил мне проход Капитан Америка. - Еще хоть раз позволишь себе так ко мне обратиться, и это покажется тебе щекоткой, - отчетливо проговорил я. Выпустил свое Ки, примораживая к месту всех в комнате, кроме Сигурэ, само собой, и ударил в его щит. Кулаком. Капитан пробил собой стену кабинета и увяз в перегнутых перилах, от которых я отрывал прутья, чтобы связать предполагаемого Саблезуба. Очнулся, пришел в себя, и посмотрел на Щит из вибраниума с отчетливым отпечатком моего кулака. - А как к тебе обращаться? Кха... - Спросил, лежащий супергерой. - С уважением в голосе, - хмыкнул ему в ответ. - Можешь даже с трепетом, но никогда не смей мне хамить, мальчик. Идем, Сигурэ, дальше они и сами разберутся. Документации тут на десяток спецопераций хватит, а в головах тех вояк еще столько же. Я открыл портал, и мы ушли, не прощаясь. Разве что перед уходом я дернул мизинцем, вешая на Капитана метку из магии Разума. Если понадобится связаться, то будет очень просто на него настроиться. Такая вот встреча у нас с ним состоялась, и нельзя сказать, что она оставила очень уж приятное впечатление, но вот последующая слежка, наоборот. Он смог отбить у своего правительства всех, над кем экспериментировали фашисты, более того, каждому из них он предложил вступить в свой личный отряд. И многие согласились. Месть она греет душу, что тут еще сказать. Документация из того комплекса была доставлена в пентагон, куда я закинул немецких офицеров, и на ее основе действительно было произведено несколько точечных ударов по планам Германии. Все по военной науке - первым делом разрушай замыслы врага. 1952 год. Сигурэ тихонько пробиралась над улочкам Штутгарта. Самое забавное, что сюда ее привело самое светлое желание, какое только может появиться у женщины. Она хотела ребенка. Но муж, он такой упертый! Пока война идет, никаких детей, хотя он и сам хочет, уж она-то знает. Вообще все о нем знает. При общении через ментальную магию утаить не получится ничего, да и смысл? Они затем и женились, чтобы быть открытыми друг другу. И надо сказать, такая вот открытость придала их браку много новых оттенков, в основном удовольствия. Неприятных моментов тоже хватало, но с ними они постепенно разбирались. И даже вполне успешно. Так вот, именно за тем, чтобы закончить войну, Сигурэ и гуляет по крышам немецкой столицы. Муж затеял важное дело. Ему надоело лупить фашистов по рукам, и он решил дать им апперкот. Такой, чтобы победа нокаутом. - Три-семнадцать, восемь дробь два. - Тихонько мурлыкнула она в рацию. - Принял, - по-французски ответили оттуда. Изрядная часть отряда Капитана Америки вместе с ним самим изъявила желание пойти с четой Мацуми на это дело. Наверное, в изрядной части мира, процентов девяносто людей ежедневно представляют, как убивают Гитлера. А остальные десять процентов просто слишком малы, чтобы облечь свои желания в слова. Стив Роджерс от большинства в этом вопросе не отличался. Так что теперь, во время составления карты разъездов местной полиции, его связной француз, скрупулезно выписывает все данные на листочке, и отмечает на карте. Научный Резерв тоже подсуетился и решил, что раз все равно команда ушла убивать самого Гитлера, а вдруг у них все-таки получится? Так вот, раз она все равно уже там, надо наверное подготовить небольшую армию вторжения и занять Штутгарт. Они даже умудрились скооперироваться с русскими, для такого дела. Так что, в сорока километрах на небольшом поле дремлет с выключенными двигателями десяток грузовых десантных самолетов и вдвое больше бомбардировщиков. Ждут сигнала. Собственно, они были доставлены туда порталом, так как пролететь через все заградительные артиллерийские линии просто не способны. Сигурэ аккуратно, чуть касаясь сточной трубы кончиками пальцев, приземлилась в переулок, в двух шагах от центральной площади и выбрав нишу, где можно сесть не привлекая внимания, вышла из тела. Бестелесным духом проскочила через площадь и вошла во Дворец Власти. Здание интересно тем, что защищено магией от таких вот вторженцев, правда, не тех, что вооружены хотя бы духом оружия из вибраниума. Сформировав из него щит, Сигурэ нежно отодвинула нити защитного и сканирующего заклинаний, и прошмыгнула в дыру, оставив первую линию магической обороны за спиной. Она уже бывала здесь сознанием, во время первой разведки, на стадии зарождения этого плана, а теперь вот, своим эфирным телом тут гуляет, правда уже зная карту этого здания. Она стремилась в конкретную комнату, которой даже на плане не было. Потайная комната, где обычно и проводит свое время Адольф Гитлер, была глубоко под землей, и пройти туда очень и очень сложно. Но... возможно. И Сигурэ скользила неслышной тенью по переходам Дворца, стараясь успеть вовремя. Успела. Прошла прямо сквозь метровую стальную дверь, уже не волнуясь о магической сигнализации. Гитлер повернул голову, с легкостью увидев гостью, что, в общем-то, вполне логично. Его учил один из магов Камар Таджа, так что знаний и умений в этой сфере у него хватает. Гитлер усмехнулся. Сигурэ далеко не первая чародейка, что навестила его в этом убежище. Справился с предыдущими, убьет и эту. Вождь фашизма легко вышел из тела, прекрасно зная, что Сигурэ сейчас куда как слабее чем он. Тут все зависит от расстояния до физического тела. Чем ближе, тем легче, а до тела Сигурэ всяко дальше чем до его, так что волнения он не испытывал. Сигурэ, ниндзя, боец и чародейка, не собиралась заниматься благотворительностью или играть в поддавки и щелкнула пальцами. Артефакт, который создал ее муж, и лежащий теперь на ее прекрасной груди, вдруг засветился синим светом, и разлетелся вокруг тела вспышкой. Мгновение, и ее физическое тело оказалось рядом с эфирным. Рывок, и она поднялась на ноги уже физически. Еще мгновение, и голова физического тела Гитлера просто взорвалась от силы удара энергии До. А дух... Его просто утащило к Хозяину тех сил, которые он использовал. Все-таки стоило выбирать светлые энерго-миры. Общение с демонами не красит не только жизнь, но и посмертие. Тем более с таким демоном, как Лорат. Премерзкая тварь, является мирком ментальной направленности, но не силой Разума, как такового, а... власти над разумом, это самое точное определение его силы, как таковой. Выглядит как мерзкое