Оставь свой след 160

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Sally Face

Пэйринг и персонажи:
Ларри Джонсон/ОЖП, Сал Фишер/Эшли Кэмпбелл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 83 страницы, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Дружба Мистика Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Девушка по имени Сара Мироу вместе со своим старшим братом Шоном переезжает в апартаменты Эдисона, где встречает новых людей: нервного металюгу с патлами длиннее, чем у нее самой, явно страдающего каким-то психическим расстройством, низкого мальчугана моралфага в маске с девичьими хвостиками, странноватую миловидную девочку и ботаника с нетрадиционной сексуальной ориентацией. О да, эти ребята явно ей понравятся! Только вот как ее вмешательство отразится на их истории?

Посвящение:
Моему дружелюбному котенку <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Время действия примерно после колбасного инцидента, когда ребята уже понимают, что имеют дело с культом, но пока еще не имеют полного представления картины.
Предупреждение: некоторые моменты могут быть искажены и противоречить канону.

Приятно познакомиться!

20 декабря 2018, 17:45
Захлопнув за собой дверь, длинноволосый парень оглядел квартиру. Все было тихо и спокойно. Шатен тихо вздохнул. Сейчас настроение было лучше, чем в последнее время, чему он был ужасно рад. Комбо! Подойдя к кружке с давно остывшим кофе, он взял ее за ручку и, поднеся ко рту, сделал пару глотков. Вновь вздохнув, парень добил напиток и, неряшливо поставив кружку в раковину, пошел в свою комнату. Развалившись на излюбленном кресле-мешке, он взял в руки гитару и начал тихонько наигрывать на ней какой-то незамысловатый мотив, полуприкрытыми глазами глядя в стену. Прошло около трех часов с того момента, как Ларри вместе с новой жительницей апартаментов доставал из лифта застрявшего в нем Пыха. Надо бы потом спросить у него, как он там. Сейчас патлач сидел в гостиной перед телевизором и устало глядел в экран. Рядом, на тумбочке, стояли три пустые кружки из-под кофе и лежала наполовину опустевшая упаковка чипсов. Усталость все-таки взяла свое, и Джонсон уже планировал лечь спать, вот только из его мозга никак не выходила мысль о том, что забыл сделать что-то. Не особо важное, но что-то такое, что нужно сделать… Точно. Он же хотел сходить познакомиться с новыми соседями. Кажется, Сара говорила, что у нее есть брат. Это ли не повод? Отложив в сторону приставку и выключив телевизор, Ларри потянулся, зевнул и, схватив с вешалки ветровку, вышел из квартиры. На этажах было прохладно, поэтому парень тут же накинул на плечи куртку. Вызвав лифт, он, чуть ли не засыпая, дождался его. Он зажмурился, вспоминая номер этажа, на котором живет его новая знакомая. Вспомнив, Ларри нажал нужную ему кнопку. А вот и та самая квартира. Теперь уже все коробки наконец были в доме и Шон, как истинная мамочка, начал обустраивать жилище. Видимо, то, что их настоящая мама вечно пила от «горя» и ничего особо не делала как раз и заставило парня взять на себя роль хранительницы очага и добытчика одновременно. С другой стороны, он никогда не винил ее. Сначала ему было дико неприятно, но время шло, он стал ее понимать. Он, да и Сара тоже, надеялись, что после их уезда женщина приведет в порядок себя и свою жизнь. Сара же теперь занималась исключительно своей комнатой. Где-то эта дуреха умудрилась даже достать стремянку, так что как раз занималась тем, что вешала плакаты. В дверь постучали. Шон отвлекся от распаковки и открыл. — Чем могу помочь? А, погоди, ты, наверное, сын Лизы, да? Кажется, Ларри? Саму женщину он видел всего раз, но этого хватило, чтобы заметить между ней и этим