Оставь свой след 166

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Sally Face

Пэйринг и персонажи:
Ларри Джонсон/ОЖП, Сал Фишер/Эшли Кэмпбелл
Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 83 страницы, 15 частей
Статус:
в процессе
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Драма Дружба Мистика Нецензурная лексика ОЖП ОМП ООС Повседневность Романтика

Награды от читателей:
 
Описание:
Девушка по имени Сара Мироу вместе со своим старшим братом Шоном переезжает в апартаменты Эдисона, где встречает новых людей: нервного металюгу с патлами длиннее, чем у нее самой, явно страдающего каким-то психическим расстройством, низкого мальчугана моралфага в маске с девичьими хвостиками, странноватую миловидную девочку и ботаника с нетрадиционной сексуальной ориентацией. О да, эти ребята явно ей понравятся! Только вот как ее вмешательство отразится на их истории?

Посвящение:
Моему дружелюбному котенку <3

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Время действия примерно после колбасного инцидента, когда ребята уже понимают, что имеют дело с культом, но пока еще не имеют полного представления картины.
Предупреждение: некоторые моменты могут быть искажены и противоречить канону.

"Как у вас в Лос-Анджелесе справляются с проблемами?"

22 декабря 2018, 13:50
Ей казалось, будто этот день длился вечно, ведь столько всего произошло. Еще ранним утром она боялась этого места, боялась оказаться одна и сгнить тут от скуки и одиночества, но теперь она понимала, что этого не произойдет. — Кстати, — Сара чувствовала светлую грусть, легкую и не обременяющую, а вместе с тем и какое-то странное смущение. Да, ей всегда было неловко прощаться с людьми один на один, особенно с новыми знакомыми, но сейчас было СУПЕР-НЕЛОВКО, — спасибо, что пошел со мной на ту заброшку. Признаюсь, сама бы я туда не пошла. В одиночку не такая смелая. Она усмехнулась и скрестила руки. — До завтра?.. На благодарность со стороны той Ларри лишь еле заметно кивнул головой, не зная, что и сказать. Господи, почему она такая милая с ним? Почему проявляет такую доброту? И к кому? К Ларри Джонсону, неряхе и раздолбаю, не умеющему сдерживать гнев, не имеющему практически никаких моральных ценностей. Абсурд! Тишина, присущая подвальному помещению, давила на мозги, заставляя чувствовать себя все более растерянно. Длинноволосый парень стиснул зубы. Что же делать? Просто взять и сказать «пока»? Проще простого. Но, твою мать, Ларри, почему ты не можешь найти в себе сил сделать это? — До завтра… — выдохнул Джонсон и, медленно вытащив руку из кармана, неуверенно протянул ее Саре. Вроде, обычное дело, а устроили тут прощание друзей на поле боя. Она наигранно вздохнула и изобразила недовольство, свойственное, наверное, только женщинам. — Вообще-то дамам руку не жмут, — манерно протянула она, затем тихо засмеялась. Заслышав слова девушки, металлист грустно опустил глаза и убрал руку. Было ужасно стыдно. Вот и какого черта ты протянул ей свою лапищу?! Дурак, дурак, дурак! — Что ж… тогда я… — Хватит уже из себя сурового типа строить. Она, переборов непривычный барьер неловкости, обняла Ларри. Серьезно, почему это вдруг было так странно и даже страшно? Она же любит обниматься, никогда раньше не составляло труда. Возможно, она чутка побаивалась его и ожидала, что когда обнимет, он даст ей со всей силы в колено? Ну, а что?! Он выглядел, как человек, который вполне может. Ларри ошарашенно посмотрел на Сару, уткнувшуюся лицом ему в грудь. В животе что-то скрутило, а по спине побежали мурашки, и шатен шумно выдохнул. Господи… это действительно происходит? Как же