БДСМ 5979

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
NC-21
Размер:
Макси, 600 страниц, 71 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Вымышленные существа Ксенофилия Нелинейное повествование Нецензурная лексика ОМП ООС Повествование от первого лица Попаданчество Смена сущности Элементы гета Юмор

Награды от читателей:
 
«Отличная работа!» от ulvart1
«Давно так не смеялась!» от littledespair
«Отличная работа!» от Al123pot
«За очень вкусное произведение!» от Барт С
«Отличная работа!» от ignas616
«Работы все лучше и лучше! » от Демиург из города С
«Отличная работа!» от MarkKim95
«Отличная работа!» от G.A.V.
«Прелестно!» от Vladarg
«Отличная работа!» от Vladarg
... и еще 7 наград
Описание:
Наследник чистокровной семьи брошен в Азкабан без суда и следствия. От отчаяния он прибегает к особой магии и отдаёт своё тело душе из другого мира... Воистину демону в вопросах "за деньги" - пожилому еврею из Одессы...
Домовой эльф излишне рьяно наказывает себя и пробуждает воспоминания прошлой жизни, в которой был человеком.
Всё смешалось в Британском королевстве: планы, судьбы...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Два попаданца в разных персонажей в разное время.
Обложка авторства Ящер из Пустоши:
https://drive.google.com/file/d/1mqB5l-NEsjfxsW0FlwT6GgtAyoSm7-yN/view
П.С.: товарищ недорого делает обложки на заказ. Кому нужно, обращайтесь к нему в ЛС.

Глава 54

3 февраля 2019, 06:00
Шон Уолш       В Испании с любимой девушкой жить хорошо. Главное — не забывать, что шикарное поместье не совсем моё. Хотя Эрик Киллмонгер говорил, что я могу полностью распоряжаться его недвижимостью, но всё же если судить по моей супруге…       Нимфадора, которая предпочитает отзываться на Дору, считается сильной волшебницей. Мне с ней повезло — девушка приняла меня таким, какой я есть со всеми недостатками и достоинствами. Она рассказывала, что работала в аналоге полицейского спецназа для волшебников, а туда абы кого не берут. Учил их группу опытный аврор-ветеран, прошедший через серьёзные разборки. При всём при этом на её фоне мой работодатель смотрится намного серьёзней. Как я понял, он очень сильный волшебник, для которого магический спецназ плюнуть и растереть.       Развалившись на диване в гостиной, я взял пульт от телевизора и нажал на кнопку включения. Большой экран засветился, выводя изображение телеведущего британского телеканала, шли новости.       В гостиную вошла Нимфадора. Её округлый живот выпирал вперёд. В одной руке девушка держала клубнику со сливками, в другой солёный огурец. По очереди откусывая то одно, то другое, она поедала это мерзкое сочетание с улыбкой на устах.       — Шон, дорогой, — мягким волнующим голосом сказала миссис Уолш, — у нас закончились бананы.       — Я куплю, дорогая.       — Не спеши.       Нимфадора села рядом со мной, со смаком облизывая пальцы.       — Кстати, я нашла заклинание, которое будет автоматически убирать твой рог, — добавила она.       — О! Круто, милая. Оно работает?       — Ага, — кивнула Нимфадора. — Только…       — Только что?       — Это чары из продвинутого ухода за магическими животными. Их обычно накладывают на животных или растения для периодического сбора ингредиентов. Например, когда приходит срок, шерсть овцы до определённой длины перемещается в подготовленное хранилище.       — То есть ты сравнила меня с бараном? — насмешливо вопросил я, приподняв брови.       — Нет-нет, дорогой, — покачала головой Нимфадора.       — Дора, не важно, для чего эти чары были предназначены. Главное — мне не придётся бриться напильником.       — Шон, а ты знаешь, что твой рог имеет волшебные свойства, схожие с таковыми у единорога?       Нимфадора внимательно посмотрела на мой лоб, на котором не было заметно рога.       — Да, милая. Что-то такое говорил волшебник, с которым я… дружу.       — Удивительно! — восхитилась Нимфадора. — Это сколько можно сэкономить галеонов. Очень полезное свойство. Твои бабушки были знатными затейницами.       — Ага, были, — натянуто улыбнулся я, придерживаясь сочинённой легенды. — Одна хотела ребёнка от единорога, вторая от тентаклевого монстра, а в итоге на свет родился я.       Нимфадора переключила внимание на телеэкран.       — Шон, сделай громче.       — Окей, сладенькая.       Нажав на кнопку пульта, я прибавил звук. На экране показывали рухнувшее многоэтажное здание. Приятной внешности темноволосая диктор в чёрном пальто стояла на фоне развалин.       — Мы находимся в Уэллсе, где рухнуло недавно построенное многоэтажное здание. По счастливой случайности высотка рухнула за несколько дней до введения строения в эксплуатацию. Пострадавших нет. Полиция ведёт расследование происшествия. В пресс-службе Скотланд-Ярда отрицают причастность к обрушению здания ирландских террористов. Главный инженер фирмы «Строй Бритиш» отрицает возможность взрыва бытового газа из-за того, что по проекту подключения газа к этому строению не планировалось. Основная версия следствия — строительство с нарушением норм.       Нажав на кнопку «Mute», я отключил звук.       — Строить не умеют, а потом говорят: «А чего это рухнул дом? Ай-яй-яй! Где-то просчитались», — пробурчал я. — Дебилы! Абы как закончат колледж, и давай высотки строить. Повезло, что дом рухнул раньше, чем в нём стали люди жить.       — Маглы… — презрительно протянула Нимфадора. — Вот волшебники строят на века и так прочно, что ничего не рухнет, даже если будет выглядеть как избушка на курьих ножках.

