Готов ли ты к добру? 22

PiGiDi автор
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
ЛЕГО Ниндзяго: Мастера Кружитцу

Пэйринг и персонажи:
Ллойд Монтгомери Гармадон, Лорд Гармадон
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма Пропущенная сцена

Награды от читателей:
 
Описание:
Гармадон, после всех злодеяний, попал в тюрьму. Он остался тем же злодеем или все таки изменился? Ллойд подавлен, но он хочет вернуть семью.

Посвящение:
Всем любителям Ллойда и Гармадона. А также всем другим Ниндзягоманам

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
23 декабря 2018, 20:56
В камере было темно. Единственным источником света было маленькое окошко. Справа от него, на дворе, росло небольшое дерево. Казалось бы, разве такому темному повелителю, как Гармадон, здесь может быть неуютно? Но он уже не был таким… Недавняя битва с сыном, да и впрочем все события за последний месяц его изменили. Причем, не в худшую сторону, как этого хотела Харуми, а наоборот. Он лишился силы и казалось, будто он свободен. Да, сила Они все еще не позволяла Лорду полностью казаться добрым, но она немного ослабла. Он уже не думал о будущем Ниндзяго. Ему было все равно на этот город. Единственный кто не выходил из его головы был его сын. Гармадон встал со скамейки, которая служила кроватью, и подошел к двери камеры. Там он услышал шум который издавала его банда, конечно им не понравилось то, что такую опасную команду просто засадили в это ужасное местечко — тюрьму Криптариум. Но их лидеру — бывшему Императору, было все равно. Он вздохнул и подошел ближе к окну. На дворе уже темнело. Было хорошо слышно, что жители города еще праздновали победу. От фейерверков небо казалось более ярким. Вдруг подул сильный ветер, от которого Лорд зажмурился. Открыв глаза, он увидел что одна ветка дерева пробралась через окно, а на ней весела какая-то бумажка. Он подошел и снял ее. В некоторых местах она была надорвана. Перевернув находку, он охнул, а потом прижал к груди. Оказывается, это была та фотография. Именно та, которую в конце их первой битвы с Ллойдом, унес ветер. Нахлынули воспоминания. Он сел, с тяжелыми мыслями. — Ллойд, — прошептал он и опустил голову. Только сейчас ему как никогда хотелось чтобы рядом был этот зеленоглазый блондин. Единственный вопрос который сейчас его мучил это: Что с его сыном? Как он там? * * * Ллойд недолго праздновал с ребятами. Он сказал что сильно устал и что ему нужно побыть одному. И пошел в свою комнату. Ллойд сидел, облокотившись на подоконник, смотрел на звезды. Было красиво. Сотни ярких точек были разбросаны по всему небу. Но по самому центру он заметил две звезды, которые были очень близко друг к другу. Одна из них была побольше. И было такое впечатление что они одно целое. Зеленый ниндзя держал в руках рисунок. Рисунок с детства. Когда он был в Школе для плохишей, он часто садился и рисовал своего отца. Тогда он еще не знал как тот выглядит, но ему удалось нарисовать его даже очень похожим. Ллойд вздохнул, взяв рисунок, он лег спиной на кровать и просто смотрел в потолок. Совсем недавно они сражались, отец будто оттолкнул от себя сына. И от этого Ллойду было ужасно. Он хотел пойти и наведать его, но боялся, что тот его снова отбросит и тогда… он останется один. Совсем один в этом большом и жестком мире. Когда-то его поддерживал Кай. Да и мама пыталась сделать что-то. Но сейчас… все они думают что зеленый ниндзя уже взрослый и сам готов за себя постоять, но ведь в душе он был еще ребенком. Маленьким ребенком, который очень нуждался в заботе. Ллойд перевернулся на бок. В горле появился ком. Ему стало до боли грустно. Как же ему не хватало этого тепла. Тепла родного человека, который готов тебя поддержать. Уже который год он не мог похвастаться что у него есть тот, кто будет рад тебе всегда. Но, а что сейчас? Ведь его отец жив! Но разве это и в правду его отец? Ниндзя должен быть сильным. Ниндзя должен переживать такое. Но он то что? Ему было больно. Морально больно. * * * Шаги. Гармадон поднялся. Будто он знал что приближаются именно к его камере. До боли знакомые шаги. Он не мог забыть их. Хоть и зло пыталось заглушить добро, любовь все равно победила. Яркий свет. Дверь открылась и в темную камеру проник яркий луч света. Перед Лордом стоял парнишка. Он дрожал и боялся сделать первый шаг к родителю. Его мальчик… как же он вырос. Изумрудные глаза, которые были похожи на маленьких светлячков, с надеждой смотрели на него. Казалось бы, всего недавно они виделись. Но почему-то тогда он совсем не обращал внимания на то, что его сын вырос. Он лишь сражался и… всё. Прошла минута. Ни один из них не решался сделать первый шаг. Но обоим было не по себе. Будто молча, без слов, они понимали друг друга. В глазах Гармадона стоял туман. Перед ним пронеслось, со скоростью света, всё прошлое. Их битвы, как врагов, так и союзников. Он очнулся первым. Подошел ближе. — Сынок, — сказал он очень тихо и протянул руки к нему. Ллойд поднял взгляд. На глазах блондина появились слезы. Неожиданно для самого себя, Гармадон быстро подошел к сыну и обнял его всеми четырьмя руками. Ллойд сначала не понял, но потом и сам обхватил его руками и прижался, будто боясь, что тот сейчас уйдет. Как давно… как давно он не переживал это. Холодное дыхание Лорда успокаивало мальчишку, но он все равно, не выдержав, тихо заплакал. Гармадон улыбнулся к погладил его по голове. - Все будет хорошо, мальчик мой. Все будет хорошо. — он тихо произнес это прямо на ухо, Ллойд прижался сильнее. — Ты… ты больше не бросишь меня? — спросил он, быстро вытерев рукавом слезы и подняв взгляд на отца. — Конечно нет. Мы больше никогда, слышишь? Никогда не будем сражаться на разных сторонах — быстро ответил тот, обняв сына крепче. Неожиданно все вокруг потемнело. Картина начала исчезать и… Гармадон открыл глаза. Он лежал на кровати, спальня в которой он очутился была в Башне Борга. Лишь сейчас он понял, что все это было лишь сном. Он вздохнул, встал и подошел к окну. На дворе все еще было темно. Но от звезд небо было не столь мрачным. Вдруг на небе появилось две звезды. Они, в отличии от других, находились настолько близко, что казалось, что это одно целое. Он также заметил, что одна из них была больше. Смотря на эту странную картину, он улыбнулся и тихо сказал, опустив голову: — Сынок, я обещаю, мы будем вместе. Я изменюсь и тогда… — он поднял голову и смотря вдаль, продолжил, — все будет как ты хотел. Обещаю.
Примечания:
Как же хотелось бы что бы данная сценка появилась в самом сериале. Но кажется, это может оказаться лишь иллюзией. А что вы думаете про конец 9 сезона?
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.