неловко. Не успел он хоть как-то отреагировать на столь внезапный жест, как девушка тут же оторвалась от него и, развернувшись, направилась к лифту, оставив парня стоять в оцепенении. Было заметно, что она вот уже спешит уйти, лишь бы только избежать ещё более неловких пауз или слов. Ей и самой было как-то чрезмерно непривычно, пусть она и держалась невозмутимо. Она не понимала, что творится с Ларри и почему он выглядел так, будто она сейчас не домой пойдёт, а в кабинет врача на тяжелую операцию. Видимо, из-за этого так и ринулась к нему. — В следующий раз бутылки с собой! — напомнила она, не поворачиваясь к нему, на что Ларри только выдавил из себя хриплое: «Да…». Кое-как развернувшись к двери своей квартиры, парень дрожащими руками начал искать в карманах ключ. — Нет… — пробормотал Джонсон, ошарашенно рыская по куртке и джинсам. — В смысле… Двери лифта уже шумно открылись, как вдруг девушка услышала шокированного Джонсона. — Что случилось? — она тут же повернулась к нему, ожидая ответа. — Блин, блин, блин! — парень раздраженно продолжал выискивать что-то у себя в карманах, попутно бормоча что-то. — Ч-черт… Скинув с себя рюкзак, Ларри открыл его и начал рыться в нем, все больше и больше приходя в бешенство. Да как так-то?! Почему все беды всегда сваливаются именно на него?! Взвыв от безнадеги, Джонсон с глухим стуком приложился лбом о дверь, так и оставшись в этой позе. Он сжал зубы до такой степени, что, казалось, те готовы были вот-вот треснуть и высыпать один за одним из его рта. Но нет… Нет. Сейчас не подходящее время для психозов. Кое-как восстановив дыхание, шатен прикрыл глаза, постепенно расслабляясь. Вздохнув, Ларри наконец оторвался от двери и, сделав как можно более невозмутимое лицо, повернулся к Саре: — Кажется, я потерял ключи от квартиры. Сейчас металист выглядел спокойным и уставшим. Таким, словно ничего и не было. Двери лифта закрылись, но девушка туда так и не зашла. Сказать честно, не столько напугала идея того, что он что-то потерял, сколько его реакция. Она ещё СОВСЕМ не привыкла к такой эмоциональности Ларри, но пыталась понять его и не усугублять ситуацию. — Ты уве… — Сара тут же замолчала, понимая, что такой вопрос тут явно не уместен. — Ладно, я так понимаю, запасных у тебя нет. Слегка помедлив, Ларри отрицательно покачал головой на вопросы подруги, один из которых она не договорила до конца. Как он может быть не уверен в том, что потерял ключи? Он же прямо на ее глазах обыскал все, что можно было, и даже больше. В конце концов, сам парень больше поверит в собственный косяк, нежели в достижение. Пусть эта девчонка не думает, что он настолько глупый. Нет, он, конечно, порой может хорошенько так затупить, но это явно не тот случай. Девушка вновь нажала кнопку лифта, снова открылись двери. — Пошли, у нас останешься. Не бросать же тебя здесь. — В смысле, остаться у вас? Как же Шон? Не думаю, что он хочет меня видеть после утрешнего. Сара цокнула. — Прекрати, он же не бесчувственное животное. Тем более, что мы соседи, я думаю, он все поймёт и не будет вредничать. Сам такой же растяпа, я тебе отвечаю. Девушка уже зашла в лифт и нажала на кнопку удержания двери, глядя на Ларри. — Ну? Мне тебя насильно запихать? — Погоди-погоди, — Шон прервал рассказ сестры, — так вы на стройку ходили? — Ага. Несколько секунд была тишина. — Без меня, — то ли злобно, то ли обиженно констатировал парень. — Да хватит перебивать, чел! Он вполне нормально отреагировал на то, где они были, ибо привык к ежедневным вылазкам сестры. Разве что удивился, что она в первый же день нашла, куда идти. Ох уж этот Ларри, явно не без