Спасение 3

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Сухинов С.С. «Изумрудный город»

Пэйринг и персонажи:
Аларм, Ланга
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Экшн (action), Hurt/comfort
Размер:
Мини, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Возмущенный, что его не воспринимают всерьез, маленький Аларм отправляется в Золотой лес, чтобы поймать подлую Каррягу. Вот только попадает в ловушку.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Попытка совместить декалогию и маленькие сказки, к ней написанные, но, по ошибке либо по нереализованному замыслу автора, ей противоречащие; автор хэдканонит, что «появление» Кощея вместе со Сказочным народом было спланировано Пакиром, Ланга стала принцессой в более давние времена, чем она рассказывала Элли.
Написано на ЗФБ-2018 для команды Emerald City.
15 января 2019, 10:24
Ветки больно хлестали по лицу. Каждый раз, запутавшись в их колючих объятиях, Аларм невольно вскрикивал и чувствовал, как по спине пробегают мурашки: кроме своего голоса, топота ног и хруста веток под Кустаром и Пеняром он ничего не слышал. Ни тявканья лис, ни пения птиц. Не копошились в норах пугливые зайцы. В Золотом лесу тихо как среди… мертвых.
С размаху влетев в гнездо огромных фиолетовых грибов, растущих под старой мертвеющей елью, мальчик брезгливо дернулся в сторону: из-под поврежденной им шляпки потекла густая мутная слизь, и исходившая от нее вонь живо напомнила прошлое. Точно так же пахло от Шестилапого, давным-давно найденного Алармом в туннелях. Тогда Олдар поспешил увести сына прочь, запретив взглянуть даже одним глазом… Тот зверь был мертвым уже давно. И эти грибы, наверное, тоже.
Зачем же он сунулся в этот проклятый лес? Сердце заколотилось, как пойманный в силки заяц. Холодным липким потом покрылась спина.
— Ну что же ты меня не ловишь? Лови, лови, глупец!
Услышав визгливый и скрипучий голосок Карряги, Аларм вздрогнул, скидывая с себя оцепенение. Ууу, завела в лес, гнилушка проклятая! Ну ничего, еще разделаюсь с тобой!
Но пальцы Аларма лишь на мгновение коснулись ее спинки. Карряга проворно выскользнула, шмякнулась на траву и проворно скрылась в зарослях. Пеняр и Кустар рванули за ней. Стараясь не глядеть на грибы, Аларм вытер ладони о штаны и бросился в погоню.
Аларму казалось, что прошло немало часов с тех пор, как он вышел из Желтого дворца. Вот и звезды на небе подтверждали его догадку. Но почему же в Золотом лесу так светло? Магия… Только чья?
Не будь рядом друзей, Аларм уже повернул бы назад. Потом, греясь в теплой столовой, он бы сочинил какую-то историю, в которую не поверили бы Рохан и прочие, но сам мальчик твердо стоял бы на своем. Но… Перед Пеняром и Кустаром Аларму было стыдно. Конечно, живрасты в любом случае не откроют кому-либо правду, но они-то будут знать, что Аларм струсил! И потому мальчик кусал губы и бежал вперед, не позволяя страху его остановить.

«Я еще докажу этому Рохану, чего я стою! — убеждал он себя. — Пусть только попробует меня зазнайкой назвать! Или трусом! Глупцом! Ленивцем! Пусть лишь посмеет!.. Еще убедится, как он неправ! Потому что я не трус, не зазнайка и не ленивец! Нет! Сейчас поймаю эту противную Каррягу и всем всё докажу!»
Аларм спотыкался и падал. Руки его и лицо были оцарапаны и чесались. И ни ручья на пути! Колени были разбиты в кровь, но это Аларм осознал, лишь влетев коленями в куст. Золотые листья окрасились в багровый.
— Подумаешь, коленки… Не сломал же я их! — огрызнулся мальчик, обращаясь к себе ли, к кусту…
Быть может, снова оседлать Пеняра? Но в лесу это лишь замедлит погоню. Снова мелькнула мысль, что лучше бы вернуться. Пусть злорадствует Карряга, пусть посмеивается Рохан, пусть. Может, и вправду позвать друзей и уйти из проклятого леса?
Аларм устало вышел на поляну. Обрадованно заметил застывших на месте Кустара и Пеняра. Махнул им рукой, открыл рот и осекся. Карряга тоже была тут. Сидела возле облака густого серого тумана. Сидела, не двигаясь, только хихикала глупо.
— Поймал меня, поймал? Что же ты, что не ловишь?
На мгновение Аларму показалось, что он вновь очутился на краю Бездонной расщелины: такой же затхлостью, какая стояла на этой поляне, пахло оттуда — из царства Пакира. Но ведь это не может быть ничем иным, кроме совпадения! Золотой Лес не в Пещере, не еще глубже! Он тут, на поверхности, в Желтой стране, где правит добрая Виллина. Значит, запах — просто запах. Да?
