Недополовинки 174

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 142 страницы, 17 частей
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма Мужская беременность Нездоровые отношения Омегаверс Психологические травмы Психология Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Современность Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Это прекрасно! » от Jitsugetsu
Описание:
Харви никогда не думал, что его жизнь сложится так плачевно, тем более свадьба со своим Истинным, как казалось, совершенно этого не подразумевала. Прайс обожал своего омегу, лелеял и оберегал, сделав центром жизни, однако радость от пребывания рядом оказалась совсем недолгой.
Теперь у них нет не только "половинок", но и существенной части самих себя. Той, что вырвали покинувшие их возлюбленные.

Посвящение:
Публичной Бете и всем её последователям...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Глава 7.

29 марта 2019, 13:00
Возможно, они торопились, но Прайсу почему-то было откровенно страшно выпускать с таким трудом завоёванному омегу из рук, поэтому, закончив с рестораном, в котором действительно вкусно готовили, они отправились прямо в ювелирный, где парень под завистливые взгляды продавцов перебрал все имеющиеся в наличии кольца. На чём он остановился, альфа так и не сообразил, однако выглядел любовник настолько довольным, что становилось страшно за свой кошелёк. -У меня просто никогда не было возможности самостоятельно выбрать то, что будет на пальце долгое время, - словно извиняясь, перед кассой пояснил омега, - Извини, если это чересчур. -Не переживай об этом, - вздрогнул Прайс, когда кольцо на пальце жениха - боже, уже жениха, как быстро бежит время! - задорно ему подмигнуло, - Вряд ли ты сможешь одним колечком вытрясти из меня всё, а с остальными вариантами как-нибудь справимся. -Две с половиной тысячи, - озвучил продавец и альфа облегчённо выдохнул, - Не желаете вернуть прошлый выбор? -Прошлый... - присмотревшись, он узнал и родинку над верхней губой, и жадный взгляд, что сделало ситуацию чуть понятней, - Ох, да, давайте. -Разница придёт обратно на карту в пределах трёх суток. -"Разница"? То есть, твоё кольцо было дороже? -В четыре раза. -Сколько там камней вообще? -Пять камней по 0,75 карата редкой чистоты, - "подсказал" продавец, - Видимо, оно пришлось Вам не по душе. Но наш магазин всегда готов подобрать модель, больше подходящую под материальное положение и статус клиента. По тому, как перекосило лицо Харви, мужчина сообразил, что что-то не так. Он не был знатоком в омежьих играх, однако желание своего любовника посильнее укусить почувствовал сразу. Потому он подгрёб парня к себе и, прижав, известил: -Ой, да ладно, такие мелочи! Не бери в голову, пусть валяется, может, на один раз к мэру в гости сходить пойдёт, - и звонко чмокнул ошарашенного омегу в нос, - Да, пусть лежит, не надо возвращать. Просто пробейте это и всё... *** -Это было довольно грубо, - сообщил ему Харви, стоило закрыться двери квартиры, - Я, конечно, не супер-пупер во всех этих противостояниях, но всё равно почуял, что тот парень сильно в тебя вцепился. Ты явно ему приглянулся. -Я "приглядываюсь" всем вокруг в основном толщиной кошелька, как правило, их мало интересуют остальные части. -Жаль, он был очень даже нечего, - хихикнул омега, - Платиновые волосы, аристократичные губы, а какой взгляд! Просто роковой соблазнитель! -Мне не очень понравился его выпад в сторону твоего "статуса". -Видимо, он принял меня за любовника. Которым я, в сущности, и являюсь. -Не говори глупостей, разве это колечко - не подтверждение твоего "да"? - обняв уже разувшегося и избавившегося от куртки омегу, Прайс снова не удержался от того, чтобы