его помощи. Когда Мироу договорила, ее брат бросил короткий взгляд на Джонсона. Все то время, пока Сара разговаривала со своим братом, Ларри стоял в сторонке, растерянно глядя на свои руки, и выковыривал грязь из-под и так не очень опрятных ногтей. Он уже был без куртки — та покорно висела на вешалке в прихожей, а рюкзак стоял на полу, прислоненный к ногам Джонсона. Металист не особо вслушивался в разговор новых знакомых, сосредоточившись на своем до жути «увлекательном» занятии, а так же прибывая в своих мыслях. Почему-то он все еще не мог избавиться от навязчивого чувства неловкости, и дело даже не в брате его подруги. Это… сложно было описать. Словно бы он находился под огромных куполом, состоящим из навязчивых мыслей, затхлого воздуха и нерешительных действий. — Ладно, со всяким могло случиться, — вынес он свой вердикт и отошёл в другую комнату. Кажется, это «да». Ларри замер и поднял на Сару вопросительный взгляд. — Что? Ты думал, он тебя за дверь выставит? — с ухмылкой спросила Сара. Она взглянула на часы. Как раз половина девятого, даже раньше пришла, чем обещала. Только вот время бежит быстрее, чем кажется! Одиннадцать часов. За это время девушка успела немного прибраться в комнате и показать Ларри еще кучу всякой херни, в том числе и ее коллекцию фарфоровых кошек. Точнее, ее она показывать не хотела, но он увидел. Эй, да ладно, она же девочка, в конце-то концов! — Так, друзья, детское время кончилось, — Шон без стука вошел в ее комнату. В это время Сара замерла с каким-то старым музыкальным журналом в руках. Ларри, богемно распластавшись на полу в комнате Сары, вычитывал что-то на задней стороне коробки из-под диска с излюбленной группой девушки. Голову он положил на небольшую диванную подушку, которую стянул из гостиной. Ну, а что? Надо же было хоть что-то подложить под его уставшую башку! Взгляд у металиста был до жути серьезным и хмурым, и со стороны это выглядело довольно забавно. Ну же, парень, сделай лицо проще! Но вот когда в комнату зашел Шон, Ларри, все это время державший одну ногу на другой, резко поставил обе конечности на пол и, отложив диск, приподнялся на локтях. Ему не очень-то хотелось быть в таком развязном виде перед братом Сары. Мало ли, опять чего подумает. Джонсон бы ни капельки не удивился. — И? — протянула Сара. — Что значит «и»? Ложитесь спать! Честно, для Шона это был какой-то стресс. Если бы не его беспокойство, он бы даже мог с ребятами посидеть и обсудить что-нибудь, но нет, он строил из себя стервозную мамочку. Ничего, привыкнет же когда-нибудь. Мироу младшая взглянула на Ларри и пожала плечами. В гостиной его уже ждал диван. Подняв подушку с пола, Ларри подошел к двери: — Спокойной ночи. Закрыв за собой дверь, Джонсон огляделся. Везде было темно. Везде, кроме комнаты Шона. Оттуда доносилась какая-то возня, и вскоре мрак настал и там. Ларри закинул подушку на диван, стоящий посередине гостиной, и закинулся на него сам. Поворочавшись с минуту, длинноволосый парень зажмурил глаза, обнял подушку. От тишины вокруг в ушах стоял звон, мешавший расслабиться. В голову снова полезли мрачные мысли. Он вспоминает, как еще вчера вечером избил на лестничной площадке Трэвиса Фелпса. Интересно, как сейчас чувствует себя этот подонок? Цел ли? Весел ли? А может, он сдох? Прямо на лестнице, в школе, в луже собственной крови. От этих мыслей на устах Джонсона появилась довольная ухмылка. Пусть Салли после этого долго обижался на друга, обвинял его в дикости и жестокости, но оно того стоило. Огорчало лишь то, что между ними возникло огромное недопонимание, а позже и небольшой конфликт. Пролежав на