месиво толстых, словно змеи, нитей. Пролез в этот мир около двадцати лет назад, и прочно укоренился через адептов его силы, вроде Адольфа и его приближенных. Чародеи не могли к ним подобраться по своим причинам, но то было до того, как фашисты снесли здание Камар-Таджа в Тибете. Зря они так. Во-первых, его пришлось отстраивать заново, а во-вторых, Древняя того... разозлилась не на шутку. Раньше-то все ее внимание было сосредоточено только на том, чтобы снимать воздействие магией этого темного домена, но теперь она захотела головы всех до единого адептов. А когда Древняя чего-то хочет, все знающие и могущественные люди в мире это... дают, от греха подальше. Были уже инциденты. Лондон, к примеру, того... сгорел. Дотла. В общем, когда эта женщина чем-то недовольна, проще и дешевле выполнить ее пожелание, даже если она пожелает... Чего бы она не пожелала. Есть на Земле личности не слабее, и в принципе, любой из них мог бы обладать похожей властью, но... Им она просто не нужна. Каждый из них занят чем-нибудь для себя интересным, а она защищает весь мир от пришельцев извне. В данный конкретный раз, с этим Лоратом, она дала маху, сразу не поняв, откуда ветер дует, но все меняется, Лорат открылся и тем самым подставился. Что закономерно привело к спецоперации на его поле. - Цель №1... поражена, - шепнула Сигурэ, и убрала рацию на пояс. - Никак нет. Ответ отрицательный. Артефакт все еще горит фиолетовым, - ответила рация по французски. - Дорогая, это либо двойник, либо... Договорить я не успел. С той стороны задались помехи, взрывы и свист, перекрывающий все остальное. Наконец там все затихло, и спокойный голос моей жены проговорил: - Двойник. Был. Цель №1... уничтожена. Дорогой. Что-то... с моим... мечом. Вдруг рядом со мной открылся портал, но не такой, как мы открываем кольцом, а такой, как я открываю силой пространства. Сигурэ вышла прямо около меня, и сразу же обвела взглядом сотни полторы тел, лежащих без сознания вокруг пушек ПВО. Это моя миссия на этот вечер. Вырубить ПВО на всем пути самолетов, что я и сделал, буквально только что. Для адепта разума это оказалась вообще не проблема. Занудно, тяжело, но не сложно. - Это ты мечом портал открыла? - Сигурэ кивнула и передала мне катану, ставшую чем-то вроде танто. Укоротился ее меч преизрядно, но и изменился. Теперь он слегка светится синим. - Как это произошло? - Второй... вошел в комнату... уже после... Вот с этим в руке... и ударил. Приняла на... меч. Убила. Меч... изменился. Только повернув голову, я тут же ударил ей по руке, выбивая небольшой светящийся синим кубик, со стороной в десяток сантиметров. Тут же метнулся к ней, и стал осматривать, но никаких травм не увидел. Обнял. - Я же тебе про него рассказывал! Это тессеракт! Камень бесконечности, один из шести! Слава богу, что он тебя не убил. Нельзя его брать голой рукой! Боже... - Словами не передать, как я за нее испугался. Все, как бы она не уговаривала, но на такие миссии буду ходить сам, а то умру не от ударов врагов, а от сердечного приступа. И ведь чуял, что нельзя ее отпускать, но нет, "уболтала" меня жена. Все, нафиг такие эксперименты. Чуйку надо слушать. - Я его... барьером... несла. Немного подуспокоился и обследовал меч. Ничего такого, кроме одной детали. Вибраниум поглотил поистине огромное количество энергии Пространства и стал каналом в тот же план, как и кольца-артефакты, которыми чародеи открывают порталы. Разве что, на артефакты накладываются чары для ограничения портала, и иллюзии искр, несущихся по кругу, чтобы обозначить границы, а тут ничего такого нет. Зато и добьет такой артефакт-меч хоть куда в этой вселенной. Пропускная способность нереальная. - Можешь отдать свое артефактное кольцо для порталов обратно на склад Храма. Оно тебе теперь не нужно. Меч стал более продвинутой версией такого артефакта. Представляешь место, и делаешь удар мечом, итог - портал. Будь аккуратна. В кольце есть ограничение на дальность, а тут нет. Так что хоть в космос, хоть к Крии, хоть куда в этой вселенной. Портал практически любых размеров, с этим тоже поаккуратней. Ну и собственно всё на этом. - Понятно. Буду... знать. Что с ним? - Жена показала пальчиком на тэссеракт. Поднял его телекинезом, точнее его разновидностью из магии пространства, и аккуратно поместил в пространственный карман в мешке путника. Все руки не доходят перенести его на ауру. Часа два работы, но все время занят чем-то другим. Но, как закончим здесь, тут же и займусь, не откладывая более. А камень пространства передам тому же Капитану Америка. Пусть сам разбирается. Достал рацию: - У меня все готово. Самолеты могут лететь, - проговорил я, глядя, как Сигурэ изменяет ножны, также созданные из вибраниума, и перешивает внешний чехол из кожи под новые размеры. Мы еще долго сидели под ночным небом, слушая бомбежку из границ города. Оттуда же несло вспышками магии разных оттенков. Орден зачищает адептов Лората под ноль. Впрочем, там сейчас ни одного сильного бойца, так что нам с Сигурэ вся эта возня просто не интересна. Пока сидели, я думал, думал, и достав из мешка небольшой кусок вибраниума, сформировал из него часть круга, и с помощью куба, лежащего на земле, не прикасаясь напрямую, зарядил этот кусочек зачарованного мной вибраниума под самую крышку. Три часа, и новый пространственный артефакт, только более качественный, чем меч жены, готов. Попросил у нее меч, и постарался зачаровать уже его, но он содержит в себе настолько большой заряд силы, что зачарование просто соскальзывает с него. Тогда взял новосозданный артефакт, и зачаровал ее меч через него. На этот раз получилось, потому что емкость моего артефакта превысила емкость, да и пропускную способность ее меча. Дозарядил оба артефакта, и спрятал куб обратно, меч отдал жене, а часть круга вживил себе под кожу в районе солнечного сплетения. Организм отнесся к этому совершенно индифферентно, разве что я понял, как открывать порталы через новый артефакт, да и вообще, взаимодействовать с Пространством, а не только с энергией. Оказалось, что меч и моя часть круга, берут силы не в "плане" Пространства, а напрямую от Камня бесконечности. Конечно, пропускная способность у них смешная, по сравнению с ним, но это больше, чем может выдать единомоментно любой из