Перевод

Доспехов на мне нет 94

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Вольтрон: Легендарный защитник

Автор оригинала:
favspacetwink
Оригинал:
https://archiveofourown.org/works/17028747

Пэйринг и персонажи:
Широ/Кит, Кит, Широ, Мэтт, Лэнс, Аллура, Ханк, Пидж
Рейтинг:
NC-17
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: ER PWP Анальный секс Множественные оргазмы Нецензурная лексика Романтика Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
— Справедливо, — хмыкает Мэтт. — Но с другой стороны, как давно они поженились, всего месяц назад? У них банально не было времени друг на друга. Так что, думаю, вы позволите им взять небольшой выходной, чтобы они могли заняться… — он мягко прикрывает уши Пидж, — сумасшедше горячим сексом для молодожёнов.

— Я тебя **умоляю**, — возражает Лэнс. — Их предел сумасшествия — это миссионерская поза, включённый свет и глядение друг другу в глаза.

Посвящение:
Всем шипперам, которые всё ещё отчаянно держатся за борт нашего почти затонувшего корабля.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
1. Да, я выкладываю шейт-порно вместо того, чтобы обновлять впроцессники, но у меня есть оправдание: сегодня мой день рождения, мне можно, что вы мне сделаете, я в другом городе 😂
2. Ровно год назад вышел сезон-которого-не-существует, значит, нам срочно необходима панацея для разбитого сердца. А что может быть лучше счастливо женатых шейтов, которые занимаются любовью назло всяким антисам, создателям влд и чайным пакетикам?
3. Это один из самых горячих и чувственных пвп, что я когда-либо имела удовольствие читать, поэтому выключаем голову и наслаждаемся 🖤

**!!!** Разрешение на перевод от автора получено.
14 декабря 2019, 14:49
Примечания:
Всем приятного чтения! 🔥
Да прибудет с нами Шейт 🖤❤
      Много времени прошло с тех пор, как Киту было позволено просыпаться поздно.       Как, например, сейчас, когда-они-с-Широ-проспали-все-будильники-и-у-них-осталось-пять-минут-до-начала-тренировки-с-командой.       Настолько поздно.       В защиту Кита стоило отметить, что самый надёжный в мире будильник — его муж — смог уснуть только ближе к утру, измученный нескончаемыми ночными кошмарами.       Обычно Широ поднимается вместе с рассветом, в то время как Кит спит достаточно чутко, чтобы проснуться от шума, устраиваемого Широ во время утренних сборов.       Сегодня же всё немного иначе. Кит настраивает воду в душе, а потом забирается в кабинку, задумчиво вздохнув. Мысленно он уже успел задаться вопросом, как много упрёков в свой адрес они с Широ получат от паладинов, если он сообщит им, что сегодня они остаются дома.       Он устало мычит себе под нос и подставляет голову под тёплые струи воды. Опять же, что скажет Широ, если Кит его не разбудит. Вспоминается случай, когда Широ был вымотан больше обычного и не спал до четырёх утра, а Кит, сжалившись, позволил ему отдыхать до полудня. Широ так сильно расстроился, что не разговаривал с Китом почти весь день. Их обоих круглосуточно дожидаются неотложные дела, кто-то из капитанского состава постоянно требует немедленного присутствия Широ, однако большая часть служащих Гарнизона как-то умудряется находить время для выходных.       Занятие в спортзале — как раз одна из тех вещей, о которой не стоит особо беспокоиться.       Кит слышит скрип открывающейся двери и не сдерживает улыбку, осознавая, что одна проблема только что решилась сама собой. Он тянется за шампунем и терпеливо ждёт, пока Широ присоединится к нему.       Сразу после сна движения Широ сильно заторможены, и к тому времени как он успевает забраться в душевую кабинку и крепко прижаться всем телом к спине Кита, тот уже смывает с волос шампунь.       — С добрым утром, детка, — нежно шепчет Кит.       