Гадючьи шипелки.

Смешанная
PG-13
Завершён
688
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Сколько змеелюдов в подмосковных лесах? А сколько на дачах? Не считали? А зря! Самивыиноваты)
Посвящение:
Саша Молох, спасибо за твой несгибаемый позитив)
Примечания автора:
Вдохновил рисунок Ozarielle. Здесь, правда, не змей, но я упорно вижу змея.
http://static.diary.ru/userdir/8/5/8/1/858133/83210658.jpg
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
688 Нравится 22 Отзывы 111 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Успокаивающий шепот травы нарушал низкий гул летящих шмелей и шелест стремительно проносящихся стрекоз. Несмотря на ранний час, ощутимо припекало, к полудню обещая перерасти в гнетущий зной: - Красота-то какая! – светловолосый парень широко зевнул и потянулся, оглядев заросший по щиколотку газон, раскидистые кусты, завалившийся забор. – Мда, надо шевелиться побыстрей, пока солнце низко. – Он решил начать с травы, надел сапоги, взял триммер, ступил в газон и с воплем отпрыгнул на бетонную отмоску у дома. - Сссс… - ответили с земли, а среди травы мелькнуло длинное черное тело. - Вот и знаменитые змеи! – с досадой сдвинул розово-желтую панамку на затылок Михаил. – И что теперь мне делать? Эх… Старинная деревенька со звучным названием «Змеевищи» раскинулась по берегам речки Черновки аж с пятнадцатого века. Когда-то большая, ныне практически обезлюдела, оживляясь только в летний период с приездом дачников. Прабабушка Миши Деревяшкина – одна из последних представительниц местных семей, к сожалению, скончалась на 94 году жизни, и спустя год, родственники приняли наследство. Каждый в обширном семействе выдвигал свои идеи по облагораживанию участка. Журналы типа «Ланшафт и я», «Ремонт своими руками», сайты с советами опытных «очумелых ручек» перечитывались не раз, и так был определен приблизительных фронт работ: поднять забор, отделявший лес от сада, перекопать оный, подправить домик, сделать косметический ремонт. Правнука Михаила, как самого молодого и незанятого отрядили на сельхозработы. Тот не сильно сопротивлялся, благо бабулин быт включал себя канализацию и водопровод из скважины, плюс 3-G интернет, и что еще надо фрилансеру? Закупив в «зеленом» супермаркете пластиковые веерные грабли, веселую кислотно-оранжевую лейку, множество перчаток, рукавиц, семян и удобрений, Деревяшки покатил на дачу. Неделя прошла в генеральной уборке, вывозе мусора, и, наконец, пришел черед сада. А оказывается, местное население категорически не согласно с планами понаехавших, и оказывает пока что пассивное сопротивление. - Интересно, змеюки ядовитые? – почесал затылок Миша. – Вроде бы гадюки с ужиками не уживаются? Или нет? Окей, Гугл, совместное проживание змей в средней полосе России. - Тррр… - мигнул белым экраном смартфон и погас, показывая, что связи нет, зарядки не хватает и вообще он в отпуске. - Сволочь, как всегда, когда надо. – фыркнул парень, небрежно сунул мобильник в карман шорт. – Будем действовать по старинке, вспомню детство. Он с детства помнил разнообразие пресмыкающихся в округе, и как прабабушка Гликерья настрого запрещала ему их трогать: - Не издевайся над змеями, а то они Царю-Полозу пожалуются, он тебя заберет, и будешь с ним в норе жить! - Ба, я же никого не мучаю! – возмущался маленький Деревяшкин. – Я просто их глажу, наблюдаю в естественной среде обитания. Вот, посмотри, что я нарисовал! Прошло больше двадцати лет, и теперь уже бабушка выносила ему мозг на ту же тему: - Мишка, змей не трогай, намотай на палку и выкини в лес, не повреди. А не то… - Да-да, придет Царь-Полоз и заберет. – с раздражением продолжил парень и прижал уху мобилку. - Ба, ты сказок Баженова перечитала, а мы не