— Боишьс-ся? Прааавильно, мальчишка, праааавильно. Принцес-са Ланга будет мною довольна!
Со вздохом Аларм сделал пару шагов вперед. Как бы ни страшно ему было, но предвкушение от того, как он вернется, вынет из-за пазухи связанную Каррягу, как расскажет о своем приключении Рохану и заставит смотреть не снисходительно, а с уважением, придавало ему сил. Аларм ехидно думал, что Карряга сидит на месте лишь потому, что сама боится ступать в туманное облако. Вот и Пеняр с Кустаром боятся. А Аларм — нет. «Подумаешь, облако, — привычно начал он, — как будто у нас в Пещере… Нет, такого там не бывало… Но ведь облако же!» И эта ее принцесса… Второй раз упоминала Карряга имя Ланги, но ни тогда, в Долине Живрастов, ни сейчас эта Ланга не появилась. И кто она такая? Еще одна гнилушка, побольше и подряхлее? Не станет Аларм такую бояться! Он усмехнулся, делая шаг и тут же, осмелев, еще парочку.
Стоило мальчику подойти ближе, как затряслась земля, угрожающе заскрипели вязы, словно готовы были выскочить из земли и обрушиться на голову Аларма. Место, где сидела хихикающая Карряга, начало вспухать, будто что-то толкало его вверх.
Аларм не удержался на ногах, а когда смог подняться на колени, хватаясь за какую-то ветку, вскрикнул от ужаса: прямо перед ним рос из-под земли огромный железный гриб. А еще через пару секунд стало понятно, что гриб — не гриб вовсе, а купол башни. Поляна продолжала трястись. Оглянувшись, Аларм заметил, что Кустара и Пеняра не видно — должно быть, тоже упали. А вязы все же стоят. Карряга сидела на самой верхушке башни и глумливо хихикала. Да уж, удалось ей заманить Аларма в ловушку, ничего тут не скажешь. И ведь сам виноват, если честно.

Из распахнувшихся дверей башни подуло холодом, так что Аларм отшатнулся. Как бы ни хотелось ему, чтобы в дверях показались Рохан или Виллина, пожелавшие проучить заносчивого воспитанника, надеяться на это не приходилось. Высокая темная фигура, показавшаяся в проеме, не была похожа ни на того, ни на другую.
— Вот ты и пришел навстречу смерти, Белый рыцарь, — послышался скрипучий голос.
— Но я не… Это какая-то ошибка! — свой же голос Аларм не узнал бы. Горло сдавило от страха, язык не слушался. Пересохшие губы едва шевелились. — Я не рыцарь! Я всего лишь мальчик. Я рудокоп Аларм, я из…
— Я знаю, кто ты, — фигура затряслась от смеха. — Я знаю, кем бы ты мог стать. Но не станешь! Твоя старуха Виллина просчиталась — не видать Волшебной стране Белого рыцаря. Властелин будет доволен… Прощайся с жизнью, мальчишка!
Аларм испуганно сжался: ждать помощи неоткуда. Впрочем, разве он беспомощный ребенок? «Ну нет! Не знаешь, с кем связался, незнакомец!», — подумал мальчик, выхватывая лук и прицеливаясь. Все стрелы летели точно в цель, но все оказались отбиты движениями зловещего черного меча.
— Что ж, наша встреча веселее, чем я ожидал! Ну и чем еще удивишь меня, червячок? — незнакомец расхохотался, но ни удивления, ни страха не услышал Аларм в его голосе.
«Червячок»? Аларм вскипел. Он выхватил из-за пояса пращу, подхватил с земли камешек. Рррраз, и тот прилетел прямо в голову врагу. Незнакомец упал, но… слишком рано Аларм решил праздновать победу.
Из-под свалившегося с головы капюшона на Аларма смотрел череп. В пустых глазницах сверкали черные огни. Злодей в одно мгновение оказался на ногах.
— Испугался, червяк?! Так знай же, что перед тобой Кощей Бессмертный, повелитель Скифии, Сарматии и Колхиды! Не тебе, презренному земляному червю, со мной тягаться!
В отчаянье Аларму показалось, что Кощей не идет — летит над землей, с такой скоростью, что не убежишь. Но он все же попятился, прикидывая, что может сделать. Сражаться дальше? Но куда ему с тупым лезвием ученического меча против тяжелого и, может, еще и заколдованного меча злодея? Споткнувшись, Аларм упал на землю, но тут же продолжил ползти вперед. Вскочил на ноги, когда бросившиеся на подмогу Кустар и Пеняр на секунду отвлекли внимание Кощея. Увы, этих секунд не хватало: с дивной легкостью отшвырнул Кощей Кустара, перепрыгнул через Пеняра, продолжая наступать на Аларма. Мгновение, и все будет кончено.