магов. Включая Древнюю. Пожалуй, если бы она на все свои чакры сделала привязку к одной энергии, то может и смогла бы приблизиться к такому, но все же, сомневаюсь. Понадобится тысченка другая лет, чтобы развить свои чакры до нужного уровня. В нашем случае, обработанный вибраниум является не только накопителем, но и отличным ограничителем пропускной способности, иначе артефакты бы просто на атомы развалились, не говоря уж о пользователях. Посидели еще, посмотрели на звезды, да и ушли порталом прямо в Камар-Тадж. Спать вместе нам асинхронность энергий в аурах давно не мешает, так что занялись куда более приятным делом. Война закончилась только к июню 1953 года, когда армии союзников все-таки додавили оставшиеся войсковые соединения, не желавшие сдаться сами. Весь следующий год шли суды, как будто дел по восстановлению стран из послевоенной разрухи им мало. Тюрьмы переполнены, кушать сидящие в них хотят не меньше, чем те, что на свободе. В общем, мрак. Лишь через пять лет государства более или менее разобрались в своих проблемах и вернулись к занятию, которое их развлекает последние пару тысяч лет. К политике. С Японией, по которой вжарили атомными бомбами еще в далеком пятидесятом году американцы, начались проблемы - они хотели технологий для очистки своих земель от загрязнения продуктами распада, только специалисты, приехавшие туда, отметили, что радиационный фон превышает норму совсем немного, и здоровью людей не угрожает. Японцам пришлось прекратить играть крапленой картой и достать чистую колоду, потому что никто не собирался верить им на слово. США постепенно переходило на мирные рельсы, но так казалось только людям несведущим. Любой думающий человек, только заглянув на биржу, понял бы, что это не так. Просто свои военные устремления они довольно мягко, но все же вполне очевидно, сдвинули из чисто государственного сектора ответственности, в смешанный. Такие фирмы, как Старк Индастриес, Оскорп и прочие военные гиганты уже продолжили свой рост, хоть и во время войны не были карликами. Да что говорить, если Старк, тот что Говард, уже в сорок втором году представил первый прототип летающего автомобиля, на базе кабриолета! Понятное дело, что специализируется он на оружии, но и такие вот вещи, это показатель. До того, что я увидел в Ваканде еще далеко, но устремления!.. Вот что важно. Я даже изрядно вложился в Старк Индастриес, и многие другие компании. Золота, взятого на корабле, оказалось не так много, как хотелось бы, но и немало. Нам с женой хватало, чтобы не беспокоиться о будущем, к тому же, путешествовали мы много и часто, но... порталами. Большинство из вещей, так ценимых обычными людьми, нам было просто не нужно, а еду мы могли найти в любой местности. В Камар-Тадже нас кормили местные, а у них какие-то свои методы и источники доходов. Так что деньги мы не трогали лет так двадцать, и за это время с нашей доли акций разных предприятий, накопилась изрядная сумма, в пару десятков миллионов. К концу семидесятых, мы были весьма обеспеченной парой, но цели и задачи у нас другие. Я экспериментировал с кровью мутантов, вампиров, оборотней, и вообще-то, занимался незаконной деятельностью, выступая на аренах этого мира. Первое приглашение мне пришло еще во время войны, после зачистки очередного гнезда вампиров, но тогда я его проигнорировал. Не до того было. А вот после войны, вспомнил о них, ведь приглашения мне приходили каждый четвертый год, в один и тот же день. В пятьдесят шестом году, третьего апреля, в дверь нью-йоркского отделения Камар-Таджа постучались. Я открыл, так как Сигурэ в данный момент была на занятиях по магии Разума, и принял два заказных письма, для меня и для Сигурэ. Внутри оказались приглашения на Арену Сильнейших. Мы с женой посоветовались и решили пойти. Нам нужны новые сильные противники, чтобы развиваться. Арена Сильнейших, это всемирный турнир, куда слетаются все, кто считает себя сильным и хочет это доказать. Тут бывают и мастера боевых искусств, и монахи, и маги, и мутанты с самыми разными способностями. Собственно, мутанты, это те же маги, только узконаправленные, и имеющие только одну способность. Говорят, что раньше, тысячи лет назад, бывали другие, имеющие много разных способностей, но я таких, пока что, не встречал. На условленном месте, написанном в приглашении, нас встретил маг и, взяв письмо, открыл нам портал. Маг был не из Камар-Таджа, да и это далеко не единственное место, где обучают магии. Только я знаю магов из семи разных ковенов. Конкретно этих я не знал раньше, но какая, в общем-то, разница? Портал он и есть портал. Мы вышли из портала на каком-то острове, и судя по всему, даже не на земле. В небесах горели звезды, и были они так близко! Разумные все прибывали, и оказалось, что тут не только люди. Бойцы из самых разных миров, даже полулюди полукрокодилозмеи были. Своими глазами видел парочку. Бугрящиеся мышцы, как у рестлеров, толстая шкура, в общем противник совершенно неизвестный. Нам выделили домик на берегу какого-то ручейка, с садиком, где мы с женой и расположились. Засели в медитацию, пытаясь выяснить, где мы вообще находимся-то? Выяснили, понятное дело. В данный момент мы даже не на Земле, а на огромном расстоянии от нее. На весьма небольшом, относительно масштабов Земли, астероиде, где-то с половину родной планеты. Гравитация обеспечивается искусственно, я полагаю, что техникой, как и атмосфера и многое другое. Весь астероид пронизан силовыми кабелями, и все они сходятся куда-то в центр. Жена заглянула, сказала, что там черный совершенно шар, от которого несет энергией неимоверной плотности. Реактор, наверное. Поковырял землю - обычный чернозем, ничего из ряда вон, кроме одного. Огромное содержание серы и меди. А в остальном, обычная земля с большим содержанием песка. В любом лесу набрать можно. Проверил дом от крыши до фундамента. Ни одной следилки, ни технической, ни магической, никакой. Одни проекторы, да десяток микрофонов в гостиной, но все не активны. Через два часа зашел в гости какой-то монах, в красной робе. - Добрый день, гости. Надеюсь, что вы хорошо устроились и это жилище не показалось вам оскорблением, - склонил длинноволосую голову монах. Белые до седины волосы задели землю, но не из-за глубины поклона, а