Широ хмыкает в ответ, обвивая руками живот Кита, и притягивает его ближе к себе, утыкаясь носом в изгиб шеи.       — Мы проспали, — сообщает Кит.       То, что у Широ выдалась неспокойная ночь, Киту давало понять исключительно всё: постоянные пробуждения от кошмаров среди ночи и вялое состояние с утра. И, что ж… Обычно Широ выступает против пропуска тренировок, но всё же, если Кит постарается и правильно подберёт нужные слова, то, вполне вероятно, сможет убедить его взять небольшой отгул.       — Как спалось? — интересуется Кит. Широ снова издаёт нечленораздельный звук и сильнее опирается на Кита.       — Не очень.       Кит понимающе хмыкает.       — Знаешь… я тут подумал, может, мы могли бы устроить нам выходной? Например, сегодня. Неотложных дел у нас нет, и я правда не думаю, что хоть кто-то из нас двоих смог нормально выспаться этой ночью.       — Хм-м-м, — Широ задумался. Это очень хороший знак. — Я даже не знаю, малыш.       — Ну Такаши-и-и, — канючит Кит. Он крепче прижимается к телу Широ, тёплому после сна и влажному после душа, и все бережно заготовленные для спора слова улетучиваются из головы. — Всё, что у нас запланировано на сегодня — это дурацкая тренировка и никому ненужные собрания.       Широ смеётся, проводя губами по гладкой коже шеи Кита.       — Ты же точно знаешь, что я прав, — добавляет Кит, воодушевлённый отсутствием какого-либо протеста со стороны мужа.       — М-м-м-м, — согласно мурчит Широ, продолжая губами ласкать его шею.       Кит судорожно выдыхает, когда по телу дрожью прокатывается тёплая волна. Он откидывает голову на плечо Широ, прижимаясь к нему ещё крепче, и доверчиво подставляет шею под ласковые и ленивые поцелуи. Губы Широ неторопливо порхают по бледной коже так, будто время не имеет для него абсолютно никакого значения.       — Пойдём обратно в кровать, Такаши, — бормочет Кит.       И когда Широ издаёт глухой стон, скользя губами по линии челюсти Кита в знак признательности за поцелуй, Кит понимает, что сумел добиться своего.

***

      Сразу после окончания очередного набора упражнений, именуемых людьми «отжиманиями» — самый эффективный метод тренировки, в котором задействованы все виды мышц, — Аллура в сотый раз посмотрела на часы.       — Кто-нибудь видел сегодня Кита или Широ?       — Пока нет, — ответил Лэнс.       — Может, они проспали? — предположила Пидж и рухнула на пол рядом с принцессой, покончив с разминкой.       Ханк в ответ лишь рассмеялся:       — Не думаю, что Широ вообще в курсе значения слова «проспать».       Аллура нахмурилась, снова переводя взгляд на часы:       — Возможно ли, что они забыли о тренировке?       — Эй, не то, чтобы меня это касается, но какова вероятность, что они всё же появятся? — спросил Мэтт, всё это время ошивавшийся в углу занятого ребятами спортзала. — Лично я готов взять на себя роль основателя и президента клуба «Такаши Широгане Жизненно Необходим Здоровый Сон».       Паладины рассмеялись, а Аллура отпила воды из своей бутылки.       — Я согласна, что тренировка для них необязательна, но остальным после разминки не помешало бы устроить спарринг. Кто знает, может нам есть чему друг у друга поучиться. А Кит и Широ — наши лучшие бойцы…       — Эй! — возмутился Лэнс.       — … когда дело касается рукопашного боя, — закончила принцесса. Лэнс немного остыл, и Аллура нежно ему улыбнулась. — Тебе стоило дать мне договорить, дорогой.       Щёки Лэнса в эту же секунду налились румянцем:       — Прости.       Ханк хихикнул, хлопнув ладонью по коленке.       — Справедливо, — хмыкнул Мэтт. — Но с другой стороны, как давно они поженились? Всего месяц назад? У них банально не было времени друг на друга. Так что, думаю, вы позволите им взять небольшой выходной, чтобы они могли заняться… — он аккуратно прикрыл уши Пидж, — сумасшедше горячим сексом для молодожёнов.       — О боже, — простонал Ханк, пряча в ладонях стремительно краснеющее лицо.       Пидж раздражённо скинула руки брата со своих ушей и закатила глаза.       — Я тебя умоляю, — возразил Лэнс. — Их предел сумасшествия — это миссионерская поза и пристальное глядение друг другу в глаза с включённым светом.       Мэтт тут же разразился заливистым смехом, а Ханк метнул в сторону красного паладина сердитый взгляд.       — Они нам как родители, Лэнс! Не говори о них так!       Одной из наиболее любопытных вещей, открытых Аллурой на Земле, было категорическое нежелание людей обсуждать свою или чью-то личную жизнь при посторонних. Другие встреченные ею расы не считали позорным и стыдным говорить с кем-то об интимных вещах; таких взглядов придерживалась и сама Аллура. Понять точку зрения землян она отчаялась, но чисто из уважения к друзьям, воздерживалась от упоминания очень неловкого положения, в котором она две недели назад застукала Широ и Кита в кабинете.       Возможно, однажды, при удобном случае, она упомянет это в разговоре с Лэнсом. Но только возможно.       — Может, я и могу назвать Широ своим космопапой, но вот Кит точно не мой космо… эм… ещё один папа, — продолжил настаивать Лэнс.       — Окей, тогда он наш приёмный космопапа, — сказал Ханк. — Господи.       — Вы идиоты, ребят, — подвела итог Пидж.       Аллура отставила бутылку с водой в сторону и вернулась к отжиманиям с твёрдым намерением получить от тренировки как можно больше, даже если остальные этого делать не собираются.

***

      — Кит, детка, взгляни на меня.       Кит удивлённо моргает — и когда только успел глаза закрыть? — и, резко выдохнув, с силой вонзает ногти в спину Широ, стоит тому войти в тело Кита на пару дюймов глубже.       Взгляд тёмно-серых глаз каждый раз полон беспокойства, смешанного с лёгкой усталостью, и этот раз — не исключение.       — Всё хорошо?       Кит коротко кивает, перед тем как обнять Широ за шею, притягивая ближе для поцелуя. Он слегка прикусывает его губу в момент, когда угол проникновения меняется, и тело старается подстроиться под новый ритм. Губы Широ плавно скользят по его щеке, а бёдра слегка покачиваются, постепенно набирая силу, в то время как Кит борется с необъяснимым желанием выгнуться навстречу в тот момент, когда ресницы Широ щекочут его скулы.       — В тебе так приятно, — еле слышно шепчет Широ.       Он выпрямляется, и оба стонут в унисон, стоит только бёдрам Широ крепко прижаться к ягодицам Кита. Одной рукой Кит зарывается в короткие волосы Широ, притягивая его ближе — он готов поклясться, что слышит довольное урчание Широ от ощущения слегка царапающих кожу ногтей.       — Удобно? — дразнится Кит.       — М-м-м, мог бы уснуть прямо так, — отзывается Широ, немного отстраняясь, чтобы Кит смог увидеть его донельзя довольную улыбку.       От одного лишь вида изнурённого, но столь очаровательного, Широ и от осознания, как сильно муж заботится о нём, в животе у Кита порхают стаи бабочек.       — Или я мог бы оседлать тебя.       Широ качает головой, отодвигая бёдра чуть назад с отчётливым скользящим звуком.       — Мне больше нравится, когда ты так близко.       А затем резко вгоняет член обратно, на всю длину, срывая с губ Кита поражённый стон.       — Мне никогда не надоест заботиться о тебе, детка.       Как только Широ произносит нечто подобное, Кит всегда отвечает раздражением — никто и никогда не был и не будет обязан о нём заботиться, нет уж, спасибо. Но совсем недавно Кит усвоил другой урок: он не нуждается в заботе, но ему нравится, когда эту самую заботу ему оказывают.       Может, раньше он и возмущался, однако сейчас он тает.       — Широ… о боже.       У Широ не остаётся свободной руки, когда он переносит вес на локоть и начинает размашисто двигать бёдрами, но когда Кит вскрикивает, запрокидывая голову, его алтеанский протез подлетает ближе и мягко гладит Кита по щеке. Кит расслабляется от этого прикосновения, впиваясь ногтями в спину мужа, стоит только Широ отыскать нужный ритм. Он растянут совсем немного больше необходимого — впрочем, как и всегда, — но всё равно не может полностью насытиться ощущениями, а поэтому без стеснения закидывает ноги на талию Широ, вынуждая его входить глубже.       Широ стонет и крепко целует Кита, двигаясь плавно и размеренно. Слабые искры боли, ранее пробегавшие по спине Кита, стремительно испаряются с каждым последующим выдохом, оставляя за собой лишь бесстыдное и яркое желание.       Его муж такой сильный — Кит буквально висит на нём подобно осьминогу, однако Широ это нисколько не отвлекает: он спокойно удерживает свой и чужой вес одной рукой, не сбивается с ритма и даже, чёрт возьми, не потеет. От мысли об этом Кита бросает в дрожь, и он громко стонет в поцелуй.       Не в силах сдерживаться, Кит подкидывает бёдра навстречу толчкам, пытаясь угнаться за ещё более острым удовольствием. В итоге они движутся в унисон, и с губ Широ срывается приглушённый стон.       — Боже, детка…       Во время очередного мощного толчка Кит кусает нижнюю губу Широ, вынуждая его зашипеть: на языке распускается вкус крови, и только тогда к Киту приходит осознание, что он случайно выпустил клыки.       — Чёрт, прости, — выдыхает он.       Широ слегка отстраняется и гладит Кита по волосам, слизывая кровь. Его взгляд заметно темнеет.       — Не извиняйся. Ты ничего не мог — ах — поделать.       Он смотрит на Кита так, словно хочет проглотить целиком. Кит вздрагивает, выгибаясь, когда алтеанская рука слегка оттягивает его волосы.       — Ничего не мог поделать, — низким голосом повторяет Широ. Он вновь облизывает губы, и это последнее, что видит Кит, прежде чем член Широ попадает прямо по его простате, вынуждая зажмуриться от резко накатившей волны удовольствия. — Очень приятно, правда?       — А-ах…       Широ целует его в краешек губ один, два раза, сопровождая эти лёгкие прикосновения грубыми толчками, пока Кит не чувствует, что готов взорваться от наплыва эмоций, и не начинает обрывисто хватать ртом воздух. Как только у него получается открыть глаза, он видит, что выражение лица Широ изменилось на кардинально противоположное: теперь он смотрел на него с любовью и обожанием, которые совсем не сочетались с тем, как жёстко он его трахал, вбивая в кровать. От такого резкого контраста Кита бросает в жар.       Широ, должно быть, это замечает и тоже краснеет, толкаясь глубже.       — Я просто… очень люблю твои клыки.       — Заткнись, — Кит пуще заливается краской и втягивает Широ в очередной поцелуй, прерывая поток смущающих слов. Широ хихикает ему в губы, понимая намёк, и возобновляет былой ритм.       В этот раз Кит не забывает о зубах, целуя Широ горячо и развратно. Он почти отчаянно подмахивает бёдрами в такт толчкам, пытаясь потереться истекающим смазкой членом о твёрдый торс Широ. Кит всегда желает быть ближе, мечтает прижаться к Широ всем телом, чувствовать каждый сантиметр его кожи.       Отыскав удобный угол, при котором его член получал бы достаточно трения, Кит крупно вздрагивает и упирается пятками в ягодицы Широ, упиваясь тем, как тот горячо шепчет в ответ и зарывается лицом в изгиб его шеи. Пару секунд спустя алтеанская рука отпускает волосы Кита и медленно скользит ниже, между телами, и обхватывает его член.       — О господи, обожеобоже, — стонет Кит, окончательно сбиваясь с дыхания.       