Аларм почувствовал, как на глазах его выступают слезы. Глупец, о какой же он глупец! Погибнет, подведет Виллину, принявшую его с материнской теплотой. И отца не спасет. И друзья из-за него в беду попали. Все из-за глупости его! Из-за гордыни.
— Еще разревись напоследок, мальчишка, — Кощей захохотал, замахиваясь мечом над головой Аларма.
— Кощей! — раздался звонкий голос. — Остановись, я приказываю!
Аларм вздрогнул от неожиданности, как вздрогнул и Кощей. Вновь попятился, что-то (Карряга!) метнулось под ноги. С хрипом ужаса Аларм пошатнулся; голова встретилась с чем-то холодным и жестким, и на миг Золотой лес погрузился во тьму.

Когда Аларм открыл глаза, Кощей уже не нависал над ним. Он стоял чуть поодаль, а напротив него… Аларм невольно ахнул, во все глаза разглядывая незнакомку — не очень-то много девушек он видел прежде. Высокая и стройная, с серебристыми волосами, уложенными в сотни тонких косичек, поразительно бледная (но как же выделялись на этом мраморном лице темно-голубые глаза, словно синий кварц). Как оказалась такая красавица в этом зловещем лесу?
«Надо предупредить ее об опасности!» — вспомнил Аларм. Он рванулся, намереваясь заслонить собой девушку, когда обнаружил, что руки и ноги его связаны и к растущему позади дереву он примотан своим же поясом.
— Очнулся, птенчик? — девица перевела взгляд на Аларма. — Хорош же ты, сунуться одному в Золотой лес! И чему только учит тебя твой наставник?
— Я не… не нарочно. Я всего лишь хотел эту тварь поймать! Вот — Каррягу — она за вашей спиной! Она опасна! Ну… Кощей тем более.
Аларм сообразил, что Кощей и не думает нападать на прекрасную спасительницу. Да и спасительницу ли?
— Это я привела его, я, — зашипела Карряга. — Вы должны быть мною довольны, принцесс-са!
— Я должна?! — Незнакомка взмахнула плетью, отчего Карряга тут же с шипением отскочила. — Я что-то тебе должна, ничтожная гнилушка?!
«Так вот ты какая… принцесса Ланга», — подумал Аларм, ошарашенно моргая. Ему всегда казалось, что злодеи должны быть уродливы. Как тот же Кощей, как Карряга. А принцесса, наоборот, была красива. Вот только слова ее спокойствия Аларму не внушали.
— Я забираю мальчишку, Кощей, по приказу…
— Да-да, приказу Властелина, — голос Кощея скрипел с недовольством и злостью, Аларм даже поежился. — Вот только зачем ему этот заморыш, а?
— А ты сссмеешь обсуждать приказы Пакира? — Рукоять плетки уперлась Кощею туда, где у покрытых плотью тел должно быть горло. — Не забывайся, Кощей, ты всего лишь его раб! Иначе та жалкая ничтожная жизнь, которую ты влачил на своей родине, покажется тебе сказкой по сравнению с тем, что он тебе устроит! Властелин приказал привести мальчишку живым!
Кощей неохотно кивнул.
— Катись к черту, ведьма.
— Ну нет, — Ланга улыбнулась поочередно Кощею и Аларму, и от улыбки этой по спине мальчика поползли мурашки. — Тебе придется уступить нам свою башню, Кощей. Ненадолго. Хоть что-то съестное найдется в твоем склепе, или мне придется указать Властелину на твою вину, если пленник сдохнет от голода?
— Найдется, — процедил Кощей.
— Эй ты, за мной! — Ланга кивнула Аларму и досадливо поморщилась. — Ты же связан, птенчик… Ну ничего.
Она щелкнула пальцами, и веревки распутались сами собой, но Аларм все равно не смог сделать ни шагу. Что-то подхватило его, подняло в воздух и швырнуло внутрь Кощеевой обители. Встретивший его пол был холодным и покрыт слизью. Только в десятки, нет, в сотни раз более вонючей, чем та, что текла из грибов! Глаза Аларма заслезились, горло сдавило от спазмов, закрутило желудок. Ланга лишь поморщилась, бесцеремонно заталкивая Аларма в один из погребов, люки которых виднелись по всему полу.
— Надеюсь, там не осталось скелетов, — фыркнула она, захлопывая крышку.
Аларм оказался в кромешной тьме.

На его счастье, в погребе было пусто. По крайней мере, сколько ни пытался Аларм нашарить в темноте хотя бы что-то, напоминающее оружие, одеяло или солому, а еще лучше, ручку двери, пальцы его находили только камни на стенах и изумительно ровный пол. Увлеченный поисками он пропустил тот момент, когда крышка приоткрылась и кто-то с рыком «На, жри» швырнул что-то на пол. Искать и есть то, что ему кинули, Аларм не стал. Он, привыкший к скудной и редкой еде в Пещере, еще не успел настолько сильно проголодаться, чтобы есть с пола, а после великолепного завтрака Твигла объедки казались… объедками.
