БДСМ 5778

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Persidd
... и еще 6 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 28

21 декабря 2018, 06:00
Хайим Миллер (ИО Блестящего, он же Сириус Блэк)       Ненавижу детей… чужих и когда я в аниформе хомяка. А сейчас мне приходится изображать из себя самого обычного хомяка.       Информацию, полученную из рук Добби, нельзя проигнорировать. Безопасность детей превыше всего. Властям и Дамблдору я не доверяю. Министерские просто будут брать взятки от Пожирателей смерти и закроют на все бесчинства глаза, а Дамблдор устроит свои игры, которые непонятно куда заведут. Последствия его «игр» я испытал на собственной шкуре, так что с уверенностью могу утверждать, что достаётся всем: врагам Дамблдора, его союзникам и непричастным. В Хогвартс ходит Джеймс, а на следующий год пойдёт старшая дочка.       Хочешь, чтобы было хорошо — сделай сам. Думал я долго. Вначале взяли с собой на отдых подружку Джеймса, ту маглорожденную, любознательную девочку. Пусть она не из наших, но если примет гиюр*, то сможет стать сыну хорошей супругой. Над проблемой продолжили размышлять вместе с супругой. Софочка собиралась сама отправиться в школу, найти и изъять артефакт, а после этого вставить его Люциусу Малфою в то место, которым он думает и на котором сидит. Естественно, я был против подобного, по крайней мере насчёт первого пункта, поэтому решил сам отправиться в Хогвартс и разрешить проблему. А Софочка пусть лучше сидит с детьми.       За август наделал ювелирных украшений на год вперёд, супруга их будет развозить по магазинам, так что с этим проблем нет.       Поскольку взрослый маг может попасть в школу лишь в виде преподавателя, то пришлось использовать свою сильную сторону — анимагию. Определить анимага в животном возможно лишь по косвенным признакам. Нет чар, способных опознать в животном волшебника. Есть заклинание принудительного возвращения облика, но никто не будет применять его на каждое домашнее животное.       Вот и вышло, что я сижу в комфортабельной клетке на столике в купе одного из вагонов Хогвартс-экспресса, смотрю на мир сквозь решётку и надеюсь поскорее отсюда выбраться.       Джеймс не был в курсе того, что хомяком являюсь я. Детям не стоит доверять серьёзных тайн, они «по секрету» поделятся с друзьями, а что известно двум оленеводам, знают все чукчи.       Чуткие уши улавливали, как Софочка на перроне даёт наставления сыну.       — Джеймс, не вздумай обижать хомячка! — у супруги был строгий голос. — Это не простой хомяк, а волшебный. Это любимый хомяк твоего отца. Не дай бог, он пострадает, папа будет очень недоволен.       — Хорошо, мама, — печально ответил Джеймс.       — Корми хомяка кошерной пищей, клетку не запирай, будь с ним вежлив. Это очень умный зверь.       — Да, мама. Хорошо, мама, — бубнил как мантру Джеймс.       — Хорошо кушай, не хулигань и не лезь в неприятности, — продолжала Софья.       — Да-да, — сказал Джеймс. — Ой, там Гермиона. Я пойду?       — Иди, сынок.       Вскоре в купе зашли Джеймс и Гермиона. Девочка несла переноску с рыжим, криволапым котом повышенной пушистости. Клетка с котом, скорее полуниззлом, была установлена на стол рядом с моей. Кот внимательно разглядывал меня, в его глазах читался разум и гастрономический интерес. Мне удалось установить с ним мысленный контакт.       — Мряу… Какая странная мышь… — облизнулся кот.       — Сам ты мышь! — кинул я мыслеобраз коту, который от этого обалдел и сел на задницу. — Что смотришь, пушистый? Мы таки будем говорить за дело или ты продолжишь восхищаться моей неповторимой красотой?       — Говорящая еда! — удивлённо подумал кот.       — Говорящая шуба! — с сарказмом передал ему я.       — Я не шуба, я Криволап! — возмутился кот.       — Рад знакомству. Позволь отрекомендоваться — Хайим Самуилович Миллер, волшебник, отец вон того мальчика, — кивнул я на Джеймса, — который является другом твоей… м-м-м… старшей кошки.       — То есть, ты тоже из нашей стаи? — удивился кот. — Не еда… — расстроился он. — Младший кот?       — Ага. Младший кот. Мне понадобится твоя помощь, Криволап.       — Конечно, младший кот, — кот перешёл на покровительственный тон. — Криволап поможет маленькому собрату.       — Прелестно! Слушай меня, и мы будем делать большие дела.       Наше общение мыслеобразами происходило довольно быстро. В это время Гермиона с восхищением разглядывала меня.       — Какой милашка! — воскликнула она. — Джеймс, это твой джунгарчик?       — Ага. Мама подарила, но… — сын поморщился. — Лучше бы она этого не делала. Задолбала наставлениями. Корми его кошерной пищей, заботься, не обижай… У-у-у… Жил же как-то без домашнего животного… И вообще — это подозрительно. Чтобы родители что-то подарили просто так, без долгого выпрашивания с торгом…       — Они же твои родители, любят тебя, — наставительным тоном произнесла Гермиона. — Мне они показались хорошими людьми, даже пригласили с собой на отдых в другую страну.       — Это тоже странно, — покачал головой Джеймс. — Папа был слишком щедр, обычно он на шару никого не катает. Видимо, ты ему сильно понравилась. Гермиона, а это твой кот?       — Да, — кивнула девочка. — Поскольку у меня день рождения в сентябре, родители подарили мне деньги на подарок заранее. Я давно мечтала о коте, а этот полуниззл такой милашка. В зоомагазине он выглядел одиноким и тянулся ко мне.       — Понятно, — вздохнул Джеймс. — Надеюсь, он не сожрёт моего хомяка, а то мама открутит мне голову и приживит к тому месту, на котором сижу.       — Нет! — возмутилась Гермиона. — Конечно, нет! Криволап очень умный кот, он ни за что не тронет твоего хомяка. Ведь так, Криволап? — обратилась она к коту.       — Ага, — мыслеобразом согласился Криволап. — Я буду защищать маленького кота из нашей стаи. Как вы могли подумать, что причиню ему вред?       Только дети не «услышали» полуниззла, поскольку не имели навыков в ментальной магии. Из этой парочки лишь Джеймс знал основы окклюменции, но как любой ребёнок, пренебрегал подобным навыком.       — Джеймс, можно его погладить?       Гермиона глядела на меня, так что не оставалось сомнений, кого именно хотят погладить.       — Ага, — кивнул Джеймс.       Гермиона открыла мою клетку и протянула внутрь руку.       — А-А-А! Нет-нет-нет! Я против… Только не маленькая девочка!       Девичья ладошка стиснула мою тушку и вытащила из клетки. После этого началась жуткая пытка — девочка держала меня в зажатой ладони и гладила.       — Какой милашка, — произнесла Гермиона.       — Отпусти! Я-а-а тебе на хомячьем говорю, опусти!       — Ты чего, маленький кот? — удивился Криволап. — Когда гладят — это приятно.       — Не тогда, когда ты настолько маленький и тебя сжимает в ладони монстр! — придушенно прохрипел я.       Кот хоть не понимал хомячьего, но мыслеобразы улавливал отлично. Он героически стал мяукать и выгибать спину, требуя внимания хозяйки.       — Тоже хочешь, чтобы тебя погладили, Криволап? — спросила Гермиона. — Прости хомячок, я поглажу тебя как-нибудь потом.       — Таки уже пошли в ход угрозы?! Я взрослый мужчина, меня таким не напугать… наверное… может быть… Ну-у-у, если только немного.       Наконец, я обрёл свободу. Гермиона положила меня обратно в клетку. Я тут же упал на спину и попытался отдышаться. Кот-герой был извлечён из переноски и подвергся атаке в виде поглаживаний.       — Криволап, твой подвиг не будет забыт! — посмотрел я на кота, который от пытки получал удовольствие, даже урчал. Мазохист, что с него взять. — Я поставлю тебе памятник в полный рост.       В купе заглянула девочка лет одиннадцати с длинными светлыми волосами и глазами навыкате, отчего казалось, что она смотрит на мир с удивлением. Волшебная палочка у неё была заткнута за ухо.       — Простите, все купе заняты, — начала она. — Можно поехать с вами?       — Конечно, — произнёс Джеймс. — Проходи. Я Джеймс Миллер. Это, — он показал на подругу, — Гермиона Грейнджер. Ты первокурсница?       — Да, — кивнула блондинка. — Луна Лавгуд.       Луна задвинула под сиденье большую сумку и расположилась на сиденье. Она с интересом рассматривала то меня, то Криволапа. На некоторое время в купе повисла тишина, было слышно лишь громкое урчание кота. Раздался гудок, потом ещё один и ещё, после чего поезд дёрнулся и поехал.       Осторожность — моё второе имя. Я с опаской смотрел на Лавгуд, ибо маленькая девочка — это очень опасное соседство. Затискает бедного хомяка до беспамятства.       — Луна, ты на какой факультет собираешься поступать? — спросил Джеймс.       — Не знаю, — пожала плечами Лавгуд. — Мне всё равно.       — Иди к нам на Райвенкло. У нас учатся умные ребята.       — Гермиона тоже учится на Райвенкло? — спросила Лавгуд.       — Нет, — покачала головой Грейнджер. — Я на Гриффиндоре, но лучше бы поступила на Райвенкло. Теперь жалею, что уговорила шляпу, — печально вздохнула она.       Луна вновь пристально стала разглядывать меня, отчего показалось, будто она захочет со мной творить разные непотребные вещи, например, гладить. В панике я стал отступать назад, пока не упёрся спиной в стену клетки.       — У вашего хомяка много мозгошмыгов, — отрешённым тоном сказала Лавгуд.       — Джеймс, кажется, ты нашёл себе подружку, — насмешливо с долей сарказма произнесла Гермиона. — Она тоже говорит непонятные вещи. Может, она из ваших?       — Мои мама и папа волшебники, — сказала Лавгуд. — Только мама умерла, когда я была маленькой.       — Извини, — Гермионе стало стыдно. — Я не хотела будить плохие воспоминания, просто пошутила.       Джеймс внимательно рассматривал Луну с задумчивым выражением лица.       — Луна, — сказал он, — а что за мозгошмыги?       — Они юркают всюду и проникают в мозг, вызывают его размягчение, — ответила Лавгуд. — Только я ещё никогда до этого не видела мозгошмыгов у животных.       — Это магический хомяк, — сказал Джеймс.       — Он такой милашка, — умилённо произнесла Гермиона. — Такой мягкий и пушистый.       — Тогда понятно, — с серьёзным видом кивнула Лавгуд. — Мистер хомяк, вам не нравится, когда вас гладят? Я не буду, обещаю.       — БОГИНЯ! — я большими и слезливыми глазами с восторгом смотрел на Луну. — Ты таки понимаешь за хомячий язык? Защити меня от этой садистки! — показал я лапкой на Грейнджер.       — Мистер хомяк, хотите кушать? — спросила Луна. — У меня есть бутерброд.       Лавгуд достала из самодельной сумки-почтальонки из плотной ткани завёрнутые в бумагу бутерброды с варёным мясом.       — Шутишь? На шару я готов есть дордочки, не то, что такую вкуснятину!       В следующий миг я сидел на плече Луны. Она протянула мне один из бутербродов, и я впился зубами в сочную говядину. Гермиона выпучила на меня глаза, её рука замерла в момент поглаживания на середине кота.       — Джеймс… — протянула она. — Твой хомяк ест мясо!       — Ага, — кивнул Джеймс. — Бывает… Наверное.       — Но хомяки не должны есть мясо! — твёрдо заявила Гермиона.       Побоявшись, что Гермиона в попытке накормить хомяка, то есть меня, правильной пищей, отнимет говядину, я стал шустрее набивать щёки мясом. При этом с подозрением косился на Грейнджер. Луна невозмутимо держала бутерброд, чтобы мне было удобней есть с её плеча.       — Этот ест, — заметил Джеймс, кивнув в мою сторону.       — А как его зовут? — спросила Луна отрешённым тоном.       — Не знаю, — пожал плечами Джеймс. — Я ещё не придумал ему имени.       — Нужно придумать мистеру хомяку имя, — сказала Лавгуд.       — Хм… Согласен, — произнёс Джеймс. — Хома… Хамякоид… Хомячила…       — Нужно отобрать у него мясо, а то отравится! — заявила Гермиона и потянула ко мне руки.       — НЕ ОТДАМ!       Понимая, что у меня отберут еду, я схватил кусок мяса, который был тонким, но в длину и ширину размером с меня, быстро сбежал вниз и спрятался за левым локтем Лавгуд.       — Мистер хомяк не любит, когда у него что-то пытаются отобрать, — встала на мою защиту Луна. — Он лучше знает, что ему можно есть, а что нельзя.       — Но… — Гермиона выглядела недовольной, но прекратила попытки добраться до моей добычи. — Ладно. Но если он умрёт, я не буду говорить, что предупреждала.       — Таки не дождётесь! — пропищал я на хомячьем, показавшись из-за руки Луны.       — Огер! — воскликнул Джеймс.       — Что? — не поняла Гермиона.       Луна тоже ничего не поняла, она лишь молча смотрела на Джеймса. Один лишь я понял. Огер — в переводе с иврита как раз и будет хомяк. Но это слово можно перевести как коллекционер или собиратель.       — Это имя, которое я придумал для хомяка — Огер, — пояснил Джеймс.       Эх… Поездка будет долгой. Кто бы пояснил этим людям всю глубину их заблуждений? Хомяки в дикой природе вполне не против закусить животной пищей, только чаще питаются зерном. И мы не любим, когда нас гладят. Сын, конечно, меня удивил. С фантазией у него туго. Назвать хомяка хомяком, только на другом языке… М-да…

***

      Всё когда-то заканчивается. Под защитой милейшей девочки Луны Лавгуд я добрался до Хогвартса без поползновений к моему пушистому телу. Никто не заподозрил в милом хомячке взрослого волшебника, что очень радовало.       Луна была распределена говорящей шляпой на факультет Райвенкло. Весь ужин я провёл с ней. Сын, конечно, хороший парень, но он в отличие от Луны готов подставить своего хомяка под затискивание толпой девчонок, а то и мальчишек.       В тот же день я действовать не стал, дождался утра. Дети ушли на занятия, а передо мной встала задача найти артефакт-тетрадь.       Если верить Добби, а не верить ему у меня нет причин, тетрадь должна была попасть в руки одному из детей семьи Уизли. Я прекрасно помню Артура и Молли. Они хоть неплохие волшебники и люди, но в тёмной магии разбираются плохо. Так что в дневнике, который оказался бы у их ребёнка, они бы не смогли определить опасную вещь. К тому же многодетная семья, за всеми детьми уследить сложно. По себе знаю. У меня всего трое детишек, но за каждым всё равно не успеваю приглядывать, а уж когда их семеро, даже если двое уже взрослые — это вообще адок.       Адок — это как ад, но не так уж плохо, при этом всё же отстойно. Например, когда очень жарко, нет вай-фая, пиво горячее, женщины толстые, страшные и потные, добираешься туда в плацкартном вагоне на боковушке у туалета в компании пьяных дембелей, немытых цыган, толпы детей и вредных бабок. А на месте тебе за большие деньги сдают разваливающийся сарай в десяти километрах от моря. В общем, адок — это как российский курорт и бюджетная дорога к нему.       Замок мне был прекрасно знаком, особенно общежитие Гриффиндора. Вот на Райвенкло до этого бывал всего пару раз, а на львином факультете я когда-то учился.       Добежать по пустым коридорам до башни Гриффиндора не составило труда. А вот дальше я встал перед проблемой. Во времена моей учёбы, чтобы зайти в общежитие, нужно было назвать пароль портрету Полной дамы. За прошедшие годы ничего не изменилось. Вот только теперь я не человек, а вроде как зверь. Как попасть внутрь?       