из-за своей длины, но ни пылинки к ним не прицепилось. Этот мужчина полон магии, это несомненно. Я чую ее, чую, как она закручивается вокруг него, не в силах оставаться внутри его смертной оболочки. - Добрый день, - кивнул я, в приветствии. - Дом как дом, обычный. Впрочем, неважно. Что Вы хотели нам передать? - Правила. - Вдруг жестко, с металлическим лязгом в голосе, проговорил выпрямившийся монах. Правда на нас это не произвело никакого впечатления. - И... - Повела изящной рукой Сигурэ. - И правила таковы. Вне Арены бои запрещены. На Арене правил нет. - Стоп. Бои запрещены, а убийства? А казни? Так и будем играть словами? - Сурово посмотрел на него, но он моментально поправился и проговорил: - Бой, больше одного удара. - То есть, если убил кого-то одним ударом, то это не бой? - Обалдел я от такого отношения. - Именно, - кивнул монах и, развернувшись, исчез. Только след телепортации остался висеть в воздухе. - Мда, ну и местечко, - покачал я головой. - Нормальное... местечко, - Сигурэ была слегка возбуждена предстоящими боями. Я, впрочем, тоже, что уж тут скрывать. Я скучал по всему этому. Внутри дома что-то пиликнуло и мы тут же прошли внутрь. - Вас приветствует искусственный интеллект Арены Сильнейших. Просьба зарегистрироваться. Мы рады Вам и надеемся узреть Вашу победу. С огромного экрана, которым стала стена прихожей, смотрела розовая баба. В смысле, кожа у нее розового цвета, огромные глаза, в зеленой юбочке и зеленом же спортивном лифе. Фигурка подкачанная, но с явным перебором, как для девушки. - Кеиджи Мацуда и Сигурэ Мацуда. - Вы внесены в базу. Уровень боев? - Спросила ИИ. - Требуется уточнение. Уровень чего? - Имеются ли модификации организма? - Начала разшифровывать ИИ. - Имеются, - кивнула жена, имея ввиду вибраниум в клетках. - Владение жизненной силой? - Да. - Опять кивнула Сигурэ. - Магия? - Продолжила допрос ИИ. - Да. - Снова кивнула жена. - Артефакты Сил? - снова спросила ИИ. - Да, - имея ввиду меч и мой артефакт в грудине, ответил я. - Уровень боев - высший. Вы внесены в списки. Если у вас будут просьбы, вызовите меня. Обо всех боях, их очередности, классе и по любому другому вопросу, спрашивайте меня. Я здесь для того, чтобы служить вам. Отдыхайте. Бои начнутся с завтрашнего дня. Сказать, что мы с нетерпением ждали утра, это ничего не сказать. Мы предвкушали, как дети ждут Нового Года или Рождества. Что-то вроде, давай пораньше ляжем спать, так утро быстрее настанет. Вот просто до смешного. Для нас утро тут настало около шести часов. Мы выполнили все утренние ритуалы, включая зарядку, тренировку и прочее. Покушали, я даже успел почитать. ИИ предоставил местную библиотеку, и соизволил перевести ее на английский. Мне особой разницы не было, на английском читать или на японском, или на немецком, французском, арабском или еще на добром десятке языков. Так что я первым делом принялся приобщаться к близкой мне теме. Врачи, целители и прочие медики в этой части галактики во всю используют технику, но у меня подобной не было никогда. Пришлось обратиться к технической части. Прошелся по технической базе, и кое-что вызвало мой интерес. В частности, местные компы. Оказалось, что тут можно кое-что прикупить, но для этого нужно побеждать. За победу дается что-то вроде очков, и соответственно, их можно потратить. Некоторые умудряются на них даже улучшить самих себя, врачи тут очень хорошие. Приживить ген для них не проблема. Если не смогут они, то местные маги смогут точно. Собственно, это место рай для бойца, желающего саморазвития. Около десяти ИИ ожила и предупредила, что у Сигурэ первый бой начнется через полчаса. Противник некий Сомат Бот. Глянули доступную информацию по нему, в частности, предыдущие бои. Быстр, нечеловечески силен, да он собственно, и не человек. Алорианин. Трехметровый амбал, метаморф. Может превращать свое тело как угодно, и в огромных пределах. Кроме того, имеет магию, видимо смежную, потому что я могу это назвать либо трансфигурацией, либо алхимией, но боевой. В общем, этот типчик умеет превращать не только себя, но и все вокруг. Сигурэ застыла на полу в медитации, но я чувствовал ее с трудом сдерживаемую силу. Она жаждала этого боя. Мне пришлось ее оставить, потому как, ее-то порталом доставят на Арену, а мне самому идти придется, ножками. Ну и пошел. Ближайший встреченный монах в красной рясе направил меня куда нужно, и через пять минут я оказался на месте. Присел недалеко от входа на арену и замер. Я был спокоен, Сигурэ развита куда более разносторонне, да и танто поможет, если что. Кроме того, если уж совсем все плохо будет, тут действительно отпадная медицина, даже мертвого поднимут. Конечно, мне не хотелось бы видеть, что ей сделали больно, но и запретить ей учавствовать в боях - глупость полнейшая и эгоизм. Мне и в голову такое не придет. Две вспышки на арене, и бойцы появились каждый из своего портала. Лысый амбал оказался чуть ниже, чем в спецификации, но на то он и метаморф. Принимает ту форму, которую удобно. Гонг прозвучал неожиданно, и гигант сорвался с места на огромной скорости. Сигурэ встретила его порыв шквалом огня из автомата. Все пули попали в голову противника, но это ему совершенно не повредило. Разве что он замер на секунду и взревел. Зря. Автомат исчез из рук жены, попав в пространственный карман на ее ауре, зато оттуда появился меч. Засветился синей энергией, и разрезал амбала пополам, несмотря, что между бойцами оставалось более сорока метров. Две половинки, левая и правая, рухнули на песок арены. Сигурэ вложила танто в ножны, и тот исчез из ее руки, а сама она отправилась к выходу. Наши взгляды пересеклись, и я сказал одними губами: - Обернись. Она, конечно, прочла, и повернула голову назад, чтобы увидеть, как две половинки медленно срастаются. Удивленно повернулась и снова прочла: - Бей по энергетике. Что же, свое мнение я высказал, осталось только смотреть. Даже я не в курсе, как поступит жена, так что смотреть стану с огромным интересом. Сигурэ повернулась к сопернику, и моментально оказалась около его тела. Взмах ладони, и словно мечом, она отрубила ему голову. Остальное тело заключила в мгновенно наколдованный барьер, и сжала его до упора, а потом сжала еще сильнее, пока сам воздух внутри не стал плазмой, не говоря уж о теле метаморфа. Медленно, но барьер истончился, энергия вырвалась из него могучим потоком, сметая песок, и оставляя там прожженый след. Да, барьеры способны на многое, в умелых руках. Сигурэ подошла с лежащей голове, которая постепенно регенерировала остальное тело: - Хороший... Хочешь... пожить с... нами? Живучий... надолго... хватит. - Решила спровоцировать его Сигурэ и узнать, каким будет его последний удар. Лицо понявшего все метаморфа так скривило, что он выплеснул целое море энергии, трансформируя воздух во что-то смертельное, но Сигурэ это не повредило. Разве что барьер вокруг нее засветился, показывая границы действия защиты. - Не... хочу... убивать. Славный... воин, - проговорила Сигурэ и спокойно вышла с арены. Она тут же попала в мои объятия. - Красивый бой, жена. Впрочем, иного я и не ожидал. - Спасибо, любимый. Когда... твой бой? - Через сорок минут. Подождем тут? - Подож...