Погружение во тьму 6

Другие виды отношений — сексуальные или романтические отношения, которые нельзя охарактеризовать ни как слэш, ни как фемслэш, ни как гет ни в одном проявлении
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Фэнтези, Даркфик, Ужасы, PWP, Мифические существа, Пропущенная сцена
Предупреждения:
Насилие, Изнасилование, Ксенофилия
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Капитанша пиратского судна вспоминает молодость, исследуя руины затопленного города в одиночку, но жалеет о своей опроменчивости, лично встретевшись с его разрушителем.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Сцена из Воли Божьей: https://ficbook.net/readfic/7436154
Хотя вполне самостоятельная и изучения оригинала не требует.
Лефона от Киото: https://pp.userapi.com/c845021/v845021386/13910f/GdmvtbsfWvQ.jpg
Основное произведение с персонажем - "Воды Вейндала": https://ficbook.net/readfic/6437770
12 января 2019, 20:51
Убедившись, что высадившимся не грозит никакая опасность, Лефона спихнула с плеч обязанности капитана. На время, естественно - просто пора бы ей уже получить свою плату за помощь в качестве буксира и спутника. Именно поэтому она скинула плащ, оставила саблю и вооружилась лишь коротким ножиком, который не растворила в карманном измерении, а привязала ремнём к задней лапе.

- Первая доля капитану? - Чарвед, складывая крылья, усмехался, наблюдая за приготовлениями своей "сар-волод". - Не хочешь взять с собою юнгу, "чтобы страшно не было"?

Лефоне показалось, что шерсть на её ушах загорелась от стыда. Первый помощник знал своего капитана настолько хорошо и близко, что, из-за своего несносного характера, не упускал возможности подколоть воспитанницу. А иногда и пошантажировать.

- Тебя давно под килем не протягивали, импотент дряхлый. Повторить и напомнить, кто капитан?

- Я тебя понял, госпожа Инанна... отдам распоряжения команде, - Чарвед поспешил удалиться, чтобы не провоцировать "буйную девку" на ненужные жертвы. - Только как бы тебе самой там не протянуться...

- За меня не беспокойся, - она фыркнула, показывая своё презрение к такому недоверию. - Плаваю я неплохо, да и меры предосторожности соблюдаю.

- И не берёшь никакой дыхательный аппарат. Глупо же!

- Я и не собираюсь долго плавать там, лишь разведаю обстановку, - отмахнулась самочка. - Что я по-твоему, сумасшедшая, нырять подолгу к навьему дну?

- Коротко тоже... Впрочем, твоя воля. Мы пока подготовим воздушный колокол. Но "зубная палка" тебя бы не утянула, как и кинжал, - показывая хвостом на запасное оружие Лефоны, Чарвед подал ей маленькое устройство, выделявшее кислородиз воды.

- Ладно, давай сюда... - всё-таки меры предосторожности есть меры предосторожности, подумала Лефона, принимая аппарат. - Не забывай приглядывать за моим клинком. Сам знаешь, зачем.

- За клинком, - немедленно отрапортовал Чарвед, изображая глупого матроса. Не тратя времени на взбучку, которой так жаждал боевой товарищ, Ладон влезла на высокий больверк и взглянула в воду. Она выглядела абсолютно нормальной, значит, можно надеяться, что нормальной и была...

А вот дома, скрученные под невообразимыми углами, напоминали кристаллизировавшийся труп нава. Какое-то время Лнфоне упорно казалось, что это он и был - старый, могучий, готовый ожить. Не удивительно, что долгое время корабли обходили Саяр по дальней дуге. Наверное, всё же старик был прав, и она не зря берёт палку с собой - несмотря на то, что они быстро сжирают энергию. Но что же, отступить сейчас, позорно сойти обратно на палубу? Нет уж. Лефона собралась с силами и всё же спрыгнула вниз, прижав крылья к телу. Вопреки ожиданию, вода приняла её легко и никакой опасности самка не ощутила.