Так что Аларму ничего не оставалось, кроме как улечься на полу возле одной из стен и, подтянув к груди ноги, — так было теплее, — начать размышлять. Положение его, как ни крути, выходило незавидным. Виллину он подвел, это раз. Два: как Кустар и Пеняр? Аларм надеялся, что живрасты догадались притвориться обычными кустом и пнем и никто не отыщет их, пока опасность не минует. Но если не догадались? Если рванули ему на помощь и теперь догорают в камине? Сердце Аларма сжалось от ужаса: за друзей он беспокоился сильнее, чем за самого себя — ведь те, в конце концов, не были виноваты в его непроходимой тупости.
С другой стороны, был у его положения и один плюс: он попадет в страну Пакира. И, конечно, разыщет отца! Правда, Виллина говорила, что это произойдет много позже, но разве не могла Виллина ошибиться? Ведь его поход в Золотой лес и пленение она не предвидела, иначе сумела бы удержать его во дворце. Верно? Правда, Аларм не знал, что будет делать дальше, когда попадет в Подземную страну. Голыми руками одолеть колдуна он не сможет, а то нехитрое оружие, что у него было, отняли. «Впрочем, — рассудил мальчик, — я все еще на поверхности, а не в Подземелье, а уж там, верно, сумею разобраться, что и к чему». С этой мыслью он задремал.

А проснулся от того, что кто-то звал его по имени. Аларм неохотно открыл глаза, проследил за полоской света, упавшей на пол, и заметил в проеме люка голову принцессы.
— Не поднимешь шума, останешься жив, — предупредила она, прежде чем спустилась к Аларму. Вместе с ней скользнул вниз шарик тусклого света. — И чего же ты сунулся в Золотой лес, мальчишка?
Аларм насупился и не ответил. «Вот еще, — подумал он, — стану я со всякими злодейками разговаривать. Ничего от меня не услышит. Ни слова!»
— А-я то думала, ты рыцарем хочешь стать, храбрецом и героем, — продолжала принцесса, не обращая внимания на его сердитые взгляды и презрительно поджатые губы, хотя Аларм старался придать им самый выразительный вид. — Хочешь отца спасти, мальчик?
— А вы знаете, где мой отец? Вы мне поможете? — Аларм забыл о том, что решил выказывать Ланге свое отвращение. Надежда вновь озарила его, и ликующий мальчик едва не закричал от радости, как тут же оказался огрет ударом плетки.
— Заткнись, если хочешь жить! — зашипела Ланга со злобой. — Еще звук, и ты никогда больше не увидишь папашку, старуху Виллину, свою Пещеру и всё, что тебе дорого. Кивни, если понял.
Аларм кивнул, едва сдерживая слезы боли. Руку и плечо нещадно саднило. Тут же отошли на второй план и стертые ноги, и расшибленные колени, и, кажется, разбитый затылок. Ланга знала, куда бить. А возможность потерять хоть на время правую боевую руку пугала Аларма до дрожи.
— Как же ты мал, — принцесса оглядывала его оценивающе, хмурилась и морщилась. — Неужели из подобного вырастают герои? Как бы не просчиталась старуха — и я вместе с ней… Ладно. Теперь слушай меня внимательно: ты не должен больше соваться в этот лес; вообще не вздумай рисковать собой, пока не научишься обращаться с мечом, луком и прочим. Ясно?
— Но я умею!.. — начал было Аларм и замолчал.
— Это во-первых. Во-вторых, понятия не имею, чему и как учит тебя твоя волшебница. Полагаю, ее методы далеки от методов Властелина… А жаль. У меня было меньше дурости, чем у тебя.
— Вы? — Аларм подался в сторону, стараясь уйти от возможного удара, но его не последовало. — Вы ученица колдуна Пакира?
— Да.
— И вы… что вы задумали? Вы что, отпустите меня на свободу? А я взамен?.. Ну уж нет!
Ланга вновь хлестнула плеткой, но на этот раз ее кончик только слегка задел ногу мальчика.
— Глупец, — прошипела она. — Как же ты глуп! Впрочем, я и не надеялась, что будущие рыцари блещут умом. Я ученица Пакира, но не его слуга. Я была похищена им, но у меня был выбор: гнить в бараках, как прочие рабы, или сделаться его помощницей. У тебя тоже есть выбор, птенчик: либо сделаешься Белым рыцарем, либо умрешь. Ты, конечно, выберешь жизнь и возможность спасти отца?
Аларм горячо кивнул.