на Урале. Именно поэтому сейчас Деревяшкин прихватил из сарая большую грибную корзину, новые пластиковые грабли, надел брезентовые рукавицы и вышел в сад, начав «прогребать» газон из-под деревьев. - Ссссшшшш… - пошевелив траву, Миша увидел, как грозно приподняв голову и шипя, от человека пятился уж. - Какой красавчик! Иди сюда, кусичка. – засюсюкал он, как сестра при виде котят. «Урожай» он решил выпустить подальше в лесу. Через полчаса сложился алгоритм работы: «чешешь» траву, аккуратно отцепляешь вцепившуюся в грабли змейку и кладешь в корзину, прикрываешь полотенцем. Полтора часа – и все десять соток прочесаны, а из-под тряпки недовольно шипят хором. Кое-как завязав концы полотенца у ручек, чтобы змеи не расползлись, Миша сбросил рукавицы и вытер трудовой пот со лба: - Ну, вы и змеи, ребята! Умотали! Одно хорошо – не ядовитые, хотя кусаетесь больно. – он почесал слегка покрасневшие пятна на запястьях – следы укусов через рукавицы. – Синяки же будут! - Шшшшш… - пригрозили из корзины. - Вот вас выселю и буду варенье варить. – облизнулся Деревяшкин. – Я все-таки кулинарные курсы закончил. Сами попробуете. - Сссшшшш. – полотенце дергалось в разные стороны. Михаил подхватил тяжеленную корзину и понес через деревню к лесу. Следовало дойти до конца улицы, пройти через небольшую площадь-пятачок, свернуть к короткому переулку, а дальше по грунтовой дороге к озеру. Конечно, проще переступить упавший забор и выпустить змей тут, но не для того парень их столько времени ловил, чтобы они к утру вновь на газон сползлись. Солнце уже пекло серьезно, придавливая к пыльной дороге, даже фанатичные дачники расползлись под тени на своих участках и ревниво оглядывали соседние. - О, сосед, куда урожай несешь? – на пятачке окликнул Деревяшкина сосед Генка. – Что там у тебя такое? - Да так, по мелочи. – притворно скромно дернул плечом Миша, выдохнул, поставив тяжелую корзину на дорогу и демонстративно потряс руками. – Не съедобное, скорее, из области животноводства. - Поросят что ли разводить начали? Или кроликов? – встряла баба Катя, ковыляя ближе к своему забору. - Курей! – проголосовал кто-то из соседей, столпившихся своих заборов. Миша скромно сделал шаг назад, оставив корзину с чуть шевелящимся полотенцем сверху. Первым не выдержал интриги Борис Иванович, любопытный бугай-ЧОПовец. Он сдернул тряпку, а оттуда с дружелюбным шипением поднялся «букет» ужей. - Ааааа! – тоненько взвизгнул мужик. – Ептвашумать! - Вот, собрал урожай, сам вырос. – сдерживая ухмылку проинформировал Деревяшкин. – Газон собрался стричь, а не могу же я по ним? Зачем мне нарезка из ужей? Я не поклонник японской кухни. - Сволочь, я же змей боюсь! – взвыл Борис Иванович. - Зачем тогда в Змеищах дачу взяли? – успел удивиться парень, прежде чем его скула состыковалась с пудовым кулаком. – Ай! - Умный больно! – рыкнул бугай и потопал прочь. Соседи довольно шушукались: как же такое представление, на неделю сплетен хватит. Мишка с мрачным выражением лица сплюнул кровь, накинул полотенце на змей, подхватил корзинку и побрел к лесу: «Что ж, стоило ожидать удара по морде. Ехидничать надо издали, имея пространство для маневра. Сам виноват». Деревяшкин рысью пробежал по грунтовке и вытряхнул «урожай» на уютной полянке около озера: - Думаю, вам здесь понравится. - Шшшшш… - из травы поднялись несколько коричневых голов. - Ого! Медянки? – опасливо отодвинулся Миша, и, высоко поднимая ноги, вышел на грунтовку. – Точно, змеиное царство. Он вернулся домой и до позднего вечера хлопотал по хозяйству: стриг траву, варил варенье из черной смородины. Неудивительно, что молодой человек совершенно без сил упал в кровать. А когда свет в домике погас, внимательно наблюдавшие из леса змеи с