звонко чмокнуть его в нос и известил, - Итак, жить будем у меня. -Эм... а как же этот дом? -Оставь про запас. Мало ли, вдруг срочно понадобится место для работы, - взмахнул рукой альфа, - Или у тебя были другие планы? -Я... если честно, я даже не думал о том, как мы будем жить, мне казалось... что будет полегче, а ты прямо так сразу... -Просто не хочу тебя отпускать после всего пережитого. -Ты про ресторан? -Это был настоящий ужас! Я никогда так никого не уговаривал! -Привыкай, со мной сложно, - скрылся на кухне Харви, - Кстати, можешь называть меня по имени, раз уж мы настолько далеко зашли. -"Настолько далеко"? Мне казалось, "настолько далеко" мы зашли уже довольно давно. Или ты другого мнения? И что ты... - войдя на кухню, мужчина застал любовника с миской мороженого на коленях, - Только не говори, что собираешься... -Собираюсь. У меня стресс, а доктор Стоукс не может принять на этой неделе, так что буду есть, пока не упаду, а потом проснусь и снова буду есть. -Во-первых, доктор нашёл время для меня, он приедет в четверг и вы спокойно сможете пообщаться, пока я поработаю. И это, кстати, тоже отличная причина для переезда. А во-вторых, давай делись, не у одного тебя сегодня был тяжёлый день... *** -Босс, - кинулся к нему Сэнди ещё в дверях офиса, - Мистер Саливан названивает с самого утра! -Отлично, как только снова наберёт - соедини. -Обычно люди набирают столько раз только когда хотят подать в суд за оскорбление, мне заранее сообщить юридическому отделу, что их ждёт море работы и ужасающий по размаху судебный процесс личного характера? -Не усложняй и не пытайся придумать ложную причину. Брендон Саливан отныне - наш лучший друг, который просто хочет узнать, куда конкретно мы поедем в эти выходные. -"В эти выходные"? Мне забронировать ресторан? -Спасибо, у меня уже есть человек, который этим занимается. И, Сэнди... - Прайс замер в дверях кабинета, словно не веря, что собирается это сказать, - Расслабься, я не такой монстр, как тебе кажется, - и закрыл за собой дверь. Брендон Ивари Саливан набрал ему ровно через пятнадцать минут, словно почувствовав прибытие в офис и попытался говорить привычным деловым тоном, однако быстро сдулся, стоило альфе напомнить о необходимости прихватить с собой наряд для рыбалки. -Мне так никто и не сказал, куда мы в сущности едем, - ядовито прокомментировал просьбу мужчина и вдруг рассмеялся, - Видимо, эти выходные станут очередным "сюрпризом" и мне чертовски приятно, что в это раз я пройду через него не один. -"Сюрпризом"? - удивился Прайс, - Я думал, вы держите ситуацию под контролем. -К сожалению, невозможно что-либо контролировать, когда дело касается Тьерри, он неуловим как ветер и настолько же неуправляем. Ну, ты понимаешь... Он не понимал, однако обращение на "ты" от самого Саливана сработало как неплохой стимул согласиться и невинно пошутить насчёт умения омег устраивать внезапные "сюрпризы", обычно заканчивающиеся поводом вспомнить со слезами на глазах. Мужчины пару минут вели довольно личную беседу относительно возможного места пребывания "дома Икс", а потом Сэнди залетел в кабинет с перекошенным лицом и Прайсу невольно пришлось прервать разговор. -Ну что ещё? -Там... там... там какой-то альфа и он требует именно Вас. Но я бы не советовал... -Пусть заходит. -Но... он даже не назвался... было бы логичнее вызвать охрану... -Как он выглядит? -Среднего роста, в дорогом костюме, крайне высокомерен и не сильно говорлив относительно причины визита. -Хм... не помню никого, кто подходит под описание и при этом ожидался. Он вообще сказал хоть что-нибудь? -Что пришёл поговорить о "неприятности на последнем приёме", - Сэнди чуть понизил тон, - Я всё ещё жду, когда