юношей общие черты. — Э… — парень запнулся, удивленный тем, что брат Сары знает его мать и даже его имя. — Да… Да, а ты… Брат Сары? Он кивнул и протянул ему руку. — Шон. Его имя он уже знал, поговорил немного с сестрой, пока помогал еще несколько вещей перенести в ее комнату. Кстати, о ней. Из ее комнаты послышался грохот, крик, а затем очень злобное восклицание: «Ебанное дерьмо!» Ларри так и не успел пожать Шону руку, потому что тот сразу хлопнул ею себя по лбу, поражаясь неаккуратностью Сары. — Кхм, прости, так ты что-то хотел или так заглянул? — Я… — он откашлялся и, наконец, взял себя в руки. — Да я просто хотел познакомиться с новыми соседями. Кстати, как вы тут живете? Судя по всему, весело. На последних словах Джонсон кивнул в сторону комнаты, откуда донесся крик. — Очень. С моей сестрой не соскучишься, — он как-то устало вздохнул. — Проходи, не стой у порога. Он впустил юношу и закрыл за ним дверь. Шон направился к комнате сестры и вошел без стука, тем временем Ларри неуверенно зашел в помещение и осмотрелся. Обычная для апартаментов Эддисона квартирка. Теперь она выглядела куда более живой, чем раньше. По углам стояли пустые коробки, что подтверждало совсем недавнее заселение новых жильцов. Джонсон снял с плеч ветровку, повесил ее на стоящую около входной двери вешалку. — Ты жива? — Мертва внутри, — раздался уже знакомый голос и, судя по тому, как он звучал, девушка еще лежала на полу. — Тут вообще-то гости пришли. Сара мысленно выругалась, когда поднималась, ибо была уверена, что сейчас выйдет и встретит какую-нибудь скучную старушку или семейную парочку. Но нет, этого человека она сегодня уже видела. — О, привет. Э… Чо хотел? — Сара! — резкий возглас Шона заставил Ларри испуганно дернуться. — Чо? — Не обращай внимания на ее негостеприимство, она иногда бывает слишком прямолинейна, — Шон неодобрительно глянул на сестру, а та, в свою очередь, ответила искренне непонимающим взглядом. — Чай будешь, Ларри? — Да, почему бы и нет? — пожал плечами Джонсон. — Окей, тогда ждите тут. — Хорошо, спасибо, мам! — крикнула Сара вслед уходящему на кухню брату. Он остановился на секунду и одарил ее злобным взглядом, затем уже пропадая в другой комнате. — Хехе, только фартучка не хватает. Ну как ты? А то с утра ты выглядел более уставшим. Да, настолько уставшим, что тогда ей хотелось развернуться и уйти, ведь она чувствовала себя немного лишней, будто оторвала Ларри от чего-то. — Ай, да похер… — протянул Ларри, после чего зевнул и потянулся. — Потерплю до вечерка и лягу спать… Надеюсь. Он засунул руки в карманы и с нелепой ухмылкой посмотрел на Сару: — Ты как тут вообще? Смотрю, не скучаешь. Сара потерла правое плечо, на котором, скорее всего, уже завтра будет красоваться огромный синяк. — Высоко взлетаю и больно падаю, ага. О, кстати, раз уж на то пошло, поможешь мне плакаты повесить? Эта дебильная стремянка шатается так, будто землетрясение началось. Они с Шоном договорились еще до того, как приехали, что он займется обустройством всех комнат, она же — только своей. Он обусловил это тем, что не хочет потом по всему дому все искать и переставлять, а в ее хламе копаться не собирается. — О, да без проблем, — Ларри пожал плечами. — Кстати, а что за плакаты? — Да так, куча всяких. Она махнула рукой и прошла вперед, приглашая его в свою комнату. Если в зале, где только что был Ларри, вещи были как-то более менее собраны или просто сложены в кучу, то у Сары УЖЕ был настоящий бардак. Сейчас в комнате стояли кровать, шкаф и письменный стол, а на полу лежали целые островки из разной одежды — в основном, это были кучки черных тряпок - , книг, пакетов и так далее. Где-то не так далеко валялась куча нижнего белья, но Сара