тихим шипением сползлись ближе к строению. На следующее утро Деревяшкин вышел на крыльцо и с неприличным визгом отпрыгнул в маленькую прихожую: пяток черных тел вольготно разлеглись на бетоне. Собравшись с духом и аккуратно переступая через них, он дошел до выносной кухни, где около газового баллона остались медный таз с остатками варенья и половина мешка сахара. - Так, я вообще ничего не понял! Гугл, ответь, змеи сладкое едят? – смартфон ожидаемо прикинулся зависшим. Осторожно Миша поднял таз и вытряхнул двух ужей в астры, еще трое нашлись под столиком, их парень уже голыми руками похватал у голов и выкинул в те же цветы. – Блин, что ж вас сюда тянет-то? Вы что, родственники, вчерашних выселенцев? За наследством вернулись? - Шшшшш… - трепеща черным языком, приподнялся крупный уж. - Шшшипелки. – скривился парень и ушел в дом. Некогда размышляя над повадками фауны, дел по горло. А дальше было неспешное перекапывания огорода, когда змеи ползали по свежим вскопам и глотали лягушек. Сгребание гнилого забора у леса в бочку около калитки для последующего сжигания. На практически постоянное шипение Деревяшкин уже не реагировал, надел болотные сапоги и старался не отдавить хвосты пресмыкающимся. Периодически то тут то там раздавались визги и вопли, очевидно, соседи тоже страдали от непривычного нашествия местной фауны. «Что-то я в детстве столько змей не помню. А говорят экология плохая. Нифига, наоборот, улучшается». – Михаил сосредоточенно дергал гибрид свеклы и моркови из грядки, но растение обильно выделяло сок и упорно сопротивлялось ударам тяпки. - Эй, Миша, ты уже со змеями подружился? – окликнул его бодрый женский голос от забора. - Ооооо… - простонал парень. – Сашка-забияка! - Так да или нет? Ты же их вчера катал до леса, за что тебе Борька глаз подбил. – крепко сбитая девушка с короткими встрепанными рыжевато-русыми волосами вошла в калитку. – Природу обижать нельзя, а здешних змей и подавно! - И ты про Царя-Полоза. – сквозь зубы простонал парень и показал ей зверски выдранное растение – вот это что такое? - Хрен. Ты же его знаешь. – пожала плечами собеседница. – Просто не выдернешь. И нафига ты Полозу нужен? Тебя какой-нибудь змеелюд приберет. А уж как-то пойдет – к ладу или худу, от твоего поведения зависит. Деревяшкин закатил глаза и звучно приложился испачканной ладонью ко лбу. Соседка Сашка с детства отличалась подвижной психикой и странной логикой: деревенская сумасшедшая, или, как шептались, ведьма. Александра Воронина, что называется «из местных», в свои 32 года четырежды была замужем, однако сохраняя верность одному любовнику. Как говорили в деревне, змея подколодного. Конечно, доказательств не находилось, Сашка на расспросы хихикала, а соседи на всякий случай её опасались. - Хрен так хрен. – выдохнул Миша. – Тебе он нужен? - Не, я не люблю сильно острое. – отказалась девушка, сунув нос в переносную кухню. – О, тоже варишь джем? - Черносмородиновое варенье, а сегодня, если соберу, буду готовить мармелад из красной смородины. – поделился планами парень, но скис, оглядев фронт работ. – Ненавижу собирать ягоды. А мне еще траншею под забор копать. - Так попроси, что б собрали. Ведра выстави, а сам иди отдыхать и в сад не гляди. – как само собой разумеющееся посоветовала Александра. Деревяшки подозрительно покосился на нее: - Свистни птичкам, и почивать ложись, утро вечера мудренее, да? - Вот, ты сам все понимаешь! – просияла собеседница, ободряюще похлопала его по плечу. – Надо помнить народную мудрость, я всегда так делаю! - Оно и видно. – тихо пробурчал парень, с досады втыкая хрен обратно в грядку, но ботвой вниз. Та, словно не слышала его недовольства: - Хорошо, что ты змей вареньем прикормил, они и их