понадобится команда юристов, в последнее время ты чересчур вежливый, а это - крайне плохой знак. -Ты меня плохо знаешь. -Скорее наоборот. Слишком хорошо, чтобы поверить, будто ты просто крутишь роман с ничем не связанным омегой, отвечающем взаимностью. Не так давно тебе понадобилось послать "извиняющийся букет" и найти дорогущий диван, потом - известный психотерапевт вдруг вызвался приехать к тебе домой, что однозначно говорит о глубине проблемы. Ты дал мне выходной, вместо того, чтобы тащить с собой на приём, почти сразу после которого сам мистер Саливан начал названивать в офис прямо с утра и вы болтали как старые друзья. А теперь в общей приёмной, расположенной на этаж ниже, дожидается альфа, настроенный явно недружелюбно. Что ещё мне стоит знать ДО того, как всё снова покатится к чертям? -Я женюсь. Вчера омега сказал мне "да", а после - снабдил палец кольцом, так что это однозначно говорит о его взаимности. В принципе, остальное тоже можно логически объяснить. -Даже Саливана? -У Саливана есть любовник, Тьерри, и он подружился с моим женихом. Они настолько поладили, что даже договорились провести совместные выходные в загородном доме. -Тьерри Эрнандес - та ещё шлюха, об этом знают даже те партнёры Саливана, которым он пока не забрался в штаны. Его "дружба" с твоим женихом продлится ровно до того момента, пока Тьерри не насытится, после - он быстро потеряет интерес и станет до крайности раздражённым относительно всего связанного с тобой. Так что я настоятельно рекомендую не пытаться играть в грязные игры омег, это может плохо кончиться не только для тебя - для компании в целом. -Сэнди... - чтобы хоть как-то успокоиться, Прайсу пришлось ослабить галстук, - Ты очень умён, именно поэтому я поставил тебя на это место, однако... -"Однако"? -Однако даже ты не в состоянии понять подлинную суть ситуации и грамотно ей воспользоваться. Для этого надо иметь настолько извращённый мозг, что страшно мне самому. К счастью, я нашёл человека, способного справиться. -А ты уверен, что он на твоей стороне? -Да. И я - на его. Мы женимся, Тьерри, а это уже о многом говорит. О доверии, о честности и взаимном уважении. Так как мы скоро станем одной семьёй, парень играет на моей стороне и, хотя я до конца не уверен в правильности происходящего, было бы откровенной глупостью не воспользоваться расположением столь хитрого омеги. -Ты... - на мгновение альфе показалось, что на лице секретаря мелькнуло подозрение, но оно испарилось, стоило тому поднять глаза от пола, - Ты - не тот человек, что стал бы использовать раненого омегу в своих целях. Поэтому я не стану задавать вопросов. Но вы должны прийти на ужин до конца недели. -Посмотрим. -Не "посмотрим", Прайс. Вы должны. А после того, как я посмотрю на ваше взаимодействие, можно будет говорить о возможности дальнейшей работы. -Ты угрожаешь мне своим уходом? -Нет. Просто говорю, что если всё соответствует моим предположениям, тебе в срочном порядке придётся искать не только секретаря, но и друга... *** -Ну что, наигрался со своим "малышом"? - говорит входящий и Прайс жалеет, что просто не приказал охране вывести пришедшего без приглашения человека и теперь вынужден будет выслушивать беспочвенные обвинения, - Я следил за вами двумя во время посадки в такси, было весело. Видимо, у Харви серьёзные проблемы, раз он так сильно пьёт, или... у него совсем плохой любовник и он тщательно пытается скрыть это даже от себя самого. -Зачем ты пришёл? -Просто проверить насколько ты вменяем, - гость прогуливается по кабинету, рассматривая развешенные по стенам награды и фотографии, - О, вы делали систему водоснабжения для фонтана в Доме Министров, не удивительно, что тебя пригласили к мэру, у