БДСМ 5782

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Persidd
... и еще 6 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 26

17 декабря 2018, 06:00
Добби       Два долгих, бесконечно длинных дня, тянулись подобно патоке. Ожидание могло затянуться ещё на двенадцать дней, как вдруг произошло неожиданное. Посреди гостиной Малфой манора образовался портал, который перенёс гостью. Вид у неё был очень странный, словно у неухоженной и долго голодающей женщины-бродяги. Спутанные, взъерошенные волосы, испачканный спортивный костюм, бледная кожа. Кого-то она мне напоминала.       Да нет! Не может быть! Это же…       В гостиную быстро спустился Люциус Малфой, он выглядел настороженным и крепко держал в руке волшебную палочку. Обнаружив гостью, он слегка расслабился, но лицо мужчины недовольно перекосилось.       Гостья увидела хозяина поместья и оскалилась, демонстрируя испорченные зубы.       — Люци, — протянула она, сверкнув безумным взглядом. — Это тебя я должна поблагодарить за сладкий воздух свободы?       — Беллатриса, — сухо произнёс Люциус, слегка кивнув ей в качестве приветствия. — Будь гостьей в моём доме.       Значит, не ошибся — это действительно Беллатриса Лестрейндж. Она сильно изменилась с последнего визита в этот дом. Жизнь изрядно потрепала некогда несравненной красоты девушку. Неожиданное появление. Как так-то? Почему такое важное событие, как организация побега сестры хозяйки из Азкабана прошло мимо меня?       — Добби! — воскликнул Люциус.       Пришлось с хлопком переместиться на пяток метров и снять невидимость. Оказавшись рядом с хозяином, я уставился на него большими глазами в ожидании приказа.       — Отведи леди Лестрейндж в гостевую спальню, потом возвращайся ко мне, — сказал он.       — Добби сделать, хозяин.       Беллатриса скользнула по мне взглядом, после чего с гордым видом последовала за мной. Проводив ведьму в одну из гостевых спален, я телепортировал на кровать свежее постельное бельё и телепортировался к хозяину.       Люциус Малфой выглядел очень недовольным. Он смотрел на меня тяжёлым взором как на врага народа.       — Ты… — со злостью начал он. — Приказываю тебе, мерзкий домовик, никому и никаким образом не передавать информацию о нашей семье и обо всём, что когда-либо видел или слышал в этом доме, даже если тебе прикажет поведать об этом следующий хозяин.       — Добби сделать, — кивнул я, стараясь не ухмыляться.       Пока я раб, то даже после перехода в другую семью не смогу не выполнить это указание, но… Когда стану свободным, то любые приказы и запреты станут побоку. Так что клал я на приказы Малфоя эльфийский болт.       — Добби, я дарю тебя другому волшебнику — Хайиму Миллеру. Отныне ты служишь семье Миллеров. Пошёл вон, мерзкий домовик.       Как?! Вот так просто? Я не ожидал, что всё произойдёт подобным образом. Только что я был рабом Малфоев, теперь же перешёл в собственность Миллера. Всё же Хайим выполнил свою часть сделки, причём быстрее оговоренного максимального срока. Уверен, появление в доме Беллатрисы и моё освобождение как-то связаны. Натуральный обмен? Я Миллеру деньги, он Малфоям передал Беллатрису, меня передали Хайиму… Сложные бартерные отношения волшебников, в которых легко запутаться.       Получив столь радостный приказ, я телепортировался в подвал. Сундук давно был готов, в него переехала моя квартира и все ценности.       Достав пипидастр, я стал разрушать чары Незримого расширения, наложенные на каморку. Вскоре от них не осталось ни следа.       Затем телепортировал из ближайшего склада гипермаркета «Теско» десять упаковок куриных яиц. Проделав в скорлупе небольшие отверстия, стал размещать их в стенах каждой комнаты большого поместья. Ни одно помещение не обошёл стороной. Это просто. Вначале из стенной кладки телепортируется небольшой камень, а на его место помещается проткнутое яйцо.       