старшие родичи сладости любят. Только, не магазинные химические, а домашние, особенно сваренные руками любящего человека. – её болотно-зеленые глаза подернулись мечтательно поволокой. Мгновение и очи затянуло белесой пленкой, раз, другой. Миша от удивления сел на задницу, помотал головой. «Странные глюки. Вроде сижу в тени, не могло головушку напечь. Ишь, моргает, как… как змея! Точно, третье веко! Да не, бред! Везде пресмыкающиеся мерещатся». – занятый своими мыслями он не обратил внимания на острый взгляд Сашки, её усмешку. - Попроси, вот прямо сейчас, и увидишь что будет. – настойчиво советовала она, до предела сократив расстояние между ними. – После оставишь пару банок с мармеладом. Только обязательно скажи: благодарность за помощь старшему брату и младшим родичам. Не забудь. - Старшему брату, это как Большой Брат? – вяло возмутился Миша, кивнул – скажу. - Вот прямо сейчас. Молча, как в каком-то ступоре, Деревяшки достал из сарая два ведра, поставил их у усыпанных смородиной кустов и произнес: - Пожалуйста, помогите собрать красную смородину, я потом с вами мармеладом поделюсь. – развернулся и пошел к Сашке. Та радостно чмокнула его в нос и развернула в дом, с наставлением поспать. Миша не спорил, глаза закрывались, он с трудом дошел до диван, рухнул на него и уснул. Однако через пару часов его ждало потрясение – полные с горкой пятилитровые ведра. Собрав свои скудные навыки следопыта, парень выяснил, что трава не примята, ветки растений не поломаны, только на многих небольшие царапины. Ощущение, словно ягоды телепортировали в тару. - Ладно, я тоже свои обещания держу. – скрипнул зубами парень, поднял ведра и понес на переносную кухню. Он твердо решил последовать совету Сашки, выставить мармелад и проследить, кто возьмет. «Ведьма она все-таки натуральная! То ли ее шуточки, то ли реально чертовщина какая-то»! До самого вечера провозившись с мармеладом и джемом, Миша разлил продукт по литровым банка и четыре отнес поближе к лесу, поставил, громко объявив: - Вот ваша доля в благодарность за помощь. Парень твердо решил выяснить кто возьмет плоды его трудов, не змеи, в самом-то деле. Он быстро ополоснулся, нацепил трусы, берцы, замотался в простынь и устроился у окна бдеть. Банки декупированы рисунком светящейся краской и довольно отчетливо видны в полумраке. Впрочем, кое-чего «охотник» не учел – собственную усталость, и очнулся он только в третьем часу ночи. Промогавшись, Деревяшкин увидел, что еле заметный флурисцирующий рисунок смутно виднеется в темноте. Торопливо подхватившись, Миша на цыпочках понесся на выручку банкам. В темноте он несколько раз подвернул ноги, продрался, как медведь сквозь какие-то заросли и вот она банка! - Попались! – в лучших злодейских традиция расхохотался Деревяшкин, из мобильника направляя фонарик на пленителей мармелада. – Я был не прав. – слабым голосом сказал он. - Шшшш… - недовольно разшипелись несколько змей, связавшихся в клубок и в этом переплетении тащившие банку. - Вы едите сладкое? – недоумевал парень, почесал затылок. – Змей кто-то выдрессировал на поиск сладостей, а они приносят… Да нет, бред полный! – он развернулся и пошел к домику, бурча по дороге – теперь верю Сашке, если змеи банки прут, то и ягоды собрать смогут. Где я живу? С трудом выбравшись на участок Михаил вздрогнул от громкого звона: кто-то хозяйничал на переносной кухне. «Это уже наглость! Я четыре литра мармелада отдал, на неделю всем лесным змеям хватит! Только не говорите мне, что медведи приперлись»! – негодовал парень, горя желанием ободрать похитителям хвост. Луч смартфона высветил опрокинутую пятилитровую кастрюлю, здоровый моток черного шланга и чавканье из таза. Миша молча подкрался к пожирателю варенья