диване минут двадцать, Ларри понял, что ему совершенно не спится. Как странно… Ведь он не спал вот уже целые сутки. Сев на край дивана, металист огляделся. Не видно ничего дальше собственного носа. Достав из заднего кармана сотовый, Ларри посмотрел на дисплей, предварительно сощурившись от яркого света. Полдвенадцатого ночи. Он ушел в свои мысли. И тут, внезапно, он кое-что вспомнил. Потянувшись к своему рюкзаку, парень достал оттуда припасенную банку с пивом. И, подумав, вытащил еще одну. Открыл одну из банок и, заслышав характерный шипящий звук, расслабленно улыбнулся. Что ж, теперь он запросто сможет забыться на несколько часов. Только Ларри хотел сделать первый глоток, как его взгляд тут же упал на дверь в комнату Сары. Чуть подумав, он вытащил из рюкзака еще пару банок и, подойдя к двери, тихо постучался. И тут же аккуратно приоткрыл ее, заглянул внутрь. — Эй, Сара… — он старался говорить как можно тише. — Ты не спишь? В комнате также было темно и лишь свет маленького фонарика бросался в глаза посреди всего этого мрака. Сара, видимо, что-то читала, но когда Ларри приоткрыл дверь, она отставила предмет, поднялась с кровати и включила свет. Она уже была в большой черной футболке с черепом и черных лосинах. Матерь божья, у нее вообще есть что-то НЕ ЧЕРНОЕ из одежды? Ну, ладно, трусы какие-нибудь цветные точно были, но это вряд-ли считается. — Что-то случилось? — немного удивленно спросила девушка. В голове появилось несколько версий и вариантов, как, например, то, что внезапно Ларри нашел ключи и решил слинять обратно домой. Ха-ха, было бы иронично. Она даже слегка запаниковала, ведь что-то Джонсону особо не везло. Пообщавшись с ним всего день она поняла, что рядом с ним случиться могло не просто «что-то», а что угодно. — Да ничего не случилось, — пробормотал парень, постепенно привыкая к свету. Он даже смог рассмотреть и оценить прикид подруги, иронично хмыкнув. — Мне не спалось, и я решил… Вот. Он нерешительно вытащил из-за спины четыре небольшие баночки пенного напитка, одна из которых уже была открыта, и Ларри ужасно рисковал вылить ее содержимое на пол. Сара уставилась на банки так, будто эксгибициониста в парке увидела. — Так, — решительно начала она. — То есть ты предлагаешь выпить пиво поздно ночью, пока мой старший брат, который явно против, спит в соседней комнате? Выражение лица и тон у нее были такие, что Ларри наверняка уже должно было стать стыдно. Глядя на нее, парень невольно вскинул брови, боясь пошевелиться. А когда девушка полностью огласила его план, говоря в таком тоне, словно прокурор, допрашивающий подсудимого в зале суда, Ларри резко поплохело. Сглотнув, он уже судорожно начал придумывать отмазку, как тут рядом с ним раздался девичий смех. — Заходи. — Ну ты и засранка! — он тоже невольно рассмеялся, захлопывая за собой дверь ногой. Пройдя вглубь комнаты, он поставил на столик алкоголь. — Чего же ты раньше молчал? Я вообще-то еще на заброшке выпить предлагала! Сара уселась на кровать. С другой стороны, если бы она вернулась домой пьяная, то Шон бы уже с меньшим гостеприимством позволил Ларри остаться. Свет был тут же погашен, вместо него Сара включила настольную лампу. Она не особо задумывалась, зачем, ведь если бы Шон проснулся и вышел из комнаты, то явно бы сначала заметил пропажу Ларри из зала, а не свет в комнате сестры. — Просто, — он повернулся к ней и пожал плечами. — Просто мне тогда не хотелось. Злорадно ухмыльнувшись, он взял в одну руку открытую банку, а вторую кинул девушке. — Эй! — тихо, но достаточно высоко воскликнула она. — Дурак, зачем трясешь? Надо же, и правда засранка! Он