Тухлые яйца строители, отделочники или каменщики закладывают внутри помещения, дабы насолить заказчику, который порезал объемы выполненных работ или не заплатил вообще. Довольно распространённая ситуация. За нанесение вреда волшебникам подобное нельзя посчитать, поскольку ни капли не смертельно. К тому же я считаю, что помогаю прошлым хозяевам создать приятную атмосферу в доме. Да-да, приятную. Мне очень приятно осознавать, что Малфои будут страдать от вони тухлых яиц.       Запах сероводорода появится не сразу. Вначале яйцо протухнет. Это может занять месяц, а то и больше. Затем через дырочку в скорлупе начнёт распространяться запах. Найти такую закладку крайне непросто даже волшебнику. Так что пока у Малфоев не появится новый домовой эльф, а это от полугода и больше, то им проще будет съехать из поместья или снести его.       Хм… Чего бы ещё такого сделать, чтобы мне было хорошо, а Малфоям плохо? Одного запаха тухлых яиц за почти двадцать лет рабства будет маловато. Нужно бить по самому дорогому. А что дорого для бывших хозяев? У Люциуса деньги. У Нарциссы её обожаемые цветы в оранжерее, к которым даже меня не подпускают. У Драко… Ничего в голову не приходит. У пацана на уме только метлы, а летательный волшебный аппарат ему пока ещё не купили.       В таком случае начну с Нарциссы.       Переместившись на склад гипермаркета «Теско», я прогулялся под невидимостью и нашёл, где хранятся препараты для сада и огорода. Тут позаимствовал несколько бутылей глифосата.       Глифосат — гербицид, который используют для борьбы с сорняками. Занимает среди гербицидов первое место в мире по производству. Изготавливается под разными наименованиями, продаётся почти в любом гипермаркете. Несмотря на доступность, химикат очень коварный — за пару недель убивает все растения, на которые попал. О токсичности и побочных действиях умолчу, поскольку розы в этом доме точно никто не будет употреблять в пищу. А если и будут делать Каркадэ — то и флаг им в руки. Бесплодие не гарантировано, но вполне вероятно.       Вернувшись в поместье, я пробрался под невидимостью в оранжерею и распылил на все цветы Нарциссы глифосат. Препарата не жалел, лил от души. Я не вредил, никак нет. Домовой эльф не может вредить волшебникам. Я делал доброе дело для магов, которые надолго «приютили» бедного домового эльфа в своём доме. Да, очень доброе дело — уничтожал сорняки. Старательно уничтожал. После такой обработки тут не только сорняков не останется, но это уже другой разговор.       На сегодня хватит, а то слишком много гадостей за раз будет лишним. Люциусу хватит наличия Беллатрисы Лестрейндж. Кстати, интересно узнать, она знает о том, что её сейф почищен от «мусора»? Если нет — будет сюрприз.       Забрав из кладовки сундучок, я вместе с ним телепортировался в дом Миллеров. Там меня встречал хозяин дома. Мистер Миллер выглядел усталым и довольным.       — Здрасьте вам! — радушно произнёс он. — Что, так плохо живёте, что всего с одним сундуком?       — Добрый день, мистер Миллер.       — Добби, я говорил за то, что обожаю вас?       — Мистер Миллер, приятно слышать, что хоть кто-то из волшебников хорошо относится к Добби. Мистер Малфой приказал Добби перейти в вашу собственность.       Сто миллионов фунтов! Чёртова уйма денег. Я бы сильно расстроился, если бы Миллер не выполнил условий сделки. Он содрал с меня семь шкур, но оно того стоило… Надеюсь… Я был весь в предвкушении, ждал, когда же обрету свободу.       — Добби, я не думал, что кое-что так скоро может понадобится, но это ваше.       Мистер Миллер взмахнул палочкой и к нему из соседней комнаты прилетел свёрток. Он взял его в руки и с уважением вручил его мне.       — Прошу, это ваша одежда.       — Хозяин дал Добби одежду…       Моей радости не было границ. В свёртке оказался шикарный костюм-тройка из дорогой ткани, белая рубашка, галстук, кожаный чёрные туфли в цвет костюма и шляпа с широкими полями, и всё это сшито по моим меркам. Счастье переполняло меня, на глаза выступили слёзы.       — Хозяин подарил Добби одежду, и теперь Добби СВОБОДЕН!       — Да-да, — с улыбкой кивнул мистер Миллер. — Товарищ, вы слишком сильно впечатляетесь. Станиславских на вас не наберёшься.       — Спасибо! Огромное спасибо, мистер Миллер! Вы самый лучший волшебник.       — Добби, не морочьте мне то место, которое позади «Фаберже»! — усмехнулся мистер Миллер. — Я знаю за таких эльфов, как вы. Если бы не я, то кто-то другой поимел с вас деньги, и не факт, что помог бы. Обращайтесь ко мне, в другом месте вас обсчитают сильнее. Вам повезло узнать за Хайима Самуиловича, я знаю за то, как плохо жить без свободы.       — Ещё раз, мистер Миллер, спасибо вам! Я вам очень благодарен.       — Добби, я за вас всегда рад, но вы у нас в гостях надолго или даже чаю не попьёте?       — Эм… Вижу, мистер Миллер, что вы устали. Пожалуй, я пойду. Всего доброго. До свидания.       — И вам кошерно жить! Решите делать деньги, вы знаете, где меня найти. Из нас получится весёлая мишпуха* и могут быть отличные дела, если только не в пользу бедных.       Прихватив сундук, я телепортировался. Поскольку теперь дома у меня не было, не считая сундука, то мог идти куда угодно. Вот только в голову навязчиво лез лишь Хогвартс. Его богатая библиотека манила меня, как огонёк свечи манит мотылька.       Первым делом я приоделся в новенький с иголочки костюм. Он идеально сидел на моей фигуре. Покажись я в таком костюме на людях, обо мне подумают как о карлике-уроде, только волшебники опознают домового эльфа. Пипидастр отправился во внутренний карман пиджака, который был словно создан для любимой волшебной метёлки.       Вместе с сундуком я переместился в сердце Хогвартса — на его кухню. Тут как всегда кипела жизнь, но вяло в связи с отсутствием в замке студентов. Заметив меня, домовые эльфы замерли в шоке. Работа прекратилась, ложки, помешивающие варево в кастрюлях, замерли. У домовых эльфов и так большие глаза, но в этот момент они превзошли в размерах все возможные пределы.       Со всех сторон доносились причитания:       — Кошмар!       — Ужас!       — Свободный… Добби свободный… Бедный эльф.       Все домовые эльфы смотрели на меня с жалостью и брезгливостью, словно на прокажённого. Когда я проходил мимо, они шарахались от меня. В глазах парней было злорадство, девушки больше источали сочувствие.       Вперёд выдвинулся руководитель общины домовых эльфов Хогвартса по имени Стичер — пожилой домовой эльф с морщинистым лицом и сильно обвисшими ушами. Он с сочувствием смотрел на меня и осуждающе покачивал головой.       — Доигрался, Добби! Тебе дали свободу, — вновь покачал он головой. — Этого следовало ожидать.       — Здравствуйте, старейшина Стичер. Добби хочет присоединиться к общине и работать в Хогвартсе.       — Добби негодный домовой эльф, — пробурчал Стичер. — Но куда деваться… Нас слишком мало, чтобы бросать на произвол судьбы даже таких плохих эльфов, как Добби. Стичер поговорит с директором Дамблдором. Если он разрешит, то Добби будет работать в Хогвартсе.       Старейшина исчез. Я отследил его магию, и в конечной точке телепортации повесил заклинание прослушки. Тут же послышались голоса, один принадлежал Стичеру, другой твёрдый и уверенный с мягкими нотками директору Дамблдору.       — Простите, господин директор, у Стичера важное дело к вам.       — Добрый день, Стичер, — произнёс директор. — Раз важно, конечно, говори.       — К нам в общину пришёл плохой эльф… Хм… Добби. Ему хозяин дал свободу, теперь Добби некуда идти.       — Вы хотите, чтобы Добби присоединился к вашей общине? — произнёс Дамблдор. — В принципе, я не против, но вначале хочу поговорить с Добби.       — Конечно, директор. Стичер позовёт Добби.       Через мгновение около меня из телепортации появился Стичер. Он поджал губы и недовольно смерил меня строгим взором.       — Добби, — начал он, — с тобой хочет поговорить директор Дамблдор. Не смей позорить наш народ!       — Спасибо, старейшина. Добби не забудет доброты Стичера.       В следующий миг я телепортировался в кабинет директора. Это было большое помещение, в котором было установлено множество приборов. Они крутились, вертелись, парили и издавали позвякивающие звуки. На стенах висели живые портреты прошлых директоров Хогвартса.       