и схватил обеими руками в районе таза. Тут же «шланг» распрямился, чувствительно врезав парню по скуле и под дых, однако человек не сдался. Противники рухнули на землю, не выпуская друг друга из колец и удушающих объятий: - Ты что ж делаешь, вор хренов! Неужели попросить нельзя? – пропыхтел Миша, чувствуя, словно тисками сдавливает ногу. – Задушишь на хрен! Он скорее почувствовал, чем увидел, как перед носом клацнули клыки, и инстинктивно отпрянул, разжал руки, чем и воспользовалось пресмыкающееся, стремительно рванув в сад. Впоследствии Михаил проклял свои хватательные инстинкты, заставившие его машинально уцепиться за хвост. Громкий шип, с каким-то недоверием, и в свете фонаря с дороги хорошо заметно как золотисто-коричневый змей привстал на хвосте и с недоумением на морде смотрит на человека: - У меня глюки, но ты красивый. – ляпнул парень, рассмотрев вертикальные черные полоски на золотом фоне от челюсти до хвоста. – Насилие – плохой метод знакомства. Пресмыкающееся высунуло длинный черный язык, мазнув по лицу человека, а затем кольца змеиного тела распрямились, как катапультой бросив Деревяшкина спиной об стену домика: - Скотина. – простонал тот, прежде чем его сознание померкло. Змея неясной видовой принадлежности подползла поближе к повершенному противнику, внимательно обнюхала, попробовала кровь из царапин, и, перекинув пару своих колец на его грудь, оттащила в дом, оставив на ковре. После, она с вниманием обползла несколько комнат и удалилась доедать варенье. Наутро Михаил с трудом разогнулся из позы зю, и, постанывая, вышел на улицу, где его встречал вылизанный до первозданной чистоты таз: - Надеюсь, оно не слипнется. – вслух произнес свои опасения парень, бесцеремонно перешагнул проползавшего ужа и ушел в душ. «Не понимаю, какой удав ко мне ночью приползал? Умный сладкоежка. Интересно, он меня в дом перетащил или я сам переполз»? Однако хочешь, не хочешь, а надо заниматься хозяйством. Пришлось размечать линию нового забора по старой и браться за лопату. На шестом метре копки траншее полуметровой глубины энтузиазм молодого садовода окончательно иссяк. Донимали слепни и комары, хваленые браслеты-отпугиватели гнуса практически не работали, и работали как-то не так. Как бы то ни было, а Деревяшкин скинул футболку и поминутно чесался и матерился от укусов. Змеи поначалу шныряли то тут то там, а затем посворачивались клубками на солнышке и немигающее уставились на работающего человека. Вскоре Миша заметил и ночного сладкоежку – здоровенный змей по габаритам сравнимый с питоном, но угольно-черного цвета с золотыми полосками и перламутровыми коричневыми пятнами: - Не слипся. – констатировал парень, опираясь на лопату. – Что ж, я рад. Скажи-ка, что ты за экзотический экземпляр для средней полосы России? Или ты незаконнорожденный потомок питона и гадюки? – на этих словах змей с грозным шипом взвился вверх на хвосте, угрожающе закачался. – Такое чувство, что ты меня понимаешь. – скептически хмыкнул Миша, заворожено наблюдая за перетеканием узора на змеиной шкуре. – Я не хотел сказать, что ты ублюдок, но, согласись, в наших широтах таких анаконд не водится. - Шшшшхааааа! – в шипе послышалось пренебрежение. - Согласен, она страшней, а ты красавчик. – пропыхтел Деревяшкин, вернувшись к работе. – Все-таки рекомендую тебе снизить потребление сахара, иначе в прямом смысле влипнешь куда-нибудь. Например, приманит тебя хоть… Борька-ЧОПовец на сладкое и продаст на ингредиенты – мясо – в японский ресторан под видом угря, а шкуру – узбекам на кошельки. Тебе это надо? – змей стремительно приник к земле, спрятавшись в траве, и только негодующе шипел и фыркал. – Борька знаешь, как змей боится, даже мне по морде двинул за то, что