— Умница. Вот и я выбрала жизнь. Правда, для этого мне пришлось сломать жизни другим… Но, увы-увы, без этого мне не стать было бы принцессой. И не спасти маму…
Аларм собирался было спросить, что с матерью принцессы и как он может ей помочь, но Ланга вновь взмахнула плеткой, и та свистнула у самого уха мальчика.
— Некогда! Нам пора уходить.
Аларму было непонятно, как сумеет Ланга вывести его из башни Кощея. А ведь в лесу наверняка полно шпионов? Та же Карряга… Но у Ланги, оказывается, всё было продумано. Она щелкнула пальцами, и Аларм почувствовал, как его внутренности выкручиваются, а все перед его взглядом качается и… увеличивается? Скоро Аларм сделался таким маленьким, что пряжка на туфельке Ланги стала казаться ему громадной. Приблизившиеся к нему пальцы с острыми ноготками заставили Аларма вздрогнуть, но пошевелиться он не мог. Так его подняли в воздух, а еще через пару мгновений мальчик почувствовал тепло человеческого тела. Судя по всему, он оказался прикреплен к платью Ланги у самой груди. Как брошка.
— Не обольщайся, ты это забудешь, — фыркнула Ланга, а Аларм не мог уточнить, что именно он должен забыть.

Ланга поднялась наверх, прикрыла люк, походила немного, разглядывая всякие штуки, что видел Аларм на стенах и комодах. Конечно, он понял, что все это — магические артефакты, старые и давно не используемые — иначе откуда бы взялся такой слой паутины и пыли? Ах, если бы Аларм мог их все уничтожить! Он с ужасом думал, что вот тот хлыст, что висит на стене, когда-то, быть может, изрубил десятки человек. А сундук, на дне которого еще блестит через паутину золото? Нет ли на нем чужой крови? А подковы — такие большие, что Аларм с трудом представлял себе размер животного, которого можно было бы ими подковать? Все это внушало ужас. Когда Ланга наклонилась, чтобы взять что-то со столика, Аларм приготовился к смерти. Но ничего не случилось: принцесса покрутила в пальцах костяной гребень, фыркнула, пряча его в складках платья. А потом с шумом вернулась к погребу, откуда недавно вызволила Аларма.
— Кощей! Твой пленник! — закричала она и, увидев появившихся Кощея и приспешников Тьмы, прошипела: — Куда ты дел мальчишку, ничтожный раб? — Она посторонилась, давая Кощею возможность заглянуть внутрь и убедиться, что Аларма внизу нет. — Я доложу Властелину, как ты исполняешь его приказания!
— Нет! — ужас в голосе Кощея подтверждало дрожание его костей, отличное видимое невооруженным глазом (правда, Аларм не знал, есть ли у него — брошки — глаза, но как-то же он все это видел). — Принцесса, прошу вас! Он же!..
— Уничтожит тебя, мерзкий червяк, — процедила Ланга сквозь зубы. — О, не думай, меня тоже ждет наказание, но до чего же пустячным будет оно по сравнению с твоим! Что ж, не сберег ценного пленника — отвечай.
— Но принцесса… — Кощей уже не возвышался над Лангой, наоборот, он стоял перед ней на коленях, и огонь внутри его глазниц дрожал, как пламя свечи. — Принцесса, быть может, не стоит говорить Властелину о бегстве мальчишки? Быть может, его тут вообще не было?
Ланга молчала, но то, что видел Кощей в ее глазах, заставило его склониться в низком поклоне, так что череп его шаркнул по полу с таким мерзким звуком, который непременно заставил бы Аларма содрогнуться.
— Принцесса, я буду вашим покорным слугой! Служить буду верой и правдой вам так, как служу Властелину! Не губите же… Лучше представьте, сколько великих дел вы сможете сделать с моей помощью.
— Я и без тебя неплохо справляюсь, урод, — ответила Ланга. — И если бы не твой промах, справлялась бы и дальше! — Она снова выхватила из-за пояса плетку. — Но так уж и быть, ничтожество. Я пощажу тебя, и Властелин не узнает о неудаче. Но смотри, подведешь хоть раз…
Кощей упал ниц.
— Я немедленно пошлю на поиски! Быть может, мальчишка не ушел далеко?
Ланга лишь пожала плечами. Вообще-то Аларм понял, что Лангу куда больше устроил бы свободный от шпионов Кощея лес, но повод, чтобы задержать их в замке, она не смогла придумать.
— Я тоже полечу искать Белого рыцаря, — согласилась она. — В конце концов, может, успеем поймать его прежде, чем старуха отыщет своего воспитанника.

Ланга круто развернулась и быстро покинула башню. Встав посреди той поляны, где Аларм несколько часов назад пытался сражаться с Кощеем, она отцепила брошку и кинула ее на землю. А потом — тут Аларм поначалу не поверил своим глазам — принцесса изменилась в лице, выпучив глаза и открыв в немом крике рот, раскинула руки и… крупная белая птица стояла на земле, расправив крылья. Черные, как будто из гематита, птичьи глаза оглядели землю. Найдя лежащую на траве брошь, птица проворно подхватила ее острым клювом и взмыла ввысь.