дем. Мы присели на мое кресло и заняли соседнее. Кто бы там не сидел, он ушел пару минут назад. Мы наблюдали, как метаморфа унесли, как вышла новая пара соперников, как победил мутант, управляющий потоками электричества, и их место заняла новая пара соперников. После них и меня телепортировало на Арену. Вот все тут хорошо, если бы комментатор еще не замедлял время на арене, во время своих комментариев о проведенных приемах. Это дико раздражает. В противники мне досталась женщина, лет тридцати, с фиолетовыми волосами, черными глазами, и невероятной ментальной мощью. Как только поединок начался, все вокруг меня поплыло. Ментальные щиты еле держат нагрузку, а визуальное восприятие скачет от пчелы до человека и обратно. Мир словно разбили на сегменты, и перемешали. Закрыл глаза совсем, прищелкнул языком и сформировал небольшой щит из вибраниума. На такой случай у меня всегда готов наруч, из него я и формирую нужные в данный момент инструменты, будь то меч, щит, или гаечный ключ. Удар огромным двуручником пришелся на щит, и соскользнув, позволил мне взять оружную руку, а другой легонько ударить в подмышку. Поворот в сторону наиболее слабых мышц ее руки, и женщина рухнула на песок арены. Довернуть, и зафиксировать кисть. Не ждать, она очень опасна. Хрясь. Перелом кисти. Хрясь. Локоть. Хрясь. Плечо. Упор коленом, небольшой доворот тела и ХРЯСЬ! Позвоночник. И все это одним движением, одним приемом. Женщина чудовищно сильна, и она вполне могла просто скинуть меня с себя одним рывком. Так и не задействовав ни одной из сил, что столь скрупулезно развивал последние годы, одними человеческими силами, я выиграл поединок у сверхсильной представительницы расы асгардцев. Понтов больше, чем реального умения сражаться. Огорченно качнув головой, я вышел с арены. - Совсем... неумеха... - Согласилась со мной жена. - Это не так, - проговорили со спины. - Олла Фокарская бывала тут чемпионом, и даже не однократно. Мы повернулись к говорившему. Высокий статный брюнет, накачан, строен. Пара топоров на ручках коротышах сказали, что он двурукий воин. А руны на топорах, что еще и маг. Чуть-чуть. Я на мгновение окунулся в мир магических энергий. Да, он определенно маг. Пламя, да еще и прицепленное на три чакры сразу. Он очень мощный маг огня. - Тогда я не совсем понимаю, что это сейчас было? - Все просто. Она хотела проиграть, потому что попала сюда в этот раз не по своей воле. Проиграла мне пари, и только потому она здесь. Сестра должна быть очень далеко отсюда и как можно скорее, вот Вы и стали для нее прекрасным выходом с арены, и при этом, она даже слова не нарушила. - А если бы я оказался психом, и просто убил бы ее? - Нет, у Вас хорошая аура, - объяснил воин. - А если я ее подделал? - Поинтересовался я, глядя как тот белеет. - Видимо об этой возможности вы с сестрой не подумали. - Я покачал головой на такое безрассудство. - Я... благодарю тебя, за столь легкие травмы у моей сестры. Если что-то понадобится, то знай, мы с ней у тебя в долгу. - Да не нужно ничего. Навестите нас с женой как-нибудь. Смахнемся, только уже по нормальному. А то как-то даже обидно получилось. - С удовольствием! - Полыхнул жаждой битвы воин. - Я Болла Фокарский, сын Нара. - Кеиджи Мацуда. А это моя жена, Сигурэ Мацуда. Мы с Земли. Мидгард, по-вашему. - А мы Асы, из Асгарда. - Да мы уже поняли. Только потому и пришлось бить твоей сестре в нервный узел, иначе она сбросила бы меня на одной силе. - Вот оно что! - Рассмеялся воин. - А я-то думал... - Так комментатор же... - Растеряно повел я рукой в сторону "будки". - В моей ложе отключены комментарии. Не люблю, когда он тормозит поединок. - Дернул головой Болла. - Понимаю. Тоже... раздражает, - кивнула Сигурэ. Так мы и болтали обо всем подряд. Буквально через час, к нам присоединилась и сестра Боллы, Олла. Местные целители молодцы, быстро поставили ее на ноги. Мы еще немного посидели, посмеялись, обсудили все, что только можно, даже некоторых знаний об этом месте поднабрались, где тут и что. В общем, приятно поговорили. А потом брат с сестрой засобирались, и мы безо всякого удовольствия с обеих сторон, распрощались, договорившись о встрече через год. Поединки продолжились. На этот раз я первый вышел на арену. Противник маг, и весьма сильный. Пять чакр у него занято, и некоторые из сил мне совершенно не знакомы. Но первый же его удар познакомил меня с одной из них. Силой разложения. Ответил чарами щита пространства. Не помогло. Я прямо чувствовал, как его атака темным туманом, буквально разъедает саму основу щита, силу. Я давно знал, что такое может случиться, а потому подготовился. Щит исчез, и победившая атака рванула ко мне, но попала в минипортал, ударив своего же хозяина. Тот разве что не зевнул на это, щелчком пальца развеивая собственное произведение искусства. Нет, драться с ним на этом поле бессмысленно. Подеремся на другом. Я открыл десятки, сотни порталов, прямо в атлантический океан. Вода полилась на арену, затапливая ее, и когда она поднялась на пять метров, я закрыл порталы. Мы оба стояли на поверхности воды. Я магией усилил пленку натяжения поверхности, сделав "центром" чар собственные ступни, а соперник использовал какой-то артефакт. Его ботинки выстраивали что-то вроде маленьких магических щитов прямо под подошвами. Ну, посмотрим, чего стоят его боты. Он начал творить