него ведь тоже есть фонтан. -Не нарывайся. -А то что? -Сэнди, - нажимая кнопку, зовёт Прайс и, внимательно глядя на разом напрягшегося гостя, приказывает, - Принеси нам кофе с пирожными. -Знал, что ты не сможешь, - растягивает губы в улыбке мужчина, - Харви ни за что не простит человека, нанесшего хоть какой-то вред его Истинному. Даже своему любовнику. Молчаливый Сэнди приносит кофе - впервые за всё время здесь его просят о подобном, но секретарь делает всё в лучшем виде - и удаляется, напоследок стрельнув предупреждающим взглядом в щёлочку двери, словно спрашивая, пора ли вызывать охрану. Прайс улыбается ему и - бог свидетель - с трудом остаётся расслабленно сидеть за столом, когда гость опускается в кресло напротив и утаскивает печеньку из высокой прозрачной вазочки. Внутри отчаянно свербит желание выбить пришедшему по очереди все зубы, однако здравый смысл говорит о том, что бить людей в собственной офисе - не самая лучшая идея. И потому альфа лишь приглашающе разводит руками, жестом позволяя взять ещё сладкого. Ему хочется подняться и, пользуясь превосходством в физической силе, вышвырнуть наглеца прочь, лучше - спустить с лестницы, слушая, как хрустят чужие кости, но мужчина сжимает зубы и подхватывает чашку с кофе. -Что ж, теперь, когда мы обменялись любезностями, уже можно спрашивать, что же стало истинной причиной этого визита? - роняет он почти небрежно и только сжатые добела пальцы могут выдать вопящего от бешенства зверя внутри, - Вижу, печенье пришлось по вкусу. -Отличная вещь, - с набитым ртом отвечает гость и Прайс морщится, - Где ты его заказываешь? -Миа, жена секретаря, печёт ему иногда на работу и мне немного достаётся, - он улыбается максимально добродушно, однако человек напротив всё равно напрягается, - Не всё в этом мире можно получить за деньги. -Да, иначе ты бы купил сердце Харви, правда? -Я бы с радостью купил твою голову на блюде, но, к сожалению, она не продаётся. Хотя... - альфа демонстративно морщится, - Всё-таки нет, некуда её поставить, да и по деньгам выйдет слишком дорого. Плюс - Харви вряд ли одобрит подобное дизайнерское решение, ему больше по душе скромное обаяние белого кружева и блестящего шёлка. -Да, вкуса у него никогда не было. -Если это так, то, возможно, свадебные наряды лучше всё же выбрать мне. Хотя... Нет, всё равно сделаю это сам. Пяти часов в ювелирном вполне хватило, такой же поход по магазину одежды я точно не выдержу. -Что? -О, я не сказал? - смотря на ошарашенное лицо гостя, удивляется Прайс, чувствуя странный укол удовлетворения от чужой ревности, - Мы с Харви женимся. -Как? Он не может... -Видимо, может, раз сказал мне "да" и... В честь этого мы даже решили выбраться за город, в поездку, о которой он давно мечтал. Конечно, не очень удобно так надолго оставлять офис, но что ни сделаешь ради жениха... Так зачем ты пришёл? -Я... Я... - мужчина прочищает горло и в поисках спасения хватается за чашку, - Я... Вот чёрт! - ругается он, когда в пальцах остаётся только ручка, а огненно-горячий кофе расползается по брюкам, - Что это вообще такое?! Неужели, имея столько денег, у тебя не хватило на нормальную посуду?! -Сэнди, принеси полотенце, - командует Прайс, - И лёд, - слушая ругань, добавляет он, - Судя по всему, мой посетитель обжёг... не важно, просто принеси лёд... *** -Облил самое дорогое? - хихикает вечером Харви, - Не могу поверить! Никогда даже не представлял что-то подобное! Парень голый и развалился на дорогих простынях в квартире Прайса, приятно прохладных даже после безумного секса, случившего по случаю встречи. Откинувшись на подушку, альфа любуется перекатами последних солнечных лучей на коже любовника и раздумывает о причинах рассказа. Он совершенно не собирался лишний раз нервировать жениха упоминанием о его прошлом, тем более - сразу после помолвки, но почему-то не смог удержать это в себе. Видимо, радостная улыбка омеги способна спровоцировать его не только на страсть, но и на неожиданное откровение. -Ты поправился, - зачем-то говорит альфа и тут же жалеет о своей откровенности, потому как парень весь как-то сжимается, стремительно забираясь под одеяло, - Эй, ты чего? -Это... это плохо? - осторожно спрашивает любовник, на всякий случай прикрываясь до самого носа, - Мне надо немного похудеть? -Нет, что ты... Это, наоборот, сделало тебя только привлекательнее, - и притягивает омегу к себе, устраивая на груди, - Я сказал это не потому, что хотел выразить недовольство или злость. Ты мне нравишься, я собираюсь на тебе жениться и прожить вместе до конца своих дней, веришь? -Пока ещё не до конца. Просто... в голове всё время вертится то, что ты тогда сказал и... -Что я умудрился такого сказать, что ты вдруг засомневался в себе? -Про то, что "каждый из нас думает о другом" и прочее... - парень останавливает любовника отчего-то ледяными пальцами на губах, не давая не только вклиниться в монолог, но и поцеловать, - Это правда, я действительно во время течки беспрерывно думал о своём Истинном и, кажется, даже звал его. Не хочу делать тебе больно, но... Мы поломаны настолько сильно, что даже страшно представить, как до сих пор ещё живы. И, возможно, мы цепляемся друг за друга лишь поэтому. -О чём ты? - наконец, выдавливает Прайс и целует тонкие пальцы, - Я всегда знал, что уже никого не буду любить сильнее Нэша и потому, наверно, так легко прощался со своими любовниками. -Но со мной не простился. -Ты с самого начала вёл себя не как остальные. Не хотел... не хотел отнять у меня память о нём и... Знаешь, все без исключения омеги, попадая в мою постель, первым делом твердили что-то вроде "ты забудешь о нём", а ты... Ты, наоборот, как будто жаждешь сохранить его память и... Уважаешь Нэша... Не знаю, как объяснить, кажется, получается полный бред и... -Ты прав. Я уважаю человека, что стал для тебя всем миром и ни капли не хочу затмить его. Нэш не виноват, что погиб. И ты не виноват. Никто не виноват. Так получилось. И я не должен требовать от тебя того, что ты всё равно не сможешь сделать. Потому что этот человек вечно будет жить здесь, - пальцы упираются в лоб и Прайс вздрагивает, - Ты до конца своих дней будешь думать о любви, которой не случилось и будущем, которого не было. С моим прошлым сложнее: оно будет преследовать нас в лице Кадиа до самого конца, появляясь в самый неожиданный момент. Это ужасно и наверняка будет отвлекать от простого счастья, а с другой стороны - так даже интересней, правда? -Нет, если тебе будет больно от его постоянных напоминаний о рухнувшем браке. Кстати, давно хотел узнать: куда бы ты поставил голову своего благоверного в этой квартире? -Что? -Если я вдруг подарю тебе его голову, куда ты её поставишь? -Эм... Наверно, она будет отвратительно смотреться в интерьере, да и довольно дорого выйдет... -Неужели ты никогда не думал оторвать ему башку? -Честно? - Прайс кивает, ожидая чего-то романтично-слезливого в духе ранних фильмов Голливуда, однако омега вдруг откидывается на спину и мечтательно прикрывает глаза, словно от удовольствия, - Я мечтал взять огромный тесак на кухне и медленно вырезать из него куски, натирая оставшиеся шрамы маслом и специями, а потом, когда на нём не останется живого места, вставить в рот яблоко и сунуть в духовку. -Тебе понадобится очень большая духовка, если ты собираешься воплотить этот замысел в жизнь, - вслух размышляет альфа и смеётся под пристальным взглядом любовника, - Что? Я же