Сколько продолжался полет, он не понял. Лишь когда птица снизилась, заметил прыгающих по лесу Кустара и Пеняра. Те, к огромной радости Аларма, не пострадали и догадались не штурмовать башню Кощея в одиночку. Сейчас они со всех своих корней мчались к опушке Золотого леса, а в небе — еще так далеко, что Аларм подумал, что ему показалось — летело против ветра золотое облачко.
Птица резко повернула вниз. Теперь он уже не мог разглядеть облако: его скрыли кроны деревьев. С ужасом глядя на мелькающие по сторонам ветви и приближающуюся землю, Аларм думал, что Виллина может и не успеть ему на помощь А если и успеет, то что? Как узнает, что мальчик превращен в брошку и валяется где-то в траве, ветвях, дупле… Почему-то Аларм был уверен, что птица непременно разобьется: уж очень неправильным был ее полет, — и немного сочувствовал ей.
Когда клюв разжался и Аларм полетел вниз, он даже не мог закричать. Только увидел, что падает посреди полянки, небольшой, но тихой и спокойной. И постарался не смотреть, как врезается в землю почти что под прямым углом его спасительница. Только когда увидел перед собой принцессу и вскоре почувствовал, что начинает расти, понял: все закончилось.
— Потом поблагодаришь меня, — хмыкнула Ланга, снова оглядывая Аларма так, будто примеривалась к новому оружию — скептически, хмуро, оценивающе, с искрой надежды в холодных глазах. — Что ж, ты свободен… И у тебя есть сколько-то лет, чтобы возмужать, поумнеть и стать тем, кем ты должен стать. Ну да тебе это все скажет твоя старуха — она вот-вот будет здесь. А я же… — Аларм вдруг сообразил, что все еще не может двигаться и говорить, видимо, принцесса решила не тратить времени на вопросы и разъяснения. А жаль, у него было что спросить. — Я же сотру тебе память. Не стоит, чтобы твоя Виллина растрепала по всему миру, что и в Подземной стране у вас есть союзники.
После этих слов Ланга коснулась лба Аларма указательным пальцем, зашептала что-то на редкость странное, но такое красивое, что мальчик невольно заслушался. И звуки ее голоса показались ему вдруг прекрасными, а голубые глаза… Когда-нибудь он непременно подарит красавице-принцессе серебряное ожерелье из кварца! После того, как станет рыцарем, убьет колдуна и спасет маму Ланги. Только чуть-чуть подрастет.
— Прощай, мальчик, — прошептала принцесса, и Аларм не услышал, скорее прочитал по губам ее слова. — Ты забудешь меня очень скоро. Даже жаль… Ах да, Кощей!
Она снова — уже намного быстрее — начала произносить слова заклинания. Аларм заметил, как холоден ее палец, почувствовал, что принцесса дрожит от волнения. «Не бойся, я защищу нас! — хотел сказать он, но не мог. — Однажды!..»
— Прощай, — повторила Ланга, возвращая Аларму возможность двигаться. — Ну же! Беги!
— Принцесса…
— Живо! — Она вновь щелкнула плетью, рассекая воздух.
— Но я только хочу сказать… — Аларм не знал, с чего начать. Поверит ли эта красивая взрослая девушка, что он, еще сущий ребенок, всегда будет служить ей? Как рыцарь даме. И как это сказать?
— Да не стой ты столбом, червь подземный! — в голосе принцессы появились злобные нотки, казалось, она вот-вот сорвется на крик. — Беги отсюда!
И не дав Аларму возможности ни сказать что-либо, ни благодарно ее обнять (а Аларму очень хотелось это сделать), Ланга вновь подняла плеть, опуская ее на левое плечо мальчика. Замахнулась для второго удара, для третьего… И в течение еще нескольких долгих минут, несясь со всех ног по лесу, Аларм был уверен, что он слышит за спиной свист плети. Лишь позже, с трудом переводя дух и выдыхая, он решил обернуться: не настигает ли его эта странная, такая красивая, такая опасная принцесса Ланга. Но той не было. Только Кустар и Пеняр вынырнули из-за соседних деревьев и, увидев перед собой друга, целого и почти невредимого, радостно бросились к нему. А еще через несколько минут Аларм увидел над головой золотое облако и стоящих на нем Виллину и Рохана. Мальчик и живрасты, прижавшись друг к другу, смотрели, как они спускаются на землю.
— Ну что, герой, перетрусил?