ей тут выпивку принес, а она еще бузит. Несмотря на то, что банка уже была встряхнута, Сара умудрилась медленно открыть ее без последствий. Это она настолько часто пьет, что уже научилась? Интересный навык, особенно для девушки. — Ну, пацан, — она чуть приподняла банку в торжественном жесте, — за знакомство! Кошмар. Они знакомы-то меньше суток, зато столько всего приключилось, что Мироу даже не ощущала себя так, будто сидеть сейчас с едва знакомым человеком. — Ну, подруга, — расслабленно улыбнувшись, он точно так же приподнял банку. — За знакомство. И за вандализм. Довольный собственной шуткой, парень хохотнул. Мягкий глухой железный стук банок, холодный, почти белый свет лампы, какое-то странное пойло — ох уж эта подростковая романтика! Внезапно для себя Сара отметила, что раньше у нее никто не оставался на ночевку. Она, бывало, ходила к друзьям, но только на каких-то вечеринках и только вместе с братом. Кстати, а вот брат не стеснялся девушек домой приглашать, иногда даже злоупотреблял этим. — Когда там твоя мама должна будет вернуться? — девушка сделала пару глотков и посмотрела куда-то в потолок. Судя по голосу, она то ли волновалась, что он долго будет один без ключей, то ли наоборот, хотела, чтобы тот подольше потусил с ней. Ларри тут же запрокинул голову, осушив за раз половину жестянки. Вернувшись в прежнее положение, парень снова вытер остатки спиртного напитка с уст. Несколько капель попало на ворот его футболки и даже потекли ниже, но, кажется, это его ничуть не волновало. После всего этого безобразия парень широко улыбнулся, демонстрируя свою щербинку между передних верхних зубов и дыру на месте одного из нижних, оставленную Трэвисом в качестве автографа. — Вроде бы послезавтра, — он плюхнулся на пол, скрестив ноги в позе лотоса. — Можем сходить завтра снова на стройку, поищем там твои ключи. Наверное, это было то, что стоило сказать, а не то, чего хотелось. Как ни крути, у нее правда никогда не было гостей дома, так что она не хотела, чтобы он уходил. В смысле, именно ЕЕ гостей, а не друзей родителей и телок брата или его старших, крутых, но очень высокомерных идиотов. Иметь друга в гостях это же как… Как твой личный питомец! Ну, типа, он всегда рядом и вам вместе весело… Так, стоп, хватит об этом! — Не уверена, что в этом будет смысл, но попробовать стоит. Ох, это состояние полного спокойствия. Расслабленность. Туманная пелена, застилавшая глаза. Словами не описать… Ты как будто одним взмахом руки вырываешься из оков вечных проблем и угрызений совести, навязчивых мыслей и серьезных разговоров. Вырываешься и летишь. Летишь. Летишь. И забываешь обо всем на свете. У парня резко закружилась голова, из-за чего ему пришлось лечь. Прямо на пол. Так держать, Ларри Джонсон! Ведь твои волосы еще недостаточно грязные и спутанные! Он с блаженной улыбкой глядел на почти пустую банку в своих руках, держа ее над лицом и еле слышно постукивая по ней пальцем. Через пару минут и Сара уже расправилась с первой бутылкой. Она чувствовала, как ее мышцы расслабляются, а мысли становятся объемнее и вместе с этим гораздо легче. И за все время, что эти двое пили, они не затыкались. Тут в какой-то момент повисла недолгая пауза. Учитывая, что Сара уже набралась смелости — или, как это называется в простонародье, опьянела — она решила задать вопрос, который мучил ее весь день. — Ларри… — осторожно позвала она его. Она все также сидела перед ним на кровати, так и не понимая, чем ему так нравится все время отсиживать задницу на полу. — Есть какая-то причина тому, что ты такой нервный был весь день? Она говорила тихо и практически