БДСМ 5781

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Persidd
... и еще 6 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 31

24 декабря 2018, 06:00
Хайим Миллер       Оборотное зелье продолжало действовать. За спиной осталась гостиная Гриффиндора. В облике Макгонагалл я шёл в сторону цокольного этажа. Остановившись в районе третьего этажа, я достал из кармана карту. Каково же было удивление обнаружить за углом Минерву Макгонагалл. Я не успевал ничего предпринять, лишь спрятал карту в карман и принял невозмутимый вид. В этот момент Минерва выскочила из-за угла. Увидев свою полную копию, она опешила и застыла. Макгонагалл потянулась за волшебной палочкой.       — Хроноворот… — протянул я раньше, чем женщина пришла в себя и успела хоть что-то сделать. — Лучше забудь об этом. Ты же знаешь, какие могут быть последствия от игр со временем…       — Да-а… — протянула удивлённая Макгонагалл. — А зачем…       — Узнаешь в будущем… В далёком будущем.       — И как оно там, в будущем? — любопытство кошки прорвалось наружу.       — Замечательно, особенно у маглов. Навести гостиную Гриффиндора. «Ты» сегодня была там и спасла студентку первого курса от смертельной опасности. Отведи Джинни Уизли к Поппи.       — Х-хорошо… — смерила меня подозрительным взглядом Макгонагалл. — А как я могу быть уверенной, что я — это я, а не кто-то под оборотным зельем?       — Сама же знаешь, из-за чего запретили Хроновороты… Сколько волшебников убили сами себя, и тем самым изменили ход времени? Лучше ни о чём не спрашивай, сама в будущем разберёшься.       — Я пошла? — неуверенно спросила Макгонагалл.       — Я тоже.       Кивком попрощавшись «с собой», я направился дальше по коридору под ошарашенным взглядом заместителя директора. Фух! Пронесло.       За углом я снова достал пергамент и стал поглядывать на карту, чтобы ни с кем не встретиться. Как назло неподалёку от спальни Добби крутилась точка с подписью «Аргус Филч». Домовой эльф на карте не отображался, как и домашние животные. Когда мы создавали этот артефакт, то подобной функции не предусмотрели. Карта Мародёров отслеживает лишь людей в пределах замка и небольшой территории вокруг него. Существуют чары, которые защищают от подобного вида слежки, но таким заклинанием пользуются лишь маги-параноики.       Филч не собирался никуда уходить. Я не хотел ждать, пока закончится действие Оборотного зелья и находиться в замке лишнее время, поэтому решил действовать нахрапом.       Убрав в карман пергамент, я принял гордый вид и пошагал в сторону спальни Добби. Завхоз стоял за углом, высунув голову в коридор, мне открылся вид на его выпяченный худой зад.       Тихо подкравшись к завхозу на расстояние метра, я решил подать голос:       — Кхе-кхе…       Реакция старого сквиба была замечательной. Он резко подскочил и развернулся ко мне. Правая рука старика нырнула под полу мантии. Тут он разглядел во мне Минерву, скривился.       — Фух… — выдохнул Филч. — Мадам Макгонагалл, вы меня напугали. Я уж думал, сердце остановится.       — Мистер Филч, — сухо кивнул я. — В вашем возрасте стоит беречь здоровье. Я как раз вас искала.       — Что-то случилось, мадам Макгонагалл? — прищурился Филч.       — Двое второкурсников Гриффиндора нарушили правила. Я их только что поймала гуляющих по замку после отбоя. На завтра после ужина Рону Уизли и Невиллу Лонгботтому назначена отработка у вас.       — Уизли и Лонгботтом, — пробормотал Филч. — Я запомню… Известная парочка хулиганов, они ко мне попадают не первый раз. Госпожа заместитель директора, может быть, всё же разрешите телесные наказания для этих дьяволят, которых по недоразумению называют детьми? Они вмиг исправятся.       — Альбус против телесных наказаний, — получил завхоз мой сухой ответ. — Мистер Филч, позвольте поинтересоваться, что вы тут делали в столь интересной позе?       — Я это… — глаза Филча забегали по сторонам, словно он судорожно соображал, что соврать. — Устроил засаду на нарушителей! — нашёлся он.       — В таком случае вы выбрали не лучшее место. Аргус, опыт подсказывает, что нарушителей следует ловить в районе кухни и в местах для поцелуев.       — Ага, — покивал Филч. — Точно-точно! Я сам там столько поганцев переловил.       — Мистер Филч, это дети. Будьте к ним снисходительны. Можете идти отдыхать, сегодня я сама буду патрулировать коридоры.       — Так это… — замялся Филч, украдкой кинув взгляд на дверь в спальню Добби. — Как скажете, мадам Макгонагалл. Я пойду?       — Спокойной ночи, мистер Филч.       Завхоз выглядел недовольным. Громко шаркая, он удалился в сторону своего кабинета. Сверившись с картой, я убедился в том, что Филч достиг своего кабинета и там остался, лишь после этого пошёл к Добби.       Дверь в спальню оказалась не заперта. В кресле у камина сидел домовой эльф в махровом банном халате, на ногах у него были пушистые тапочки в виде зайчиков с ушками, в одной руке дымящая сигара, в другой бокал красного вина.       — Здрасьте вам. Добби, вы мне напоминаете подпольного миллионера из Советского Союза. Тоже ни в чём себе не отказываете, при этом для всех изображаете из себя бедного еврея.       Добби повернул голову и внимательно разглядывал меня. Уголки губ домового эльфа стремительно ползли вверх.       — Вам идёт образ Макгонагалл, — усмехнулся он. — Как успехи?       — Лучше не спрашивайте, — закатил я глаза. — Сплошное разорение и никакого гешефта! Благотворительность может довести до цугундера*… Кстати, Добби, вы знаете за Филча?       — Он мой босс, — ответил домовой эльф.       — Таки ваш босс только что следил за вашей дверью.       — Вот же старый козёл! — недовольно воскликнул Добби. — Всё ему неймётся… Нужно с ним что-то решать… — последнее он пробормотал тихо себе под нос.       — Какая кошка промеж вас пробежала? — вопрос решил задать исключительно из вежливости.       — Да так… — покрутил рукой с сигарой Добби. — Застали друг друга за непотребствами, теперь Филч за мной следит, как мать за дочкой легкомысленного поведения.       — Добби, вы меня сильно выручили, поэтому дам бесплатный совет. С руководством нужно мириться, иначе жизнь превратится в ад. Стоит использовать старый еврейский трюк — подмазать.       — Полагаете, сработает? — заинтересованно спросил Добби.       — Почему нет?! Разве вы с ним ссорились? Стоит делать дело по системе бекицер**, то есть без проволочек и ненужных слов. Подогнать на шару хороший коньяк, сделать услугу. Людям всегда чего-то не хватает. Подумайте, Добби, чего не хватает мистеру Филчу?       Домовой эльф задумался. Он затянулся табачным дымом. Дым кружил у него над головой и улетал под потолок.       — Хм… Филчу не хватает магии и развлечений. Он освещает свой кабинет керосинкой. Может, подогнать ему зачарованный генератор, провести электрическое освещение, а в довесок подкинуть видеодвойку и кучу кассет с порнухой, чтобы было чем занять руки?       — Добби, с каждым разом я вас уважаю всё больше, — расплылся я улыбке. — Вы точно не из наших?       — Точно, — кивнул Добби. — Эльфы евреями не бывают… Пейсы плохо растут.       Добби щёлкнул пальцами, должно быть, наложил магическую защиту на комнату.       — Коньяк будете? — спросил он.       — На шару всегда рад, но не сейчас, — покачал я головой. — Хотелось бы поскорее оказаться дома. Добби, я не сомневаюсь в ваших талантах, но хотелось бы уточнить, вы пьяным хорошо водите… в смысле, аппарируете?       — Хоть трезвым, хоть пьяным, — ответил Добби. — Для домовых эльфов телепортация — как ходить пешком. Только если буду как младенец, в смысле пускать сопли и ползать на четвереньках, возможно, не смогу переместиться. Мистер Миллер, можно посмотреть на артефакт? Мне его магия показалась знакомой.       — Конечно.       Пришлось повторить процедуру с надеванием перчаток из драконьей кожи. Из мешочка была извлечена тетрадь, которая тут же была аккуратно положена на журнальный столик рядом с креслом, в котором сидел домовой эльф.       Хотелось поскорее попасть домой, но Софочка неправильно поймёт, если явлюсь в таком виде. Поэтому пришлось ждать, когда Оборотное зелье прекратит своё действие.       Добби взял в руки тетрадь и стал внимательно осматривать.       — Хм… Что-то знакомое, — сказал он. — Такое чувство, будто уже где-то встречал похожий предмет. Как полагаете, мистер Миллер, что это?       — Похоже на Живой гримуар, но точно не скажу. Гримуары проклинали разными способами, этот явно пытается выпить жизнь и магию владельца.       Добби открыл тетрадь. Внутри были девственно чистые страницы.       — Ещё и текст сокрыт, — сказал домовой эльф.       — Добби, я собираюсь исследовать этот предмет. Если вам интересны результаты, могу выслать. И если вы таки вспомните, где видели похожий предмет, буду благодарен, если сообщите мне.       — Тёмный Лорд не стал бы держать у себя простую тетрадь, — предположил Добби. — Наверняка он не просто так зачаровал этот предмет и отдал на хранение моему бывшему хозяину. Люциус Малфой считал, что этот дневник каким-то образом может способствовать возрождению Того-Кого-Нельзя-Называть.       — Что-то такое крутится в голове…       Действительно, упоминание подобных предметов я где-то встречал. Возможно, в доме родителей на площади Гриммо. Похоже, стоит нанести визит в родительский дом, покопаться в литературе, заодно проверить наследство, доставшееся от матушки. Кто бы знал, как мне не хочется возвращаться в этот дом. С ним у меня связаны плохие воспоминания. Нелюбовь к родительскому дому была настолько сильна, что её не мог пересилить тот факт, что моя недвижимость находится в неизвестном состоянии и впустую простаивает, не принося гешефт.       — Твою мать!       Добби выругался на русском, после чего положил сигару в пепельницу, бокал с вином поставил на журнальный стол и исчез, оставив меня размышлять над странностями домовика. Эльф-полиглот — это что-то новенькое. Добби не устаёт меня удивлять. Такое чувство, будто встретил земляка в далёкой стране.       Вскоре домовой эльф появился.       — Долбаный Локхарт! — экспрессивно воскликнул он. — В жопу засунь себе этих пикси!       — Добби, не будьте столь активным, а то догоните свой инфаркт. За что возмущаетесь?       — Да есть у нас один кадр — преподаватель ЗОТИ. Я думал — нормальный мужик, всё же известный писатель, книжки у него замечательные. Как-то в переписке он даже помог Добби. А оказался тем самым навязчивым козлом, который обожает давать всем ненужные советы. За несколько дней в школе он успел задолбать всех преподавателей, меня и Филча. Локхарт «опытный мужик»… Он всем даёт советов много: как правильно точить ножи, как при походке ставить ноги, как вырастить в теплицах мандрагоры, как бабу на интим склонить, как одеваться не дебильно и как мести метёлкой***… Тьфу! Да пошёл ты нахуй, ебаный Локхарт!       — И таки шо он от вас хотел? И почему именно от вас?       — Сородичи считают Добби позором эльфийского народа из-за тяги к свободе, — домовой эльф был на взводе и выглядел раздражённым, он резко жестикулировал. — Меня приставили прислуживать новому преподавателю ЗОТИ. Локхарт попросил достать ему несколько пикси для урока.       — То есть, Добби, вы сейчас будете заняты?       — Нет, — покачал эльф головой. — Этих пикси куча в тёмных углах заброшенных классов. Уже наловил полную клетку. А чтобы Локхарту жизнь не казалось скучной… в смысле, чтобы помочь хорошему волшебнику в совершении новых подвигов, Добби напоил пикси «Озверином».       — Озверин? Не слышал о таком.       — А-а-а… — махнул правой ладонью Добби. — Неудачный эксперимент из моих опытов в зельеварении. Недавно я занимался модификацией любовных составов, в результате получилось много бракованных экспериментальных зелий. Озверин пробуждает злость и ярость. Пикси и так не самые добрые существа, а после зелья они доставят Локхарту массу неприятностей.       — А они не причинят вреда детям? — обеспокоенно спросил я.       — Нет-нет, — покачал головой Добби. — Это же разновидность любовного напитка — настраивается на определённого волшебника.       — Добби, чем больше вас узнаю, тем больше уважаю и опасаюсь. Оказывается, вы ещё и зельевар… Оу… Кажется, действие Оборотного зелья заканчивается.       Моё тело начало преображаться, вскоре оно вернулось в исходное состояние. Достав костюм, я переоделся и отменил трансфигурацию на вещах «Макгонагалл». Вскоре все вещи, в том числе дневник, за которым я прибыл в Хогвартс, были убраны в мешочек.       — Добби, я готов.       Домовой эльф щёлкнул пальцами. Вместо халата с тапочками на нём оказался спортивный костюм и кроссовки. Он протянул мне руку и произнёс:       — Добби-экспресс отправляется с цокольного этажа Хогвартса. Уважаемые пассажиры, займите места согласно купленным билетам.       Усмехнувшись, я крепко сжал протянутую ладонь. Миг дезориентации, и мы оказались в гостиной моего поместья. Это было самое мягкое и комфортное пространственное перемещение из испытанных мною.       — Добби, я таки вам очень благодарен.       — Пишите письма мелким почерком… Спокойной ночи.       После прощальных слов домовой эльф исчез.       Софочка обрадовалась моему возвращению. Мы проговорили с супругой до поздней ночи, и не только общались словами. Складывалось такое ощущение, словно я военный, вернувшийся из горячей точки. По крайней мере в постели я был, словно изголодавшийся солдат-срочник.       На следующий день пришлось приглушить комплексы, доставшиеся вместе с памятью тела. Дом Блэков встречал меня ещё более мрачным, чем во времена после моего побега из Азкабана. Стёкла покрылись слоем грязи, стены строения выглядели запущенными. Кирпичная кладка покрылась слоем многолетней копоти.       Пришлось капнуть на дверь кровью, чтобы защита дома пропустила меня внутрь. Петли скрипели, словно их не смазывали долгое время. Коридор был покрыт слоем многолетней пыли, по которой было противно ступать. В помещении стоял затхлый запах, будто в подвале, в который долгие годы не ступала нога человека.       — Кто посмел явиться в дом благородных Блэков?!       Визгливый возглас матушки заставил меня вздрогнуть. Когда с человеком говорят мертвецы — это всегда страшно. Но повертев головой, я обнаружил на стене справа волшебный портрет, на котором была изображена Вальпурга Блэк. Мать при жизни не отличалась красотой, особенно она запустила себя в последний мой визит, но сейчас на портрете она вовсе выглядела безобразно: желчная старуха с желтоватой кожей в старой, потрёпанной одежде.       — Какой позор. Мама, вы совсем себя запустили.       Поравнявшись с портретом, я кинул на портрет презрительный взор.       — Предатель! — взвизгнула старуха. — Как ты посмел снова явиться в этот дом?!       — Кто бы говорил, — из меня пёрло ехидство. — Вы таки взяли за манеру воспитывать детей в ненависти к себе, а виноват Сириус… Что вы о себе думаете, будучи вольтанутой****?       — Предателю не место в моём доме! — яростно, с нотами безумия воскликнула старуха.       — Ой вэй! Мамаша, этот дом был вашим, покуда вы были живы. Не надо возбухать, коли отправились на свидание к чертям. Я же не расчёсывал вам нервы, покуда вы коптили воздух, хотя могу сказать за то, что вы у меня во где сидели*****… — я приложил правую ладонь к горлу. — Не надо меня гладить против шерсти, а то можно получить реакцию, и даже не электрическую.       — Поганый выродок! — брызгая слюной, закричала Вальпурга. — Ты разбил материнское сердце! Не смей портить своим присутствием дом благородных Блэков. Пошёл вон, поганец.       — Мамаша, вы бы придержали свою манечку, а то ведь я не поклонник искусства, а мазня, которую вы топчете, не стоит рваного шекеля… Знал бы за того, кто изобрёл магические портреты, ему пришлось бы всю жизнь глотать валерьянку через то место, на котором сидит…       — Ты смеешь мне угрожать? — продолжила бесноваться Вальпурга. — Неблагодарный сын.       — Что вы! Мамаша, я вам искренне благодарен, что вытулили меня из своего чрева. Но такое может сделать и конченая шалава, так что выдавить из нутра — много ума не надо. Если бы за вас было немного мозгов и такта, глядишь, семья осталась бы примерной ячейкой общества, а не кучкой биомусора с одним выжившим, без скромности заявляю, преуспевающим и блистающим мною.       — Ты будешь слушать мои речи, покуда находишься в этом доме, неблагодарный отпрыск! — с наглостью и угрозой заявила Вальпурга.       — Мамаша, откуда такое самомнение, словно у чиновника из налоговой? Думаете, будет сложно спрятать ваш портрет подальше?       — Я ещё при жизни приклеила потрет чарами Вечного приклеивания! — с издёвкой заявила Вальпурга.       — Жаль…       — Жалеешь? — обрадовалась дама с портрета. — Правильно делаешь, поскольку в этом доме я не дам тебе спокойной жизни.       — Жаль будет портить стену, — с неприкрытой печалью и грустью продолжил я. — Не люблю пятен сажи в доме, но куда деваться? Когда расчёсывают нервы и угрожают делать это всю жизнь, я не люблю намного больше. Вы сдавили мои Фаберже, так что иного выхода нет…       Достав палочку под недоуменным взглядом Вальпурги, я направил её на портрет.       — Что? Сириус, ты же не будешь уничтожать потрет своей матери? — удивилась она.       — Почему нет? У вас есть столько денег, чтобы портить мне нервы?       — Подонок! Неблагодарный выродок! Мутант! — ругалась Вальпурга.       — Мама, даже с вашим мерзким характером пусть земля вам будет пухом… Адеско Файер.       Контролировать высшее огненное заклинание было непросто, оно пыталось вырваться из подчинения и спалить всё вокруг. Но за годы практики я поднаторел в магии, поэтому не сомневался в своих силах. Пот выступил на лбу. Портрет моментально сгорел. Приложив усилия, удалось погасить огонь. О картине напоминала лишь копоть на стене по форме рамы.       — Да я просто Малевич! Идеально ровный чёрный квадрат… Ещё бы он стоил столько денег…       Моральных терзаний по поводу уничтожения портрета я не испытывал. Это обычное магическое полотно, в котором запечатлён ментальный образ волшебницы. Там не запечатан дух, нет никакой связи с настоящей мамой. Терпеть ругательства какого-то артефакта? Оно мне надо?! Нервные клетки восстанавливаются очень медленно, уничтожать их из-за вещи я не собираюсь. Не люблю, когда предмет считает себя слишком умным и своевольничает. Вряд ли вообще кто-то подобное потерпит, а если же так поступит, то у него либо нет мозгов, либо имеются лишние нервные клетки.       Артефакт, как прибор, он должен подчиняться приказам человека. Это как если бы у меня в машине стояла аудиосистема, в которой заклинила аудиокассета с отборными матами. Садишься в машину, магнитола тут же включается на полную громкость и начинает раз за разом прокручивать кассету. Понятное дело, что это негодный аппарат, починить его невозможно, следовательно, остаётся только продать.       К сожалению, продать живой портрет было бы со всех сторон глупо. Это же слепок сознания, который хранит много конфиденциальной информации. Поэтому пришлось бесследно уничтожить артефакт с бракованными мозгами. Какой прообраз, такой и отпечаток… Жаль, что мать сошла с ума. К сожалению, это случилось намного раньше моего ухода из дома. Более того, именно ненормальность Вальпурги привела к рождению решения покинуть родительский дом.       Ненависть к матери моего предшественника в этом теле была настолько сильной, что мне даже не хотелось узнавать, где захоронено тело Вальпурги. Хотя и так было ясно, что наш семейный домовой эльф, скорее всего, перенёс тело в семейный склеп Блэков.       Кстати, об эльфе. Шаркая ногами по грязному полу, в коридоре появился домовой эльф Кричер. Он был совершенно голый, если не считать грязной набедренной повязки, и выглядел ещё более старым, чем одиннадцать лет назад. Кожа, казалось, была настолько ему велика, что могла вместить несколько таких, как он. Хотя он был лысый, как все эльфы-домовики, из его больших, как у летучей мыши, ушей торчало изрядное количество седых волос. Глаза водянисто-серые с краснотой, длинный мясистый нос напоминал рыльце животного.       Сгорбившись и будто не видя меня, он медленно и целеустремлённо прошаркал вперёд и остановился напротив чёрного пятна, оставшегося после портрета. Кричер пробормотал себе под нос хриплым утробным голосом, похожим на лягушачье кваканье:       — Воняет на весь дом. Мерзкий осквернитель рода опоганил дом моей госпожи. Ох, бедная моя госпожа, если бы она знала, если бы она только знала, как позор рода поступит с её портретом, что бы она сказала старому Кричеру? Ох, стыд какой, осквернитель рода не успел прийти, уже уничтожает память о несчастной госпоже. Бедный старый Кричер, что он может сделать…       — Я вас много раз знаю, — с жалостью я посмотрел на выжившего из ума домовика, решая, что же с ним делать. — Вижу, Кричер, вы совсем с мозгами поссорились.       Домовой эльф замер как вкопанный, перестал бормотать и очень отчётливо, но очень неубедительно вздрогнул словно бы от удивления. Было заметно, что это актёрская игра школьного уровня.       — Кричер не видел молодого господина, — сказал он, обернувшись и отвесив мне поклон. Потом, не поднимая глаз от ковра, тихо, но вполне внятно добавил: — Поганый осквернитель рода, вот ты кто!       — И шо вы разоряетесь без кната денег? — усмехнулся я, понимая, что такой домовой эльф в моём основном доме точно не нужен. — Мне таки стыдно находиться с вами в одном Лондоне!       — Кричер ничего не сказал…       Домовой эльф отвесил мне до нелепости низкий поклон, распластав нос-рыльце по полу.       — Кричер, не шлифуйте мне уши******. Что вы таки задумали?       — Кричер чистит, — уклончиво сказал эльф. — Кричер верой и правдой служит благороднейшему и древнейшему дому Блэков…       — Сдаётся, товарищ, что вы развешиваете мине на уши макаронные изделия подвида спагетти. Из благороднейших и древнейших Блэков остался лишь я и две моих прелестных дочки. А теперь посмотрите на этот дом. В каком месте он чистый? Где же Кричер так чистит, что кругом грязи, словно на портовой свалке?       — Господин горазд пошутить, — проговорил Кричер с новым поклоном. Потом опять принялся бубнить: — Господин — мерзкая неблагодарная свинья, он разбил материнское сердце…       — С каких это пор в обязанности слуги стало входить правило обсуждать взаимоотношения хозяев? Щаз я сделаю вам скандал, и вам будет весело!       Домовой эльф ещё раз поклонился.       — Как будет угодно господину, — пробормотал он яростно. — Господин недостоин стереть грязь с обуви своей матери, ох, бедная моя госпожа, как бы она плакала, если бы увидела, что Кричер ему служит, ох как она его ненавидела, как он её разочаровал…       — Нет, вы поглядите на этого поца! Разве это эльф? Разве так должен вести себя слуга благородного и древнейшего рода Блэк? — возмущённо протянул я руку в сторону Кричера. — Я имею вам кое-что сказать. Я знаю за эльфов — они никогда не посмели бы оскорблять господина. Кричер не эльф, а хабалка с привоза.       