***

Люциус Малфой       Двое суток милорд… или леди? В общем, Воландеморт пребывал в бреду. Беллатриса не отходила от кровати чернокожей девочки, поила её зельями, обтирала и вела себя как образцовая мамочка. На третий день повелитель пришёл в себя и выглядел бодрым, словно недавно не бормотал в горячечном бреду что-то вроде: «Шао Кан… Повелитель… А гарантия на императора есть? М-м-м… Хороший… Надо брать…».       Тьфу! Зельями Воландеморта опоили, что ли? Но вроде нет. Беллатриса тоже заподозрила, что повелителя опоили. Она влила в него ударную дозу универсального антидота любовных составов, но он не подействовал. Похоже, что это очередная проблема с разумом господина, к которой остаётся лишь привыкнуть.       На кухне оба места были заняты. На лучшем месте в углу сидел… сидела Воландеморт и махала ногами. Напротив расположилась Беллатриса.       — О, Люциус! — радостным девичьим голосом сказал Воландеморт. — Раз все мои преданные слуги собрались, у меня есть для вас новость.       — Какая, милорд? — с придыханием спросила Лестрейндж.       — В общем, выяснилось, что в душе я считаю себя девушкой, — печально вздохнул повелитель. — Я тут подумал… Раз я всё равно теперь так выгляжу, то придётся привыкать. Лорд Судеб Воландеморт остался в прошлом. Отныне я буду новой личностью с незапятнанной репутацией. Так будет проще завоевать власть, ведь перед законом я чиста.       — Чиста? — округлила глаза Беллатриса. — Милорд, вы решили остаться девочкой?       — Да, Белла, — кивнула та, кто был Воландемортом. — Вот только прозвище… — задумчиво протянула она. — Хм… Нужно придумать что-то другое.       Взмахнув палочкой, девочка превратила блюдце в блокнот, а чайную ложку в карандаш. Она вывела на чистой странице:

Том Марволо Реддл

      На кухне повисла тишина. Девочка думала, а мы опасались прервать её. Хотелось есть, а к столу не подойти, поэтому я взмахом палочки призвал с кухонной столешницы хлеб и колбасу, сделал бутерброд и…       — Люциус, не чавкай! — раздражённо сказала «госпожа». — Сбиваешь с мысли.       Пришлось сглотнуть вязкую слюну и гипнотизировать взглядом желанный бутерброд.       — Так… Так-так… — пробормотала «повелительница». — А если так?       Карандаш заскрипел по бумаге.

То Мвло Рд Леди Марто

      — Нет, ерунда какая-то получается, — пробормотала она, начав снова черкать в блокноте.

