Недополовинки 174

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 142 страницы, 17 частей
Статус:
закончен
Метки: Hurt/Comfort Ангст Драма Мужская беременность Нездоровые отношения Омегаверс Психологические травмы Психология Романтика Слоуберн Смерть второстепенных персонажей Современность Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
«Это прекрасно! » от Jitsugetsu
Описание:
Харви никогда не думал, что его жизнь сложится так плачевно, тем более свадьба со своим Истинным, как казалось, совершенно этого не подразумевала. Прайс обожал своего омегу, лелеял и оберегал, сделав центром жизни, однако радость от пребывания рядом оказалась совсем недолгой.
Теперь у них нет не только "половинок", но и существенной части самих себя. Той, что вырвали покинувшие их возлюбленные.

Посвящение:
Публичной Бете и всем её последователям...

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Работа написана по заявке:

Глава 10.

9 апреля 2019, 08:00
Они опоздали больше, чем на час и, даже добравшись до посёлка, ещё минут двадцать петляли по никак не обозначенным дорогам, следуя указаниям явно сбившегося с пути навигатора. В нужном доме уже горели окна и вовсю играла музыка, демонстрируя, что приехавшая раньше пара тоже не шибко скучала. -Прошу тебя, будь раскованней, - повернувшись к жениху, начал Прайс, но вскрикнул, когда к его стеклу прижалось лицо, - Чтоб тебя! Брендон! Так же кони двинуть можно! -Я решил немного сгладить ситуацию, чтобы ваше опоздание не казалось таким ужасом, - улыбнулся мужчина, явно не торопясь отходить от двери водителя, - Получилось? -Вполне. -Вы заблудились? Признаюсь, мы и сами порядочно поплутали и, не встреться нам администратор, никогда бы не нашли нужный дом. -Нет, просто смазка плохо открывалась, - ехидно сообщил Харви, которого просьба "быть раскованней" почему-то выбесила до кровавых точек перед глазами, - Знаете, эти современные колпачки - просто ужас! То ли дело раньше - простая крутящаяся крышка, никаких забот! Напридумывают всякого, лишь бы нормальному человеку лишние сложности создать, а нам потом мучиться! -О, он не только милый, но и с чувством юмора! - радостно улыбнулся Саливан, то ли играя, то ли действительно не замечая судорожно сжатых зубов альфы, неспособного что-либо изменить, - Тьерри, видимо, что-то планировал, потому что, узнав о вашем опоздании, он превратился в натуральную фурию и выгнал меня под дождь. Пришлось бродить по округе и присматривать место для завтрашней утренней рыбалки. -И как тут с рыбой? -Видимо, не очень. Надеюсь, администратор сумеет подсказать нам правильное направление, надо будет заехать к нему пораньше. -Хорошо, это должно быть крайне увлекательно: часами смотреть на поплавок в ожидании, когда он наконец задёргается, - омега быстро выскочил из машины, - Мистер Саливан, Вы не могли бы мне помочь с сумками? -С превеликим удовольствием, молодой человек, но... Брендон. Раз уж мы решили провести вместе выходные, давайте обращаться друг к другу по имени, чтобы не было ощущения, будто это - очередная командировка. -Да, мис... Да, Брендон, - наблюдая, как получивший-таки возможность выбраться из машины Прайс торопливо поправляет не до конца застёгнутые штаны, постарался выглядеть воодушевлённым Харви, - Мы привезли свою половину продуктов и ещё кое-что, чтобы скрасить вечер. -Неужели... - воскликнул заглянувший в огромный пакет мужчина, - Харви! Как Вы угадали, что я просто обожаю монополию?! "Он на своей Монополии просто помешан, кажется, все виды уже попробовал, осталось только татуировку на заднице с эмблемой сделать и можно начинать профессиональную карьеру игрока в настольные игры!" -Никак, она для меня, - показушно хихикнул омега, - Любимый, вы осилите