В прошлом нам уже приходилось гулять по замку в аниформе, но лишь по коридорам, особенно мне и Питеру, поскольку Поттер в замковых коридорах был слишком заметен. Но в основном мы превращались для того, чтобы составить компанию Римусу Люпину во время его превращений в волка, не причиняя себе вреда. Глупые были, не боялись оборотня. Думали, раз стали зверями, то ликантропия нам не страшна. Да вот только как-то не приходило в наши дурные головы, что Люпин превращается в волка и себя не контролирует. Джеймс был оленем, Питер — крысой, а я превращался в собаку. В общем-то, любой из нас проходил как пища для волка, только я мог дать отпор Римусу, поскольку мы были одной комплекции. Золотое детство… Как до выпуска дожили-то?       Итак, имеется закрытый вход для людей. Но ведь многие школьники привезли в Хогвартс животных. Допустим, совы живут в совятне, жабы в террариумах, а коты? Они же не сидят безвылазно в общежитии, наверняка гуляют по замку. Следовательно, где-то должен быть лаз для животных. В противном случае возле портрета Полной дамы постоянно бы сидели кошки и мяукали, прося их впустить или выпустить, а я подобного не припомню.       Исследование окрестностей позволило обнаружить небольшой лаз с дверкой, которая легко сдвигалась. Мне без проблем удалось просочиться через него.       Гостиная Гриффиндора со времён моего детства ничуть не изменилась. Круглое уютное помещение, оформленное в красно-золотых тонах. Множество старых диванов, столов и кресел, зачарованных на прочность. В противном случае обивка изнашивалась бы столь быстро, что мебель пришлось бы менять раз в десять лет. Такое бюджет школы вряд ли вынес бы. А так раритетная мебель, которой не меньше двух веков, служит школьникам верой и правдой до сих пор и, полагаю, прослужит ещё не одно столетие.       Кстати, нужно взять на заметку. Это же гениальная идея — зачаровать мебель на прочность. Дома зачарую всё, а то глупо использовать Репаро (заклинание починки), когда можно сделать так, чтобы вещи служили долго, сохраняя товарный вид.       Не успел я добежать до лестницы к комнатам мальчиков, как на пути вырос коричневый жаб. Он нагло стоял, перегородив дорогу, и раздувал зоб.       — КВА! — борзо выдал жаб.       Это был не обычный жаб, а какая-то магическая разновидность. Он обладал зачатками разума, но уровнем ниже, чем низзлы. Этот гад мыслеобразом передал, что не пропустит меня.       — Свали.       — Ква!       Это кваканье расшифровать было просто, поскольку в голове всплыл образ, как жаб меня бьёт или… Я отдаю ему «вкусняшки» в виде насекомых и он меня пропускает.       Жаба-вымогатель?! Это вообще ни в какие рамки не лезет.       — Сейчас! Беру разгон… — с сарказмом выдал я, сопроводив фырканьем. — Может тебе таки дать ключи от дома, где деньги лежат?       — Ква-а-а.       Мыслеобраз жаба был наполнен смыслом, что вроде как он не отказался бы от доступа в помещение, которое наполнено насекомыми.       — Шоб Вы так жили, как я на это смеялся!       Тут появился мой знакомый. Криволап подошёл к нам и мысленно передал, что рад видеть маленького кота.       — Криволап, ты таки посмотри на этого жаба, он не даёт прохода пароходу!       — Мя-я…       Криволап передал, что с жабом шутить не стоит. Он тут самая «большая» жаба на факультете, очень борзая и мстительная. Гоняет всех животных, взимает дань. Просто какой-то жаб Карлеоне. После состоявшейся вчера «прописки», он, то есть Криволап, умывает лапы, так что с жабой мне предстоит разбираться самостоятельно.       