Уже под водой, чтобы не тратить заряд на поверхности, она включила зажатый в зубах артефакт и вдохнула. Воздух, выжатый из воды искусственными жабрами, отдавал солью в дюжину раз сильнее, чем морской бриз, вплоть до вони, но всё же лучше, чем ничего - можно было действительно не волноваться и не бояться заплыть подальше. Она сразу стала опускаться всё ниже и ниже - к домам, ждавшим её. С одной стороны, в них могли остаться ценности, с другой - ей нужно было проверить свою догадку насчёт нава.

Когда Лефона подходила к острову, она думала, что он не потонул полностью потому, что дно моря тут было мелким. Оказывается, нет - внизу привычная страшная бездна. Сам же город заворачивался в шар, как испуганный топырк, выпячивая во все стороны строения. Как бы все ценности на дно не погрузились - подумала сначала Лефона, а потом задумалась - что же держит остров на плаву? Даже в Хаосе должна быть причина... И её молодая исследовательница любой ценой вознамерилась проверить, заплывая под улицы, гребя крыльями и лапами. Удивительно, но никаких остатков жителей ей не встретилось - а она ожидала ужасные картины повсеместного разрушения и смерти. Пока же казалось, что нав всего лишь поиграл с островом, пусть и в своей ужасной манере. Точно всех вытрясло... Вместе с душами, которых здесь тоже не чуялось. Такой же опустошённый скомканный камень, как и на поверхности. Словно в этот город действительно завернули нечто огромное. Быть может, в центре находилась масса воздуха, что и обеспечивала плавучесть? Или... Нечто похуже.

Лефона поднялась повыше, то есть, подплыла поближе к улицам. Сквозь перекошенные окна взглянула на убранство дома и ничуть не удивилась тому, что вся мебель была на своих местах и вода не оказывала своего пагубного воздействия на обстановку. Но понять, была ли она внутри дома или нет пока не получилось, окошко было слишком узким, чтобы она смогла пролезть, а совать лапу Лефона пока не решилась. Тогда она добралась до самой мостовой, давившей облупленным потолком, и подобралась к ближайшим дверям. Тут в первый раз пригодился кинжал, чтобы выковырять бесполезный, лишь мешающий замок.

Аппарат продолжал подавать ей воздух, да и сама Лефона знала, сколько у неё времени, привыкнув вести отсчёт во время погружений. К счастью, дверь не заняла у неё много времени, и вскоре самочка уже отодвинула её в сторону, вплывая внутрь дома. Ага, значит, вода тут есть... Тогда почему предметы до сих пор на полу, даже когда дно в стороне потолка?

Выдохнув ещё раз, самка едва не выпустила палку из пасти - пузыри пошли не вверх, а вниз, расплющиваясь под нею, на потолке. Этого ещё не хватало! Оказаться расплющенной в этом криводоме! Пожалуй, дальше плыть было опасно, или, по крайней мере, неблагоразумно. Лефона взглянула на дверь - но с другой стороны, она ведь только начала... Опуститься бы до подвала, если он здесь есть!

С капитаном не было осторожного первого помощника, что мог бы настоять на более мудром решении. Не долго раздумывая и не потратив много времени на поиски, самочка откинула еле державшийся люк в полу и всплыла на уровень выше... Или погрузилась на уровень ниже, при новой гравитации? Дурной старик лучше бы посоветовал взять светильник, тут уже едва видно!

Она расправила крылья, ощупывая пространство вокруг себя - не наткнуться бы ни на что! Осторожно опустившись на потолок, самочка огляделась, однако смотреть тут было особо не на что. Очертания предметов совсем обычные, ну, как могут быть обычными при навском влиянии... Побранив и саму себя, Лефона решилась потратить часть своей энергии на освещение, влив прану в кинжал в своей лапе, чтобы лезвие его засияло. Тогда ей открылось то, что нельзя было увидеть без света - широкая трещина чернела в полу, между старых мешков. Это было пока что самым обычным, что она увидела за своё погружение, но именно трещина привлекла её. Так или иначе, стоило осмотреть это место, быть может, она совсем не так проста, как кажется! Плавно двинув вперёд, Лефона направилась было к трещине, но в этот момент вода забурлила вокруг неё и через миг Лефону с силой отбросило прочь!

