БДСМ 5782

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Persidd
... и еще 6 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 45

13 января 2019, 06:00
Добби       Наверху в Большом зале первокурсники проходили церемонию распределения по факультетам и ждали ужина. В Тайной комнате в это время творилось таинство. Маленький и уродливый гомункул, лысый, серокожий, с непропорционально большими конечностями, лежал на трансфигурированном столике.       Посреди помещения в окружении колонн стоял огромный котёл. Под ним была установлена газовая горелка, от которой отходил шланг к баллону с пропаном. В котле бурлило зелье. Я был в образе Абдаль Аята, одетый в восточном стиле.       Младенец-уродец открыл глаза и повернул голову в мою сторону. Он совсем не детским голосом вопросил:       — Эй, кто ты?       — О! — оскалился я. — Очнулся, Лорд Воландеморт. Неужели не помнишь старого приятеля?       — Мы знакомы? — с удивлением вопросил гомункул.       — Знакомы. Но раз у тебя амнезия, напомню. Абдаль Аят. Британские волшебники называют меня новым Тёмным Лордом. Несколько лет назад мы с тобой сотрудничали. Имею вам сказать, мистер Реддл, что вы мне должны два миллиона фунтов.       — Должен? Фунты? — изумлённо округлил глаза гомункул, в который я вселил кусочек души из чаши Пуффендуй.       — Именно. У нас была договорённость, которую знаменитый Тёмный Лорд решил не выполнять. Ты кинул меня на деньги, Том.       От моего оскала, который должен был изображать улыбку, маленький волшебник дёрнулся.       — Что тут происходит? Не припомню, чтобы я с вами сотрудничал.       Маленькая голова с трудом стала поворачиваться, Том с жаром оглядывал помещение. Оно явно было ему знакомо.       — Возрождение. Вначале я создал гомункула и вселил в него кусок твоей души из крестража. Сейчас готовлю зелье для ритуала создания полноценного тела.       — Лорд Воландеморт будет тебе благодарен, — попытался пафосно произнести собеседник, но вышло хрипло и тихо, тело-то у него слабенькое.       — Конечно, будешь. Куда ты денешься? Отработаешь два миллиона фунтов, и можешь быть свободен, словно ветер в небесах!       Воландеморт промолчал, но одарил меня выразительным взглядом, в котором читалось, что он с радостью расплатится со мной заклинанием Круцио, а в качестве процентов выдаст Аваду.       — Не переживай, расценки у меня божеские. Раньше добровольцам платил сто фунтов в день. Не буду нарушать славную традицию. Тебе всего-то нужно будет отработать двадцать тысяч дней — это чуть меньше пятидесяти пяти лет. Работа — не бей лежачего.       — У моих последователей есть деньги, — начал Воландеморт вкрадчивым голосом. — Я заплачу вам, мистер Аят. Вы только возродите меня.       — У последователей? — усмехнулся я. — У кого из ваших Пожирателей есть деньги? По моей информации деньги были у Малфоев, Блэков и Лестрейнджей. Блэки не на вашей стороне. Сейфы Лестрейнджей пусты. Из них реально выгрести лишь доспехи, которые можно попытаться сдать на металлолом. Малфои сбежали в другую страну, как только мой господин, Император Внешнего мира Тёмный Властелин Шао Кан, показал, кто на самом деле является силой. Итак, — смерил я насмешливым взглядом гомункула, тело которого прикрывала лишь тряпка, — мне интересно посмотреть, откуда вы будете доставать деньги?       — Тёмный Властелин?! — вытянулось лицо Воландеморта.       — Император Внешнего мира, — кивнул я. — Это вам не маленькая рыбка на небольшом острове и не пиписьками с Дамблдором мериться, — изливались на собеседника тонны сарказма.       Так, глядишь, и сам поверю в свою выдумку. Уже так уверенно говорю, что даже такой сильный маг, как Реддл, поверил. Хотя он сейчас ослаблен, так что обмануть его не так уж сложно. Обычно сильные волшебники чувствуют ложь. Но ведь я почти не врал. Шао Кан — это мой очередной образ. Я сам себе начальник, следовательно, являюсь Властелином Абдаль Аята, то есть самого себя. Даже с императором не соврал. Если верить рассказу Кричера, то эльф, которому подчиняются другие эльфы — является императором эльфийского народа. У меня в подчинении имеется Кричер. Да, он один, но это на сто процентов больше подданных, чем у других эльфов. Так что с уверенностью и без вранья могу заявить, что я император из другого мира.       — Многое изменилось за время моего отсутствия… — протянул гомункул, кинув на меня злобный взгляд, обещающий всевозможные кары. — Какая сейчас дата?       — Первое сентября тысяча девятьсот девяносто четвёртого года.       Зелье в котле дошло до нужной кондиции.       — Пора, — кивнул я.       Телепортировавшись к себе в комнату, я взял за руку Кричера, который лишь с недоумением посмотрел на меня. Вместе с ним телепортировался в Тайную комнату. Воландеморт покосился на домовика. Кричер с подозрением уставился на гомункула.       — Тёмный Лорд, — испуганно пропищал он. По телу эльфа пробежала крупная дрожь.       По щелчку пальцев у меня в руках оказалась небольшая косточка. Ради её добычи пришлось навестить кладбище домовых эльфов в Запретном лесу. Там хоронили моих сородичей, проживающих в Хогвартсе. Ингредиент с бульканьем отправился в котёл.       — Кость отца, отданная без согласия, возроди своего сына!       Сверкающая поверхность, зашипев, лопнула, искры разметало по сторонам, и жидкость в котле стала ядовито-голубой. В глазах гомункула мелькнуло торжество, его узкие губы изогнулись в мерзкой улыбке.       Ритуал возрождения, описание которого было найдено в Запретной секции, был описан довольно расплывчато. Можно предположить, что для него нужна кость отца того, кого возрождают. Но у меня на этот счёт было своё толкование. Эльф, кость которого оказалась в котле, тоже был чьим-то отцом…       — Хе-хе-хе!       — Где ты найдёшь плоть слуги? — с подозрением спросил Воландеморт, у него во взгляде поубавилось злорадства после моего подозрительного смеха. — Нужен кто-то из моих слуг… Что-то я тут никого их них не вижу…       — Ой, не нужно ваших баек, — отмахнулся я, доставая лезвие, заточенное с обеих сторон. — В книге было написано, что нужен слуга. Не было там никаких уточнений насчёт того, чей слуга и какая плоть.       Лезвие было вручено Кричеру.       — Слуга, ты должен обрезать себе крайнюю плоть.       Воландеморт выпучил на эльфа глаза.       — ТЫ ИЗДЕВАЕШЬСЯ?! — воскликнул он во всю мощь слабеньких лёгких.       Если только чуть-чуть. На самом деле у меня был вполне обоснованный умысел. Во-первых, гомункул был создан на основе крови Кричера. Во-вторых, если в ритуале будет использована кость и плоть эльфа, то с высокой вероятностью Воландеморт воплотится в эльфийском теле. Как раз именно то, что нужно для моих экспериментов.       В самом деле, не превращать же одного из моих сородичей в инвалида? Тем более что слуга у меня имеется в единственном экземпляре. Как показывает опыт иудеев — без крайней плоти можно вполне спокойно жить.       — Ох! — с испугом взял лезвие Кричер. — Что бы сказала хозяйка, если бы узнала, что из Кричера хотят сделать иудея, — пробормотал он, отрезая кусочек плоти.       — Кидай в котёл.       — НЕТ! — выкрикнул Воландеморт.       Кричер кинул крайнюю плоть в котёл и проводил её печальным взглядом.       — Плоть слуги, отданная добровольно, оживи своего хозяина!       — Идиот, — прошипел гомункул. — С-с-слуга должен быть моим! Ты сам с-слышишь, что говоришь? Оживи «своего» хозяина!       — Не учи батьку борщ хлебать, — усмехнулся я.       Жидкость в котле забурлила. Я достал последний ингредиент — шприц с красной жидкостью. Тут была небольшая сложность. Кого считать врагом Воландеморта? Первым на ум приходит Дамблдор. Но в таком случае нарушается цепочка, в результате которой должно получится эльфийское тело. В принципе, достать кровь Дамблдора не так уж сложно. Можно телепортироваться к нему в спальню, дополнительно усыпить чарами и использовать шприц.       Пришлось пойти на хитрость. Конечно же, врагом Воландеморта можно считать меня! Тут даже возразить нечего, ведь для Тома Реддла я могу стать ночным кошмаром, ужасом, летящим на крыльях ночи…       Кричер недавно получил приказ силой взять у меня кровь. Я активно и старательно сопротивлялся, поскольку боюсь уколов. Так что все условия соблюдены. Враг есть, кровь тоже в наличии, взята силой.       — Это точно кровь моего врага? — с подозрением спросил Воландеморт. — Не какого-нибудь магла Джона?!       — Точно, как в ювелирном магазине, — кивнул я. — К Трелони не ходи.       — Взята силой? — подозрительность в голосе Реддла не уменьшилась.       — А то! Враг очень активно сопротивлялся. Ногами отбивался, руками толкался…       Красная жидкость из шприца была выдавлена в котёл.       — Кровь недруга, взятая насильно, воскреси своего врага!       Жидкость мгновенно стала ослепительно белой.       Подняв телекинезом гомункула, который ничего не мог с этим поделать, я отправил его в кипяток. Котёл кипел, сверкающие искры летели во все стороны, от их слепящего блеска всё вокруг погрузилось в непроглядную черноту.       Искры погасли, из котла взметнулся столб белого пара, он становился всё гуще. Пар затопил всё. Я погасил пламя горелки. В облаке пара, идущего из котла, начали возникать очертания низкого, худого, как скелет, домового эльфа с большими обвисшими ушами.       Воландеморт отвёл взгляд от меня и принялся осматривать собственное тело. Его кисти напоминали больших белых пауков; кожа бледно-серая, словно покрытая змеиными чешуйками; его длинные бледные пальцы ощупывали грудь, руки, лицо. Красные глаза, зрачки которых, подобно кошачьим, превратились в щёлочки, пронзительно горели в полумраке, освещаемом тусклым зеленым светом.       Охваченный ужасом, он вытянул вперёд руки и начал сгибать и разгибать пальцы, не обращая ни малейшего внимания ни на бурчащего Кричера, с грустью смотрящего на свой кровоточащий детородный орган, ни на меня, держащего в руке пипидастр, замаскированный иллюзией под волшебную палочку.       Воландеморт опустил одну из своих неестественно длинных рук на пах. Его лицо скривилось, видимо, не устроил размер. Он с грустью погладил то место, которого касался, а потом поднял свои багровые глаза на меня и засмеялся пронзительным, ледяным смехом.       — Домовой эльф! — воскликнул он. — Ты превратил меня в домового эльфа…       — Обожди, Лорд Воландеморт.       Взяв за руку застывшего в ступоре Кричера, я телепортировал его в свою спальню.       — Кричер, обработай рану Рябиновым отваром и отдохни. Тебе нужно прийти в себя.       — Любимый повелитель возродил Тёмного Лорда, — пробурчал слуга. — Ох, что бы сказала хозяйка, если бы узнала, чем занимается Кричер…       Оставив эльфа приходить в себя, я вновь переместился в Тайную комнату. Воландеморт обмотал чресла пелёнкой, на которой до этого лежал, будучи гомункулом. Он нервно ходил мимо котла от одной колонны к другой, то и дело окидывая взглядами уходящие ввысь колонны и статую Слизерина. Заметив моё появление, он резко остановился. С выражением злобного удовлетворения на лице Воландеморт выпрямился и оскалился.       — Думаешь, что сможешь справиться с величайшим волшебником? — прошептал он, запрокидывая голову и всматриваясь в лицо статуи. — Как тебе понравится это, Аят?       Воландеморт весело окинул взглядом «волшебную палочку» в моей руке, повернулся и пошёл к каменному изваянию. Я с любопытством следил за действиями мужчины. Реддл остановился между колонн, поднял голову и посмотрел в каменное лицо Слизерина, высившееся в полумраке под сводами. Затем широко открыл рот и зашипел — я совершенно не понимал смысл сказанного, вероятно, на серпентарго (языке змей).       — Хс-с-с с-с с-х-с-х, С-с-с-с-х, с-с-х-с с-с хс-с-с-с-с ч-х-с-с-с!       — Прикольно шипишь, из тебя получилась бы типичная злая тёща, — ухмыльнулся я.       Гигантское лицо Слизерина пришло в движение. Раскрылся каменный рот, образуя чёрное жерло.       — Так вот в чём дело! — радостно воскликнул я. — Пароль на серпентарго, да ещё такой сложный. То-то я не мог открыть эту пасть.       Реддл опешил. Он повернул ко мне свою лысую голову с большими ушами, затем перевёл недоуменный взгляд на статую и что-то прошипел. Ничего не происходило, что привело Воландеморта ещё в большее изумление.       — Ну и? — наклонил я набок голову. — Что ты мне покажешь?       — Не понимаю, — пробурчал он. — Где василиск?       — Эм… Воландеморт, ты случайно не того василиска ждёшь, который двадцать метров в длину, толщиной с колонну, с огромными зубами и злого, как тысяча чертей Боярского…       — Ты его видел… — шёпотом констатировал Реддл.       — Эх… Хорошая змейка была. Я её полгода дрессировал. Жаль, что прирезали, у меня уже получилось научить змею команде: «Куда поползла, лежать!». Правда, вместо этого она, наоборот, пыталась уползти от меня как можно дальше, но это тоже прогресс.       — Убили… — тихо пробормотал Воландеморт, словно не веря в подобный исход. — Не может быть… Это же василиск, он создан для уничтожения волшебников.       — Василиск, дракон — это всё ерунда. Волшебники уничтожали их и будут уничтожать на промышленной основе. Самые опасные существа те, которые обладают разумом. У кого он лучше развит, тот находится на вершине пищевой пирамиды. В настоящий момент это маглы.       — Заткнись! — гневно воскликнул Воландеморт. — Мой покойный отец был маглом и дураком. Я сам убил его. Если бы маглы были умными, то всё вышло бы наоборот.       — О, да! — сарказм, исходящий от меня, явно не пришёлся по нраву собеседнику. — Какое большое достижение — убить магла! Том, скажу тебе по секрету — они друг друга тысячами убивают. Среди маглов встречаются как глупые, так и умные, как и среди волшебников. Ты-то, конечно, большого ума, раз устроил террор в стране, которой хотел править. Истреблять будущих подданных и объявлять часть из них третьим сортом, которому нужно устроить геноцид — это так «дальновидно» и «умно»…       Воландеморт безумно расхохотался и оскалился в подобие улыбки. Самый жуткий домовой эльф, какого я видел, особенно когда смотрит своими красными буркалами. Хорошо хоть, он не получил нашей магической силы.       — Ты будешь учить меня, Лорда Судеб Воландеморта, как завоевывать власть? — усмехнулся он. — Сам-то чего добился?       — Не беспокойся, Воландеморт, у нас впереди больше полувека экспериментов, так что чего-нибудь, да добьюсь. У нас, видишь ли, разные приоритеты. У меня на первом месте развитие магии, изучение нового ради определённой цели, ты же, Тёмный Лорд, жаждал власти, из-за чего остановился в развитии. Точнее, развивался крайне однобоко, лишь в боевой части тёмной магии, что не очень хорошо для психики. Вот и доигрался. Посмотри на себя. Полубезумный осколок волшебника, брошенный всеми и в долгах по самые эльфийские уши.       — Послушать только, какой бред… Кому я должен, тому прощаю! — усмехнулся Воландеморт. — Похоже, я становлюсь излишне мягким, раз до сих пор тебя не убил.       Реддл резко вскинул правую руку и нанёс мне мощный (как для волшебника) телекинетический удар беспалочковой невербальной магией.       Ничего не произошло. Я как стоял, так и остался на месте. На моём лице появилась улыбка. Пытаться бороться с эльфом при помощи телекинеза, как угрожать коту салом. У более сильного эльфа, конечно же, имелись бы все шансы размазать меня в лепёшку, но не у волшебника, даже такого сильного (по людским меркам). Я рассеял заклинание лёгким усилием воли.       Воландеморт хоть и сильный маг, но в невербальном телекинезе он на уровне эльфийских детей. Долго концентрировался для создания заклятья, вот и тянул время. Но и я тоже болтал не просто так, а напитывал подготовленные заклинания магической силой. Ещё немного осталось…       Том удивился, его и так немаленькие глаза стали ещё больше. Он нахмурился и вновь вскинул в моём направлении руку. С неё сорвалась волна спрессованного воздуха, которая до меня не долетела, была развеяна на подлёте.       — Смешно. Без палочки даже великие волшебники колдуют так себе.       Разозлившийся Воландеморт напрягся и направил на меня указательный палец правой руки.       — СТУПЕФАЙ!       С пальца Тёмного Лорда сорвался красный луч оглушающего заклинания. Тускленький, уровня студента-пятикурсника (с палочкой и вербально), но я возвёл на пути заклинания небольшой телекинетический щит, который отразил луч в потолок.       — Неплохо, — покивал я. — Хотя не впечатляет. Вот если бы ты Непростительные без палочки мог применять или высшие чары, я бы искренне удивился и попросился бы к тебе в ученики. А так — это тебе нужно молить меня стать наставником.       По щелчку пальцев вокруг Воландеморта появилась клетка из прочных стальных прутьев. Она была на совесть зачарована и скрывалась до этого в подпространстве. Десять на десять метров — этого вполне достаточно, чтобы чувствовать себя вольготно. Внутри есть всё, что нужно заключённому: зачарованный фонтанчик с водой, унитаз со встроенным заклинанием самоочистки, нары с матрасом и постельным бельём, одежда и обувь, а также деревянные ложка, кружка и тарелка.       — Тюрьма? — удивился Реддл. — Думаешь, какая-то клетка способна удержать Лорда Воландеморта?       — Не рекомендую её покидать — это может быть опасно, — я взмахнул пипидастром, замаскированным под палочку. — Экспекто Патронум.       Появилась призрачная серебристая горная горилла. Она молча смотрела на меня.       — Гони их сюда, не подпуская ко мне.       Горилла исчезла. Вскоре накатила грусть, печаль, ужас, стало холодно. Из темноты Тайной комнаты вылетело два дементора, подгоняемые патронусом-гориллой. Горилла оставила тварей в покое и подлетела ближе ко мне.       — Дементоры? — удивился Воландеморт. — Думаешь, они мне могут что-нибудь сделать?       — Всем волшебникам плохо, а тебе нет? — усмехнулся я. — Не хорохорься. Лорд Воландеморт, я дам тебе выбор. Ты можешь остаться на полвека в этой клетке в компании дементоров, будешь подвергаться различным экспериментам и испытывать неудобства. В случае смерти тебя можно снова возродить, что весьма удобно. Либо ты можешь принести мне клятву верности, которую в ином мире приносят императору. Тогда станешь моим сподвижником. Переходи на нашу сторону, у нас есть печеньки.       — Тварь, я выберусь отсюда, — прошептал он, остановившись передо мной возле прутьев решётки. Но с жадностью рванувшие к клетке дементоры заставили Воландеморта отшатнуться вглубь. — Ты познаешь все муки ада!       — Только бессмертный способен познать все муки ада. То есть кто-то вроде Лорда Воландеморта, — мои губы скривились в насмешливой улыбке.       Кто бы знал, сколько сложностей пришлось преодолеть, чтобы поймать парочку дементоров и притащить их сюда. Во-первых, нужно было проникнуть в Азкабан, что было крайне непросто. Во-вторых, пришлось создать артефактную ловушку, в которую запихать дементоров. Затем это нужно было переместить сюда и дистанционно деактивировать ловушку. Зато из Тайной комнаты дементорам некуда деться. Парочки должно хватить, чтобы удерживать обессиленным великого волшебника, а поскольку другой еды для тёмных тварей тут нет, то им придётся жрать ману единственного мага, даже если он как-то попытается договориться с дементорами.       Воландеморт стал мерить шагами камеру, ходил по кругу с задумчивым видом. Он резко остановился и вкрадчивым тоном произнёс:       — Что же, Абдаль, вижу, что ты действительно достойный волшебник. Присоединяйся ко мне. Ты займёшь достойное место в ближайшем кругу Лорда Судеб Воландеморта.       — Ты ничего не понял? — приподнял я брови. — Моя преданность распространяется лишь на одного мага — Тёмного Властелина Шао Кана. Воландеморт, ты не в том положении, чтобы делать подобные предложения. В общем, подумай пока над моим предложением. Стать вассалом Тёмного Лорда — это почётно.       Оставив озлобленного Воландеморта в Тайной комнате, я телепортировался к себе в лабораторию.       На следующий день мне от Филча стало известно, что в школе происходило масштабное событие. В этом году в Хогвартсе пройдёт Турнир Трёх Волшебников — волшебное соревнование между представителями трёх европейских школ магии. Мероприятие смертельно опасное для участников, которыми предположительно будут студенты старших курсов. Видимо, василиска волшебникам показалось мало, они решили сами себе создать сложности.       
Примечания:
Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.