Леди Морт Малодров

      — Хм… Так лучше, но всё же не то, — продолжила госпожа.       Я печально поглядел на зажатый в руке хлеб с колбасой. Когда под носом бутерброд, а ты голоден и не можешь его съесть — это тонкая пытка. Воландеморт как был садистом, так им и остался… осталась… Вот чем ей мешает то, что я буду сытым? Скорее бы уже придумала себе новое прозвище. Похоже, милорду от девушек досталось больше, чем хотелось бы. Они так же долго выбирают себе платье.       — А если так?       Чернокожая госпожа продолжила скрипеть грифелем.

Леди Мордат Ломвор

      — Всё хуже и хуже, — покачала головой девочка.       — Госпожа, — осмелилась прервать тишину Беллатриса, — может, вам не стоит зацикливаться на анаграммах? Просто придумайте себе новое прозвище или имя.       — Погоди, — отмахнулась бывший Воландеморт.       Высунув кончик языка, она старательно стала выводить на листе новый текст.

Томмаро Реддллов лордом еде волмарт

      — Хм… — задумчиво протянула госпожа. — Может продуктовый магазин открыть и так назвать: «Волмарт». Для захвата мира нужны деньги, как раз с маглов их можно получить. А что? Звучит неплохо. С помощью Конфундуса и Империо можно сделать прибыльный бизнес, а на вырученные деньги вести завоевание мира. Подумать только — ничего не нужно производить, просто перепродавать всё жалким маглам и иметь с этого огромные прибыли! Это самый злодейский из моих планов…       — Господин… — сказал я, с восторгом и недоверием посмотрев на обновлённого Воландеморта. — Простите, госпожа… Это великолепная идея! Я готов заняться её реализацией. Вы гений! Делать деньги буквально из воздуха. Нужно обязательно сделать магазины очень большими с богатым ассортиментом и подальше от Британии. Например, в США. Я готов хоть сейчас начать реализовывать этот проект.       — Погоди, мой скользкий друг, — прошипела чернокожая госпожа. — Вначале нам нужно разобраться с самозванцем и придумать мне новое прозвище.       — Простите, Тёмная Леди, — влезла Беллатриса, — если вы принимаете предложения… Я всегда мечтала о дочке. Что, если мы изобразим семью? Я немного изменю внешность и буду изображать иностранную мать-одиночку… Вдову африканского волшебника-принца. Вы сможете поступить в Хогвартс и без подозрений со стороны Дамблдора действовать против него.       — Белла, отличная идея! — обрадовалась бывшая Воландеморт. — Идеальный план!       — Тогда как насчёт звёздного имени в традициях Блэков? — продолжила Лестрейндж. — У вас же новая жизнь, зачем держаться за старое имя, придумывая анаграммы?       — Какие у тебя предложения, Беллатриса? — с любопытством спросила Тёмная Леди.       — Вега. Вега Вайт.       — Тёмная Леди Вега Вайт? — округлив глаза, бывшая Воландеморт максимально приподняла брови. — Беллатриса, это… Нет, без сомнений, звучит забавно, — посмотрела она на свою тёмную кисть. — Да, забавно. Но правильно! Имидж — вот что важно. Человека со светлым именем и имиджем сложно заподозрить в грязных делишках. Дамблдора все считают добряком, но мне прекрасно известно, что он совсем не такой.       Девочка поднялась и хотела пройтись, но тут же упёрлась в кухонную столешницу, после чего вернулась на стул.       — В одиннадцать лет Дамблдор принёс мне письмо в Хогвартс. Он стал меня расспрашивать и… Я стал хвалиться своими способностями, но в ответ он поджёг мой шкаф! Сволочь! Он так издевательски улыбался… А потом, когда немцы бомбили Лондон, я умолял директора Диппета оставить меня на каникулы в школе, но Дамблдор отговорил Диппета от этого. И мне пришлось возвращаться в Лондон. На приют упала немецкая бомба. Из-за Дамблдора я несколько дней провёл под завалами в окружении трупов приютских детей, оставшись в живых лишь благодаря магическому выбросу.       — Леди… — ахнула Беллатриса. — Раньше вы ничего такого не рассказывали. Я знала, что Дамблдор сволочь, но чтобы настолько…       — Это ещё слабо сказано, — продолжила девичьим голосом Тёмная Леди. — Дамблдор загубил мне всю жизнь. Из-за него я не мог устроиться на работу. Раньше я мечтал стать преподавателем. У меня неплохо получалось передавать материал студентам Слизерина во времена моей учёбы в Хогвартсе. Но когда я после путешествий по миру пришёл в Хогвартс устраиваться на должность преподавателя защиты от тёмных искусств, Диппет отказал мне опять же из-за Дамблдора. С другой стороны, если бы не этот отказ, я бы не стала тем, кто есть.       — Доченька, тебе нравится имя? — стала входить в роль Беллатриса.       — Вега Вайт, — протянула Тёмная Леди. — Да, Белла, звучит неплохо. Но прежде чем играть роль матери и дочери, следует разобраться с самозванцем в облике Уизли.