не сумасшедший, чтобы пихать что-то слишком большое в обычную домашнюю духовку, в самом-то деле! -Я ждал от тебя отповеди, что-то в духе "как ты можешь вообще о таком думать, ты же омега и должен быть мягким и нежным, как свежий зефир", как это обычно делают мои родители. Или вызова санитаров из ближайшей психушки на худой конец, но уж никак не помощи в составлении плана. -Извини, так получилось, что я больше человек действия, привыкший к составлению чётких планов, а не к моральным нотациям... Или, возможно, я жду, пока ты уйдёшь в ванну, чтобы спокойно вызвать людей в белых халатах, - альфа едва уворачивается от крохотного кулака, норовящего ударить в плечо, - Что? Я человек действия, помнишь? Действую строго по плану, который всегда тщательно продуман. -Что ж, раз ты всё так хорошо спланировал, то... Мне, наверно, надо тебя чем-то задобрить, чтобы ты всё-таки передумал и не вызывал санитаров... Происходящее дальше слабо воспринимается мозгом, явно нуждающемся в схлынувшей вниз крови. Прайс каким-то чудом соображает, что омега собирается сделать, но оказывается не в силах сопротивляться. Да, в принципе, и не особо хочет: просто прикрывает веки и отдаётся во власть любовника, который, пользуясь временной недееспособностью альфы что-либо сделать, спускается поцелуями по груди и, обводя языком пупок, плавно приближается к члену. Обжигает дыханием головку и, словно играясь, осторожно пробует её языком, в противовес всему остальному телу - горячим. Целует, скользит по всей длине и осторожно заглатывает, начиная с одной головки, немного придерживая за щекой, примеряясь и двигаясь максимально медленно. -Я... мне не нужно сразу всё, ты просто... - пытается хоть немного поторопить любовника Прайс, у которого уже всё сводит от напряжения, но тот никак не реагирует, продолжая свою "тренировку", - Харви, ты бы это... -Что? - наконец отрывается от члена тот и ниточка слюны тянется от его губ к головке, - Я что-то делаю не так, да? -Ты... ты вообще когда-нибудь занимался подобным? -Разумеется, я же был замужем и... -И? -И у меня никогда не получалось. -Откуда ты вообще знаешь? -Он говорил. Мужчину пробивает ледяной волной, от которой встают дыбом волоски на спине и он отводит взгляд, стараясь дышать как можно глубже и размеренней. -Итак, твой Истинный и по совместительству твой муж высказывался на счёт того, как ты делаешь минет? -Ну, не то чтобы высказывался... -А что тогда? Откуда вообще подобные мысли? -Ну... видимо, ему не нравилось, потому что после минета он всегда несколько дней ходил недовольный, а иногда - надутый как обиженный ребёнок. -А ты не думал, что, возможно у него были другие причины для недовольства? -Например? -Ну, не знаю... шторы не того цвета! -Но он же сам их выбрал. -Прости, что? -Он сам выбирал шторы. И постельное бельё. И посуду. -То есть, наш первый секс произошёл на постельном белье, которое выбирал твой бывший муж? -А что? Хорошее же бельё, - пробурчал омега, - Приятное на ощупь и цвет ничего. Да и вообще: мебель совершенно не виновата, что из меня настолько плохой любовник, что даже Истинный ушёл. В моей жизни после развода были проблемы гораздо серьёзней, цвет простыней очень быстро на второй план отошёл. Сначала пытался как-то приноровиться к вынужденному одиночеству, потом - сходил на пару неудачных свиданий... а дальше ты знаешь. После всего произошедшего я уже не видел смысла ничего менять... Прайс опустил глаза и осознал, почему любовник мямлит, отводя глаза: член, потерявший интерес к текущим событиям сразу как его перестали ласкать, совсем опал меньше чем за полминуты, что однозначно указывало на неправильность происходящего. Потому что если парень сейчас запишет это на