После войны... 1690

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Роулинг Джоан «Гарри Поттер»

Рейтинг:
G
Жанры:
Фэнтези, AU
Предупреждения:
OOC
Размер:
Драббл, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Смерть - есть смерть.» от Эмитрий Дин
Описание:
После войны всё изменилось.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Из серии: "Оно пришло внезапно"...
28 февраля 2019, 18:09
      После войны всё изменилось.       По крайней мере, для него — Гарри Джеймса Поттера, Героя, Избранного, Победителя Волдеморта и т.д. и т.п. — так точно.       Раньше он не мог представить своё существование без постоянных приключений, а теперь…       Покрытый цветущим вереском склон холма — идеальное место для утренних прогулок… ароматный, душистый чай с мятой и кардамоном в термосе… и плоский, теплый камень у подножия, на котором так удобно сидеть, подставив лицо солнечным лучам…

***

      — Гарри, я послезавтра в экспедицию уезжаю…       А вот Рон нисколько не изменился. По прежнему не способен долго сидеть на одном месте. Может, поэтому и подался после Хога в разрушители проклятий, теперь вот мотается по миру в поисках колдовских нычек, кладов и захоронений.       — Куда на этот раз?       — В Египет зовут. Там очередные идиоты… в смысле маггловские археологи… какую-то гадость редкостную откопали, времён Нового царства, так теперь мрут, как мухи — причём и магглы, и волшебники, пытавшиеся эту дрянь нейтрализовать!       — Настолько всё плохо?       — Не знаю уж, что там к чему, на месте разберусь, — Рон смешно морщит нос. Детская привычка, не прошедшая с годами. — Ну ладно, я побежал! Только не обижайся, как вернусь, загляну!       — Давай…       Он пожимает плечами.       Какие уж тут обиды?       Дела — есть дела.

***

      После войны всё изменилось.       Раньше Гарри не мог представить свою жизнь без романтики. Увлечение Чжоу, флирт с симпатичной официанткой, влюблённость в Джинни…

***

      — Гарри, прости меня…       По веснушчатым щекам текут слёзы.       — Не надо, Джин, не плачь.       — Прости, я знаю, что это неправильно… но я ничего не могла с собой поделать. Просто встретила его и влюбилась…       — Брось, не говори глупостей. Ты ни в чём не виновата.       — Я, — она всхлипывает и поднимает лицо чуть вверх, часто моргая, чтобы сдержать новые слезы, а потом смотрит прямо на него, — я правда любила тебя, Гарри, ты ведь знаешь?       — Конечно знаю.       — И… и сейчас люблю, — её взгляд становится почти отчаянным. — Но с ним… это другое, понимаешь?       — Понимаю. Я тебя тоже люблю.       — Ты сможешь меня простить? — в дрожащем голосе искренняя надежда.       Он смотрит на неё и улыбается. Какой же она в сущности ещё ребенок…       — Мне не за что тебя прощать, Джин. Будь счастлива.       Она уходит, опустив плечи, а он ещё долго смотрит ей вслед.       Ему действительно не за что её прощать.       Любовь — есть любовь.

***

      После войны всё изменилось.       Раньше он и сам не любил учиться, и искренне не понимал, как это может нравиться другим.       А теперь…

***

      — Гарри, я поступила! — карие глаза светятся счастьем. — Поступила в Оксфорд — сама, без магии!       — Поздравляю, Герм, ты молодец.       — Сама до сих пор не понимаю, как всё получилось, — она немного ошалело качает головой. — Нет, то есть, конечно, я готовилась, много работала, старалась, но… Оксфорд, Гарри! Мне даже не верится!..       — А я не сомневался в тебе ни секунды. Правда…       — Да, конечно, некоторые не понимают, зачем мне маггловское высшее образование, — она закатывает глаза. — Ну ладно, многие! Все, кроме родителей, вообще-то… Но я думаю, лишним оно точно не будет! Я ведь всё ещё не решила, кем хочу стать, и… — её улыбка внезапно тускнеет, а в глазах появляется грусть. — Знаешь, если честно, я совсем не уверена, что хочу остаться в волшебном мире. То есть… всё это… Волдеморт, тайные планы Дамблдора, судебные разбирательства… это так мало похоже на ту волшебную сказку, которой показалось вначале, понимаешь?       Короткий вздох.       — Лучше, чем ты думаешь…       — А Рон не хочет меня понять, — Гермиона тяжело вздыхает. — Говорит, что никто в здравом уме не отказывается от магии в пользу обычного мира…       — Рон просто не знает другой жизни.       — Но я ведь могу попробовать убедить его, правда?       — Герм, ты — можешь убедить кого угодно и в чём угодно, было бы желание…       Она призрачно улыбается.       — Спасибо тебе. Мне стало легче… Ну, я побегу? В последнее время совершенно ничего не успеваю! Взрослая жизнь, оказывается, такая суетная! Ну, ты понимаешь…       Гарри тепло смотрит на лучшую подругу.       Он понимает.       Жизнь — есть жизнь.

***

      После войны всё изменилось.       Раньше Гарри делил весь мир на чёрное и белое. События, поступки, людей… Всё вокруг казалось простым и понятным. Это свои, это — чужие. Это хорошо, а это плохо. Это друзья, а это враги…

***

      — И не надоело вам, Поттер, слушать весь этот бред? — голос холодный, тонкие губы презрительно кривятся, а в глазах — усталость.       — Это не бред, профессор, это жизнь, — он безмятежно улыбается, сидя на камне и глядя на Снейпа снизу вверх.       — Это их жизнь, Поттер, не ваша. Когда вы уже наконец это поймете? — чуть морщится, будто ему страшно надоело втолковывать одно и то же.       — Да я понимаю. Чаю хотите?       На протянутый термос Снейп смотрит так, словно ему предложили яд, а затем… вдруг неожиданно вздыхает и берёт, садясь на камень рядом с Гарри.       — И долго вы ещё намерены сюда приходить?       — Пока буду нужен им, — он вновь закрывает глаза и подставляет лицо солнцу.       — Нужны? — недоверчиво. — Мерлин, Поттер, да они вас даже не видят!       Гарри, не открывая глаз, усмехается уголком губ.       — А разве видеть — так уж важно?       Вместо ответа лишь раздражённое фырканье. И легкий щелчок открывающегося термоса. Осторожный вдох…       — Мята и кардамон?       — Для вас заварил.       — То есть, вы знали, что я приду…       — Вы всегда приходите по субботам, профессор. И каждый раз спрашиваете одно и то же…       — Потому что я каждый раз надеюсь, что у вас просветлеет в мозгах — при условии, что они у вас вообще есть, в чем лично я сильно сомневаюсь — и вы поймёте, что вам здесь не место.       — Как и вам.       — Как и мне.       — Так почему вы всё ещё здесь? — Гарри открыл глаза и чуть повернул голову. — Вы ведь давно уже могли уйти…       — Мог, — Снейп невозмутимо подносит термос к губам, делая осторожный глоток, и смотрит куда-то вдаль.       Старательно делая вид, что не замечает немого вопроса в зелёных глазах. Наконец Гарри не выдерживает.       — Но остались, чтобы приглядывать за мной, так?       Тяжелый вздох. Горькая усмешка на бледных губах.       — Ну кто-то же должен…       Несколько мгновений они молча смотрят друг на друга, а потом Снейп поднимается на ноги и уходит, оставив термос с недопитым чаем на гладкой поверхности могильной плиты.       Зелёные глаза провожают его весёлым взглядом.       После войны всё изменилось.       Многое стало понятным.       Смерть — есть смерть.
Примечания:
На печеньки Музе: ЯД https://money.yandex.ru/to/410015005290383
Сбер: 4276 5500 6435 2357
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.