— Да какой я герой… Так…
Аларму было что рассказать. И о битве с Кощеем, и о принцессе. И о том, что все это — все эти слуги проклятого Пакира — обитают не где-нибудь, а в самом Золотом лесу, на поверхности, в Желтой стране! Ему так важно было это сказать, но ему не дали. Рохан заворчал, что нечего всяким гордецам, пропускающим тренировками и утренние пробежки, соваться куда не просят и пугать тем самым всех тех, кому есть чем заняться. Виллина покачала головой, давая понять, как разочаровал ее поступок маленького Аларма.
— Матушка Виллина, наставник Рохан, я обещаю, что такого больше никогда! Я буду тренироваться! Я стану рыцарем! Я… Я же рассказать вам что-то должен…
Но то ли пережитые волнения, то ли усталость, то ли магия Ланги настигли его. Аларм смутно помнил, что посреди его длинного монолога Рохан обратился к Виллине:
— Умаялся, бедняга, заснул. Еще и бормочет что-то, не иначе как отца зовет. Эх, малец… Да у него же голова разбита!
А очнулся Аларм уже в своей кровати во дворце.

Солнце только начинало катиться по небу, когда Аларм открыл глаза. В мягкой кровати под теплым одеялом на широченной подушке спалось так сладко, что он впервые за последнее время не подумал о том, что в Пещере-то все равно было лучше. Аларм потянулся, прогоняя остатки сна, и, одевшись, поспешил в сад. Его ждала утренняя разминка. И с мечом надо бы поупражняться. И пострелять. Тем более что ветра-то нет.
К тому моменту, как в сад вышел Рохан, Аларм уже успел несколько раз обежать вокруг дворца.
— Глазам своим не верю! — Рохан притворно всплеснул руками, заставляя Аларма покраснеть. — Вчерашняя неудача заставила тебя взяться за ум?
— Да, — мальчик пожал плечами, — я и в самом деле не так хорош, как думал… А еще мне приснилось кое-что… Там была девушка. Совсем взрослая. Принцесса! С серебряными волосами и голубыми глазами. Она просила меня стать настоящим рыцарем и спасти ее.
Рохан усмехнулся:
— Мне столько времени не удавалось тебя вразумить, а какой-то девице во сне удалось? Мал ты еще, парень, чтоб о девушках думать. И придумал-то что… серебряные волосы. — Он хмыкнул, а Аларм невольно подумал: а не показалось ли? Ведь сны такие нечеткие, а спустя час уже кажутся совсем призрачными, как выдумка. Быть может, светлые волосы были у девушки? И с чего он решил, что та красавица — принцесса? Вроде бы короны у нее на голове не было… Но от кого-то же он должен был спасти ее, да?
Рохан покачал головой:
— Не о том ты думаешь, малец, совсем не о том. Ну да ладно, постреляем?
— Конечно!

Сон был выкинут из головы, и хоть позже он порой возвращался, образы в нем казались все более и более расплывчатыми. Пока не изменились до полной неузнаваемости.

***

До Аларма постепенно доходило, что, ринувшись в подземелье к рабам, он совершил ошибку. В самом-то деле, разве не могло это подождать?! Отец… Он ждал столько лет — что изменили бы часы?
Но вот теперь, окруженный звероподобными воинами, когда первый порыв спал, а осознание вины душило, Аларм сообразил, что не только потерял драгоценное время. Он же всех подвел! Магдар и Гуд ждут его сигнала, а он… Борется в подземельях со стражниками-каббарами и этим невысоким… — кто он? — каббаром-подростком.
С огромным трудом Аларму удалось выбить секиру из рук противника. Стоило признать, что каббаренок был несказанно ловчее и сильнее прочих каббаров — с теми Аларм справился намного быстрее. Но даже это мелькнувшее на миг уважение не остановило Белого рыцаря, он замахнулся для последнего удара, понимая, что, не добей он врага, тот убьет его. Но когда меч Торна оказался в полуметре от головы каббаренка, в лицо Аларма ударил поток лилового света, и рыцарь поневоле отшатнулся, прикрывая глаза.
А когда вспышка угасла и свет рассеялся, вместе воина перед ним стояла красивая девушка с холодным, будто точеным из мрамора, лицом и серебряными волосами, уложенными в сотни косичек. Ее голубые глаза насмешливо сверкали:
— Так вот ты каков, Белый рыцарь…
Он ее уже где-то видел? Таким знакомым показалось сочетание серебра и синего кварца… «Нашел время думать об украшениях для Элли! — оборвал себя Аларм. — Для начала надо ее спасти!»
— Ну что же ты не убиваешь меня, Белый рыцарь, — рассмеялась незнакомка. — Ты же победил, давай, закончи свое дело!
— Кто ты? — Аларм опустил меч. Как оказалась эта красавица на острове Горн? И ведь, кажется, она тут не как рабыня…
— Я — Ланга, принцесса Тьмы и правая рука Властелина Пакира! Он приказал мне оборонять остров от твоего жалкого войска, и, как видишь, я это выполняю.