быстро исправила ситуацию, просто пнув пустую коробку в ту сторону и тем самым накрывая весь этот позор. Оглядевшись, Ларри присвистнул: — Да… Даже у меня не такой бардак в хате. — Переезды, иначе никак. Она отошла и присела рядом с открытой коробкой, из которой торчали рулоны бумаги. Развернув один из плакатов, Сара осмотрела его, чтобы убедиться в его сохранности. На нем была изображена женщина на сцене с микрофоном, причем кадр был достаточно драйвовый и эмоциональный, а женщина, настоящая красавица, была вся в черном и с кучей тематических украшений. На полу же распластался другой плакат, а на его краях лежали книги, чтобы он снова не свернулся в рулон. На сей раз это было изображение логотипа какой-то группы, достаточно мрачное, со странным длинным едва выговариваемым названием. Ларри поднял с пола книгу, которая до этого нелепо стояла домиком. Смахнув с нее уже накопившуюся пыль и поправив согнутые листья, парень прочитал название. Судя по всему, это был какой-то ужастик. Хмыкнув, Джонсон положил книгу на столик и, обойдя сидящую на полу Сару, вгляделся в плакат. — Ну что, дружище, погнали? Он, будто не услышав ее, посмотрел вниз и стал вглядываться в рулоны в коробке и даже не заметил, как Сара залезла на стремянку. — А? — Ларри поднял взгляд и, не найдя девушку, посмотрел еще выше. Новая знакомая стояла на самой верхушке стремянки, которая очень опасно пошатывалась. — Блин, ты чо? Он быстро подошел к лестнице и крепко схватился за нее. — Да лан, я и не с такой высоты падала, мне не привыкать, — усмехнулась она и боком села на самую высокую ступеньку стремянки, затем из заднего кармана достала скотч и принялась за дело. Получилось практически идеально ровно, уже через несколько секунд плакат украшал стену. Кажется, в этом у нее действительно был большой опыт. — Кхм, ребята, — в дверях стоял немного недовольный Шон, — там чай уже остывает. — Лучше бы ты остыл, братан. Не захотел мне помогать, вот и разбирай свои коробки с надувными бабами! — Ха-ха, очень смешно, Сара! — с этими словами парень покинул комнату. — Не, смешно как раз то, что это была не шутка, — добавила та, глядя сверху на Ларри, когда ее брат уже исчез из поля зрения. Ларри смешливо вскинул брови: — Хэй, а тебе не страшно жить с ним в одной квартире? Она спустилась за вторым плакатом, затем снова залезла на стремянку. — Страшно? Я тебя умоляю, мне-то что он сделает? Второй плакат уже наполовину был приклеен ниже и левее первого. — Бояться здесь только тебе стоит, он, вон, уже тебя караулит. Сара ухмыльнулась. После того, как плакат висел на стене, она уже окончательно спустилась вниз. — На самом деле, не парься, у него просто синдром мамочки срабатывает, а так он правда классный. Ну, ладно, пошли, а то сидит там еще, волнуется. Мы же «де-е-ети», вечно творим какие-то глупости. Последняя фраза была прямой цитатой Шона в исполнении его сестры. — Да уж… — Ларри закусил нижнюю губу, задумавшись о чем-то. — Дети? Парень недоуменно приподнял бровь, подойдя к двери. — Он не выглядит намного старше тебя. Она показала три пальца и безмолвно произнесла «три года», чтобы брат не слышал. Возможно, в какой-то степени ему нравилось быть старшим, главным в доме, но на деле это был точно такой же подросток. За это она и любила своего брата. Да, он был редкостным скотом иногда, но крайне заботливым и веселым скотом, которому можно доверять, на которого можно положиться в трудную минуту, и с которым можно бухнуть иногда. А сейчас этот раздолбай с самым серьезным и взрослым видом на свете сидел на диване с кружкой чая, уже допивая его. — И как успехи с плакатами? — Два есть, пять осталось. Еще доска, фотки, сувениры с концертов, статуэтки… Не могу