бормотала, удивляясь, как вообще парень до сих пор понимал ее во время всего разговора. — Ты ведешь… Себя так… Будто боишься чего-то. Или кого-то. Когда девушка продолжила свою речь, спокойствие парня резко пошатнулось. Да что там. Он был близок к тому, чтобы протрезветь. Кашлянув, металист вновь сел, отрешенно глядя куда-то в пустоту. — Знаешь, Сара, — начал он на удивление четким голосом, — Лучше тебе не лезть в эти дела. В отличие от Ларри, она не была даже близка к тому, чтобы протрезветь. Именно поэтому ей было тяжело сдерживать эмоции. Девушка поставила бутылку на пол, выдохнула и прикрыла лицо ладонями. — Я опять что-то не то сказала, да? Почему-то ей казалось, что это было что-то личное, может, у него какие-то проблемы. Если и так, то это даже еще хуже. Она не любила лезть в чужие дела, но ты не поймешь границу дозволенного, пока не начнешь лезть! Хотя ей и стоило бы догадаться, что его реакция на вопрос положительной не будет. Сара взяла в руки вторую банку. Она чувствовала себя сейчас просто каким-то кайфоломом. Самое время залить это чувство пивом! Проигнорировав вопрос подруги, Ларри тут же залпом допил то, что оставалось, после чего с силой сжал в руках пустую банку, с характерным звуком превратив ее в железный комок. Откинув его куда-то себе за спину, после чего снова лег, сложив руки на животе и зажмурив глаза. Это место… Это блядское здание никак не хотело оставить его. Оно, словно огромный вампир, с каждым новым днем забирало у парня все больше и больше жизненных сил. А когда металист хотел расслабится — наоборот, выплескивало на него столько адреналина, сколько можно было бы с легкостью разделить между четырьмя здоровыми мужиками. И так было всегда. Вот только заметил это он лишь сейчас. — Эй, Сара, — тихо позвал подругу Джонсон, уставившись пустым взглядом в потолок. — Как у вас в Лос-Анджелесе справляются с проблемами? Даже сквозь пелену алкогольного опьянения она видела, что ему паршиво. Что-то давило на него, и что бы это ни было, ей правда было жаль. Девушка сделала еще несколько глотков и поставила банку на стол. Сразу после этого Сара легла на пол рядом с Ларри. — Мать пила, — коротко отрезала та. Признаться, сама не ожидала такого откровения. — Мы с Шоном пытались реже появляться дома, чтобы не напрягаться из-за обстановки. А отец игнорировал проблемы, а потом вовсе ушел. В смысле, от проблем. Да и от нас вместе с этим. Мы все всегда просто бежим от проблем, надеясь, что сможем оторваться… И не справляемся с ними. Потолок практически не освещался светом лампы, девушке казалось, что во мраке плывут черные фигуры. — Мы были такими тупыми, хотя стоило просто остановиться и сказать: «Эй, жизнь на этом не заканчивается, хватит уже дуться друг на друга, надо двигаться дальше»! Наверное, Джонсон не совсем понимал, о чем она говорила. Она повернула голову в его сторону и посмотрела на него. — Не важно где, в Лос-Анджелесе или еще где-нибудь, люди постоянно пытаются лишь бежать. Ты разве не замечал, что вечно бежишь куда-то? «Боже, что я несу?» — промелькнуло у нее в голове. Она лишь хотела оказать поддержку, показать, что он не один на всем этом белом свете заперт внутри собственных конфликтов. Но из-за опьянения мысль получилась слишком скомканная. Хотя, возможно, у нее и получилось. Ларри молча лежал и слушал рассказ подруги, иногда тяжело вздыхая. «Черт, Сара, ты все больше и больше начинаешь походить на реального человека, а не на маленькую живую часовую бомбу, готовую взорваться, как только на циферблате истечет последняя секунда». Как же этот мир жесток по отношению ко всем ним… А ведь и правда. Ларри никогда не пытался посмотреть на проблемы с другой стороны. Все эти беды, сомнения, миллионы колких фраз, от которых хочется убежать, вырваться из скользких лап тьмы, давящей на тебя, поглощающей твой рассудок все больше и больше… Все они не стоят твоих слез, приятель. А уж тем более, не стоят твое жизни. Ларри не ответил на последний вопрос. Он молча закрыл глаза и сделал глубокий вздох. И еще раз. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Медленно и осторожно, он взял Сару за руку, переплетая свои длинные пальцы с ее аккуратненькими пальчиками. Девушка слегка вздрогнула от такого неожиданного жеста. Ее рука чуть сжалась. — Мой отец ушел из семьи когда я был совсем ребенком, — он говорил спокойно, стараясь четко и с выражение произносить каждое слово. — С тех пор я ничего не слышал о нем. Мама не хочет говорить на эту тему, но я считаю, что ему просто надоела семейная жизнь… Из-за алкоголя уже казалось, что в темноте комната вся плывет, что все потихоньку крутится, словно они на какой-то ебучей детской карусели. В таком состоянии было тяжело соображать, появлялось желание просто провалиться в пустоту и слиться с ней. Но, как бы противоречиво это ни было, Сара вместе с тем не хотела забываться. Она и не чувствовала раньше, чтобы кто-то был настолько близок к ней. Пусть это может быть обидно для ее родного брата, но Шон иначе смотрел на вещи и переживал все в одиночку, лишь изредка неловко утешая ее, когда ей было нужно. Сейчас же девушке казалось, что она понимает Ларри, а он — ее. — Звучит знакомо. Наши родители поженились, когда им было по девятнадцать лет. Отец понял, что это была ошибка и он хочет заниматься наукой, а не семьей. Видимо, семья — не такая классная штука, какой ее преподносит общество. Вдруг в ее голове возник вопрос, который она сначала побоялась задать. Ай, попытка — не пытка! Она снова взглянула на него. — Ты злишься на своего отца? Неприятное чувство одиночества и утраты, нахлынувшее с новой силой, практически полностью сошло на нет, стоило Ларри только взять новую подругу за руку и рассказать ей про отца. Как странно… Они познакомились всего несколько часов назад, а казалось, будто уже знакомы несколько лет. Будто эта девчонка — не просто соседка, заселившаяся в твой дом этим утром, а сама настоящая часть тебя. И вот, вы воссоединились… Теперь все будет по-новому. Еще сильнее сжав руку Сары в своей, Ларри тихо выдохнул. Долгожданное спокойствие наконец нашло свое место в голове несчастного парня. Вопрос, заданный девушкой, в обычной ситуации снова бы выпихнул парня из реальности. Позволил бы страху сжать свои когтистые лапы вокруг худой шеи. Но теперь… теперь у Ларри есть защита. — Нет, — тихо отвечает он и еле заметно водит плечами. — Это его право, его выбор. Мы не можем посадить человека на цепь, ведь он же не собака. Ларри повернулся к подруге, встретившись с ней взглядом, и, впервые за вечер, искренне улыбнулся. И впервые за это время она не подвергла сомнению его слова. Он был очень скрытный, пытался сдерживаться и избегать разговоров, которые выведут его из состояния покоя. Но был ли он вообще в этом состоянии или пытался сохранить какую-то иллюзию покоя? Теперь это не важно, потому что, что бы оно ни было, он перестал это делать. Сара и сама ощутила спокойствие и легкость. Она устало улыбнулась в ответ. До сих пор в голове не укладывалось то, что сейчас происходило. Мироу совсем не понимала этой идиллии, умиротворения, но стоило ли задаваться вопросами? Она отпустила все лишние мысли. Еще несколько секунд девушка наслаждалась моментом, пока не погрузилась в сон.
Реклама: