Сломленная 89

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
X-COM, Мой маленький пони: Дружба — это магия (кроссовер)

Автор оригинала:
Arad
Оригинал:
https://www.fimfiction.net/story/186104/broken

Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Фантастика, Даркфик, Мифические существа, Попаданцы, Дружба
Размер:
Мини, 11 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Твайлайт, наконец, возвратилась домой, и ее друзья, а также все жители Понивилля с нетерпением ждут встречи с ней.

Но она изменилась. Все еще страдая от полученных ран, практически потерявшая возможность использовать магию и преследуемая по ночам кошмарами о Земле, Твайлайт все сильнее и сильнее отдаляется от тех, кто когда-то был ей невероятно дорог. Будет ли отчаяние единорожки и неспособность друзей понять ее стоить ей того, что она ценила сильнее всего до сделки с Дискордом?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания переводчика:
Обложка за авторством KairaAnix: https://derpibooru.org/604533?q=unicorn

Эта история является сиквелом к рассказу "Стардаст" (https://ficbook.net/readfic/6156289), перед прочтением настоятельно рекомендуется ознакомиться с ним.

Несмотря на кроссовер, элементы XCOM в данном рассказе минимальны и присутствуют в виде воспоминаний.

Сломленная

1 марта 2019, 18:55
      Солнце едва коснулось горизонта, когда Элементы появились на понивилльском вокзале. Вежливо раскланиваясь с работниками, а также с другими пони, они продолжали свой путь к дальнему концу платформы.
      Удостоверившись, что они достаточно далеко от случайных прохожих, Эпплджек обернулась к остальным.
      – Итак, девочки, поезд Твай должен прибыть через пять минут. Мы проводим ее до библиотеки и не будем беспокоить до самого утра. Принцесса Луна говорила, что у нее проблемы со сном, так что нам стоит дать ей возможность хорошенько выспаться в собственной кровати, прежде чем расспрашивать о произошедшем.
      Рейнбоу Дэш тут же попыталась возразить.
      – Но…
      – Никаких "Но", АрДи, – стукнула Эпплджек по земле, перебив ее. – Лишь принцессам ведомо, что с Твайлайт происходило. И если она не хочет об этом рассказывать – то нам не стоит выпытывать у нее. И Пинки Пай? Мне не кажется… – обратилась было она к другой земной пони, но заготовленные слова комом встали у нее в горле, когда их взгляды встретились.
      На лице Пинки застыло самое серьезное выражение из всех, что Эпплджек когда-либо доводилось видеть у подруги. Место плещущейся в глазах радости и энергичного энтузиазма заняли мрачный вид и хмурый взгляд. Но миг спустя наваждение спало, и розовая пони, посмотрев вдаль, произнесла:
      – Вот и ее поезд.
      Все присутствовавшие тут же обернулись в том же направлении, и как раз в этот момент к станции подъехал появившийся из-за холма паровоз. Двери вагонов отворились, выпуская пассажиров, но первым знакомым пони, которого увидела Эпплджек, была не Твайлайт, а Шайнинг Армор. Единорог вышел наружу, заметил Элементов и, подав копыто своей сестре, помог ей спуститься на платформу. Эпплджек нервно вздохнула, увидев, наконец, свою долгожданную подругу, и земная пони готова была поклясться, что она была не единственной.
      Твайлайт Спаркл была тенью прежней себя. Ее грива и хвост напоминали воронье гнездо, под отчаянно пытавшимися оставаться открытыми глазами были явно видны мешки, но самой заметной переменой был огромный шрам на ее крупе, который никак не могла скрыть ее шерстка. Твайлайт обняла на прощание своего брата, после чего поправила странные сумки, свисавшие с ее боков, и направилась к своим друзьям.
      – Рада вновь видеть тебя, Твай, – произнесла Эпплджек с ободряющей улыбкой, которая лишь совсем незаметно поблекла, когда единорожка посмотрела на нее в ответ своим уставшим взглядом. – Спайк ждет тебя в библиотеке, там все точно в том же состоянии, в каком ты и оставила. Я также приготовила для вас со Спайком кое-какие припасы, так что в ближайшую пару дней о еде можешь не беспокоиться.
      – Спасибо, Эпплджек, – ответила та, выдавив из себя слабую улыбку.
      – Твайлайт, я не могу не спросить, где ты достала эти переметные сумки? – прозвучал голос Рэрити, которая изо всех сил пыталась скрыть свою неприязнь от вида этого предмета. – Они выглядят, эм, довольно крепкими, но едва ли их удобно носить. Осмелюсь заявить, сшивший их портной попросту не понимал, как сумки должны носиться!
      Бледная улыбка Твайлайт исчезла, когда та обернулась к белой единорожке. Прошло несколько неловких секунд, прежде чем она, наконец, произнесла:
      – Они в норме, – после чего снова поправила их.
      – К слову, что внутри? Выглядит тяжелым! – отметила парившая рядом Рейнбоу Дэш. – Давай, я помогу тебе нести их? – предложила она и, не дожидаясь ответа, потянулась к переметным сумкам. Но как только ее копыто прикоснулось к ним, Твайлайт отреагировала мгновенно.
      – НЕТ! – сорвалась единорожка и тут же оказалась в нескольких шагах от Рейнбоу, после чего повернулась к ней с явно читавшимся во взгляде ужасом. Несколько долгих, томительных секунд спустя Твайлайт молча развернулась и помчалась галопом в сторону библиотеки.
      Голубая пегаска вернулась на землю и с беспокойством посмотрела на подруг.
      – Что это было?
      – Мы не знаем, что произошло с ней, Рейнбоу Дэш, – тихо произнесла Флаттершай, повесив голову. – Хоть это случается и нечасто, порой мне приходится помогать питомцам, прошедших через злых хозяев, и из-за этого они начинают бояться всех пони. Нам просто надо запастись терпением и дать ей знать, что мы всегда рядом и готовы помочь ей, – когда лицо Рейнбоу помрачнело, она добавила: – Не пытайся давить на нее, ни к чему хорошему это не приведет.
      – Думаю, нам стоит разойтись по домам, девочки, – заявила Рэрити с завершающей ноткой. – Мы можем навестить Твайлайт утром, если она не будет против. Я также сказала Спайку обращаться к любой из нас, если возникнут какие-нибудь проблемы. Доброй ночи.
      Поскольку обсуждать больше было нечего, остальные тоже направились к своим жилищам. Эпплджек собралась было уходить, когда заметила Пинки Пай, грустно смотревшую в сторону видневшейся вдали библиотеки.
      – Спасибо, что не стала перебарщивать с приветствием, Пинки. Не думаю, что Твайлайт сейчас в настроении для вечеринок.
      Розовая кобыла повернулась к ней с обескураживающим отсутствием радостной улыбки на лице.
      – С чего мне устраивать вечеринку? – спросила она. – Твайлайт ведь еще не вернулась.
      ------
      Твайлайт не могла вспомнить, как ей удалось добраться до кровати, но все же сейчас она именно в ней себя и обнаружила. Знакомый запах ее подушки и успокаивающая твердость матраса вновь напомнили ей, что это – ее дом. Она была дома.
      Утром единорожке предстояла куча дел, в том числе сортировка всех тех вещей, что подарили ей земные друзья, а также проверка этой книги заклинаний, которую ей дала Селестия. Узнать о заклинании Старсвирла из написанной им самим книги – это было просто невероятной возможностью для Твайлайт. Возможностью, которую она не cобиралась упускать.
      Она расслабилась, и ее разум медленно начал погружаться в сон. Твайлайт чувствовала, что буквально таяла от прикосновений руки, поглаживающей ее гриву. Это чувство напомнило ей о тех временах, когда она еще была совсем маленькой кобылкой, и ее мать расчесывала гриву единорожки и слушала, как у той прошел день.
      – Я рада, что ты вернулась домой, Твайлайт.
      – И я рада вновь возвратиться.
      – Твои друзья были счастливы снова увидеть тебя.
      – Полагаю, да.
      – Ты сомневаешься?
      – Я не знаю, что мне им сказать. Мне очень хочется, чтобы между нами все оставалось по-прежнему, но все же я знаю, что это невозможно.
      – Я понимаю. Дружба со временем меняется, но если ты хочешь сохранить шанс все исправить, то тебе придется немало потрудиться.
      – Я знаю.
      – Неужели? Если ты действительно столь сильно дорожишь своими друзьями, как говоришь, то, возможно, тебе стоит уделять все свое время учебе. В противном случае тебе не удастся спасти их, точно так же как ты не смогла спасти меня.
      – Что?
      Твайлайт открыла глаза, как раз вовремя, чтобы заметить оборвавшийся крик и вспышку зеленого пламени, следом за которой вокруг нее взвилась метель серого пепла. Единорожка отшатнулась и попыталась закричать, но затем осознала, что вместе с воздухом вдохнула пепел. Ее крик прервался рвотными позывами и приступом кашля, и она скатилась с кровати на пол.
      – Твайлайт? Ты в порядке? – ее взгляд метнулся в сторону голоса, и она увидела Спайка, замершего у входа с рукой на выключателе с невероятным беспокойством на лице. Дракончик включил свет и оглядел то, в каком состоянии была спальня. – Все хорошо, Твайлайт, все хорошо. Почему бы тебе не пойти и не умыться? А я тем временем тут приберусь.
      Единорожка проследила за его взглядом и тихо всхлипнула. Вместо наполовину испаренного тела и облака пепла на кровати она увидела ворох подушек и простыней, усеивавших пол. Стоявшая возле кровати тумбочка также была сдвинута с места, а находившийся на ней стакан с водой лежал на полу, разбитый. Неподалеку от него также была видна небольшая лужа рвоты, и осознание того, что она возникла из-за нее, едва не заставило внутренности Твайлайт вновь вывернуться наизнанку.
      – Прости, Спайк, мне очень-очень жаль. Я не могу позволить тебе убрать это самому.
      Единорожка направилась к кладовке и активировала свою магию, собираясь вытащить все необходимое для того, чтобы прибрать этот бардак. Два месяца назад на полную уборку и санитарную обработку комнаты ушло бы не больше пяти минут, с ее-то способностями к тайным искусствам. Она настолько привыкла к этому за годы, что ей едва требовалось напряжение воли для подобных действий. И поэтому небольшая лавина чистящих припасов, обрушившихся на единорожку вместо того, чтобы воспарить вокруг нее, оказалась полной неожиданностью. Метла и швабры с шумом разлетелись по полу, а рулон бумажных полотенец, подпрыгнув, откатился в центр комнаты.
      – Твай, не волнуйся об этом, – вновь прозвучал голос Спайка, наклонившегося за рулоном. – Сходи в душ, а к тому моменту как ты из него выйдешь – тут все уже будет прибрано. Хорошо?
      Твайлайт не смогла заставить себя посмотреть на своего помощника и, повесив голову, последовала его совету. Ей не хотелось видеть того разочарования, что, как ей думалось, было на его лице.
      ------
      Каскад практически обжигающей воды превратил гриву единорожки в мокрую копну у нее на голове, а также полностью пропитал ее шкурку. Пот и другие неприятные вещи с легкостью смывались с нее, а горячая вода помогла снять застывшее в мышцах напряжение. Единственным, с чем душ помочь не мог, были ее мысли.
      "Жеребенок, для Спайка ты лишь источник проблем. Устроить такой бардак из-за простого кошмара. Ты даже не смогла сама убраться после этого",молча отчитывала себя единорожка, закрыв глаза и подставив лицо потоку воды. Но как сильно она ни пыталась остановиться, злые мысли все равно возвращались.
      "И ты также видела это в своих друзьях. Они пришли помочь своей старой подруге, не понимая, что ее больше нет. Ты – все, что осталось от Твайлайт Спаркл, Элемента Магии. Пустая оболочка, разум и тело которой слишком повреждены, чтобы принести хоть какую-нибудь пользу. Ты для них лишь бремя, и они помогают тебе из жалости, не из-за дружбы".
      Это не правда… – тихо прошептала Твайлайт, тщетно надеясь, что произнеся эти слова, она сделает их более сильными.
      "Нанесенный тебе ущерб также сделал тебя бесполезной и для нас. Это неудачное стечение обстоятельств, но все же предоставленной тобой информации более чем достаточно. Зная расположение твоего мира, мы наверняка сможем обнаружить других особей, обладающих схожим Даром".
      Твайлайт открыла рот, собираясь возразить, но так и не смогла этого сделать, полностью осознав, что за мысли только что пронеслись в ее голове. Она открыла глаза и потянулась было выключить душ, когда заметила краем глаза движение и пришла к ужасающему выводу. Она была не одна, и эти мысли принадлежали не ей.
      По ту сторону занавеси находилось худое существо в красных одеяниях. Деталей было не разглядеть, но Твайлайт знала, что его лицо скрыто лишенным каких-либо узоров шлемом.
      "Ты знаешь, что не можешь сопротивляться нам. Твои друзья, брат, принцессы, люди – все, кого ты когда-либо знала и любила, склонятся перед нашей волей или сгорят дотла. Никому не избежать Вознесения. Это. Просто. Неизбежно".
      Две левые руки потянулись к занавеси, и крик единорожки застрял у нее в горле.
      Твайлайт? Ты там еще долго? – прокричал Спайк из-за двери. – Все хорошо?
      Она на миг оторвала взгляд от монстра и посмотрела на дверь, но, вернув свой взор обратно, обнаружила, что тот исчез.
      – Я в п-порядке, Спайк. Сейчас выйду, – ответила она, кое-как вылезла из душа и вытерла полотенцем ту воду, что все еще оставалась на ее гриве и шкурке. Она хотела было позвать своего помощника, но заготовленные слова так и не были произнесены.
      "Я не могу рассказать ему о… обо всем этом. И с девочками я тоже не могу поговорить. Есть лишь один пони… один человек, который смог бы понять, что происходит… но его здесь нет. Что же мне теперь делать?"
      – Спайк! Можешь принести бумагу и что-нибудь для рисования? – прокричала Твайлайт, признав свое поражение в просушке гривы и положив полотенце обратно на сушилку.
      ------
      Рэрити не любила вставать так рано. Скорее, она считала это необходимым злом; ценой, которую приходилось платить за возможность выглядеть великолепно. Кроме того, поскольку ее магазин еще не был открыт, так она получала как минимум пару спокойных часов. За это время она могла скромно позавтракать, просмотреть свои текущие проекты и в случае нужды даже посетить рынок. И именно из-за столь раннего часа и того, что она невероятно сильно привыкла к своим тихим утрам, довольно резкий стук в дверь для нее оказался полной неожиданностью.
      – Секунду! – произнесла она столь громко, как только леди могла себе позволить, прикладывая последние штрихи к своей прическе. Как только она была удовлетворена (и стук прозвучал вновь), Рэрити подошла к двери. – Боюсь, пока что магазин еще не открыт, – начала было единорожка, открывая ее, но резко оборвалась, увидев снаружи промокшего до нитки посетителя, на лице которой явно читалось отчаяние. – Во имя Селестии, ты в порядке, Твайлайт? Быстрее заходи внутрь, пока ты не подхватила простуду. У меня найдется пара полотенец, которые быстро высушат тебя. К слову, я только что заварила чай, не желаешь чашечку?
      – Да, спасибо, – пробормотала Твайлайт, переступив порог и опуская седельные сумки на землю. В отличие от того мешка, что был на ней, когда она сошла с поезда, сейчас это были те самые старые сумки с ее кьютимаркой по бокам. Рэрити также отметила, что они были практически полностью пусты, за исключением выглядывавшего из них небольшого свитка.
      – Должна признать, я немного удивлена увидеть тебя в столь ранний час, дорогая. Мне казалось, ты можешь воспользоваться шансом хорошенько отоспаться после недавней драмы, – заявила Рэрити, притянув левитацией полотенце из ванной, а затем повторив процедуру с чайным сервизом, находившимся на кухне. Уже разливая чай, она заметила, что попытки ее собеседницы использовать это самое полотенце были совершенно лишены энтузиазма. – Твайлайт, думаю, мне стоит извиниться за вчерашнее. Мы с девочками были невероятно рады твоему возвращению, но совершенно не учли, что ты все еще восстанавливаешься после пережитого. Если мы можем хоть как-то тебе помочь, дорогая – только скажи.
      Твайлайт постаралась как можно лучше сложить полотенце, поле чего посмотрела на чашку с чаем, которую Рэрити поставила перед ней.
      – Спасибо, – тихо прозвучал ее голос. Не произнеся больше ни слова, она подошла к своим сумкам, вытащила зубами свиток, а затем вернулась к столу и развернула его. – Я знаю, что это не совсем то, что ты обычно создаешь, и извиняюсь за немного неряшливый дизайн, но… ты можешь сшить это для меня? Пожалуйста?
      Искреннее отчаяние в глазах лавандовой единорожки словно прикоснулось к сердцу Рэрити, а затем крепко сжало его.
      – С удовольствием, Твайлайт. Дизайн достаточно прост, хотя над деталями придется немного поработать, – немедленно согласилась она, и прежде чем ее подруга успела бы возразить, перебила ее: – Ш-ш-ш, дорогая, это не доставит мне никаких хлопот. Я шила подобные штуки для Свити Бэлль годами, так что, уверена, мне удастся закончить работу еще до полудня.
      Тихие слова благодарности были едва слышны, и Твайлайт отвела глаза в сторону от сочувствующего взгляда Рэрити.
      – Я передам ее через Спайка, так что тебе не потребуется приходить снова и забирать ее. Что тебе сейчас нужно – так это хорошенько отдохнуть, Твайлайт, – произнесла Рэрити, попивая свой чай и бросив взгляд на нетронутую кружку собеседницы. – Я не буду давить на тебя и удостоверюсь, чтобы остальные тоже этого не делали. Когда ты будешь готова поговорить о том, что с тобой произошло – каждая из нас будет рада тебя видеть. В любое время дня и ночи.
      Твайлайт вновь потупила свой взор, начала сверлить взглядом свою кружку и, казалось, была всего лишь в паре секунд от того, чтобы все рассказать, когда на кухню медленно вошла Свити Бэлль.
      – Доброе утро, Рэрити. Доброе утро, Твай… – пробормотала она, все еще не отойдя ото сна, но как только ее взгляд наткнулся на раннюю гостью, кобылка тут же полностью проснулась. – Твайлайт! Скутс! Эпплблум! Твайлайт вернулась! – и миг спустя многоголосый табун заполонил всю кухню, выпытывая у единорожки, где она была и что делала.
      – ДЕВОЧКИ! – произнесла Рэрити, возможно, самую чуточку громче, чем следовало леди, и все три Меткоискателя обернулись к разъяренному дизайнеру. – Твайлайт очень устала и не может сейчас ответить на ваши вопросы. Возвращайтесь к своей пижамной вечеринке. Немедленно.
      Все три кобылки в унисон застонали, но все же покинули кухню. Как только они оказались достаточно далеко, Рэрити обернулась к Твайлайт, но обнаружила, что она осталась совсем одна, а миг спустя прозвучал звук захлопывающейся входной двери.
      ------
      Твайлайт захлопнула за собой дверь и осела на пол библиотеки. Каждый вдох давался ей с трудом, а сердце, казалось, вот-вот выскочит из груди, пока она пыталась обуздать вышедшие из-под контроля мысли.
      "Где ты была? Твайлайт?"
      "О! О! Ты победила всех врагов и всех спасла?"
      "Ты завела новых друзей?"
      "Расскажи нам все! Расскажи нам!"
      Твайлайт как раз собиралась все рассказать Рэрити, когда появились жеребята. А с ними поблизости он не могла рассказать обо всех тех ужасах, что пережила и что творила. Огонь, крики, кровь, дружелюбная улыбка, под маской которой скрывалась обычная жестокость, невероятно могущественный разум, вторгшийся в ее мысли…
      "НЕТ. СОСРЕДОТОЧЬСЯ! – Твайлайт собрала все ужасные воспоминания и вытеснила их из своей головы. – Мне надо сосредоточиться. Моя магия так и не восстановилась с… с тех пор, но ведь должен же быть хоть какой-то способ вернуть мои умения. Думай, думай… – блуждающий взгляд Твайлайт наткнулся на окружавшие ее книги, и единорожку озарило. – Книга заклинаний Старсвирла! Готова поставить все битсы в мире на то, что там есть заклинание, способное все исправить!"
      Твайлайт галопом промчалась к своему рабочему столу и лежавшей на нем древней книге. Потратив некоторое время на то, чтобы открыть ее на нужном месте своими копытами, она вернула ее на стол и начала читать и делать собственные пометки. Обескураживающее количество заклинаний так и не было завершено, оставшиеся же помочь ей не могли. Она уже почти сдалась, когда, наконец, обнаружила свою цель.
      – "Заклинание Наделения Силой", – прочитала Твайлайт вслух, и в ее сердце появилась надежда. – "Эти чары способны раскрыть истинный и полный потенциал любого использовавшего их, если он будет этого достоин". Да! Это – ключ ко всему! Я сотворю это заклинание и вернусь к норме! – ее глаза с жадностью начали поглощать приведенные на странице описания и инструкции.
      Она достаточно долго изучала магические искусства, чтобы научиться понимать суть чар, просто взглянув на их формулу, но это заклинание было тем, что ей до этого ни разу видеть не доводилось. Один массив наслаивался на другой, над которым находился еще один, и элемент каждого из них влиял на другие. Эта система была столь сложна, что даже ее пытливый ум не мог с ней справиться. Ей удалось лишь определить энергопотребление чар, которое оказалось таким незначительным, что она могла справиться с ними даже в текущем ослабленном состоянии.
      "Что ж, сейчас или никогда!" – подбодрила себя Твайлайт и закрыла глаза. Она смогла извлечь лишь крохотный ручеек арканной энергии, но этого все равно оказалось достаточно. Каждый слой формулы накладывался на другой, затем на третий, на четвертый, на пятый – создавая, вероятно, самое комплексное заклинание из всех, что единорожке когда-либо доводилось видеть. И когда последняя деталь заняла свое место, она активировала чары.
      И ничего не произошло.
      Ее глаза резко раскрылись, надеясь обнаружить какие-либо изменения, а затем она вновь прикоснулась к своей магии, но обнаружила лишь все тот же жалкий ручеек. Едва заметная искра раздражения появилась на задворках ее мыслей, в то время как единорожка подошла обратно к книге и попыталась снова сотворить заклинание, с тем же результатом.
      – Хорошо, Твайлайт, все хорошо. Не выходи из себя, – произнесла она вслух. – Я могу перечитать инструкции. Возможно, я что-то пропустила и теперь из-за этого у меня ничего не выходит, – сделав глубокий вдох, она пересмотрела каждую строчку в книге, а затем попыталась вновь. Но, как и в прошлые разы, никаких изменений не последовало. Она проверила заклинания, шедшие до и после этого, в поисках каких-либо дополнительных требований, но их там не оказалось. Тогда она начала разбирать один слой чар за другим в поисках какой-нибудь ошибки.
      – Ты же знаешь, что это безнадежно, – голос звучал дружелюбно и жизнерадостно, но произнесенные им слова словно забивали в ее сердце один гвоздь за другим.
      – Заткнись, убирайся, – сорвалась Твайлайт, продолжая анализировать заклинание.
      – О, я бы поставил тебе "пять с плюсом" за попытку, но, думаю, мы оба понимаем, что никакая магия не сможет все исправить, – продолжил голос, и единорожка никак не могла отделаться от ощущения, что она знала его обладателя. – Даже если бы это заклинание сработало, оно бы не смогло исправить прошлого. Оно бы не смыло крови с твоих копыт.
      Твайлайт почувствовала, что говоривший встал точно позади нее.
      – Будем честны, Твайлайт. Ты повторяешь себе, что не можешь рассказать о произошедшем друзьям, поскольку это напугает и, возможно, даже травмирует их, но ведь это ложь, не так ли? Настоящей причиной является тот факт, что пусть ты и видела кровопролитие и гибель своих друзей… ты также и сама пролила немало крови. Ты не хочешь говорить им о сотнях жизней, что ты оборвала. Ты не хочешь, чтобы они видели свою дорогую подругу буквально утопающей в чужой крови.
      – Это не… – начала было возражать Твайлайт, но одно-единственное воспоминание заставило ее замолкнуть. Заточенные в каменную тюрьму создания, которые пытались дотянуться до нее или же спастись бегством. "Ох, Селестия… это сделала я".
      – И теперь ты пытаешься овладеть могуществом и все исправить, но мы оба знаем, что на самом деле ты жаждешь получить эту силу для того, чтобы попытаться одолеть этих монстров, когда они придут сюда. И мы оба знаем, что тебе это не удастся; ты не сможешь защитить своих драгоценных друзей, точно так же как ты не смогла защитить друзей на Земле. Ты слаба, и никакое количество магической силы не способно это изменить.
      Твайлайт изо всех сил пыталась найти в себе силы опровергнуть эти обвинения, но воспоминания о смерти друзей из-за ее бездействия, а также тех жизнях, что она отняла, заставляли приготовленные слова вставать комом поперек горла. Она едва не выпрыгнула со своего стула, когда на ее плечи опустились руки, и дружелюбный голос начал шептать жестокую правду ей на ухо.
      – У тебя было время обдумать произошедшее, и, уверен, ты уже осознала ужасную истину, – прошла пара секунд, и глаза Твайлайт округлились. – Монстры, убившие тогда твоих друзей, пришли за тобой. Не будь тебя там, они наверняка все еще были бы живы. А теперь ты вернулась в мирный Понивилль. Это лишь вопрос времени, пока монстры вернутся, и история повторится вновь. Есть лишь один способ спасти жизни твоих друзей и получить искупление за причиненные тобой смерти.
      Голос Твайлайт дрожал, когда она прошептала:
      – Что я могу сделать?
      – Ответ очень прост, честно, – ответил голос, и лежавшие на ее плечах руки переместились на шею и сжались. – Тебе всего лишь надо УБИТЬ СЕБЯ!
      БАХ.
      Стул Твайлайт зацепился за неровный пол, когда она резко отодвинулась от стола, и опрокинулся, увлекая единорожку вместе с собой. Действуя на инстинктах, она мигом забилась в угол своей комнаты, задыхаясь, словно выброшенная на сушу рыба. Сама комната была пустой, и единственным источником света в ней была находившаяся на рабочем столе лампа. Сквозь закрытое окно проникал лунный свет.
      "Должно быть, я заснула за столом", – поняла Твайлайт, когда ее сердцебиение вновь пришло в норму. Оглядевшись вокруг, она увидела коробку, лежавшую возле стула, который она столь поспешно покинула. Медленно поднявшись, она прочитала прикрепленную к ней записку.
      "Твайлайт, внутри находится тот предмет, что ты просила сшить. Если тебе потребуется что-либо еще – просто дай мне знать.
      – Рэрити"
      Единорожка открыла коробку так быстро, как только могла и дрожащими копытами извлекла ее содержимое. Это была тряпичная кукла, подобная забытой и все еще не найденной Всезнайке, но на этом все сходство между ними и заканчивалось. В отличие от старой куклы, у этой не было вытянутой мордочки, вместо нее находилось плоское лицо с двумя пуговицами-глазами и темно-коричневой тканью на голове там, где у Всезнайки находилась грива. Ее руки также заканчивались руками с шитьем, обозначавшим пальцы.
      Твайлайт крепко сжала куклу в объятиях и постаралась не разрыдаться, путь даже и осознав, что ей надо сделать для того, чтобы спасти своих друзей.
      ------
      Спайк постарался войти в библиотеку так тихо, как только мог, хотя в ретроспективе это, наверное, не имело никакого значения. Либо Твайлайт отключилась и ничего не слышала, как ранее этим днем, либо же она бодрствовала, и тишина не требовалась.
      "Мне стоит проведать ее и убедиться, что все хорошо", – подумал он и заглянул в спальню единорожки. Все выглядело в порядке, не считая того, что саму Твайлайт нигде видно не было, равно как и той странной сумки, с которой она приехала. Но над столом горел свет, и Спайк, запрыгнув на стул, чтобы выключить его, обнаружил один-единственный лист бумаги.
      "Прости, но, находясь здесь, я подвергаю вас всех страшной опасности.
      Прощай"
      РЭРИТИ! – завопил дракончик, схватив листок и со всех ног помчавшись прочь из библиотеки.
      ------
      – Мы должны организовать поиски! – твердо заявила Рейнбоу Дэш сидевшим рядом с ней в библиотеке подругам и Спайку. – Она не может просто бродить вокруг ночью в таком состоянии!
      – Но где нам искать? На случай если ты не заметила, вокруг темным-темно, – с сомнением ответила Эпплджек. – Честно говоря, мне не нравятся наши шансы на то, что мы сможем ее найти.
      – И что? Ты предлагаешь просто сдаться? – прозвучал весьма предсказуемый ответ радужногривой пегаски, и пару секунд они с земной пони яростно сверлили друг друга взглядами.
      – Я могу попросить Совелия о помощи. У него много друзей-сов, они также смогут помочь нам, – предложила Флаттершай, беспокойство которой о Твайлайт перебороло ее природную робость.
      – Что бы мы ни предприняли, нам надо действовать быстро, – добавила Рэрити, и все присутствовавшие тут же обернулись к ней. – Как и все вы, я волнуюсь о ее безопасности, но сейчас меня беспокоят не ночные существа. Я боюсь, что… что она может повредить себе, если решит, что у нее нет другого выхода, – глаза ее подруг широко раскрылись, но прежде чем кто-либо успел произнести еще что-нибудь, раздался резкий стук в дверь и голос почтальонши.
      – Разве сейчас не поздновато для доставок? – с подозрением спросила Эпплджек пегаску с раскосыми глазами, пока та доставала один-единственный свиток и вручала его земной пони.
      – Я знаю! Уже слишком поздно, но Пинки угрожала сломать мою маффинницу, если я этого не сделаю! – прохныкала она, после чего посмотрела на собравшихся в библиотеке пони (и дракончика). – Вы – друзья Пинки? Вы ведь скажете ей, что я доставила письмо вовремя, верно? Вееееерно? – с жалостной улыбкой закончила пегаска, но была проигнорирована, поскольку внимание всех собравшихся было приковано к свитку, который читала Эпплджек со становящимися все шире и шире глазами.
      – К слову о Пинки, где она? – спросила Дэш, но ответа так и не прозвучало, поскольку Эпплджек повернулась к остальным.
      – Нам нужно бежать к руинам в Вечнодиком. Сейчас же!
      ------
      Лишь одна дверная створка все еще оставалась висеть перед входом в тысячелетние руины, и Твайлайт рассеянно подумала, куда могла подеваться вторая. Но эта нить рассуждений бесследно исчезла столь же быстро, как и возникла, и единорожка, пройдя вперед, обнаружила свою цель.
      Посреди гигантского зала виднелся вырезанный в полу круг. Он уходил вглубь камня почти на дюйм, был идеально гладким и не имел никаких следов коррозии, в отличие от остальных руин.
      "Здесь они проникли в Эквестрию, и здесь же они ее покинули", – пронеслось у нее в голове, когда она ступила внутрь этого круга и сняла сумку со спины.
      – Окей, Твайлайт... ты справишься с этим. Отслеживание телепортации – не самая сложная задача, – произнесла она вслух, сконцентрировавшись. Миг спустя она торжествующе улыбнулась, обнаружив то, что искала. Искусственная природа телепортатора оставила не только отметку посреди древнего зала. Магическое эхо донесло до нее точные характеристики устройства, которое ее друзья использовали для возвращения на Землю. И с этой информацией она также могла вернуться туда.
      Твайлайт вновь сконцентрировалась и представила в голове магическую формулу, собрав каждую доступную крупицу энергии. Она едва успела начать, когда ее рог заболел. Это была не та тупая боль, которая возникала, когда она слишком усердно занималась. Скорее, это ощущение напоминало гвоздь, забиваемый ей прямо в череп. Но, не обращая ни малейшего внимания на эту боль, единорожка собралась с силами и активировала заклинание.
      Но когда она открыла глаза, ничего не изменилось.
      – Нет, – пробормотала единорожка, в неверии ударив копытами по полу. – Нет! Нет! НЕТ! – снова и снова ее копыта опускались на древний мрамор.
      "Ничто не работает. Я ничего не могу поделать!"
      – Твайлайт!
      Крик Эпплджек выбил ее из вызванного неудачей приступа ярости. Твайлайт попыталась сбежать, но обнаружила, что ноги отказывались держать ее. Споткнувшись пару раз, она рухнула на пол, но, несмотря на боль, все равно попыталась встать снова. Голоса остальных Элементов и Спайка заполонили зал.
      – Твайлайт, вот ты где! Мы просто с ума сходили от беспокойства! Почему ты... – начала было Рэрити, но потом ее взгляд наткнулся на копыта лавандовой единорожки. – Солнце в небесах, ты ранена! Не двигайся, дорогая, Флаттершай принесла с собой аптечку...
      – Не подходите! – крик Твайлайт заставил их резко остановиться. – Я... я не могу...
      – Это все из-за тех подлюг, что ты встретила в дальний землях? О которых... эм, я точно не подслушала в Кантерлоте, – спросила Рейнбоу Дэш, и на ее лице появилось довольно суровое выражение. – Если ты беспокоишься, что они придут сюда – просто оставь это нам. Я могу победить любого хулигана, который посмеет прийти в наш мир!
      – Нет, ты не можешь! – Твайлайт пыталась сдерживаться, но плотина уже была прорвана. – Это не просто хулиганы, они – монстры и они убили моих друзей! И они не просто подлюги, они хотят сжечь дотла все, что увидят! Понивилль! Кантерлот! Ваши семьи! Всех и все! И если они сумеют выследить меня и придут сюда, то вы все погибнете, и я никак не смогу этого предотвратить.
      Остальные Элементы застыли с округлившимся глазами, и Твайлайт продолжила:
      – И я ничем не лучше! Я не сражалась с ними, я не одолела их, я не предлагала им сдаться. Я убила их всех, и да простит меня Селестия, я бы сделала это снова! – голос Твайлайт сорвался, и она осела на мраморный пол, закрыв голову копытами и заново переживая все те воспоминания, что она столь отчаянно пыталась скрыть от своих друзей. И ещё больший ужас начал переполнять единорожку, поскольку теперь ее друзья знали о том, каким монстром она стала.
      – Твайлайт? – тихий голос Флаттершай прозвучал совсем рядом с ней, заставив ее резко отшатнуться.
      – Нет, не приближайся! – прокричала Твайлайт, забившись в угол. – Я – монстр! Монстры не заслуживают друзей. Вам всем угрожает опасность, и я...
      – Твайлайт Спаркл, – сорвалась желтая пегаска, и в ее глазах блеснула сталь. – Ты действительно полагаешь, что полностью контролируешь нашу дружбу? Что именно ты выбираешь, когда она подходит к концу, так как кому-то может быть неудобно дружить с тобой? Нет. Я здесь не для того, чтобы осуждать тебя из-за решения, принятого в экстремальной ситуации, – Флаттершай сократила разделявшее их расстояние, после чего тепло улыбнулась и заключила единорожку в крепкие объятия. – Я здесь потому что считаю тебя своим другом и я не могу оставить своих друзей в беде. И ничто никогда этого не изменит, Твайлайт.
      – Она права, сахарок, – согласилась Эпплджек, также подходя к ним и утешающе положив копыто на ее плечо. – Я ценю твои намерения, но ты все делаешь неправильно. Дружба – это дорога, которая идет в обе стороны. А вдвоем тянуть повозку всегда вдвое легче.
      Спайк и Рэрити также присоединились к групповым объятиям, а вскоре их примеру последовала и Рейнбоу Дэш.
      "У меня такое ощущение, что кого-то не хватает".
      – Стоп, а где Пинки?
      И в тот же миг весь зал взорвался облаком конфетти и лент, а с потолка свесился огромный баннер "С возвращением, Твайлайт".
      – С возвращением, Твайлайт! – завопила Пинки, каким-то образом появившись прямо из центра их коллективных обнимашек. – Я знала, что ты сможешь найти путь назад, даже если для этого тебе потребуется небольшая помощь! Обычно я бы принесла на вечеринку торт, но это не то, что тебе сейчас требуется. Что тебе нужно – так это крепкое объятие... – в ту же секунду розовая кобыла воплотила слова в действие, – ...и хороший ночной сон! – взмах копытом указал обратно в центр древнего зала, где теперь виднелись шесть спальных мешков и корзинка Спайка.
      – Спасибо, девочки... огромное вам спасибо, – всхлипнула Твайлайт, когда объятие, наконец, распалось, и Флаттершай начала осматривать ее копыта. Взгляд единорожки упал обратно на сумку, и на миг в ее голове возникла мысль попробовать заклинание еще раз утром.
      "Нет... думаю, у меня больше нет в нем нужды. Это чувство, эта магия дружбы – вот все, что мне нужно".
      -------
      Глаза Твайлайт распахнулись, и она увидела окружавшее ее со всех сторон ночное небо. Исчез мраморный пол огромного зала, равно как и покрытые трещинами стены и крыша.
      – Ау? Здесь кто-нибудь есть? – спросила единорожка, и крошечный огонек страха начал разгораться внутри нее, когда она осознала, что, вероятней всего, спит. Она резко развернулась на месте, ожидая увидеть одного из тех чудовищ, что преследовали ее каждую ночь, но вместо этого ее глазам открылось гораздо более знакомое и успокаивающее зрелище.
      Селестия и Луна сидели чуть поодаль от нее, и десятки изображений вращались вокруг них подобно торнадо. Некоторые из этих сцен были из ее детства, другие – о проведенном времени в Понивилле. На третьих виднелись воспоминания о Земле и людях, в том числе и те, которые она всем сердцем пыталась забыть. Но в следующую секунду все изображения исчезли, и обе принцессы, обернувшись к единорожке, улыбнулись ей.
      – Твайлайт Спаркл, ни разу за всю свою жизнь я не гордилась тобой сильнее, чем сейчас, – произнесла Селестия, и ее одобряющая улыбка была подобна свету летнего солнца.
      – Но почему? Вы дали мне книгу Старсвирла, однако я так и не смогла создать ни одного из приведенных в ней заклинаний, – с некоторым колебанием призналась Твайлайт, и ее замешательство лишь усилилось, когда принцессы многозначительно переглянулись.
      – Те заклинания были тестом, – начала объяснять Луна и подняла копыто, пресекая начавшую было протестовать единорожку. – И ты прошла его, когда осознала, что тебе не нужны сокрытые в этой книге знания, которыми ты до этого столь отчаянно пыталась овладеть. После твоих... недавних проблем мы беспокоились, что ты можешь избрать путь силы. Я рада, что этого не произошло.
      – Мы подготовили дар для тебя, Твайлайт. Проснувшись, ты обнаружишь себя полностью восстановившейся и гораздо более могущественной чем прежде. Раны, которые ты получила в ходе своих скитаний, полночью исчезнут, словно их никогда и не было, – рог Селестии, вместе с таковым у Луны, начал светиться, и она почувствовала, как неземное тепло окутало ее тело.
      – А... кошмары? Они тоже уйдут?
      Обе принцессы переглянулись, прежде чем Селестия с сожалением произнесла:
      – Нет, Твайлайт. Боюсь, что нет. Эти шрамы могут излечиться лишь временем и совершенно другим типом магии. Держись за своих друзей и доверяй им, их дружба гораздо могущественней любого заклинания Старсвирла и даже моей магии.
      – Спасибо, я последую вашему совету.
      Единорожка исчезла во вспышке золотого света, оставив принцесс одних среди звезд.
      – Думаешь, она готова? – спросила Луна свою сестру.
      Селестия кивнула, но так и не посмотрела ей в глаза.
      – Она должна быть подготовлена к тому, что лежит впереди.
      ------
      Первым указанием на то, что Твайлайт проснулась, была острая боль за ее плечом. Она сонно перекатилась на другой бок и была вознаграждена точно такой же вспышкой боли с другой стороны.
      "Точно, я же сплю вместе с девочками посреди руин. Полагаю, стоило ожидать, что под моим спальным мешком окажется неудобный валун. Должно быть, я действительно устала, раз смогла заснуть, не заметив его".
      Звук близких голосов заставил ее открыть глаза, но тут же приступ невероятной головной боли вынудил единорожку закрыть их.
      "Аргх, сколько же я проспала?" – мысленно застонала Твайлайт, потянувшись настолько, насколько это вообще было возможно в спальном мешке, после чего медленно выбралась наружу. Она попыталась было произнести "Доброе утро, девочки", но вместо этого у нее вышло нечто вроде "Дбуто, двчки".
      Но к тому моменту, когда Твайлайт вновь открыла глаза, все разговоры полностью сошли на нет.
      – Эм... Доброе утро, девочки? Что? Что-то не так?
      Рэрити, которая до этого приводила в порядок свою гриву, молча повернула свое зеркальце к Твайлайт.
      – Хорошо, хорошо, я согласна, мне надо причесаться. Я займусь этим, как только окажусь дома, – произнесла она, увидев состояние своей гривы, напоминавшей воронье гнездо. Она повернулась боком, собираясь проверить, был ли у нее все еще тот шрам, но одно из ее крыльев закрывало обзор.
      Одно из ее крыльев закрывало обзор.
      Одно из ее крыльев.
      Ее крыльев.
      – ЧТО?! – вскрикнула Твайлайт, прежде чем потерять сознание от шока.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.