Она испуганно дёрнулась всем телом, но неожиданно вместо того, чтобы отплыть к полу или быть притянутой к потолку, её... Потащило прямо к трещине, причём тащила её именно таинственная сила! Со всей силы сжимая палку и кинжал, Лефона мелко дрожала лапами, крыльями и ушами. Куда она залезла... И почему не отдала себя Нажару, пока был шанс... Зажигая кинжал ярче, она выставила его перед собою во тьму.

Из трещины поднимался силуэт, сверкающий отсветами от её собственного оружия. Лефона не успела хорошо его разглядеть, лишь схватилась за какой-то стеллаж и попробовала отодвинуться. Но когти сорвались, оставив глубокие царапины в дереве и стружку подле пальцев. Хотя самка и смогла так замедлить своё приближение к неведомому монстру. Вложив последние силы в ускорение, драконесса рванулась ещё раз. И в тот же миг ощутила, как что-то склизкое обернулось вокруг её задней лапы и хвоста, и затем полезло вверх, до боли сжимая! Лефона крепко вцепилась в трубку и обернулась с занесённым ножом, но тут ещё пара щупалец обхватили её передние, а ещё одно вмиг захлестнуло талию.

Потеряв силы и концентрацию от испуга, крылатая невольно погасила свет на ноже, темнота снова окутала девушку, забирая в себя так же, как захватил проклятый нав, чьи щупальца протиснулись подле сжимаемых предметов и слегка защекотали - одно по ложбинке в запястье пролезло к центру ладошки и кружаще его обвело, другое, оплетая мордашку, пролезло за челюсти, провело по нёбу и быстро выскользнуло вместе с генератором кислорода прежде, чем клацнули зубы.

Лефона испуганно замычала, словно провожая выплывшую трубку, а затем забыла про воздух, потому что щупальца принялись скользить по её телу, вороша шёрстку и беспощадно ощупывая самые уязвимые места. Лефона забрыкалась, однако выпутаться из щупалец у неё не было ни единого способа. Она тряслась, извивалась, но выпутаться из этих щупалец не могла. Это при том, что они больше не держали её в полную силу, даже иногда не касались тела тогда, когда самка не вырывалась и не дёргалась... А происходило это редко. Нав без стеснения ощупывал тело драконочки - может, исследуя, а может, уже обладая опытом в медленном утоплении драконов. Кончики тентаклей поглаживали ушные раковины изнутри, потом тёрлись за ухом. Другие следовали по срединной линии от грудей до пупка, а потом обводили напряжённое пузико и ложбинки таза. Третьи заботились о задних лапах, заворачиваясь на лодыжках и тыкаясь то подле пятки, то в ладонь стопы и между большим пальцем и подошвой.

Лефона отчаялась вырваться из этих проклятых щупалец. Воздуха набрать она не успела, слишком быстро вырвали у неё трубку, а постоянная щекотка словно выдавливала из неё остатки, заставляя приоткрывать пасть и выпускать маленькие воздушные пузырьки. Это был конец! И словно чувствуя отчаянье драконочки, щупальца начали гладить её медленно, почти нежно, но не менее щекотливо! Они будто успокаивали свою жертву, которая билась и вырывалась сильнее - даже несмотря на то, что в темноте не различить, куда уплывать. И голова кружилась... Удушье только сильнее накатывало, когда тебе обводят шейку и водят туда-сюда под животом и над щёлкой, не приближаясь ни в ту, ни в другую сторону. Лапы и крылья дёргались, бились, даже слегка гребли, но только в установленных навом пределах - а иначе щупальце, обвивавшее запястье и тыкавшееся в ладонь или туго, до перетягивания кровотока, сжимавшее крыло у основание, возвращало к повиновению пленницу хаоса. Лефона послушно уменьшила свои дёрганья, и тогда увидела, как из щупальца медленно поднимаются две спирали, широкие и покрытые устрашающими шипами. Между них крутился клубок щупалец, пугающих одним своим видом. Неужели и пиратку съедят пришельцы, так же как и её былого возлюбленного... Нет, не желала сейчас Лефона делить с ним его судьбу и смерть, даже когда в груди так душно, пасть с жалостливым писком выпускает пузырьки крупнее...

Голова плохо соображала, глаза пытались закатываться, но пиратка поняла, что нав потерял бдительность... А значит, можно попробовать выдраться!