За большим резным столом из массива дуба сидел Дамблдор, седой старик с длинной бородой в голубой мантии, украшенной полумесяцами. Он пил чай и как раз перед моим появлением взял из вазочки на столе рахат-лукум, который нёс ко рту… Нёс, но не донёс. Его рука замерла на половине пути, глаза и рот широко распахнулись.       — Ох, Ме-е-ерлин! — растягивая, медленно произнёс Дамблдор. — Кхе-кхе… Прости, вырвалось. Добби, верно?       — Да, сэр. Добби рад встрече с великим волшебником Альбусом Дамблдором. Для Добби это большая честь, сэр.       — Замечательный костюм, Добби, — уголки губ директора слегка приподнялись. — Присаживайся.       — Спасибо, сэр. Вы очень добры к Добби.       Пришлось забраться в большое для меня кресло, стоящее напротив директорского стола, в уголке которого был установлен насест для крупной птицы. Самого пернатого не наблюдалось.       — Добби, расскажи о себе. Кто был твоим хозяином?       — Хозяином Добби был Люциус Малфой. Он плохо обращался с Добби, поэтому Добби хотеть получить свободу. Добби рад, что стал свободным домовым эльфом.       Лицо Дамблдора вытянулось. Он в очередной раз не донёс до рта рахат-лукум. Посмотрев на кусочек сладости, старик печально вздохнул и положил его в вазочку.       — Неужели это мистер Малфой дал тебе такой дорогой костюм? — спросил он.       — Нет, сэр. Бывший хозяин Люциус продать Добби другому волшебнику.       — Как звали того мага? — насторожился Дамблдор, стараясь не показывать виду.       — Хайим Миллер, сэр. Замечательный волшебник. Он был очень добр к Добби. Ни один волшебник не был так добр к Добби, как хозяин Хайим. Когда мистер Миллер узнать, что Добби хотеть свободу, он сразу подарил Добби этот замечательный костюм.       — Удивительно, — покачал головой Дамблдор. — Бывают же на свете добрые волшебники. Я всегда верил в силу человеческого сострадания.       Я больше верю в жажду наживы, чем в сострадание, но вслух такому магу, как Дамблдор, такого лучше не говорить. Поэтому молча сидел, изображая восхищение от общения с великим волшебником. На самом деле директор был магически не сильнее меня, но и не слабее, примерно того же уровня, уже это удивительно для человека.       — Скажи, Добби, а Люциус Малфой отдавал тебе какие-нибудь приказы? — спросил директор.       — Да, — активно закивал я, изображая энтузиазм. — Мистер Малфой приказать Добби не говорить ничего о нём, его семье и доме. Поэтому Добби не может ничего говорить об этом.       — Понятно, — кивнул Дамблдор своим мыслям. — Этого следовало ожидать. Значит, ты хочешь работать в Хогвартсе. Я не против.       — Сэр… Великий волшебник Дамблдор, сэр, Добби свободный эльф. Добби хотеть получать зарплату.       В глазах директора, скрытых очками-половинками, поселились смешинки. Уголки губ сильнее поползли вверх.       — Понимаю, — сказал он. — Вполне пристойное желание свободного разумного существа. Предлагаю оклад в десять галеонов в неделю и два выходных.       — Ох! Сэр, Добби крайне признателен вам. Это очень щедрое предложение. Добби согласен, сэр. Альбус Дамблдор даже более великий волшебник, чем о нём говорят.       — Что ты, Добби, — тепло улыбнулся Дамблдор. — Это обычная ставка рабочего низшего звена. Бюджет Хогвартса позволяет подобные расходы. Будешь делать ту же работу, что и другие домовые эльфы.       — Спасибо, сэр! Добби счастлив.       — Да, ещё, — продолжил директор. — Как наёмный рабочий, Добби, ты имеешь право на жилое помещение. Выбери себе подходящую комнату, но не в преподавательском крыле и не в общежитиях студентов. Можешь идти к своим, начинать работу.       — Добби будет стараться, сэр. Спасибо ещё раз.       Раскланявшись, с лёгким хлопком я телепортировался обратно на кухню.       Предложение Дамблдора было невероятно щедрым. Десять галеонов в неделю — это пятьдесят фунтов. Низовая зарплата разнорабочего в шотландской глубинке, где мы и находимся. Домовому эльфу добиться таких (любых) денег невозможно нигде и никак. А уж два выходных — вообще нонсенс.       На кухне все эльфы замерли в ожидании. Ко мне обратился старейшина.       — Итак, Добби, что сказал директор Дамблдор?       — Директор был очень добр с Добби. Он принял Добби на работу в Хогвартс, обещал платить зарплату, дал два выходных в неделю и позволил выбрать себе жилое помещение, как наёмному сотруднику.       Хогвартские домовики дружно отвернулись, словно я сказал что-то грубое и непристойное.       Старейшина осуждающе покачал головой и обратился ко мне, словно к душевнобольному:       — Ох… Добби запятнал себя. Как мог эльф требовать у волшебника зарплату? Добби так низко пал… Ещё собственная комната и выходные! Куда катится этот мир?       — Добби горд оказанной честью. Добби любит работать, но свобода накладывает свои ограничения. Добби следует поддерживать свой статус свободного эльфа, значит, нужно пользоваться привилегиями наёмных сотрудников.       Хогвартские эльфы отпрянули от меня, как от прокажённого. Они смотрели на меня с сочувствием, как на деревенского дурачка. Глядя на них, можно было подумать, что я «блаженный» эльф.       — Ты плохой эльф, Добби, — прикрыл глаза Стичер. — Какой же позор… Стичер решил, что Добби будет работать там, где другие эльфы будут редко видеть такой позор эльфийской расы. Хм… Стичер знает, чем займётся Добби. В этом году в школе будет новый преподаватель Защиты от Тёмных искусств, Гилдерой Локхарт. Добби будет прислуживать профессору Локхарту. А пока Добби будет…       — Старейшина, — прервала Стичера пожилая эльфийка с обвисшими ушами, кажется, её зовут Треши. — Если Добби будет делать много работы, другим эльфам её не достанется. Зачем такой позор загружать работой?       Это звучало так, словно она сказала: «Вы что, хотите этому дурачку доверить что-то ответственное? Посмотрите на него, он же блаженный. Дайте задание «на отвали», чтобы дурачок ничего не испортил».       — Стичер услышал Треши, — медленно произнёс старейшина. — Стичер решил, что Добби будет помогать завхозу Филчу. Завхоз говорил, что ему нужно провести инвентаризацию, Добби займётся этим.       — Добби услышал Стичера. Добби готов помочь завхозу Филчу.       — Только Добби не должен мыть полы! — прикрикнул на меня старейшина. — Это работа молодых эльфов. Добби не должен отнимать чужую работу.       — Конечно, — кивнул я. — Добби понял.       Эльфийский язык очень простой и одновременно сложный. В нём нет местоимений наподобие я, ты, он, она. Эльфы обращаются к другим и к себе в третьем лице. После нормального английского это звучит ужасно и ломает мозг.       Напугали покупателя ёлки иголками! Ха! Это для обычных эльфов оскорбление, что дали самую «простую» бумажную работу в стиле «не бей лежачего, а косяки исправит начальник». Для меня же это Клондайк. Делать почти ничего не надо, эльфы шарахаются от меня, как от заразного, значит, будет больше времени на личные дела, вроде чтения библиотечной литературы. Мало того, ещё и деньги за это буду получать. Конечно, сорок галеонов за четыре недели — это не тысяча «оптимизации» на продуктах, но тоже неплохо.       Изначально планировал устроиться в Хогвартс наравне с прочими эльфами. В таком случае трудиться пришлось бы как все — ненормированный рабочий день без выходных и оплаты. Времени на книги было бы совсем немного, но учитывая сильную нужду в знаниях, необходимых для превращения в человека, подобное можно было бы перетерпеть.       Странно. Вроде Феликс Фелицис сегодня не пил, а удача сама идёт мне в руки. Интересно, если бы я принял зелье Удачи, что было бы? Сразу бы назначили директором Хогвартса или нашёлся бы учитель, готовый преподнести все нужные знания на блюдечке с голубой каёмкой?!       Первым делом решено было заняться поисками жилища. Я неправильный эльф. Любой из моих сородичей вначале занялся бы работой, лишь потом задумался бы о том, где спать. Я же натуральный эгоист, впрочем, как и большинство людей. Первым делом подумал не о том, чтобы идти работать, а о своём комфорте.       