свой счёт, то... -Я снова испортил. Слова прозвучали как приговор и альфа мысленно застонал: что такое "упавшая самооценка" он не просто знал - сам неоднократно становился терзаемым подобным демоном. И потому мужчина понимал, что бесполезно сейчас увещевать или поддерживать, вылечить такой недуг способно лишь время и хорошая порция успеха. А значит - следовало переключить внимание на что-то совершенно иное, в чём любовник был крайне хорош, чтобы после дождаться новой попытки и показать своё удовольствие. -Хочешь кофе? -Хочу сдохнуть, - извещает омега и, поднявшись на ноги, топает в ванну, - А в чашку две ложки сахара и добавь побольше молока... *** Они пробуют снова в тот же день, но, смотря как любовник вздрагивает каждый раз, когда он в принципе двигается, Прайс старается проявлять поменьше активности, а временами - и вовсе прикидывается мёртвым, что тоже даётся нелегко. В результате у него падает в самый разгар процесса и омега оставшиеся полчаса просто плачет, уткнувшись в коленку мужчине. -Ты не понимаешь, у меня не получается, не получается, я ни на что не способен, полный бездарь! - рыдает он чуть позже на руках у обеспокоенного альфы, размазывая по холодным щекам слёзы, - Ничего не могу, даже в постели бесполезен! И, хотя очень хочется прижать к себе не отпускать, бесконечно повторяя ласковые речи, Прайс засовывает рвущееся наружу желание оберегать и поддерживать подальше и просто ждёт. Пока тот отплачется, пока закипит в турке кофе, пока из ванны перестанут доноситься вопли отчаяния, которые не в силах заглушить даже льющаяся на полную вода. Он обнимает не до конца обсохшего любовника за ледяные плечи, не в первый раз убеждаясь, что для этого омеги главным показателем удовольствия является температура тела. Привычно-тёплый он в стабильном состоянии, во время вспышек ярости или страсти - почти огненно-горячий, а в моменты слабости вроде истерики или страха - холоднее льда. Альфа быстро усваивает правила игры, учится не говорить то, что не следует, а то, что надо - наоборот упоминать как можно чаще. Он не выставляет себя лучше, чем есть, но тщательно скрывает большую часть чувств, полагая, что парню приходится намного хуже. Харви благодарен, даже если не показывает того. Он соглашается не уходить домой, тем более - прихваченный из дома ноутбук позволяет работать в любом месте. Омега запирается в гостевой спальне, периодически выскакивая попить кофе и не реагируя на попытки его расшевелить, так что в районе полуночи Прайс сдаётся, быстро принимает душ и закатывается в плотное одеяло, намеренно игнорируя тянущую в коридор силу, постоянно повторяя себе "Ему просто нужно время". Через полчаса, когда фраза сливается в одно сплошное монотонно звучащее в голове "еуоуоея", а сна по-прежнему не в одном глазу, на кухне едва слышно шлёпают босые ноги и открывается вода. Прайс сам не понимает, как срывается с места и практически подкрадывается. Худая - боже, он ведь столько ест, куда всё девается? - фигура, склонившаяся над раковиной, успевает замереть за секунду до того, как её перехватывают поперёк, рывком подтягивая к себе, а потом силой толкая к столу. Харви сопротивляется, кричит и стучит руками по поверхности, требуя остановиться, но альфе так сильно хочется просто прижать его к себе, что он уже не в силах остановиться: наваливаясь, мужчина почти не отдаёт себе отчёта в происходящем. -Не уходи от меня, не уходи, - шепчет он в прикрытое серыми прядками ухо, обнимая совершенно ледяное замершее тело, не подающее признаков жизни, - Пожалуйста, не уходи снова, я не выдержу это во второй раз, прошу тебя. -Я не Нэш, остановись! - твёрдо произносит парень и, совершив один короткий, но мощный рывок, выкручивается, с