остальные сумки? Думаю, нам с Тьерри надо обсудить меню и развлечения на завтра? -А что завтра? - поднял голову Саливан, - Надеюсь, вы не собираетесь делать что-то странное или постыдное? Потому что мне бы хотелось сюда вернуться, а если вы сожжёте дом, то администрация вряд ли будет снова рада столь проблемным гостям. -Не переживайте, до этого точно не дойдёт. Они нагружаются сумками и поднимаются по ступенькам, тяжело пыхтя, отчего идущий налегке Харви даже ощущает некоторую вину. Его, как заведомо физически слабого, пропускают вперёд: дверь открыть, да и чтоб просто под ногами не путался. Но, несмотря на кажущуюся невыгодность такого положения, омеге всё равно приятна забота, проявляемая мужчинами по отношению к нему. Можно было бы списать на гормоны или усталость, не будь парень полностью удовлетворён и доволен, а может - дело именно в этом, так что в прихожую, соединённую с огромной кухней-столовой, он входит с широкой улыбкой на лице. -Ты так доволен... - тут же активизируется до этого молча развалившийся на диване Тьерри, - По дороге случилось что-то хорошее? Харви в последний момент останавливает себя от того, чтобы выложить правду: сначала удалось насолить предавшему их любовь бывшему мужу, а потом - шикарный мужик поимел его в неплохой машине и - кстати - они обручены. Сразу три повода для радости, а поделиться нельзя. Так что вместо увлекательного рассказа о сексе на отодвинутом до предела сиденье, омега лишь пожимает плечами: -Хорошее всегда случается совершенно неожиданно, надо просто уметь ловить кайф и не опускать нос, как бы тяжело ни было, - и быстро добавляет, переводя тему, - Ты говорил, что собираешься куда-то "по очень важному делу"? Косметолог был настолько необходим? Тьерри и правда выглядит сногсшибательно: даже невооружённым взглядом видно, что его тщательно скоблили, массажировали и умасливали как минимум три часа. Харви провёл это время дома, читая новую книгу и то и дело бросая беспокойные взгляды в окно, ожидая жениха. Не сказать, что омега не получил удовольствия от подобного времяпрепровождения, но... Возможно, он бы с большей радостью отдал себя в руки профессионала, способного привести в норму постоянно напоминающую о недостатке физической активности спину. Ежу понятно, что Тьерри воспринимает его как досадную помеху и потому - хорошо потрудился, пытаясь убрать со своего пути, максимально ослабив чужую привлекательность и, пожалуй, метод бы сработал при любом другом положении дел. К сожалению, в их случае ухоженный и красивый любовник - не совсем то, на что мог бы клюнуть Прайс, вот если бы Тьерри лёг под нож и сделал себе лицо покойного Нэша... -Просто решил, что прибыть в столь романтическое место не при параде - дурной тон, - поправляет кокетливо выпавшую из причёски прядку соперник и недовольно хмурит аккуратно подведённые бровки, - Вижу, ты другого мнения. -Я заказал косметолога прямо сюда, - с долей ехидства сообщает ему парень, - Прямо сюда, чтобы встретить наших мужчин вечером с ужином при свечах и в приличном виде. Наверно, надо было сказать заранее, чтобы ты не тратил столько времени. С другой стороны, сообщи ты мне свои планы, возможно, удалось бы избежать лишних недоразумений. Так что, если решишь устроить что-то неожиданное, лучше обговори это со мной, дабы не попасть впросак, так сказать. Тьерри перекашивает, но он старательно изображает улыбку. Возможно, Харви бы купился на показную доброжелательность, не будь он уверен: появись у соперника хоть малейший шанс прямо сейчас отправить его куда подальше и ехать омеге в душном автобусе в сторону дома уже минут через десять. Но тот вряд ли осознаёт, насколько театрально выглядит и потому - чтобы не усложнять ещё больше себе жизнь, а заодно хоть как-то помочь Прайсу с его потенциальной сделкой - глупо кивает, указывая на кухонный уголок: -Наверно, нам лучше начать готовить уже сейчас, они голодные, а ты сам знаешь, как сильно может ворчать вовремя не покормленный альфа. -Готовь на троих, я, пожалуй, пойду к себе в спальню. Мы заняли ту, что наверху, так что вам осталась нижняя. -А как же ужин? -Спасибо, не голоден, - кричит Тьерри уже с лестницы, - Хорошо вам провести время... *** -Мне очень жаль, - бормочет мистер Саливан, втыкая вилку в крупную картофелину, которые омега предусмотрительно запёк и завернул в фольгу ещё дома, чтобы на месте надо было лишь выложить на блюдо и посыпать солью, - Он иногда ведёт себя... не совсем этично и вы должны его понять: сложная жизненная ситуация. На самом деле Харви наплевать на Тьерри и его личные проблемы, а так же подростковые и детские травмы, он бы с радостью обошёлся без чужих травм, своих хватает. Но Прайс бросает на него умоляющий взгляд, незаметно поглаживая по колену под столом, так что парень сочувствующе вздыхает и интересуется: -А что такое? -Его родители... они были не самыми лучшими людьми и умудрились ещё с пелёнок предпочитать ему шумные вечеринки и оргии. Тьерри был передан на руки многочисленным гувернанткам и обслуге и начисто лишён любви. За неимением перед глазами достойного примера отношений, он решил познавать тонкости любви самостоятельно и связался не с тем человеком. Что там конкретно случилось я, если честно, не знаю, стоит заговорить об этом и у него сразу такое лицо, словно собирается сожрать десять человек заживо, так что я остерегаюсь расспрашивать, поэтому и подробностей нет. -Но... хотя бы известно, в чём причина его "травмы" или это - тоже секрет? -Тьерри какое-то время крутил хвостом перед одним наркобароном, "хозяином" своего города, и тот сильно озлобился, поэтому сейчас наш общий друг плохо спит по ночам и наотрез отказывается возвращаться домой даже под предлогом знакомства с родителями в случае помолвки. -О, вы помолвлены? Поздравляю. -Пока нет, но я крайне надеюсь, что однажды Тьерри всё же примет мои чувства и снизойдёт до жалкого старика во всей своей внеземной красоте. Пока же... - он обводит глазами накрытый стол, - Приходится довольствоваться вашим радушием и умением вести беседу. Харви, где Вы учились? -На юридическом факультете. -О, защищаете закон и порядок, стоя на службе общества? -Скорее: пишу обличающие статьи о тех, кто защищает закон и порядок, стоя на службе общества. Моя специализация: публицистика права. -То есть, формально, Вы преподносите обществу все нововведения в области законодательства? -Можно сказать и так. К сожалению, как Вы знаете, в последнее время серьёзных процессов становится всё меньше, поэтому пришлось перейти в глянцевый журнал и брать заказные статьи о новых оттенках помады и "туши из экологически чистого угля". Это не так увлекательно, однако хоть немного соответствует течению мира, за которым невольно приходится следить, чтобы окончательно не потеряться в четырёх стенах. -Вы хорошо говорите. Очень хорошо. -Благодарю. -Почему не пошли в юристы? -Сначала был сконцентрирован на замужестве и горел исключительно интересами супруга, потом - стало как-то не до того, к тому же - подвернулась удачная возможность устроиться на удалённую работу, не требующую постоянного присутствия. -А теперь, встретив Прайса, вообще сможете не работать, я полагаю? -Нет, мне нравится моя работа. Все эти модные штучки, конечно, полная мишура, но так я чувствую себя причастным к какому-то делу. Пусть и пустому, но всё же, - он развёл руками, - Иначе, моя жизнь совсем ничего не стоила бы? -"Совсем ничего"? А как же это, - мужчина обвёл глазами стол, - Ты сумел соорудить чудесный стол практически из подручных средств меньше, чем за десять минут. Разве заурядный человек смог бы сделать что-то подобное? Харви осмотрел стоящие перед ним блюда, выбранные чисто из-за своей массивности дабы скрыть общую пустоту стола. В общем и целом он не сделал ничего особенного: выгрузил уже готовую картошку, красиво разложил нарезку и зелень, выставил соусы и овощную протёртую смесь. По его мнению, такой результат не стоил даже обычной похвалы, тогда как мистер Саливан устроил настоящее благодарственное шоу, включающее в себя что-то наподобие исполняемого сидя танца. -Я не понимаю... - начал он, когда горячая ладонь опустилась на колено и стремительно двинулась вверх по ноге, начисто лишая дара речи. -Харви необычайно стеснителен, - похвалил его Прайс, пока сам омега пытался не выдать себя, чтобы не попасть в неудобное положение, - Он никогда не считал домашние дела чем-то особенным и соорудить полноценный завтрак пока я в душе, для него - плёвое дело. А какой в его руках получается кофе! -Что ж, надеюсь завтра утром изведать чудесного напитка. Вы ведь встанете нас проводить? -Разумеется. -Тогда я, пожалуй, предпочту пожелать вам обоим доброй ночи именно на этой добродушной ноте, - мужчина осторожно пристроил по-прежнему сложенную салфетку обратно с коленей на стол и поднялся, - Благодарю за потрясающий ужин. Понимаю, что Вы - далеко не ресторатор или шеф-повар, чтобы создавать шедевры, однако сегодня я действительно насыщался с радостью. Полагаю, эта поездка пройдёт лучше, чем ожидалось. -А у Вас были сомнения относительно совместных выходных? Почему? -Не поймите меня неправильно, дорогой, я много времени потратил на наблюдения за парами и ещё во время первой встречи заметил то, что вы довольно холодны друг с другом на публике. Тогда я посмел предположить всякое: от договорного брака до мальчика из эскорта, нанятого на целый вечер. В свете этого ваше приглашение казалось по меньшей мере откровенно деловым, так что я не рассчитывал на уют или заботу, скорее - на торопливые развлечения между давлением и переговорами. -Но Вам здесь нравится? -Безусловно. Вы постарались сделать это место тёплым и удобным, Харви. Спасибо за это, - обогнув стол, мужчина похлопал омегу по плечу и бросил уже откуда-то от лестницы, - Я искренне надеюсь, что у них тут хорошая рыбалка, иначе придётся просто гулять по дорожкам, а это крайне утомительно для человека моих лет... *** -Он впечатлён тобой, - между делом бросил Прайс, взбивая прохладную подушку, когда они, убрав со стола и на скорую руку расправившись с посудой, расстилали большую кровать на высоких ножках, - Думаю, ты легко мог бы сыграть на этом. -Он вряд ли подпишет договор только потому, что у меня красивые глаза. -Я говорю не об этом, а о том, что ты… ты мог бы… - мужчина на секунду замер, прикрывая глаза и собираясь с духом, - Мистер Саливан – отличный человек, финансы которого вполне позволяют жениться. Вы стали бы отличной парой и… -О чём ты? – удивился внезапной теме разговора омега, - Я не совсем понимаю. -Если ты вдруг решишь, что всё-таки не хочешь выходить за меня, то… Господи, почему это так сложно, мы же почти не знаем друг друга? – он зажмурился, закрывая лицо руками, из-за которых следующая фраза прозвучала приглушённо, - Сидя за столом и слушая ваш разговор, я вдруг подумал о том, что вы стали бы отличной парой. И что, по сути, я не имею никаких прав кроме вручённых тобой же. -Ты прав. Но что это меняет? -А то, что, выбирая лучшего самца, глупо даже просто учитывать кого-то вроде меня: поломанного, не способного полноценно заботиться, с постоянно сидящей внутри болью. Брендон – хороший человек, он богат и добр, тебе было бы с ним хорошо. -Мы оба поломаны, - скрипнув