— Наше войско окружило дворец со всех сторон! — Аларм не мог сдержать ликующего возгласа, заметив, с какой надеждой смотрят на него рабы-рудокопы. — А мой отряд уже проник в подземелья, и через минуту все рабы окажутся на свободе! Мы почти победили!
— О, как ты наивен, рыцарь. Открыть Врата Тьмы ты и твой отряд мне не помешали. К слову, они уже перебиты, а теперь очередь за остальным вашим войском. Победа останется за Пакиром! — Аларму показалось, что в голосе Ланги прозвучала самая настоящая жалость. Но она вновь злорадно ухмыльнулась, когда смысл ее слов дошел до Аларма.
— Мой отряд мертв?! — Аларм снова всех подвел! Лучше бы за свою ошибку ответил он, а не другие.
Он стоял будто пораженный громом. Было сложно поверить, сложно принять на себя такой груз… Нет, за свою недолгую еще жизнь Аларм не раз поступал неправильно, но впервые оказался виновным в смерти. И не врагов — союзников. «Матушка Виллина, к такому вы меня не готовили…» — подумалось ему.
Ланга еще что-то говорила. Смеялась или издевалась, вопрошала, почему же Аларм не убивает ее, а если все же подумает, а если что-то еще. Аларм не понимал ее, машинально отвечал, а в голове все крутилось: «Я всех подвел! Опять, в который раз… Снова и снова». Убить принцессу? И что дальше? Взять на себя смерть еще одного, пусть и виновного? Нет.
Аларм опомнился, только когда за его спиной зашумели рудокопы. Резко обернулся и сам не смог сдержать крик ужаса: со стороны туннеля на них надвигалась непроглядная темнота.
— Абсолютная Тьма, — подтвердила Ланга его опасения. — Взгляни на свой меч — он потускнел. Сила Торна бессильна, мальчик. Скоро Тьма окутает остров, и ты навеки останешься здесь стоять красивым ледяным изваянием. А потом такая же участь ждет все твое войско. Вы проиграли, Белый рыцарь! И ты всему виной…
Аларм хотел было сделать шаг, но почувствовал, что не может говорить. Повернуть голову точно так же не получилось. Он заметил, как окутала Тьма все помещение, как застыли неподвижно рудокопы… Но почему тогда, леденея вместе с ними, он сам все еще дышит? Только потом он смог различить облачко тусклого лилового света, окружившее его и принцессу. Ланга подошла ближе, взяла за руку. Отчего так холодна ее рука? Тоже леденеет, как прочие?
— Однажды… А впрочем, нет. Жаль, ты совсем… Пошли, Белый рыцарь, я постараюсь вывести тебя через потайной ход. Ты мне все еще нужен. Ты же постараешься, правда? — Она заглянула Аларму в глаза. Ее лицо оказалось так близко… Почему ему кажется, что это повторяется? Не только с ней. Вот и при встрече в пустыне с Кощеем, подумал, что уже видел его… Может, это было во сне? Виллина говорила, что порой сны — и не сны вовсе, только надо научиться извлекать из них уроки.
— Да пошли же! — нетерпеливо прикрикнула Ланга, и это тоже показалось Аларму знакомым.
К нему тут же вернулась возможность ходить. Облачко стало чуть ярче, когда Ланга надавила на одну из плит и та отъехала в сторону.
— Спускайся! Следуй за мной!
— Ты… тебе попадет? — Не дождавшись ответа, Аларм предложил: — Пошли со мной, там, на поверхности, тебе не причинят зла, я обещаю.
— Мальчик, я сама — зло! — принцесса расхохоталась, только смех ее был горьким, как будто над собой смеялась Ланга, не над Алармом. — Ты как был глупцом…
Коридор петлял и извивался. Аларм пытался считать повороты, ступеньки и ответвления, но понимал, что пройти здесь в одиночку не сможет — только хорошо знающий это место человек сможет миновать все эти ловушки. Ланга как раз ухватила его за руку, не давая свалиться куда-то.
— Не по сторонам глазей, глупый мальчишка! Иди, там, где-то там, ждет тебя твоя Хранительница, спеши к ней, спеши! — Аларм поежился. Злые нотки в голосе принцессы задевали: будто и перед ней он в чем-то виновен.
— Иди! — Она решительно подтолкнула Аларма в спину.
Впереди, в десятке метров от них виднелась полоска песка и широкое темное море.
— Иди же, иди!
— Пошли со мной?
— Нет, уходи… Давай, ты еще можешь предупредить своих!
Аларм согласно кивнул, побежал прочь и обернулся лишь тогда, когда выбрался на свежий воздух. Ланги за его спиной уже не было.
Впереди виднелись корабли Света, прищурившись, Аларм различил фигуру Гуда. Облако Тьмы, по его подсчетам, уже выбиралось наружу. Аларм поспешил к своим.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.