Жаба и хомяк, то есть я, замерли друг напротив друга и играли в гляделки. Обычно говорят о внутренней борьбе этих зверей, но тут происходило настоящее противостояние жадности. Жаб хотел много насекомых в виде дани, я-хомяк не хотел расставаться с чем-либо, даже с тем, чего у меня не было. Если чего-то нет, а это нужно кому-то отдать, следовательно, на это нужно потратить шекели.       — Жаб, ты хочешь хорошей жизни, но я могу устроить тебе весёлую…       — Ква! — если перевести, то это можно расшифровать как: «Кто кому устроит весёлую жизнь, надо посмотреть».       — Кудой это вы таки пошли?! — культурно с сарказмом послал я жабу на три известных буквы.       — Ква.       На этот раз жаба поставила мне ультиматум: «Или я плачу ей дань насекомыми, или она будет преследовать меня по всему замку, подстерегать и неожиданно наскакивать на голову».       — Перестаньте сказать! Возьмите глаза в лапы и смотрите сюда…       Тут жабе отправился мыслеобраз, как я отращиваю огромные когти и после вешаю жабью шкуру на стенку хомячьей клетки, попиваю вино, сидя в маленьком кресле, и любуюсь на трофей.       — КВА-А-А! — возмутился жаб.       Его мыслеобраз был наполнен сомнением в том, что у меня подобное получится. Что-то вроде: «Тревора невозможно победить. Тревор пережил столько пролитых зелий хозяина, что его шкуру такой ерундой не пробить». А дальше пришёл образ, который изрядно меня напугал. На жаба наступает огромный человек, судя по монументальной фигуре и бороде — это был полувеликан Хагрид. В нём не меньше двух с половиной центнеров веса. И после того, как эта туша наступила на Тревора, жаб не только выжил, но и не получил никаких увечий.       Боже, да что за зелья использовал его хозяин, чтобы превратить обычную жабу в волшебную, почти разумную и неубиваемую тварь? Что там вообще за хозяин такой, что способен настолько модифицировать зелья? Наверное, очень талантливый зельевар.       — Тревор, я имею тебе кое-что сказать. Ты явно переоцениваешь свою живучесть. Не держите меня за фраера.       — Мяу.       Криволап посоветовал мне один раз заплатить дань, чем устраивать войну с наглым жабом, которого невозможно поцарапать и загрызть.       — Ква!       Тревор раздулся и с жадностью смотрел на меня, требуя дань. Он готов был кинуться на меня. Не превращаться же из-за этого в человека? Нарушить маскировку из-за какой-то жабы… Нет уж. Придётся торговаться.       — Это не те насекомые, которые у тебя будут, — покачал я головой. — Умерь аппетит. Тревор, ты видишь перед собой верблюда, который способен принести такую гору еды? Я маленький, старый и больной хомяк, не могу поднимать больше одной букашки.       — Ква!       Жаб передал образ, что хочет много жучков.       — Ну что ты сидишь, как Дунька на самоваре и дуешь щёки? Давай говорить за дело. Одна букашка или твою шкуру испытают на прочность мои когти. И не надо говорить за то, что тебе всё равно — не поверю. Даже если не причинит вреда — это будет неприятно.       — Ква-а-а…       Тревор передал мыслеообраз, в котором с неохотой соглашается на одну букашку.       Эх… Пришлось бегать по всему общежитию Гриффиндора в поисках букашек. Хорошо, что в этом помог Криволап. Наверное, со стороны зрелище, как хомяк отдаёт жабе букашку, показалось бы очень странным даже среди волшебников. А уж если знать, что это взрослый еврей в виде хомяка, который откупается от назойливой жабы…       Проверку комнат решил начать по старшинству. Всего семь курсов, детей распределяют в одну комнату, как и в моей юности. Значит, проверить необходимо не так уж много комнат. Поскольку я не знаю, в каких именно помещениях проживают Уизли, придётся осмотреть все семь спален.       Хорошо, что под каждой дверью имелся небольшой зазор. Вряд ли волшебники додумались до того, чтобы сделать отверстие для вентиляции комнат, которые в холодное время года отапливаются каминами, скорее это недочёт строителей. Из соображений сохранения тепла оставлять щели не стоит, поскольку коридоры не отапливаются.       В спальнях тепло было лишь в сентябре, мае и июне — это я прекрасно помню. В остальное время года там было либо холодно, либо жутко холодно, камин не помогал. Но у волшебников крепкое здоровье, к тому же считается, что суровые условия жизни в подростковом возрасте закаляют организм мага. Дар помогает владельцу приспособиться. Ещё в древности было замечено, что волшебник, который рос в суровой обстановке, более здоровый, чем растущий в тепличных условиях. Конечно, перегибать палку нельзя, но в Хогвартсе такого замечено не было. Маглам от такой жизни будет плохо, позже гарантированно разовьётся куча хронических болезней.       Если бы Софочка знала о том, как живёт Джеймс в школе, она непременно напихала бы ему в сумку волшебных обогревателей, толстых одеял и ещё кучу иного барахла. Так что лучше бы она оставалась в неведении. В Колдовстворце подобные способы закалки не практикуются, там по старинке обливаются холодной водой и ныряют в прорубь. В остальном же русская волшебная школа мало чем отличается от магловского учебного заведения.       В России живёт в три раза больше магов, чем в Великобритании. В Колдотворец дети поступают в возрасте семи лет, обучение ведётся шесть дней в неделю на протяжении одиннадцати лет. В школу дети перемещаются порт-ключами, а живут дома. Волшебные палочки дети сдают классному руководителю и получают на руки либо по достижению совершеннолетия, либо по окончанию школы. Для сирот и маглорожденных с тяжёлыми условиями жизни (пьющие или ненавидящие магию родители) есть общежитие при школе. Вместе с волшебной программой в русской школе волшебства преподают обычные уроки, так что дети растут без отрыва от мира обычных людей. Учеников в Колдотворце насчитывается от тысячи двухсот до полутора тысяч. В целом мне подобная система преподавания по Макаренко нравится больше. Русские маги идут в ногу со временем. Конечно, немного отстают от маглов, но не настолько, как британцы и европейцы. Краем уха слышал, что похожая система существует в США и Австралии. Лишь Европа предпочитает школы-интернаты.       Криволап остался сторожить снаружи в коридоре, поскольку никак не мог подлезть под дверью. Я же просочился в первую комнату. Превратился в человека и осмотрел спальню. Привычное по юности помещение: пять больших кроватей с пологами на четырех столбиках, закрытые темно-красными бархатными шторами. У каждой кровати стояли небольшие комоды, на каждом подсвечник с двумя зачарованными на вечное горение свечами, в одной из стен встроен камин. Со стены у окна свисало ало-золотое знамя Гриффиндора с гигантским львом. Тут был жуткий бардак, всюду разбросаны носки, мятые мантии и тетрадки. Судя по оставленным на сундуке учебникам, я попал в комнату пятикурсников.       Среди детей четы Уизли старший вроде бы должен быть на шестом курсе, средние братья-близнецы на четвёртом, а младшие на втором и первом курсах. Значит, не та комната.       Превратившись в хомячка, я вылез из-под двери. Мало ли, вдруг кто-то из детей вернётся за перьями и обнаружит в коридоре взрослого человека. Естественно, ребёнок испугается и поднимет панику. А хомячок — самое безобидное создание. Вроде бы грызун, но милый и не вызывает страха ни у кого, кроме кузины Беллатрисы, чтобы я видел её на одной ноге, а она меня одним глазом.       
Примечания:
*Гиюр — еврейский термин, означающий процесс переход (обращение) нееврея в иудаизм.

Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.