молнией на штанах, ответил Харви, - Если подумать, наши отношения представляют собой союз взрослых людей, каждый из которых слишком устал быть в одиночестве, чтобы и дальше так жить, но слишком умён, чтобы добровольно начинать отношения с человеком, не имеющим пока пары. А нашедшие Истинного перестают реагировать на других. -И всё равно ты зря со мной связался. -Да с чего ты взял? -Сегодня, когда вы болтали, это было так легко и непринуждённо, но в то же время – так доверительно. А я сидел и постоянно думал лишь о работе. В моей жизни ничего больше и нет, если подумать. -В твоей жизни слишком долго не было ничего, кроме работы, чтобы перестроиться в один миг. Моё появление станет отправной точкой медленных и мучительных изменений, поверь, однажды ты так разозлишься, что пожалеешь о решении вновь жениться. И я – тоже. В какой-то момент жизни ты окончательно отчаешься найти общий язык или понимание в паре. Как и я. Но мы всё равно продолжим оставаться рядом, потому что знаем – лучше не будет. По большому счёту, лучше уже было и теперь остаётся лишь с тоской вспоминать то счастливое время, - омега тихо всхлипнул, - Я и так думаю о случившемся каждый день и мистер Саливан для меня – просто ещё один проявивший сочувствие альфа. Не надо нежничать, я достаточно силён, чтобы пережить отказ, ничего особо страшного не случилось. -Прости, что вообще начал этот разговор. Повисла тишина. Альфа замер, закрыв лицо руками и отчаянно молясь о прощении за собственную глупость, о которой он уже успел пожалеть. Зачем он вообще начал этот разговор, кому стало легче от признания? С опозданием кольнула мысль: а что, если Харви и правда уйдёт? Он ведь может прямо сейчас хлопнуть дверью, отправившись спать на диван перед камином, а то и вовсе – вызвать такси и уехать в город. Что тогда делать? -Знаешь, я, наверно, сегодня посплю на диване, - медленно выдохнул омега, оправдывая самые страшные опасения, - Мне точно надо подумать о сказанном нами обоими. Прайс распахнул глаза: парень стоял у двери, держа в руках аккуратно сложенное одеяло и подушку. -Ты уходишь? -Нет, всего лишь хочу немного побыть один. И ушёл, оставляя Прайса наедине со своими переживаниями и возможностью бесконечно прокручивать в голове предположения трагического конца их отношений. Альфа отчаянно прислушивался, но так и не смог уловить ни одного звука, повествующего о создании нового спального места: то ли диван, несмотря на свой крайне плачевный вид, совершенно не скрипел, то ли – парень не торопился укладываться, сжигаемый сходным беспокойством. В любом случае на кухне царила тишина, а в гостиной раздавались лишь негромкие щелчки разожжённого Тьерри камина. Дом спал, где-то наверху, в заботливо отделанной деревянными панелями спальне, вяло переговаривались Саливан и его немного нервный любовник, в отдалении шумела дорога, а где-то совсем у окна – пел одинокий сверчок, кого-то призывая или развлекая. Все жили своей жизнью, только Прайс, как идиот, сидел на кровати, прислушиваясь к миру вокруг. Скрипнула дверь на втором этаже и торопливые шаги известили, что кто-то спускается по лестнице, скрипя подошвами дорогих ботинок. Затем раздался изумлённый вскрик и сразу следом – тихие извинения Харви. Альфа сообразил, что делает, когда пальцы уже коснулись дверной ручки. Что он вообще собирался сделать? Зачем кинулся на звук, словно зверь? -Прости, не думал кого-то встретить в такой час, - громче, чем надо, когда хочешь оставить своё появление незамеченным, сказал Тьерри, - У меня проснулся аппетит, вот – решил посмотреть, не осталось ли чего от ужина. А ты чего здесь? -Мы убирали и мыли посуду. Посмотри, я там оставил в холодильнике тарелку с твоей порцией. Хлопнула дверца