какие-то чары, но не успел. Я оказался рядом с ним куда быстрее, разрывая его внешний магический щит в клочья своим мечом. Энергия До закрутилась вокруг меня, и сконцентрировавшись вокруг кулака, прошла еще один щит во время удара огромной силы. Мага вмяло под воду с громким бултыхом, и ударило о песок арены. И пусть он был под водой, но удар был настолько силен, что он бы и десяток бетонных перекрытий снес своим телом. Но маг оказался сильнее. Его основная защита выдержала, хотя внешние щиты рассыпались. Впрочем это логично, они узкоспециализированные и против внутренней энергии просто не откалиброванны. Хм. Вода. Вода это хорошо. Давным давно, после очередного сна, "присланного" мне Баки, я узнал об ударах, которые используют жидкости, из которых состоит человеческое тело, для получения эффекта гидроудара. Причем внутреннего. Тренировать их долго, неприятно и тяжело, но я давно прошел подготовительные этапы, причем чисто из любопытства. Попробовать? Присел на корточки, и напитав руку силой До, ударил воду под собой открытой ладонью. Эффект превзошел все мои ожидания. Вся вода с арены, на мгновение словно завибрировала, а затем стала стягиваться к месту нанесения удара, но не вызывая воронку, а сжимаясь. Уровень воды моментально упал на полметра, и точка напряжения рухнула прямо на мага, все еще бывшего под водой. Он, похоже, понял, чем ему это грозит и попытался свалить, что отчасти ему все-таки удалось, но не спасло. Могучая сила сотни тонн воды, даже зацепив его краем, снесла и его защиту, и его самого, впечатав в стену арены, да еще и мощной волной приголубило. Он, похоже, умер. Я подошел к телу мага и осмотрел его. Мертв. Все кости в теле переломаны, внутренние органы в фарш, мозги как в миксере побывали. - Перебор с силой, похоже, - нет, совесть меня не мучила. В бою всякое бывает, такое вот тоже случается, и винить себя из-за этого просто бессмысленно. К тому же, маг этот, откровенно хотел именно убить меня. Он не собирался останавливать свое заклинание, да и лицо его я видел. Он наслаждался моей, как он думал, предсмертной агонией. Иногда, являясь адептом магии Разума, можно чувствовать чужие эмоции даже не прилагая для этого усилий. В общем, никаких угрызений я не чувствовал. Оглянулся на трибуны, а там народ слился в едином порыве экстаза. Казалось, что они вот-вот начнут танцевать. Не ошибся, некоторые и впрямь начали. Видимо этот маг многим тут спать спокойно не давал. Пожав плечом, отправился к Сигурэ. - Случайность?.. - первым делом спросила жена. - Угу. Не рассчитал силенок. Интересно, почему все так радуются его смерти? - Спросила... Мерзкая личность... был. Убивал... медленно и... ужасно... - Сигурэ словно отряхнулась всем телом. Видимо, рассказы о былых действиях этого мага отличались крайне неприятными деталями. - Ясно. Ну и черт с ним. У тебя когда бой? - Два часа... и сорок минут. - Хм. - Я нажал на несколько кнопок на подлокотнике сидения. Тут на каждом кресле трибун такие штуковины стоят. Передо мной появился голограммный экран. Быстренько пролистнув, выбрал изображение человека, потом на рисунок сковороды, и уже после этого отправил на местную кухню заказ. Молочный коктейль и жареный ломтиками бекон с картошкой. Сигурэ кивнула, и я удвоил заказ. Уже через десять минут, прикольный суетливый робот доставил нам еду, и мы спокойно продолжили смотреть бои низшей лиги. По чести сказать, мне они понравились куда больше. Конечно, не столь красочные, как бои магов, но филигранное владение своим телом бойцов, мне куда ближе. Я их понимаю. Они сами выковали свою силу и самих себя. А мутанты, маги и прочие, получили ее куда как проще. Они не проливали кровь, пот и километры нервов, пытаясь хоть на микрон выйти за пределы данного природой максимума. Они не бились на смерть, чтобы пробудить в себе различные механизмы выживания, они не... не бойцы, в моем понимании. Не все, конечно, есть тут и те, кто реально из шкуры выпрыгивал, чтобы добиться такой силы. Но большинство - нет. И я бы с куда большим удовольствием сражался вот с такими бойцами, пусть и не используя тонких энергий, но с ними, чем со всеми этими мутантами, киборгами и прочими. А так, приходится только смотреть, и завидовать немного. Один монах, вышел даже против сверхсильного мутанта с бешенной регенерацией. И разделал его за двадцать секунд, используя по моим меркам, реально крохи внутренней энергии. Вот с кем мне нужно сражаться. Этот человек может реально многому меня научить. Пришлось ненадолго оставить Сигурэ, чтобы пообщаться с ним. - Приветствую Вас, - подошел я к монаху, включая автопереводчик. Тут эти штуковины в каждом доме лежат, и совершенно бесплатно раздаются. Все, так сказать, для удобства гостей. - И Вам Светлого Неба, - спокойно кивнул монах, хотя я точно знаю, что он смог почувствовать ту прорву внутренней силы, что во мне скрывается. - Могу ли я предложить Вам поединок? Ваш стиль, это просто что-то, - честно выразил я свои эмоции по поводу его битвы. - Без оружия? - поинтересовался монах. - Как Вам будет угодно. Видите ли, Вы используете внутреннюю силу, но формируете техники, используя просто капли силы, я бы очень хотел научиться так же. - Я не стану Вас учить, это запрещено правилами нашего ордена. - А и ладно, и не надо. Но подраться-то мы можем? - Можем, - снова спокойно кивнул монах. - Когда Вам будет удобно? - Поинтересовался у него, и открывая свое расписание. - Завтра в полночь, - кивнул чему-то внутри себя монах. - Благодарю. Предлагаю малую арену. Она должна быть свободна. - Отлично. - На том мы и разошлись. Остальные бои за этот день, словно бы прошли мимо меня. Я так ждал полночи, что бой с каким-то синекожим гигантом, владеющим телесным усилением, проскочил искоркой костра и исчез в небе. Только сам пятиметровый гигант остался лежать на камне арены, едва вздымая дыханием грудь. В ногах слаб оказался, а дальше дело техники. После него был очередной маг, ориентированный на изменение воздушной среды, но с ним все еще проще. Открыл портал, и сквозь него провел один единственный удар в затылок. Сигурэ наоборот растягивала свои поединки, как только могла. Гоняла бедного мутанта по арене добрых минут пятнадцать, пока тот не сдался. А ведь жена не нанесла ему ни одного удара, но