***

Альбус Дамблдор       Я разместился в кресле и ожидал, когда соберутся все члены Ордена феникса. Штабом решено было сделать дом семьи Уизли, который они называют «Нора». Удобная гостиная с диваном и креслами не могла вместить всех членов ордена, поэтому слегка полноватая Молли Уизли палочкой с кухни перемещала стулья.       В Комнате есть большой камин, который подключён к каминной сети летучего пороха. Из него, появившись в языках зелёного пламени, шагнул маленький человек в высоком фиолетовом цилиндре — Дедалиус Дингл.       — Здравствуйте, директор, — поклонился он.       — Дедалиус, проходи, размещайся, — кивнул я.       Дингл посмотрел на молчащее деревянное радио, после чего перевёл взгляд на большие волшебные часы. Он так и замер, смотря на них. Часы эти весьма примечательные. В них вместо одной стрелки имеется целых девять — по количеству членов семьи Уизли, причём, каждая стрелка имеет соответствующую надпись. Вместо цифр на циферблат нанесены слова: «дом», «школа», «работа», «путешествие», «потерялся», «больница», «тюрьма» и «смертельная опасность». Посмотришь на эти часы — и сразу видно, кто где находится или кому нужна срочная помощь. С возвращением Воландеморта стрелки постоянно указывали на «смертельную опасность».       Гостиная потихоньку наполнялась людьми. Из камина вышла черноволосая, стройная Эммелина Вэнс. Девушке тридцать два года, она как всегда была вежливая, сдержанная и немногословная.       — Добрый день, директор. Мистер Дингл, — произнесла она.       — Здравствуй, Эммелина, — тепло улыбнулся я. — Присаживайся.       Вскоре поток приветствий стал нескончаемым. Хромая, из камина прибыл одноглазый старый друг — Аластор Грюм. Ради собрания Ордена феникса ему пришлось покинуть Хогвартс, где я уговорил Шизоглаза преподавать ЗОТИ в этом году.       Затем, воровато оглядываясь, к нам присоединился Наземникус Флетчер — вор и мошенник, зато он прекрасно осведомлён о теневом мире и слухах, поэтому чрезвычайно полезен. Эту рыбку удалось поймать на столь серьёзный крючок, что пока я жив — этот жулик Орден феникса не предаст.       С виду расслабленно сидя в кресле, я улыбался и кивал всем прибывающим. Чернокожий аврор Кингсли Бруствер был немногословен. Бывший ученик Грюма, занявший по его протекции высокую должность в аврорате, был новичком в Ордене, но, пожалуй, одним из самых полезных людей.       Римус Люпин… Мальчику не повезло — в детстве он подвергся нападению оборотня Фенрира Сивого из-за нелестных высказываний мистера Люпина (отца мальчика) в отношении оборотней. Римус был другом Сириуса Блэка, Джеймса Поттера и Питера Петтигрю. Сейчас Люпин выглядит не лучшим образом: бледный, светло-каштановые волосы и усы покрыты ранней сединой, старый костюм весь в заплатках. Тем не менее, он явился по первому зову на борьбу со старым злом.       Место на диване заняли Артур и Молли Уизли, в доме которых мы собрались. Остальные заняли кресла и стулья. Последним прибыл Северус Снейп. Он выглядел вымотанным и раздражённым. Мантия была мятая, глаза красные от недосыпа и с тёмными мешками под ними. Лицо Северуса было бледнее обычного.       Пришлось мне встать с кресла. Это тут же привлекло внимание окружающих. Все разговоры стихли, на мне сосредоточились десятки глаз.       — Приветствую всех, — начал спокойно говорить я. — Мне приятно видеть вас, жаль, что повод для встречи не самый лучший. Друзья, около месяца назад случилось ужасное — Лорд Воландеморт восстал из мёртвых.       Страх на лицах волшебников и волшебниц — вот что можно было увидеть.       — К сожалению, — продолжил я, — министр яростно отрицает этот факт. Он вместо борьбы с Воландемортом направил все силы на политическую борьбу со мной.       — Кошмар! — яростно воскликнула Молли Уизли. — Что этот Фадж о себе думает?!       — Это правда, — кивнул Бруствер. — Фадж приказал аврорам усиленно охранять чемпионат и провести расследование в отношении Дамблдора. Вот только Амелия Боунс была против последнего. Те двое авроров, которые приняли приказ Фаджа близко к сердцу — лишились премии. После этого их энтузиазм утих.       — Северус, — сел я обратно в кресло, кивнув зельевару. — Расскажи нам, что тебе стало известно о Воландеморте.       Грузно и с неохотой встав с качающегося табурета, Снейп обвёл хмурым взглядом членов Ордена феникса и начал сухим тоном повествовать:       — Тёмный Лорд возродился в виде домового эльфа, уродливого даже для их расы. Он некоторое время жил в заброшенном доме в Литтл Хэнглтоне. В ночь с двадцать третьего на двадцать четвёртое ноября он с Пожирателями отправился к драконам. На собрании Тёмный Лорд говорил, что собирается вернуть себе человеческую внешность.       Все внимательно слушали Северуса и хмурились.       Хм… Литтл Хэнглтон. А не мог ли Том спрятать один из крестражей где-нибудь там? Например, в доме отца-магла… Хотя нет, он отца ненавидел. А вот в доме Гонтов вполне мог сделать тайник. Нужно будет проверить.       — Меня на это мероприятие не взяли, — продолжил Снейп. — Зато потом ночью Тёмный Лорд вызвал меня через метку. Сейчас он живёт в доме Яксли, на который наложен Фиделиус.       — Нужно арестовать сволочь! — яростно сверкнул артефактным глазом Грюм. — А лучше…       — Успокойся, Аластор, — пришлось вмешаться мне, иначе старого друга начнёт заносить и собрание ещё долго нельзя будет продолжить. — Северус, продолжай.       Снейп заложил руки за спину и вкрадчивым тоном продолжил:       — Не знаю, что происходило в драконьем загоне, но Тёмный Лорд вернулся совершенно другим. Он стал человеком… — Северус перевёл взгляд на Молли и Артура. — Рыжим и очень знакомым… Он превратился в Чарли Уизли.       — Что?! — вскочила Молли.       — Мой сын? — с недоумением протянул Артур.       — Северус, ты не ошибся? — спросила Молли с волнением в голосе.       — Сложно ошибиться, я у этого оболтуса семь лет преподавал, — презрительно ухмыльнулся Снейп.       — Северус, продолжай, — суровым взглядом я осадил Молли, которой только бы и кудахтать.       — Тёмный Лорд чувствовал себя очень плохо. Он умирал. Он приказал мне варить зелья для исцеления. Яксли по приказу повелителя отправился в Олбани и вскоре вернулся со змеёй Нагайной, принадлежащей Лорду.       — Лучше бы ты дал ему подохнуть, — с презрением произнёс Аластор Грюм, пристально смотря на Снейпа крутящимся глазом-артефактом.       — Не думаю, Аластор, — покачал я головой. — Я уже говорил министру, скажу и вам — Воландеморт обрёл бессмертие. До его возрождения я об этом лишь мог подозревать, теперь же уверен, что у него есть крестражи. Причём их может быть много. Поясняю — крестраж — это артефакт, в котором заточен кусочек души мага, он удерживает душу волшебника в этом мире. С помощью крестража волшебника можно возродить или его дух может в кого-то вселиться.       — Кошмар! Воландеморт теперь ещё и бессмертный… — пробормотала Молли Уизли.       Многие с ней согласились, кто молча, кто тихими словами матерного содержания.       — Нет ничего непоправимого, — поднял я руку, успокаивая волшебников. — Воландеморта можно убить, уничтожив все его крестражи. Северус, что сейчас с Воландемортом?       — Тёмный Лорд пошёл на поправку, — произнёс Снейп. — Зелье из крови единорога с ядом Нагайны к тому же несколько модифицированных целебных составов постепенно возвращают ему здоровье. Вот только…       — Что, Северус? — напрягся я, поскольку тон зельевара не предвещал ничего хорошего.       — Тёмный Лорд пытался позвать своих последователей, но ни один Пожиратель не откликнулся. Тёмный Лорд сильно ругался, он считает, что слуги бросили его и сбежали в другие страны. Это странно, поскольку при мне Пожиратели ничего такого не обсуждали.       Аластор радостно вскочил с места и потёр ладони. Его живой глаз блестел от предвкушения.       — То есть, Снейп, ты хочешь сказать, — начал он, — что Тёмный Лорд сейчас ослабленный и всего с одним слугой — Корбаном Яксли?       — Ещё рядом с ним постоянно змея, — заметил Снейп, — и он не вылезает из-под Фиделиуса.       — Ерунда, — оскалился Грюм. — Нужно что-то придумать, чтобы раздавить мерзавца, пока он без сил и поддержки. Это же такой шанс.       — Аластор, уймись, — посмотрел я на Грюма из-под очков половинок. — Под Фиделиус нам не пробраться. Остаётся либо дождаться, когда Воландеморт или Яксли покажут нос из-под защиты, либо выманить их оттуда. Но меня больше беспокоит другое. Во-первых, куда делись Пожиратели? Во-вторых, кто и как постоянно проворачивает дела у меня прямо под носом в Хогвартсе?       Внимательно оглядев членов Ордена феникса, я уже не ожидал получить ответа, как Снейп с неприязнью посмотрел на Аластора и многозначительно произнёс:       — Директор, надо начинать с тех, кто в школе недавно…       — Сопляк! — вскочил Грюм, яростно вращая глазом-артефактом. — Я не собираюсь терпеть оскорбления от Пожирательского выкормыша!       — Аластор, успокойся, — твёрдым тоном осадил я Грюма. — Северус дело говорит. Тебя я ни в чём не подозреваю, но помимо учителя защиты от тёмных искусств в Хогвартсе есть другие разумные.       Аластор с подозрением покосился на Снейпа и спросил:       — Альбус, кого ты имеешь в виду?       — Я тут вспомнил… — из моей груди вырвался протяжный вздох. — Да, вспомнил. Некоторое время назад я принял на работу свободного домового эльфа. Потом он привёл ещё одного эльфа, который лишился хозяев… Северус, мальчик мой, ты говорил, что видел живую Беллатрису Лестрейндж?       — Не только видел, директор Дамблдор, но и говорил с ней, как сейчас говорю с вами, — ответил Снейп усталым голосом, казалось, его глаза слипаются, но он неимоверным усилием держит их открытыми. — Беллатриса живее всех живых.       — Вот как… — протянул я, размышляя по поводу эльфов.       — Альбус, что за эльфы? — не выдержал Грюм.       Все члены Ордена феникса затаили дыхание в ожидании моего ответа.       — Очень странный эльф по имени Добби, — начал я. — Вначале мне его стало жалко. Единственным подозрительным было то, что он принадлежал Малфоям. А второй… Второго зовут Кричер, он принадлежал Блэкам. И Добби заявил, что у Кричера погибли все хозяева. Теперь же выясняется, что Беллатриса Лестрейндж живая. Мало того, мне только сейчас пришла в голову мысль: несмотря на то, что другие девушки из Блэков вышли замуж, они вполне могли претендовать на Кричера. Те же Андромеда Тонкс или Нарцисса Малфой.       — Альбус, как ты мог? — с осуждением протянул Грюм. — Не ожидал от тебя такой недальновидности.       Наклонив голову набок, я посмотрел из-под очков половинок на старого друга.       — Аластор, я пожилой и занятой человек с большим количеством должностей, большую часть жизни проработал преподавателем, а ты хочешь от меня прыти молодого волшебника и дальновидности гениального полководца. К тому же, как можно подозревать в чём-то домового эльфа? Они никогда не врут. Да и жалко их.       — Альбус, у тебя под носом живёт и действует как минимум пара Пожирательских шпионов! — воскликнул Грюм. — Нужно их срочно поймать и допросить.       — Не спеши, Аластор, — покачал я головой. — Не стоит пороть горячку. Раскрытый шпион — это прекрасный источник для дезинформации противника. А пока нам стоит думать о другом. Друзья, нас слишком мало. Нужны ещё люди в Орден феникса. Есть подходящие кандидатуры?       В гостиной воцарилась тишина. Все задумались, но по выражению лиц было заметно, что ответ будет отрицательным. Тут Аластор, повращав искусственным глазом, произнёс:       — У меня была перспективная ученица — Нимфадора Тонкс. Метаморф из Блэков. Она сейчас уже аврором стала.       Слегка приподняв краешки губ, я посмотрел на Грюма тёплым взором.       — Аластор, ты меня радуешь. Метаморф нам бы пригодился.       — Ничего не выйдет, — вдруг произнёс Кингсли. — Нимфадора ещё летом уволилась из аврората и вышла замуж за сквиба по имени Шон Уолш. Парни проводили проверку этого парня по приказу Боунс.       — Проверку? Зачем? — удивился я.       Вместо Кингсли ответил Аластор:       — Подозрительно, когда перспективная аврор-метаморф уходит к какому-то сквибу.       — Верно, — согласился Бруствер.       — Кингсли, что показала проверка? — вновь спросил я.       — С одной стороны всё чисто, но есть подозрительные моменты, — произнёс Бруствер. — Этот парень, Уолш, жил как обычный магл. На некоторое время он пропал из поля зрения магловских полицейских, официально нигде не работал, а потом всплыл на Британских Виргинских островах с кучей денег, купил у прокурора Абердина недвижимость.       — Бандит он! — обличительным тоном прохрипел Грюм.       Я с укором посмотрел на старого друга из-под очков-половинок.       — Аластор, не спеши делать скоропалительных выводов. Что скажешь, Кингсли?       — Вряд ли Уолш именно бандит, но явно замазан в каких-то магловских финансовых махинациях, — спокойно сказал Бруствер. — Это не наше дело, поскольку магии использовано не было, а маглы всегда занимались чем-то подобным. Финансовые махинаторы у них являются уважаемыми членами общества — бизнесменами.       — А я говорю — бандит он! — распалился Грюм. — Увёл мою ученицу, чтобы проворачивать какие-то тёмные делишки. Кингсли, ты описал этого Уолша, а я уже представил на его месте Малфоя, словно его описываешь.       Не обратив внимания на хрип Грюма, я посмотрел на Бруствера.       — Кингсли, у тебя есть адрес Шона Уолша?       — Конечно, — кивнул Кингсли.       Грюм всё не успокаивался. Он пристально посмотрел на Бруствера волшебным глазом, что выглядело пугающе совместно с покрытым шрамами лицом. Остальные члены Ордена феникса помалкивали, не встревая в нашу полемику.       — Кингсли! — хрипло гаркнул Грюм. — Ты мне скажешь адрес сквиба. Я выведу на чистую воду мерзавца и уговорю Нимфадору вступить в Орден феникса.       Зная Аластора, я сразу понял, что если он пойдёт домой к волшебнице, то наломает дров. Он ведь может напоить зельем правды сквиба. Вряд ли миссис Уолш понравится такое отношение к её супругу. В таком случае метаморфа нам в ордене не видеть, как своих ушей без трансфигурации. Нужно было исправлять ситуацию сразу, поэтому я спокойно обратился к аврору в отставке:       — Аластор, я понимаю твоё желание всё контролировать, но у тебя и так много дел. Обязанности преподавателя никто не отменял, плюс нужно проконтролировать Турнир Трёх Волшебников. К миссис Тонкс-Уолш отправится Флетчер, он попросит её о встрече со мной, а я уже уговорю заблудшую девушку.       — Но Альбус… — было начал Грюм.       — Аластор, ты не доверяешь моему опыту?       Под моим пристальным взглядом Аластор печально вздохнул.       — Будь по-твоему, — сказал он.       
Примечания:
Поддержать автора:
https://money.yandex.ru/to/410013467283288

WebMoney R421890270592
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.