Механическая рука — широкая, твёрдая и удивительно тёплая — бережно ласкает Кита, контрастируя с почти грубым ритмом, заданным Широ. В животе Кита разгорается огонь, и жар от него устремляется прямиком к члену, пульсируя невыносимо горячо, пока Кит не начинает кричать после каждого удара бёдер.       — Кончишь для меня? — шепчет Широ, тяжело дыша.       — Да, — в ту же секунду отвечает Кит. Он уже давно достиг точки невозврата: конец неумолимо приближается, и Кит цепляется за Широ так, словно погибнет, если отпустит. — Да, да, Широ, пожалуйста…       — Я с тобой, детка.       Широ проводит языком по ушной раковине Кита; Широ большой, любящий, и он повсюду — каждый дюйм Широ принадлежит Киту — и Кит отпускает себя, сжимаясь вокруг члена Широ, пока горячие волны наслаждения одна за другой прокатываются по его телу. Он бурно кончает на их животы, пачкая алтеанский протез, и кусает Широ в плечо.       Как только разум Кита проясняется, он вспоминает, что снова забыл о клыках и, отстранившись, с ужасом обнаруживает на плече Широ кровавый укус.       — Чёрт, я…       — Боже, как горячо, — выдыхает Широ, ведёт плечом и шипит от боли.       Он сгребает оторопевшего Кита в охапку, скользнув механической рукой с живота на ногу Кита, и забрасывает её себе на плечо. Кит сдавленно рычит от ощущения растянутых мышц, и дикие, почти животные, нотки в его голосе удивляют их обоих. Широ наклоняется вперёд, вновь одаривая Кита потемневшим взглядом.       Широ такой красивый. Каждое утро, просыпаясь, Кит не может поверить в то, что Широ — на самом деле его муж; каждый раз у него перехватывает дыхание от того, насколько тот прекрасен, и от того, как сильно, до боли в груди, Кит его любит.       Его преданность, должно быть, отразилась на лице, потому что взгляд Широ моментально становится нежным.       — Такаши…       — Я безумно люблю тебя, — говорит Широ, мягко прижимаясь к губам Кита.       Из-за этого движения его член погружается ещё глубже в тело Кита, и тот резко выдыхает от подскочившей чувствительности. Широ проглатывает его вздохи и успокаивающе поглаживает его бедро алтеанской рукой.       Он вновь начинает размашисто двигаться, и это практически невозможно вынести — с каждым последующим толчком член Широ всё точнее бьёт по простате, посылая по телу Кита разряды острых мурашек, и погружается так глубоко, что Киту кажется, будто он может почувствовать вкус Широ у себя во рту. Кит отчаянно целует Широ в попытках заглушить вырывающиеся из груди беспомощные вскрики. Его член по-прежнему твёрдый — блять, такими темпами, он, скорее всего, никогда не станет мягким. Быть жёстко выебанным сразу после ошеломительного оргазма — это больно, однако Широ знает, что Киту нравится такая боль.       Широ одобрительно мурлычет, стоит Киту вцепиться пальцами в его волосы, а потом скользнуть ниже, сжав в ладонях его крепкие ягодицы. Их языки мокро скользят друг напротив друга, и Кит полностью теряется в ощущении двигающихся в унисон тел, превращаясь в сосуд для чистейшего блаженства, которое не перестаёт дарить ему Широ.       Спустя мгновение алтеанская рука, которая до этого удерживала ногу Кита, отпускает его. Кит прихватывает зубами нижнюю губу Широ — помня о клыках — и уже хочет возмущаться от потери контакта, как вдруг чувствует сильную хватку на другой ноге.       Осознав, что происходит, Кит широко распахивает глаза и удивлённо выдыхает, когда Широ кладёт его вторую ногу себе на плечо. Широ устраивается поудобнее, а Кит неловко мычит от растяжения. Он отпускает губы Широ, глубоко вдыхая ртом и чувствуя как покалывает губы от долгих поцелуев.       — Широ… Широ, я не смогу…       Широ слегка ухмыляется и успокаивающе целует Кита в коленку.       — Ты сможешь, Кит.       