влез в мою же корзинку! А там – ужики! Представляешь? – он хмыкнул, с хеканьем вонзив лопату в землю. – он продолжал копать, не обращая внимания на слушателей. Крупный змей стремительно струился сквозь высокую траву к цели – здоровенному пузатому мужику, валяющемуся в гамаке. Тот дремал, надвинув на лицо желтую панаму. Пресмыкающееся подползло ближе, пощекотало языком сквозь сетку обнаженную тушу. Оная недовольно засопела и почесалась. Змей приподнялся на хвосте и понюхал языком подбородок мужика: - Ммм… - промычал тот и сдвинул панаму повыше – ааааа! - Шшшшш… - глумливо прошипел змей, приоткрыл пасть, продемонстрировав клыки с выступившим ядом. - Змея! – фальцетом пропищал Борис, попытался свалится с гамака, но не без помощи сильного хвоста, запутался в сетях, громко вереща. Пресмыкающееся ползало вокруг него, шипя на все лады. Мужик верещал, безуспешно дергался и писался от страха. Такой цирк продолжался, пока из домика не выскочила жена на помощь. Углядев здоровенную женщину 56 размера со сковородкой, змей юркнул под кусты малины, а тетка заметив безобразие, с досады благословила мужа орудием возмездия. Вопли, мат, взаимные претензии еще долго привлекали внимание соседей, а виновник переполоха уполз на участок Деревяшкина и любовался на человека из смородины. Михаила вновь навестила Сашка, и он в красках рассказал о поимке змея на варенье. - Вот видишь, я же тебе говорила! Тебя заметили! – местная ведьма радостно треснула его по плечу, вынудив присесть. – Осторожно познакомься с ним поближе. Найдите точки соприкосновения. – она неопределенно помахала рукой. - Ага, молочка вместе попейте, вместо пива. – с сарказмом проговорил Деревяшкин. – Честно говоря, уже на сладкое смотреть не могу, а ты напомнила и так молочка с горячей булочкой захотелось. – он сглотнул голодную слюну. – Умотался, готовить не могу. – он поморщился, потирая руки. - Ты же все на лету схватываешь! – неподдельно восхитилась Александра. – Молока принесу, булочек тоже, ты только не теряйся. Тот застонал от "мамочкиных" наставлений и пошел прочь. Когда сгустились сумерки, вымытый и расслабленный парень сидел на бревне, служащей скамейкой, и, прищурившись от удовольствия, ел теплую булочку с маком и запивал прохладным молоком из толстостенной кружки. Рядом устроился здоровенный змей и, обхватив стакан кольцом, торопливо лакал молоко. Уютное молчание нарушало жужжание комаров, да треск антимоскитной свечи. Вскоре человек начал клевать носом, мотнул головой: - Все, пойдем по норкам, змеище. – он собрал посуду и отнес в дом, сопровождаемый шуршанием. На террасе Деревяшки едва не наступил на пресмыкающееся. – Эй, я же ясно сказал – своя норка! – змей повернул морду боком и поморгал третьим веком, словно подмигивая. – Ээээ, да ты что, глазки мне строишь? - Шшш… - Ладно, ложись здесь. – Миша слишком устал чтобы спорить, бросил круглую подушку с дивана на пол. – Спокойной ночи. – невнятно, из-за зевка пожелал он. Пресмыкающееся безропотно заползло на предложенное лежбище, а когда человек засопел, осторожно забрался на кровать. Михаилу снилось, что его душат, на грудь давило, он с трудом открыл глаза и увидел на подушке радом с собой змеиную голову, а тяжеленные кольца почти полностью навалились на него. Громкий переливчатый вопль спугнул гусей из лужи у колодца, а преследуемый криво бросаемыми подушками змей, уносил хвост в лес: - Как ты мог забраться в мою кровать без разрешения! – орал Миша, из принципа гоняя пресмыкающееся. – У приличных людей без знакомства так не принято! Змеи притаился в зарослях малины, почесал нос о ветку и уполз. Для Деревяшкина день прошел в привычной суете и заботах, только очень дискомфортно без змей. Парень постоянно