продавила чистой волей. Ки, исходящее от нее, было настолько мощным и насыщенным, что бедного мужика просто прижимало к земле одним намерением и в итоге, его психика не выдержала - он сдался. Последний в этот день бой она провела на запредельных скоростях, и в соперниках у нее оказалась какая-то сверхбыстрая девица. Но скорость, это не панацея. Тем более против Сигурэ. Подловила через стихию Разума, и на том поединок завершился. Скинула щиты и отправилась на трибуны, ко мне в объятия. Мы еле дождались нужного времени. В половину двенадцатого по местному времени я уже стоял и медитировал прямо на малой арене, скрадывая время ожидания хоть чем-то полезным. Правда в этот раз медитация была несколько иной. Я не проводил энергии через тело, не сливался с окружающим миром, нет. Я тренировался... в уме. Оттачивал движения, а мышцы физического тела сокращались от одного воображения. Я потел от вложенного в каждое движение труда и концентрации, и физическое тело потело. Над поверхностью кожи любой любопытствующий легко разглядит пар, каждая клеточка в моем организме знает, что нам предстоит бой, и бой этот куда опасней, чем все те, что были сегодня. Все эти сверхсильные разумные не способны понять простой истины. Они не понимают цену своей силы. А мой будущий соперник, вот он понимает. И хоть и выступает в более низкой лиге, но он действительно достоин уважения, а все эти мутанты и прочие, лишь презрения, не более. Сигурэ удобно устроилась на первом ряду трибун с напитком в руке. Она прекрасно знает, что я делаю и зачем, я сам обучил ее такой технике тренировки, ведь в ее мире она была неизвестна. Тот же Старейший может вылечить практически любую травму, как и многие другие бойцы и целители, владеющие внутренней силой. Им просто не нужна была техника тренировок, направленная на полное отсутствие травм. Я стоял в одних коротких шортах, и тренировался в ожидании противника, и он появился. Почувствовал его метрах в ста, и внутренним зрением следил за ним. Когда он вошел на арену, по внешнему радиусу проскочила синяя искра, а над нашими головами загорелся свет. На коммуникатор пришло оповещение о внештатном поединке между бойцами из разных лиг, а трибуны через несколько секунд, окрасились вспышками телепортов. Видимо немало желающих посмотреть на наш поединок. Не то, чтобы мне было до этого какое-то дело, но неприятно. Впрочем, пусть посмотрят, может и поймут чего... - Со всем уважением, Мастер, - поклонился я противнику и сложил руки в замок. Монах на мгновение удивился, но моментально взял себя в руки. Сложил свои руки так же и проговорил: - Со всем уважением, Мастер. Мы сошлись на середине, но никто ничего не предпринимал. Только у меня на животе горел желтым сложный иероглиф, Печать Границ, который запечатывает мою магию. То есть, я даже инстинктивно не смогу использовать магию, никак. Благо, что эффект от нее можно настраивать, и на первую чакру он не распространяется, иначе я не смог бы использовать и внутреннюю энергию. Я смотрел в глаза монаху и видел в них лишь волю. Он в моих, наверное, тоже самое. Мы не сговаривались, но совершенно одновременно выпустили наше Ки. Мое несло жажду схватки, а Ки монаха, жажду победы. Опять-таки, не сговариваясь, решили пока обойтись только силой тела, не используя внутреннюю энергию. Так сказать, разведка боем. Начал я, и резкий, с использованием каждого сустава от стопы до кисти, удар, не достиг головы монаха. Тот с легкостью уклонился, хоть я и почувствовал касание моего кулака о его кожу лица. Чуть красноватая, словно у него в предках демоны, она оказалась куда плотнее, чем человеческая. Он начал разворачивать тело, и заодно решил всадить свой кулак мне в селезенку, только кто же ему позволит-то? Железная рубашка возникла на мгновение, принимая его удар, и компенсируя не только удар физический, но и энергетический. Всплеск внутренней силы из его кулака оказался на диво структурированным, и чем-то похож на сверло. Даже вращение энергетической формы было таким же! Обалдеть! Нет, я видел нечто похожее, но не настолько... четкое. Благо, что железная рубашка у меня отработана до изумления, и смогла принять на себя даже такой удар, хоть он и оставил на коже три круговых царапины. Хочу, хочу этот удар в свой арсенал. Он почти пробил МОЮ железную рубашку. Это, знаете ли, достижение, как бы надменно не звучало. Узрев краем глаза на лице жены тот самый момент, когда брови взлетели, я только хмыкнул про себя. Она тоже удивлена. Без использования внутренней силы, она не пробивает мою железную рубашку даже мечом. Чуть сместив корпус, ударил приемом из кунг-фу, стараясь попасть в нервный узел подмышкой, но промахнулся - монах подставил под неизбежный удар кисть правой руки, и я, да и все остальные на этой арене, услышали хруст одной из костей. Она не сломалась, просто сдвинулась под давлением моих пальцев, надрывая сухожилия и мышцы. Впрочем, это не мудрено, я такими ударами камень крошу, так-то... Противник тут же попытался разорвать дистанцию, но я прилип к нему и в ход пошел вин чунь. Воздух загудел от проносящихся сквозь него рук, удар, рывок за пострадавшую руку монаха, и сустав не выдержал. Вывих. Проход под второй атакующей рукой монаха, и удар в печень. Концентрированный, мощный, сильный, но... бесполезный. Железной рубашкой монах не хуже меня владеет, а то и лучше, учитывая, что силы он потратил буквально капли, изумительная техника и контроль этого разумного восхищают. Однако, это его не спасло, тело от удара в бок развернулось и стало взлетать, но я успел перенаправить этот импульс и впечатал монаха в камень арены. Удар получился такой силы, что возникло обманчивое впечатление легкого землетрясения. Я отошел на десяток шагов и сел по-турецки, в ожидании того, когда монах придет в себя. И нет, сознания он не терял, просто что-то делал своей внутренней энергией, судя по всему, исцелялся, или готовился к проведению какого-то приема. Внутрителесные преобразования мне отслеживать куда как сложнее, однако я разобрался - он накапливал силу в кожном покрове, причем не Сэй и не До, а обычную. Это странно. Обычно, так никто не делает, и используют производные силы по той причине, что перенасыщение тканей жизненной силой приводит к образованию всякой