холодильника, довольно хмыкнул нашедший еду омега, зашуршала защищающая от высыхания плёнка. -Но ты так и не ответил: что случилось? Поссорились? -Нет, просто… -Неужели, у таких голубков нашлась причина для серьёзного столкновения? -Мы… мы не «голубки». -А кто же вы? -Мы… мы – всего лишь два запутавшихся человека, не способных сладить со своими комплексами. Вот и не можем найти общий язык. -О чём ты? Я никогда не видел более дружную семью. -Ошибаешься. -Вот скажи: сколько вы знакомы? -В общей сложности – три недели. -Ого, и уже женитесь? Что такого случилось? Неужели, - судя по всему, Тьерри в упор уставился на живот собеседника, однако тут же отмахнулся от этой мысли, - Ой, да не может такого быть, вы ведь не подростки, чтобы не знать о правилах контрацепции! -На самом деле… на самом деле… на самом деле… -Так, про «на самом деле» я понял, что там дальше? -На самом деле мы… Ох, об этом невозможно говорить: больно и тяжело, сколько бы раз ни пытался. К тому же, сформулировать что-то подобное в принципе… Ладно, забудь. Доедай и ложись, ты на отдыхе, не надо думать о чужих проблемах. -Я могу выступить переговорщиком. -Прайс уже наверняка спит. Поговорю с ним утром сам. Следующие десять минут вилка стучала о тарелку под аккомпанемент молчания. Потом Тьерри, видимо, отчаявшись прогнать соперника куда-нибудь подальше, засобирался спать, на ходу желая «приятной ночи». -Отличный набор белья, кстати, - бросил ему напоследок Харви, опуская тарелку в раковину, - Даже с чулками. Сегодня купил? -А? Да, сегодня… -Брендону очень повезло, ты – невероятно красивый. Зашуршала вода. Прайс, всё ещё стоящий у двери, удивился подобному развитию событий: спустившийся омега, что, просто бросил грязную посуду на столе, не озаботившись уборкой? Или сознательно свалил дополнительную работу на нежелающего понимать тонкие намёки соперника? То, что он явился встретиться с чужим женихом – понятно, но… неужели, собирался привлечь его резким звуком, а потом – спровоцировать, пользуясь растерянностью и… Фактически на глазах у любовника? Альфа тряхнул головой отгоняя раздражение, вода не переставала литься и на фоне этого… он прислушался, силясь снова уловить странный звук, похожий на… Рука сама вцепилась в ручку и дверь едва не саданула по стене от резкого толчка. Прайс выскочил в коридор и, миновав один поворот, оказался на кухне, где омега, повернувшись лицом к окну, тихо плакал, обхватив себя руками. Мужчине стоило огромных трудов не зарычать, когда худое тело вздрогнуло от малейшего касания и Харви повернулся, испуганно вскрикивания. Его покрасневшие глаза с удивлением осмотрели любовника, словно ища что-то и не находя. -Что-то случилось? – тихо уточнил парень. Это заставило Прайса опустить взгляд на губы любовника: яркие, распухшие, они тут же приковали к себе внимание, затмив весь мир и заставляя припасть к себе в порыве нежности и какой-то отчаянной страсти, безмолвно моля о снисхождении. -Прости меня, - прошептал альфа, на секунду разорвав контакт и снова приникая в поцелуе, - Прости меня. Харви промолчал. Его горячие губы – источник невыносимой неги – осторожно ответили, а потом нерешительно распахнулись, позволяя горячему языку любовника исследовать рот. Припёртый к подоконнику, омега был почти неподвижен и холоден, когда руки скользили по его телу, лаская прямо через одежду, один раз вздрогнув, лишь когда чужая ладонь по-хозяйски прихватила задницу, заставляя притереться к чужому телу. Но парень всё равно чуть сторонился, лишь допуская частичные ласки. Его руки, до побелевших пальцев впившиеся в дерево подоконника, мелко дрожали, не проявляя активности. И Прайс решился: опустился на колени перед любовником и обжёг дыханием через ткань штанов, вцепившись в