Кричер в очередной раз повторил поклон.       — Как скажет господин, — эльф-домовик взглянул на меня с глубочайшим отвращением и ни на миг не переставал бубнить: — Как вернулся домой, так стал оскорблять Кричера. Ох, бедная моя госпожа, что бы она сказала, если бы увидела, кто заявился в дом? Она объявила, что он ей больше не сын, а он здесь, и говорят, ко всему ещё и убийца…       — Вот как ты заговорил, да? — со злобным прищуром поглядел я на эльфа.       Ни одной дельной мысли, что делать с эльфом. По уму его стоило бы прибить, но это не наш метод. Петтигрю был достоин смерти, жаль, она не была мучительной. Но Кричер… Он верой и правдой служил семье Блэк на протяжении столетий, у меня рука не поднимется прикончить его.       Сумасшедший эльф — это не просто плохо — это ужасно и смертельно опасно. На примере Добби можно сделать вывод о том, что эльф способен пойти на многое, лишь бы не служить хозяевам, которые ему не нравятся. Кричер открыто продемонстрировал неподчинение, презрение и ненависть в отношении меня.       Дать ему свободу нельзя, иначе поставлю под угрозу себя и свою семью. Продать тоже не вариант, слишком много секретов знает этот эльф — больше, чем сгоревший портрет. Остаётся вариант оставить домового эльфа в этом доме доживать свои дни, строение опечатать и забыть о нём. Только процесс отхода на тот свет даже у такого старого эльфа может растянуться на десятилетия. То есть на долгие годы недвижимость в центре Лондона будет простаивать и разрушаться под гнётом времени.       Что ещё можно придумать? Обложить домовика приказами? Известное дело, что при желании можно найти лазейку в любом приказе, всё не предусмотришь. Следовательно, Кричер превратится в подобие взведённой мины, которая неизвестно когда сработает.       Пришла опасность, откуда не ждал. И чего проблемы любят приходить скопом? А во всём виновата жадность. Вот жил же как-то без родительского дома, Кричер обо мне вряд ли думал. Нет же, решил на свою голову забрать книги из семейной библиотеки и придумать применение недвижимости…       Терять недвижимость не хотелось. В результате усиленной мыслительной деятельности родился план…       — Добби!       После моего громкого возгласа в пыльном холле появился Добби. Он был в униформе рабочего и выглядел слегка недовольным. Кричер с презрением смотрел на своего сородича, Добби ответил ему тем же, низко оценив грязную набедренную повязку, напоминающую паклю.       — Вы звали, мистер Миллер? — спросил Добби.       — Наше вам с кисточкой*******! Как вы себя имеете? Извиняюсь, Добби, что отвлёк вас от, несомненно, важных дел, — начал я. — Для вас есть исключительно выгодное предложение. Желаете приобрести домового эльфа? — кивнул я в сторону Кричера.       
Примечания:
*Довести до цугундера — подвести под наказание или — в переносном значении — «довести до непотребного состояния».
** Бекицер — скоренько, быстренько.
*** Вольная переделка песни «Серёга» – группа Пневмослон
https://www.youtube.com/watch?v=oOnf6BYCfjY
**** Вольтануться – сойти с ума. Вольтанутый – сумасшедший.
***** Во где сидит – надоело / надоела.
******Шлифовать уши – безбожно врать.
*******Наше вам с кисточкой – добрый день. Выражение вошло в широкий обиход одесситов из жаргона парикмахеров. Традиционное приветствие-зазывание клиента звучало приблизительно так: «Наше вам с кисточкой, с пальцем - десять, с огурцом - пятнадцать!». Мастер-парикмахер, который работал по старинке, - засовывал палец в рот клиенту, а для благородных держал огурцы.

Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.