Общежития студентов отпадают, да и сам я в них не желал бы жить. Комнаты возле апартаментов преподавателей мне запретил занимать директор. Использовать старые классы сам не желаю, поскольку создать там уют будет проблематично. Но на крайний случай сойдёт. Замок я знаю плохо, поэтому не помешала бы консультация старожила.       Хм… А может с боссом проконсультироваться? А что, кто лучше Филча знает замок? Так и сделаю.       Через секунду я с хлопком появился перед завхозом. Серьёзный дядечка. Моё появление заставило его понервничать. Правая рука как-то подозрительно метнулась под мантию у левой части груди, и мне показалось, что там находится кобура с пистолетом. А ещё у завхоза был какой-то странный артефакт по виду напоминающий нож. От него несло смертью. Неужели атейм?       Ох, и непрост мистер Филч. Ох, непрост…       — Ты кто такой? — проскрипел Филч, с подозрением разглядывая меня сквозь щёлки прищуренных глаз.       — Добрый день, мистер Филч. Добби работать в Хогвартсе. Старейшина Стичер направил Добби помогать мистеру Филчу проводить инвентаризацию.       — Почему ты в одежде? — не убавил подозрительности завхоз, продолжая держать руку на рукояти пистолета, которого сейчас не было видно.       — Добби свободный эльф, сэр, — с гордостью произнёс я, распрямив спину. — Добби получать зарплату, иметь выходные и комнату. Великий волшебник Альбус Дамблдор принять Добби на работу.       — А-а-а… — слегка расслабился Филч, убирая руку из-под полы мантии. — Раз директор тебя нанял, тогда другое дело. Хотя странное дело — эльф, который получает зарплату… Так значит, ты мой помощник?       — Верно, сэр.       — А читать и писать умеешь?       — Добби уметь. Добби у старого хозяина много считать…       Вернее будет сказать «обсчитать» или «обчищать», но вслух, естественно, я такого говорить не стал.       — Что же, посмотрим, как ты умеешь считать. Работать начнём завтра, ибо нечего начинать инвентаризацию после обеда.       — Начальник, Добби нужно выбрать комнату для проживания. Мистер Филч наверняка знает замок лучше всех. Мистер Филч поможет Добби?       — Начальник, да? — расплылся в улыбке завхоз. — А что, мне нравится. Есть тут одна комнатушка.       Филч повёл меня по коридорам цокольного этажа, на котором располагается его каморка-кабинет и спальня. Странно, что его кабинет не имеет окна, ведь цокольный этаж в Британии — это считай первый этаж. Бедняга сквиб использует для освещения керосиновую лампу, что не очень хорошо.       Ушли мы недалеко. Вскоре Филч остановился возле деревянной двери. Позвенев ключами, он её отпер. Внутри оказалось пыльное помещение примерно в тридцать квадратных метров. Тут был камин, старинная двуспальная кровать, огромный шкаф. Судя по слою пыли, здесь никто не жил лет двадцать-тридцать.       — Вот, — произнёс Филч. — Комната бывшего завхоза. Я предпочитаю жить ближе к кабинету, а он жил тут. Держи, — он снял со связки ключ от двери и протянул мне.       — Спасибо, мистер Филч. Это прямо то, что нужно Добби. Вы очень добры к Добби.       — Да-а… Что-то я перевыполнил норму по добрым делам, — протянул Филч. — Завтра чтобы в девять утра был у меня в кабинете!       — Добби сделать…       Как только дверь закрылась за спиной Филча, я стал прибираться с помощью магии. Уже через пять минут ничто не напоминало о запустении. Чистенькая спальня с окном. Переместил сундук и стал распаковывать вещи: одежду в шкаф… много одежды; свежее постельное бельё, матрас, одеяло и подушки на кровать; новые шторы; зачаровать светильники на вечное горение Гурбайтовым огнём и так далее.       Закончив с делами, я с чувством полного удовлетворения осмотрел преобразившееся жилище. Оно сияло и выглядело сказочно. Кровать с балдахином, застеленная постельным бельём с единорогами, голубенькие шторы, удобное кресло перед камином и глобус-бар с расширенным пространством, рядом стоит журнальный столик с сигарами, стаканами и пивными кружками. В уголке притулился письменный стол и удобное офисное кресло, достойное мягкого места топ-менеджера крупной корпорации.       — А теперь пора в библиотеку!       
Примечания:
*Мишпуха – семья, компания.

Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.