чужие бёдра так, словно от это зависела его жизнь, не давая не отстраниться, не дёрнуться прикрываясь. С каким-то остервенением наблюдая за попытками любовника вырваться, он выпустил его лишь на секунду, которой вполне хватило на расстёгивание пуговицы, а затем снова зафиксировал, прихватывая зубами собачку молнии и плавно ведя её вниз. И этим открыл себе чудесный вид на чёрную кружевную прелесть, от одного вида которой где-то внизу стало не просто крепко, а просто больно. В желании прикоснуться, мужчина прильнул губами к головке чужого члена, несмотря ни на что, радующего возбуждением. -Что ты… - задушено зашептал сверху омега, - Что ты творишь? Альфы не должны… -Разве тебе не нравится? -Ты не должен… - и, сражённый ощущением от пробежавшего по кружеву горячего языка, парень замолк, чтобы через секунду сокрушённо выдохнуть сквозь плотно сжатые зубы, - Ох, чёрт… Прайс, остановись! Тот несколько отпрянул на миг, смакуя вид и решительно отрезал: -Нет. Сильные руки впились в бёдра омеги, одним мощным рывком стаскивая штаны вместе с бельём. Тот взвизгнул, дёрнулся, но был уже снова зафиксирован, а ладони, ледяные и тонкие, оказались не способны что-либо противопоставить чужому напору. -Так, Прайс… - пальцы зарылись в волосы любовника, пытаясь остановить, но, когда тот рванул вперёд, оставляя в них лишь пару клоков, беспомощно зависли в воздухе, словно не зная что делать дальше, - Остановись, прошу тебя, пожа… - поцелуй в головку вышел звонким и, судя по всему, стал отличным способом заткнуть, потому что дальше омега мог лишь сдавленно что-то шептать, чувствуя, как горячие губы осторожно раздвигаются, позволяя скользнуть во влажную глубину, - Твою мать! -Не так громко, наверху, вообще-то, люди спят, - напомнил ему Прайс, прежде чем снова насадиться ртом, вырывая судорожный вздох. Ему нравилось это и, несмотря на кажущееся сопротивление, омега отзывался невероятно чутко и восторженно, его слова противоречили действиям, а бёдра плавно подались вперёд, заставляя расслабить горло. Чужой вкус, едва уловимый своей сладостью, осел на губах, а в воздухе разлился тяжёлый запах ежевики. Альфа жадно втягивал его ноздрями, упираясь носом в гладкий живот, его сущность ликовала и требовала немедленно разложить партнёра прямо на полу, без малейшей подготовки. Харви, наконец, расслабился и откинулся затылком на холод стекла, а руки снова запутались в волосах, перебираясь мягкие пряди в беззвучной просьбе о продолжении. Прайс сделал всё: омега вздрагивал, когда губы сжимались особенно сильно, дёргался от ускорения темпа и его ледяные ладони ощутимо нагрелись. Лишь когда парень начал тихо скулить, всё настойчивее отталкивая любовника, тот рванул вперёд, утягивая на пол и подминая под себя. Штаны улетели куда-то в сторону. Треснуло, разрываясь, чёрное кружево, оседая на полу ошмётками былой прелести. Тихо звякнула пряжка ремня и в ответ на этот звук стоящий на четвереньках омега выгнул спину, призывно отставляя зад. Не отреагировать на столь заманчивое предложение было невозможно: Прайс навалился, машинально проверяя чужое возбуждение и, только удостоверившись, что всё в норме, позволил себе ворваться в податливое тело сразу до конца, вырывая резкий вздох. Он совершил несколько глубоких, но довольно грубых рывков, а затем начал двигаться медленно, входя осторожными покачиваниями, никак не вязавшимися с предыдущей страстью. Со священным ужасом и упоением альфа гладил чужую спину, поражаясь её невероятной худобе и едва уловимой прохладе, оглаживал бёдра, лаская пальцами и, наконец, ощутил, как мышцы вокруг его члена сжались. Рука метнулась к чужому члену, ища подтверждения догадке, но там было лишь чуть влажно. -Я ещё не всё… - прошептал омега, подаваясь