дождаться, когда все расставлю! В моей старой комнате никогда не было столько места, чтобы уместить все. Шон поощрительно улыбнулся сестре, мысленно умиляюсь ее энтузиазму. Затем он обратился к Ларри: — А ты вообще чем увлекаешься? — Да так… Метал, — Ларри скривил губы в незатейливой улыбке и взял в руки кружку чая. — Еще рисую. Э… Вроде все. В очередной раз пожимая плечами, шатен сел на табурет рядом с диваном и, поглядывая то на Сару, то на Шона, начинал пить чай. — Ну, по тебе видно, — Шон неоднозначно улыбнулся, мол, да все мы здесь такие. — Фу, без сахара… — тихо недовольно произнесла Сара, затем резко вдруг подключилась к беседе. — Ты играешь на чем-нибудь? Брат тут же понял, в какое русло зайдет этот разговор. Мысленно он приготовился к дальнейшему развитию событий. — Да, на гитаре… — шатен задумчиво почесал затылок. — Вернее, только учусь играть. Он сделал еще один глоток чая, в растерянности сведя взгляд себе под ноги. — А я… — Началось, — Шон отпил чай, глядя в сторону. — Тихо! Кхм, так вот, а я тут на барабанах раньше играла. Смекаешь, к чему я? — она уже чуть подалась вперед в предвкушении, как тут же снова вступил брат. — Денег на установку нет, смирись ты уже. — Плевать, — она махнула рукой. — Буду играть на коробках, а вместо бочки притащу реальную бочку. — Только если этот хлам будет в твоей комнате! Сара кивнула, мол, заметано. На самом деле, она уже была готова к ответу «денег нет», да и соседи вряд-ли были бы в восторге от игры на барабанах по утрам в выходные дни. Но почему хотя бы просто не поговорить об этом? Мечтать же ей никто не запрещает. Ларри также подался вперед, не заботясь о том, как это будет выглядеть. — Предлагаешь сыграть? Я только «за», подруга, — Джонсон с азартом оскалился. — Кстати, можно будет сделать это у меня в подвале. — Так, вы не будете делать «это» ни в каком подвале! — вырывая слова из контекста, Шон точно также подался вперед, дабы подростки не отстранялись от него. — Шон прав, — Сара осталась в той же позиции, но подперев подбородок кулаком. — Установки-то все равно нет, а арендовать или покупать дорого. Она игнорировала истерию брата, понимая, что в данный момент это самое оптимальное решение. Шон же еле-еле продолжал сидеть тихо, время от времени глядя то на сестру, то на Ларри, наблюдая именно за его взглядом. — Ну, знаешь, собрать кучу мусорных баков не такая уж плохая идея, — Джонсон задумчиво потер пальцами подбородок, на котором уже начала появляться небольшая бородка, и свел глаза в сторону. С энтузиазмом размышляя насчет так называемых музыкальных инструментов, он даже не заметил Шона, подсевшего к ним впритык. — Ха, а что ты предлагаешь взять в качестве тарелок? Реальные тарелки? Даже не заикайся я проб… В смысле, это тупо, даже пробовать не стоит! — Да хоть те же крышки от баков, — рассмеялся парень. — Поверь, по звуку почти не отличишь. Ларри выпрямился и допил свой чай, отставив кружку, он цокнул языком, снова о чем-то задумавшись. — Ларри, богом клянусь, я вырою где-нибудь эти гребанные барабаны и мы с тобой сыграем! Она протянула ему руку, подразумевая, что это не просто обещание, а целый договор. — Хэ-хэй, вот это другой разговор! — Ларри с широкой улыбкой пожал девушке руку. — В подвал ты не пойдешь, — твердо сказал Шон. — Почему? — Там… темно и сыро. — Вау, чувак, вообще-то Ларри там живет. Какой же ты грубый! Сара состроила удивление, якобы действительно была поражена такой грубостью брата. Тот вздохнул, закатив глаза, и решил все же отнести пустые кружки на кухню. Когда Шон высказал свое «мнение» по поводу места жительства металиста, Ларри недоуменно насупился: — Ну, вообще-то, у нас там целая квартира есть. Да и с отоплением вроде все