По телу Кита распространяется приятное тепло, вынуждая его нетерпеливо заёрзать. В такой позе он максимально открыт: его колени почти достают до ушей, а напряжение в мышцах бёдер и живота не позволяет нормально дышать. Однако, если Широ говорит, что у него всё получится, значит — получится. Кита волнует не столько боль, сколько страх сгореть заживо в руках Широ, насаженным на его член и практически без доступа к кислороду.       — Перебор? — спрашивает Широ.       Кит переполнен эмоциями и находится в секундах от того, чтобы расплакаться, но он скорее погибнет, чем попрощается с ощущением Широ рядом. Он качает головой и всхлипывает, дрожащими пальцами перебирая короткие пряди волос.       — Н-нет.       — Ты идеален, — выдыхает Широ. Он качает бёдрами, сначала медленно, почти не выходя, а потом постепенно наращивает темп, входя как можно глубже. — Смотри на меня, дорогой.       Как только Кит встречается с Широ взглядом, тот резко толкается в него, громко шлёпаясь бёдрами о ягодицы и выбивая из лёгких Кита гортанный стон. В глазах Широ плещется необъятная нежность вместе с бесконечной любовью, и Кит не может отвести взгляда, прерываясь лишь на поверхностные вздохи, пока Широ продолжает неумолимо двигаться внутри него.       — Широ...       — Я здесь, — отвечает Широ. — Тебе приятно?       Кит кивает, неспособный произнести ни одного другого слова, кроме имени Широ. Время идёт, но они никак не могут разорвать зрительный контакт, а когда обстановка становится чересчур интимной, Кит не выдерживает и жмурится, жалея, что ему не хватает гибкости спрятать лицо у Широ на груди,       — Нет, нет, нет, смотри на меня, детка, — настаивает Широ не терпящим возражений тоном.       Когда Киту всё-таки удаётся открыть глаза, он осознаёт, что в них застыли слёзы, сделавшие прекрасное лицо Широ нечётким, но он изо всех сил старается держать глаза открытыми, внемля просьбе Широ. Он не мог вспомнить, когда в последний раз дышал.       — Я… я так сильно люблю тебя, — шепчет Кит, срывая голос в такт глубоким толчками. Его тело как будто пылает в жарком пламени, а в животе скапливается тягучее напряжение. Мысли Кита занимает только Широ и безграничное счастье от того, что он — муж Кита; он делит с ним постель и отдаёт ему своё тело. Широ заслуживает большего — заслуживает весь мир, — и Киту думается, что это — только начало.       Алтеанская рука убирает с его лба пряди волос и зарывается в густых локонах. Похоже, им будет нужен ещё один душ — Кит почти уверен, что Широ только что размазал по его волосам сперму, — но в данный момент он совсем не против испачкаться, скорее наоборот, он хочет кричать от удовольствия.       — Я тоже тебя люблю, — говорит Широ. Он прикусывает губу, а непристойные скользящие звуки и удары сопровождают каждое его слово. — Я… уже близко…       Кит хнычет, сжимаясь на толстом члене Широ и предчувствуя приближение собственного оргазма. Хватка на его волосах усиливается, а из глаз текут слёзы. Их тела прижаты невероятно близко друг к другу, а член Кита зажат между ними, скользкий от смазки и спермы, и — господи — Кит почти дотягивается коленями до собственных ушей. Он так приятно заполнен до упора, что мог бы скончаться прямо здесь…       — Вот так, — хвалит его Широ. — Смотри на меня, когда будешь кончать, детка.       Из груди Кита вырывается отчаянный вскрик — что-то между рыком и стоном, — и он царапает грудь Широ, ощущая подступающий момент экстаза. Всё, что он может — это держать глаза открытыми. Кит знает, что Широ нравится смотреть на него в такие моменты: когда он полностью открыт, доверчив и рассыпается на части от обжигающего кайфа. С каждым последующим толчком Широ подводит Кита всё ближе к краю, один, два, три…       Первые секунды оргазма настолько яркие и интенсивные, что у Кита спирает дыхание — он открывает рот, пытаясь глотнуть воздуха, и широко распахивает глаза, не видя перед собой ничего. Потом он впивается ногтями в плечи Широ и, наконец-то набрав в лёгкие воздуха, громко воет, прогибаясь в спине и раз за разом туго сжимаясь на члене Широ.       — О, боже… блять… — бёдра Широ заметно дрожат и сбиваются с ритма, однако, не теряют мощности. Он входит максимально глубоко в тело Кита, и Кит с упоением наблюдает, как Широ постепенно теряет над собой контроль и громко стонет, кончая внутри него.       Остывая, Кит чувствует подсохшие дорожки слёз на щеках и опускает голову Широ к себе на плечо.       Первое, что замечает Кит, вернувшись в реальность — это то, как же сильно болят мышцы бёдер. Он неловко ёрзает, придавленный тяжёлым телом Широ, не понимая, чего ему хочется больше: остаться здесь или облегчить боль в ногах.       — Чёрт, прости, — бормочет Широ, глубоко вдыхая запах кожи Кита.       Прибегнув к помощи протеза, Широ начинает понемногу смещаться, позволяя Киту осторожно опустить ноги на кровать. По ощущениям они напоминали желе. Кит морщится, понимая, что потом мышцы будет сильно тянуть, однако всё равно не может не чувствовать гордость от того, что боль будет напоминать ему об этом чудесном моменте единения. Повернув голову, Кит целует Широ в макушку.       — Такаши?       — М-м-м?       — Спасибо, — мягко произносит Кит.       Широ негромко посмеивается.       — Не нужно благодарить меня за секс, Кит, мы женаты.       Кит разразился смехом, который тут же перешёл в тихий стон, стоило ему сдвинуться и вновь ощутить приятную наполненность.       — Нет, я имел в виду — спасибо, что остался со мной сегодня.       — О, — Кит чувствует улыбку Широ. — Тогда, спасибо тебе за то, что уговорил. Думаю, этот выходной пошёл мне на пользу.       — В этом не сомневайся, — говорит Кит. — Знаешь, что ещё тебе нужно? Здоровый сон.       Широ чуть отстраняется, одаривая Кита благодарной улыбкой.       — Ты лучший, — однако, Широ слегка мрачнеет, когда Кит соскальзывает с его члена и начинает выбираться из-под него. — Погоди, ты куда?       — Тебе нужен сон, а мне — душ, — отвечает Кит, поднимаясь с кровати. Его ноги трясутся, а мышцы невыносимо горят, но, по крайней мере, работают. — Я вернусь, как только смою сперму с волос.       — Вот блин, — Широ моментально заливается румянцем. И он настолько мил, что Киту хочется кричать, однако вместо этого он наклоняется и целует Широ в щёку. — Прости за это.       — Не извиняйся, — говорит Кит, поглаживая Широ по спине. — Это было неебически горячо.       Широ лежит с уже закрытыми глазами, а уголок его рта изгибается в лёгкой улыбке.       Вернувшись из душа, Кит застаёт Широ в той же позе, в какой он его оставил, только на этот раз от него исходит ещё и размеренное сопение. На стоящей рядом прикроватной тумбочке Кит замечает бликующий экран телефона, который оповещал его о полученном сообщении.       От Лэнса.       «Скучали по тебе на тренировке, маллет. Гриффин опять вёл себя как засранец, и Аллура надрала ему задницу».       Кит ухмыляется: он бы с удовольствием на это посмотрел. Прежде, чем он успевает ответить, на телефон приходит новое сообщение.       «Не боись, у Пидж есть видео».       Его ухмылка становится шире, и Кит кладёт телефон обратно, забираясь в кровать и прижимаясь к тёплому боку своего мужа. Он обязательно покажет Широ это видео в качестве доказательства того, что мир, вообще-то, не рухнет, если они и дальше продолжат иногда брать незапланированные выходные. Кит, счастливый и полностью расслабленный, закрывает глаза и крепко обнимает Широ, погружаясь в сон.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.