вперёд, прямо в ласкающую руку, - Мне надо… Пожалуйста, быстрее! Прайс зарычал, набрасываясь, совершая короткие, быстрые рывки, больше похожие на неумелую попытку какого-то замысловатого танца, и впился зубами в загривок. Сквозь стучавшую в ушах кровь он скорее интуитивно уловил, чем услышал, чужой громковатый всхлип, повествующий о достижении столь желанной развязки. Это стало тем, что побудило его навалиться, вколачиваясь в тело любовника, а затем – излиться ему на спину, выйдя в последний момент. Он ещё не до конца пришёл в себе, а омега уже развернулся лицом, позволяя густым каплям сползать на гладкий бок и обнял, прижимаясь. Чисто на автомате альфа притянул его к себе, сел и коснулся губами влажного виска. В очередной раз возникла томительная необходимость поговорить. От одной только мысли о выяснении отношений внутренности скрутило в томящей судороге, и мужчина поморщился, рассматривая загривок с уже синеющим отпечатком своих зубов. За это точно следовало незамедлительно извиниться, но тут омега повернулся, смотря прямо в глаза. Во рту пересохло, кровь гулко ударила в виски. Чужие губы призывно распахнулись в ответ на быстрый поцелуй, и они практически упали на гладкие доски пола, совершенно не предназначенного для подобных игр. -Нет, не так, - буркнул парень, упираясь любовнику ладонями в грудь, когда тот прижал его всем весом, - В этот раз я хочу сам, - и скомандовал, - Перевернись на спину. Прайс подчинился. Пожалуй, сейчас он был настолько возбуждён, что без раздумий совершил бы что угодно, лишь бы его жених… Жених. Словно резануло по нервам, вызывая невольную дрожь. Они будут вместе. Ведь будут же, правда? Разумеется, будут, ибо никакая ссора не в силах разорвать эту невероятную связь, возникшую буквально из воздуха за короткое время знакомства. А если что и случится, то он приложит все силы для сохранения даже самого шаткого варианта равновесия, позволяющего остаться рядом. -О чём ты думаешь? – вдруг спросил Харви и, опустив глаза, мужчина понял причину его внезапного замедления: задумавшись, он совсем растерял запал и возбуждение. -О нас. -Оу… Всё настолько плохо? – парень пробежал кончиками пальцев по всей длине и член тут же отозвался на лёгкую ласку, - Нам стоит прекратить или..? -Иди сюда, - позвал его Прайс и, дождавшись, пока любовник уляжется рядом на пол, уточнил, - Как ты смотришь на повторение всего этого, - он обвёл пальцем их полуголые тела, - В спальне? -У меня есть смазка, - нейтрально отозвался омега, - Много разной. Я купил три набора с разными запахами и один даже со вкусами. -А что за вкусы? -Шоколад, вишня и мята. -Интригует. Так что, вернёшься в спальню? -Давай поженимся, как только вернёмся. Внезапность перехода от неги к обсуждению важных вещей заставила активизироваться часть, отвечающую за рассудительность. Но и она не обнаружила ничего негативного в таком предложении. В конце концов, Прайс сам настаивал на заключении брака и даже привёл разумные доводы, он мысленного готовился к тому моменту, когда они официально закрепят отношения и – чего греха таить? – предвкушал моменты томительной нежности, на которые можно решиться, лишь зная о полной безопасности и стабильности в доме. Он даже уже придумал, как уговорить любовника переехать окончательно, чтобы исключить возможность побега. Так что альфа кивнул и, пробежавшись кончиками пальцев по чужому плечу, кивнул: -Мы могли бы ускорить дело, отказавшись от пышного праздника. -Хорошо. -Не хочешь гостей и банкет? -У меня нет друзей, а значит – и банкет не нужен. -Учти, я согласен только при одном условии, - Прайс подцепил с пола обрывок чёрных кружевных трусиков, - Купи ещё десяток таких же…
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.