нормально… Парень хмуро отвел взгляд в пол, не зная, что еще добавить в свое оправдание. Заметив то, как у Ларри изменился настрой, Сара по-дружески легко толкнула его в плечо. — Забей, он просто ищет повод придраться. Я же говорю, синдром мамочки. Хм, может, Шон тогда и с мамой Ларри подружится? А что, будут сидеть вместе в бигудях, пить чай и обсуждать молодежь. Хотя, признаться, Сара и не представляла, как выглядела его мама. — Если хочешь тусить со мной, то стоит привыкнуть. Он не поощряет дружбу с противоположным полом. Но так-то он безобидный, честно! — Очень странные у него придирки, — хмыкнул патлач. «Странные — не то слово», — подумала она. Повернувшись к девушке, Ларри слегка смягчился в лице: — Кажется, у тебя там оставалось еще несколько плакатов? — М? А, да, пошли, а то ты потом уйдешь, этот хрен даже не удосужится мне помочь. На сей раз она решила сначала расправить все плакаты, чтобы они хоть немного выравнялись, а то вешать их, пока они сворачивались, было дико неудобно. На плакатах были изображения из альбомов разных групп, их фотографии или же логотипы. Стоило отметить, что трое из плакатов — изображения вокалисток. Кумиры? Вполне вероятно. Когда последнее из изображений было повешено на стену, Сара начала копаться в другой коробке. — Так, это вещь, конечно, даже немного интимная… — начала та, — но, так уж и быть, мне от тебя нечего скрывать, мы уже уже два часа знакомы. Она достала из самого дна пробковую доску, завернутую в прозрачную пленку. Но то была не просто доска, а доска с кучей фотографий, писем, парочкой рисунков и с билетами с разных концертов. В стене над кроватью уже торчала пара гвоздей, заранее вбитых в стену. Когда доска была на месте, Сара достала из той же коробки барабанную палочку с чьим-то автографом и поставила ее на рамку доски, где та прекрасно уместилась. — Воу. Поверить не могу, что это закончилось. Девушка уселась на кровать, оглядываясь. — Тут даже стало уютно, если сделать вид, что по полу не раскидана куча одежды. — Черт, да ты просто бешеная фанатка, — Ларри прошел в центр комнаты, восхищенно рассматривая коллекцию девушки. — Даже у меня нет столько мерча по любимым группам. Мне стыдно, но половину из них я даже не знаю. Она махнула рукой, как бы говоря, что она не стоит таких комплиментов. — Половину ты не знаешь, скорее всего, потому что они не такие хардовые, да и вобще бабские. И то верно. Метал он и в и в Африке метал, но все равно в нем есть поджанры, которые значительно друг от друга отличаются. — Но, если хочешь, можно хоть сейчас заценить, у меня же куча дисков, — Сара уже сама начала заводиться, но потом осознала, — но магнитолы нет. Блин, я ж ее в Лос-Анджелесе оставила… Шон сказал, что места много занимает. Обидно. — А что насчет пойти в мою квартиру? — невзначай поинтересовался Ларри, вглядываясь в один из плакатов на стене и пытаясь прочитать название группы. На постере название действительно было написано слишком неразборчиво, зато картинка была впечатляющая — женщина блондинка в элегантном платье с высоким вырезом у бедра, в шляпе, выглядела она поистине прекрасно и опасно; само фото было выполнено в черно-белых цветах. — Магнитола имеется, заодно посмотришь, как живут люди в темных и сырых подвалах. На последних словах он насмешливо улыбнулся и посмотрел на девушку. Сара тут же достала откуда-то черный рюкзак с кучей нашивок и декоративными цепочками и начала складывать туда диски. Что ж, видимо, она согласна? — Так, мы тихо валим, Шону ни слова! — практически шепотом сказала она и закинула рюкзак на одно плечо. О, им повезло, ибо ее братец в это время копошился на кухне. Входная дверь тихо закрылась, а парочка подростков уже покинула квартиру.