топотом уходя по коридору в сторону оккупированной комнаты, - Пойми уже, наконец, что его не вернуть, а я - не он, как бы тебе ни хотелось верить в обратное... *** Прайс не спит. Ворочается в пустой постели, перебирая в памяти моменты, когда мог сделать что-то не то и в результате стать практически зависимым от малознакомого омеги, которого, в принципе, почти не знает. Грустная история собственный жизни колет в бок, мешая удобно устроиться и альфа не выдерживает: подскакивает, набрасывает на себя неудобно колющий костюм и почти бегом вылетает в коридор. Из-под двери гостевой спальни пробивается тонкий лучик света, неоднозначно показывая результат недоссоры, но мужчина не останавливается, стремительно проносясь мимо. Он ничего не слышит, когда обувается и выныривает из душной квартиры на прохладный воздух, чувствуя, как кружится голова. Почти на автомате называет сонно зевающему таксисту адрес офиса и врывается туда, впервые за всё время с момента смерти Истинного горя желанием работать. До пяти утра он работает, неожиданно находя время для старых, давно заброшенных проектов и радуясь каждому новому чертежу, а потом - заворачивается в найденный в столе Сэнди потрёпанный шерстяной плед прямо в приёмной, не обращая внимания на настойчиво звонящий мобильник. Ему не хочется снова сталкиваться с реальностью, полной разочарований и боли, ничего хорошего они сейчас друг другу всё равно не скажут. Харви наверняка снова захочет высказаться и в итоге всё скатится в банальную ссору, полную взаимных упрёков... *** Он приходит в девять. В принципе, можно было даже не рассчитывать на спокойный день порознь, зная характер омеги, но Прайс всё равно испуганно вздрагивает, когда в дверях появляется напряжённый Сэнди с перекошенным лицом. -Эм, босс... Там внизу... Харви пришёл, а значит - его кипение достигло максимального накала и парень решил расставить всё по местам. Альфа жмурится, словно это поможет испариться, мигом оказавшись в другом месте, полном радужных единорогов, однако после открытия глаз вокруг всё такой же серый мир, разве что взбудораженный секретарь подобрался чуть ближе. И он сдаётся. В конце концов, они и так порядком заигрались, пора поставить точку, как бы ни хотелось потянуть ещё немного. -Омега? - уточняет мужчина и, дождавшись подтверждающего кивка, взмахивает рукой, - Пускай. И это... наверно, нам понадобится минут пятнадцать, проследи чтобы никого лишнего в офисе не оказалось. И сам на всякий случай выйди. -Мне стоит позвонить в юридический отдел? -Вряд ли дело дойдёт до смертоубийства. Зная его, я бы поставил на тяжкие телесные. Сэнди неслышно выскальзывает, неплотно прикрывая за собой дверь, а спустя минуту в приёмной слышатся быстрые шаги ботинок с металлическими вставками. Прайсу невольно вспоминается Бетховен с его "судьба стучится в дверь". Возможно, Людвиг видел мир в излишне ярких тонах или и вовсе - старательно притворялся счастливым. По крайней мере, в его представлении последний миг имел сопровождение целого оркестра. В жизни альфы он принял вид деловитого перестука, имеющего в помощниках лишь шелест ключа, с которым секретарь запер приёмную снаружи. Он поворачивается бочком, намереваясь предстать перед решившим разорвать отношения женихом в солнечном свете, справедливо полагая, что последнее впечатление может быть важнее первого. С первым не вышло, значит - надо брать что дают. Прайс прикрывает глаза, трусливо надеясь на лучшее, поэтому не замечает повисшей в кабинете тишины. Потом хлопает дверь, щёлкает замок и парень, неожиданно шагнув вперёд, лезет прямо через стол и, неприлично изогнувшись, приникает к губам...
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.