Перевод

В пустоши сказания говорят тобой 3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Безумный Макс

Автор оригинала:
Pteryxcat
Оригинал:
http://archiveofourown.org/works/11827458

Пэйринг и персонажи:
Макс Рокатански, Фуриоса
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Вымышленные существа Мистика Постапокалиптика Фантастика Фэнтези

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Годами сказания спали, перестав быть нужными людям.
Но Мир был сломан, и истории нашли себе новых рассказчиков.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания переводчика:
Отдельное спасибо моей бете - Ruuri.

Переведено для команды WTF Mad Max 2018 на Зимней Фандомной Битве 2018.

В пустоши сказания говорят тобой

16 ноября 2018, 11:07
Сказания были потеряны долгое время. Дома скрывали их, дороги путами удерживали землю, в которой они покоились. Они были погребены под сталью, стеклом и цементом, и они забыли, что были когда-то чьей-то живой реальностью. Пустыня хранила воспоминания. Пустыня помнила, помнили и темные леса, и моря высокой травы, и замерзшие озера, и глубокие океаны, бескрайние, как небо над ними. Их нет больше, осталась лишь пустыня. Кто убил этот Мир? Сказания просачиваются оттуда, где раньше высились города, из руин и груд брошенных тел. Сказания поднимаются сквозь трещины высушенной солнцем грязи на дне старых речных русел, из-под вековых отложений на оголившемся океанском дне. Они нашептывают свои секреты любому, кто способен услышать: белокурой деве, запертой в хранилище под сводом; забытому дитя; умирающему бойцу, почти погребенному в песках. Людям снова нужны сказания. И, к добру или худу, сказания снова здесь, на расстоянии вытянутой руки. В городах одичавшие охотники крадутся среди разрушенных и обвалившихся небоскребов. Они кажутся людьми, пока ты не видишь их глаза, металлические клыки и когти, дающие возможность карабкаться по стенам на крышу и шипеть оттуда. Но если ты заблудился, и если ты добр, и если ты готов разделить с кем-то то немногое, что имеешь, — ты найдешь и тайную лестницу, и цистерну с дождевой водой, и комнату, полную сокровищ Старого Мира. Остатки океанов — темно-коричневые, соленые, давно покинувшие свои прежние берега — несут на себе плоты, служащие домами семьям, которые седлают шторма и добывают из глубин рыб с шестью глазами. Океаны никогда не были безопасны, и их сказания никогда не иссякали: легенды о величественных морских тварях, губителях кораблей, о змеях, таящихся в глубинах; истории про птиц-проводников, возвращающих моряков к родным берегам. Сила сказаний здесь не удивляет, хотя никто больше и представить не может, что нечто таких размеров может выжить в отравленной воде, а последние птицы давно превратились в прах. Пустыня ожидает. Люди живут здесь, как и всюду теперь, делая все, что еще возможно в этих условиях: умирая. Сказания иногда обращают их. Пленяют существ ветра, алчущих влаги, струящейся в людских венах, или овладевают доходягами, что на своих ходулях ищут корни в остатках грязи и ила, или захватывают копателей, уходящих глубже и глубже под землю в поисках скрытых подземных рек. Безумный плут мчится в вечность, на парах в баке и на воспоминаниях о вчерашнем куске в желудке, пытаясь подлатать учиненные людьми бардаки достаточно, чтобы отпустить наконец и себя. Он был здесь, когда Мир умер, и он останется средь праха, пока Мир не восстанет из пепла. Но сказания нашли и присвоили себе и Несмертную Фуриосу, зеленеющую, что находит воду и выводит женщин из тьмы. Когда-то она существовала на самом деле, в Цитадели; взбунтовавшийся император, распахнувшая ворота темницы и предложившая Сестрам свою помощь. Многие годы и многие лета, и тысячи дней прошли с ее последнего отъезда в пустыню, и теперь уже дочери дочерей первых Сестер раздают воду страждущим. Но все еще люди приходят под врата сада, утверждая, что сама Неистовая указала им путь к зеленым землям. Говорят, она мчится на ветре и проезжает сквозь шторм, нетронутая песками, и фляги наполняются сладчайшей свежей водой в ее присутствии. Сказания помнят о Мире, что Был. Возможно, они опять уснут под землей, когда Мир снова зазеленеет.