гадости, вроде рака кожи и прочему. А мой соперник этого совершенно не боится. Его ощущения я считываю, как и Сигурэ, сидящая на трибуне, так что повторить эту технику я, наверное, смогу, когда-нибудь. Только я не совсем понимаю, зачем он все это делает. Монах встал и кивнул - готов. Отлично. Я тоже встал и тут же почувствовал опасность! Противник встал в незнакомую стойку и принялся молотить кулаками воздух перед собой, а мне пришлось улепетывать из-под ударов тонюсеньких и почти неощутимых духовных игл. Зато стало понятно, нафига он столько силы в кожный покров вбухал. Она вся ушла на регенерацию маленьких, но многочисленных дырочек от иголок. Видимо, сформировать эти иглы вне своего тела, где контроль силы не настолько хорош, монах не в силах, и потому, формирует их внутри. Энергия До в иглах повреждает тело, а жизненная тут же регенерирует повреждения. Блин, изумительная техника, но сложная, и для меня просто бессмысленная, если на то пошло. Уворачиваться от иголок мне быстро надоело, и вихрь энергии Сэй возник вокруг меня, сметая иглы с легкостью. Монах быстро понял, что техника перестала быть актуальной, и моментально привел себя в порядок. Излишнюю энергию он просто втянул обратно в "каналы", и остановил образование духовных игл. Пара вдохов на то, чтобы прийти в себя, и мы снова сошлись чисто физически. На этот раз все происходило на огромной скорости. Мы оба использовали энергию Сэй для поддержания тела и невероятных скоростей, а потому для большинства разумных галактики мы превратились в странного вида двойной вихрь. Нас самих заметить совершенно невозможно, разве что на замедленной в десяток раз голограмме, и такой сервис на арене есть. К сожалению, монах больше не показал ничего выдающегося, и наш поединок свелся к тому, что я запоминал его приемы, и ждал, пока у него закончатся силы. И под конец поединка он меня даже удивил. Ударил локтем, зная!.. зная, что промахнется, и с помощью энергии До создал копию своей руки, но правее, отчего точно попал мне прямо в бок. Понятное дело, что меня снесло, я словно пушечным ядром в бочину отхватил, но травм не было. Щиты и железная рубашка вполне безопасно приняли удар, и поединок был закончен. Монах истратил все свои силы, а я был свеж и бодр, так что он сдался и рухнул в обморок. Понятное дело, что я помог ему, заодно и просканировав его тело техникой. Различий с человеком хватало. К примеру, его мышечный каркас плотнее сам по себе, от природы, хрящи гибче, да и вообще, он куда более приспособлен для того, чтобы стать воином. А вот мозг у него развит хуже, и в основном его развитие сосредоточенно на восприятии, и мир для него куда глубже, чем для человека. Зато уровень логического мышления ниже. В общем, я даже не знаю, что лучше, но лично мне больше нравится быть человеком. Привел его в порядок быстро, да и основные меридианы у него от человеческих не особо отличались, разве что развиты хуже, чем у меня, раз в восемьдесят. - Благодарю за бой, Мастер, - поклонился я вставшему на ноги монаху. Тот удивленно шевелил недавно вывихнутой кистью и осматривал себя. Но на мои слова все-таки отвлекся и поклонился в ответ. - Благодарю за бой, Мастер. Так мы и разошлись. Не передать, как я был доволен. Этот бой стоил прихода сюда, определенно. - Муж мой... доволен? - Спросила Сигурэ, заходя вместе со мной в сданный нам домик. - Не то слово, дорогая. Этот разумный показал мне, как мало я знаю, и каких высот в контроле мне еще предстоит достигнуть. - Я... рада. - Кивнула черноволосой головой жена. Домой, на Землю, мы вернулись только через две недели. Оба аккуратно слились в четверть-финале, но даже этого хватило, чтобы прихватить на заработанные очки некоторые технические новшества. Пришлось прикупить небольшое поместье в Англии и пристроить все доставленное оборудование. Правда, для этого пришлось сначала перестроить дом, но это дело десятое. ИИ, пусть и не последнего поколения, того стоил, как и некоторые прибамбасы чисто медицинского применения. Да и обучающая аппаратура, в свете желания нашей семьи обзавестись детьми, тоже в тему. 1962 год. Поместье Лисья Долина. - Опять... подглядываешь? - раздалось из-за спины. - Да, Сигурэ, смотрю и удивляюсь. Сын-то, ты погляди, человеком вырос! - Врач. Хорошая... профессия, - согласилась жена. - Гришка - Воин! С самой Смертью воюет, не страшась. - Я вздохнул и закрыл портал. Мне понадобились десятилетия, чтобы найти свой первый мир, чтобы найти сына, как и обещал, но найдя, я понял, мне больше нет там места. В той жизни, в том мире... Я там чужой, и с этим уже ничего не поделать. Сын давно вырос, удачно вписался в мой бизнес, а потом пошел учиться на врача. Не понравилось ему оконным бизнесом заниматься, но пришлось - чисто для денег. Выучился, стал военным хирургом и катается по горячим точкам. Тридцать три года, а все, оболтус, не женится, хотя понять его тоже можно. Таскать жену по таким местам - глупость. Я столько раз хотел войти в открытый портал, что давно перестал считать, но так ни разу и не вошел. Может, это и ошибка, кто знает? Но раз в неделю я открываю новый, и присматриваю за сыном. - Милый... время, - напомнила жена, и я собрался. Кроме первого мира, я нашел и Баки. Вот его я перетаскиваю к себе, в этот мир, и тренирую. Кроме чисто физических тренировок, ускоренных из-за того, что время здесь идет в двадцать три и семнадцать сотых быстрее, я пытаюсь пробудить в нем Ки, и кое-что получается. Он обязательно станет Сильнейшим бойцом в своем мире, или я не Кейджи Мацуда. Сам же я счастлив. Впереди еще множество боев, множество соперников, и это будоражит воображение. Но главное, на руках у Сигурэ лежит мое счастье и посапывает. Дочка, доченька, Катсуя-Катенька. В маму пошла, только волосики красные, мои. Подошел, обнял обеих, крепко, но аккуратно. Татимару восторженно пискнул и прижался к ушку Сигурэ в попытке присоединиться к объятиям. Жена права, пора. Обошел дом и на специальной площадке открыл портал в другую вселенную. - Здравствуй, Баки. - Здравствуй, Данил. Две руки сплелись в крепком рукопожатии, а за их спинами закрылся портал. - Бой! - Бой! THE END
Примечания:
Знаю, что ошибок много, на то и ПБ включена, к тому же писано на ноуте... В общем, НУ НЕТУ НА НОУТЕ ВОРДА!! НЕ-ТУ!