оглядывался, смотрел под кусты и под поленницу, ища змея-переростка. Но тот отсутствовал, как и его сородичи. «Неужели я был слишком груб? Обидел его? Надо бы извиниться». – терзался угрызениями совести Миша. – «Вот приползет – обязательно напою молоком с вареньем». За день без змей парень весь издергался, совесть просто загрызала, а вечером выйдя из душа, наткнулся на ужика на ковре: - Ой, ты-то здесь откуда? Та зашипела и поползла к выходу. - Стой! Меня подожди! – завернувшись в простынь и торопливо всунув ноги в тапки, человек рванул за ней. На улице змея прибавила ходу, из травы к ней присоединялись новые пресмыкающиеся. В сумерках Деревяшкин едва не наступал им на хвосты, но упорно преследовал. Он не заметил, как они углубились в лес и двигаются в неизвестном направлении. Миша попытался повернуть, но сзади его подпирали змеи, ведя его, словно в кольце. Пришлось смириться с судьбой и выяснить, куда его загоняют. Вскоре его вывели на знакомую поляну у озера. Вода слегка фосфоресцировала, ветви ивы шелестели над озерной гладью, маня подойти. Парень приблизился, ежась от холода и замер зачарованный. Голубые искорки кружились по воде, завиваясь в спираль, как галактика. Плотнее, быстрее вращение, и взрыв! Из центра «галактики» выскочил человек и застыл на поверхности, пристально глядя на Деревяшкина. Тот молча выпучил глаза, пока некто плавно приближался к нему на берег. Красивое андрогинное лицо, с черными губами и подведенным черной подводкой глазами. Черные же длинные волосы стекали до черно-золотистой юбки, мускулистый торс раскрашен золотистыми линиями, на руках, шее и лбу – причудливые украшения. Прохладные пальцы с острыми черными когтями коснулись лица Миши, очертились линию скулы: - Что ж, давай знакомится, как порядочные люди. – ехидно предложил он, пришепетовая. – Я не против, ты приятен мне и готовишь хорошо. - Я тебе не баба, что б готовить хорошо. – буркнул парень, отстраняясь. – Просто люблю заниматься кулинарией. Разве ты не знаешь, лучшие повара – мужчины? - Пусссть так. – зашипел-засмеялся незнакомец. - Вот же змей! – в сердцах ляпнул Деревяшкин, и с изумлением заметил, как шуршит «юбка». Протянув руку и нащупав рельефную кожу, проследив до травы, ахнул – это ж хвост! Змеиный! Ты – змей? – он попытался отстраниться, но был перехвачен. - Что тебя удивляетссс? – прошипел змей, приближая свое лицо вплотную, и человек увидел черные, без белка золотистые глаза и вертикальный зрачок. – В Змеищах живешшшь, выполнил вссе ритуалы по поиссску партнера, а теперь напопятный? Не выйдетсссс. - Какой ритуал? Чего? – глупо хлопал глазами парень, а затем пришло понимание – ах Сашка, ах, змея подколодная! Полоз засмеялся, зашипел, теснее прижимая Деревяшкина к себе: - Она знает, что делает, не зря их клубок уже много летссс связывает наши народыссссс. - Так она еще и потомственная сводня. – расстроился Михаил, без успеха подергался и расслабился. – Я ей еще устрою. - Не злисссь. – вновь рассмеялся змей, тиская человека. А затем его глаза вновь оказались очень близко, и кожа под руками слегка шершавая и очень теплая, а губы, коснувшиеся его губ, твердые и настырные. Ближе к вечеру Сашка, местная ведьма с визгом носилась по деревне, удирая от прихрамывающего Миши, громко вопившего: - Змея подколодная! Мать змеенышей! - Я тебе самое дорогое от сердца оторвала! Сына не пожалела, и вот она благодарность! – надрывно завывала девушка. Соседи шушукались, мол чокнутых в Змевищах прибавилось. А вскоре новые появились новые сплетни, и почти никто не обращал внимания на частые отлучки Деревяшки в лес, на непонятные шебуршения в его домике и вопли. Чокнутый, что с него взять.
© 2009-2021 Книга Фанфиков
support@ficbook.net
Способы оплаты