Из неподвижного состояния дракоша рванула лапами, полосуя когтями сразу несколько щупалец, перекусывая ещё одно. Теперь дёрнулся уже нав, хлестнув аквамариновую самку обрубками, выбивая из той уже целый поток пузырей. Но Лефона оттолкнулась от нава, озираясь в поисках светлого пятна выхода. Но люка нигде не было видно, зато протянувшиеся щупальца вмиг схватили её, оплетая тело, и потянув к спиралям. Лефона яростно заорала, забулькала, выпуская воздух и молотя лапами в воздухе, в то время как ворох щупалец раскрылся, представляя ей огромную чёрную воронку. Сначала он поймал драконессу в живую клетку, в которой вместо певчей птички томилась другая крылатая, бурлящая и визжащая, извивавшаяся в сумасшедшем припадке досады, страха и удушения. Прежде чуть пухлый живот втянулся, очертив явственнее бёдра и грудную клетку, щёлка едва заметно расширилась - гормонов в крови было уже больше, чем кислорода.

Лефона из последних сил пыталась укусить щупальца, но это было бесполезно - слишком медленно двигались ослабшие челюсти. В этот миг, когда до смерти оставалось всего несколько мгновений, длинное щупальце изогнулось и влезло прямо ей в пасть. Нав, убивавший драконицу, спас ей жизнь, не позволив захлебнуться, но самочка не понимала этого... Ничего не понимала, теряя сознание, перестав ощущать, как затихают её лапы, распахиваются крылья, тихо щёлкая суставами, коготки перестают царапаться, ладони расслабляться. Она словно повисла в клетке, и щупальца разошлись в стороны, кроме того, что гнало душный, но хоть такой воздух в её лёгкие. Стенки клетки разошлись в стороны, однако теперь щупальца мягко огладили её бока и свились у основания крыльев, растянув их в стороны.

Лефона так и зависла на границы потери восприятия, удушения, смерти и телесной разрядки. Сознание погасло, а подсознание кормило совсем не теми образами - как Нажар повторяет её судьбу, а она его, как они вместе захлёбываются между щупалец, пробитых остовов кораблей и изогнутых башен. Эти щупальца обхватывали её, лаская тело драконессы, уже не ради щекотки, а для удовольствия их хозяина. Лефона ощутила, как одно скользнуло по бедру и медленно извернулось, скользя по приоткрытым створкам, мягко, но настойчиво просясь внутрь. Лефону это смутило в два раза сильнее, чем когда её подкалывал Чарвед. Даже в её утомлённом, придушенном состоянии. Но несостоявшееся утопление так её возбудило, что любое касание в паху жарило голодом уже не по кислороду, а по неистовым развлечениям. Интересно, кончил ли копытный, когда тентакль его обвивал и давил на кончик, и как сильно...

Лефона выгнулась, выдохнув с храпом так сильно, что выбила щупальце из глотки. Оно уже не вернулось туда, предпочтя обвить шею толстой удавкой. Зато, покручиваясь, недалеко заглянуло вовнутрь. Самочка поджала лапы, противясь продвижению щупальца, но удавка затянулась ещё сильнее, вынуждая её отдаваться наву, не мешая его извращённым планам. Драконесса высунула язык, дрожа пастью и мелко кивая, семеня задними, словно танцуя на виселице. Навий отросток изогнулся в проходе и кончиком нажал на едва выступающий клитор... И тут самка действительно потеряла сознание и соки, хрипя от оргазма, хлеща хвостом по переплетённым с ним отросткам. Она уже не чувствовала навских щупалец, играющих с потерявшей сознание, но от этого не менее привлекательной игрушкой. Извиваясь, они пережали её горло, не позволяя воде попасть в лёгкие, но одновременно и не давая умереть. Главное щупальце протолкнулось внутрь, слегка скручиваясь на кончике и распирая самочку, а несколько других растянули драконессу посередине подвала. По вагине прошли волны спазмов разрядки, лапки вытянулись напряжённо, а потом блаженно обвисли, лишившись всех прежних зажатостей и даже не дрожа. Убаюканная доведением и ввергнутая в безумие Лефона затихла, так и не закрыв глаза. Которые так больше и не увидели света.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.