Кто из вас реален? 15

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Houseki no Kuni

Пэйринг и персонажи:
Фосфофиллит, Эхмея, Адамант, Кварц-Призрак, Антарктицит, Цикада, Вентрикосус
Рейтинг:
G
Размер:
Миди, 14 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Будущее Киберпанк Магический реализм Мистика Отклонения от канона Фандомная Битва Хуманизация

Награды от читателей:
 
Описание:
Фос отправилась на Луну и обнаружила там нечто, чего вовсе не ожидала. Ну, или ожидала, тут как посмотреть.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
В голове Фос после выхода из виртуальной реальности творится бардак, имена людей и логины она путает с завидным постоянством, а иногда это даже не путаница, а уместные, по мнению Фос, способы называть людей. На всякий случай уточню: Филлис Мэхью и Фос - это один и тот же человек, точно так же как Джон Вэрли и Эхмея, Дина Хэтэуэй и Алмаз и т.д. Метки проставлены довольно условно, это ближайшее, что я смогла найти.

Фик с ФБ-2018 за команду Houseki no Symphogear, но ссылки не будет, т.к. мы слетели на ББ-квесте, и все наши выкладки снесли.
Честно говоря, мне этот фик не нравится, но, может, понравится кому-то ещё. А если нет -- ну, он странный, я предупредила.

**Каирнгорм** -- это вид дымчатого кварца, который добывают в Шотландии в районе Каирнгормских/Кернгормских/Кэрнгормских гор. Мне больше нравится вариант транслитерации Кэрнгорм, он и будет использоваться в фике.
17 марта 2019, 21:37
...Оболочка корабля лунян закрылась, и наступила темнота. Фос сразу же ощутила, что её ощупывают. «Проверяют, могу ли я двигаться?» А затем она рассыпалась на кусочки и потеряла сознание. Филлис Мэхью открыла глаза. — Действительно, — сказала она, вспоминая рекламный буклет, — полное погружение. — Смотрите-ка, очнулась, — изумлённо сказал некто извне капсулы виртуальной реальности. Стенка капсулы отъехала, и Фос — то есть Филлис — шагнула наружу, заново привыкая к собственному телу. — Джон Вэрли, глава IT, — протянули ей руку. Говоривший выглядел лет на тридцать, был худощав и имел пшеничного оттенка волосы длиной до середины шеи. — Фосфофи... то есть Филлис, — она ответила на рукопожатие. — Филлис Мэхью. То есть вы уже знаете, наверное. — Можете называть меня Эхмеей, если вам так проще, мисс Мэхью, — улыбнулся Вэрли. В ответ на непонимающий взгляд он пояснил: — Это мой логин. В некоторой степени то же, что для вас — Фосфофиллит. — «В некоторой степени»?.. Погодите, логин? Вы хотите сказать, что сенсей знает наши логины? Это же системная информация. Адамант-сенсей имеет доступ к системной информации, в отличие от тех, кто принимает облик самоцветов? — Адамант и есть системная информация, — сказал Вэрли. — Да вы садитесь, мисс Мэхью. В ногах правды нет. Филлис присела на указанный табурет, чувствуя себя абсолютно запутанной. Сенсей... не человек? Ну, то есть, он во многом отличался от них, девочек-самоцветов, но... — Ваджра Махаммета Ратана Кситигарша, он же Адамант, он же тот, кого вы зовёте сенсеем, — персонификация ИИ, который обеспечивает функционирование этой виртуальной реальности, — сообщил Вэрли (или правильнее будет Эхмея?). — Он был создан для удобства общения со средой и для того, чтобы организовать отдыхающих в виртуальном мире. Но в какой-то момент он сломался. — Сломался? — Он запретил вам разлогиниваться, — объяснил Эхмея. — А я?.. — Погодите, мисс, я как раз к этому подхожу, — обворожительно улыбнулся он. — В чью-то светлую голову при разработке пришла мысль ограничить контроль Ваджры над данными. Часть ресурсов системы ему вовсе не доступна. К сожалению, это та часть, которая отвечает за антагонистов истории, которую вы проживаете в виртуальной реальности. — За лунян? — поняла Филлис. — Да. Вообще-то луняне — автономные программные элементы, поэтому они не разговаривают, но их можно использовать и как аватары. Конечно, они не так точны в использовании, как самоцветы, но зато не подконтрольны Ваджре. Когда срок вашего отдыха в виртуальной реальности кончился, и мы поняли, что Ваджра запретил разлогинивать вас, мы применили эту возможность. — Для чего? — Виртуальный космос не контролируется Ваджрой. Если вывезти тело самоцвета туда, то вас можно разлогинить вручную, в обход запрета. — То есть... Антарк... — К сожалению, нет, — покачал головой глава IT. — Оказалось, что для этого нужны все части тела самоцвета, до малейшего осколка, иначе система начинает предупреждать о возможном необратимом повреждении мозга. У нас есть и человеческие нейроспециалисты, они тоже изучили вопрос и запретили разлогинивать неполные тела, кроме как в самом крайнем случае. — Ага, — медленно кивнула Фос. — Но все они живы, и если забрать оставшиеся в школе куски, можно их собрать и разлогинить. — Да. И мисс Анита Сингх, которую вы знаете как Антарктицит, и все остальные, кого мы забирали. — Погодите, — поняла вдруг Филлис. — Мои руки и, кажется, ноги — в смысле, фосфофиллитовые, моего аватара — лежат на дне моря, разве нет? Почему я тогда сейчас здесь? Или вам помогли Адмирабилис? Вроде бы у вас с ними были не очень отношения... — Нет-нет, Адмирабилис — это неудавшийся проект. Полное погружение, с функционально идеальными аватарами, не подконтрольными Ваджре... Проблема в том, что программное обеспечение Адмирабилис делалось для отдыхающих, а не для обслуживающего персонала, и, точно так же, как самоцветы, Адмирабилис в виртуальной реальности не помнят ничего о настоящей. Это поменять не удалось, поэтому агент Вариегатус, точно так же, как агенты Вентрикосус и Акулеатус, считает правдивой дурацкую легенду о кости, плоти и духе, которую сочинил отдел маркетинга, и историю о том, как их расу забрали луняне и сделали неразумными. С ними можно вести переговоры, хоть и несколько сложно из-за проблем аватаров-лунян, но использовать их как агентов невозможно. Впрочем, мы бы как-нибудь добыли оставшиеся части вашего аватара, но это оказалось не нужно. — Вы же только что сказали... — Вы — уникум, мисс Мэхью, — перебил её Вэрли. — Забравшие вас агенты для начала проверили, разрешает ли система разлогинить вас как есть, — у них есть такая инструкция, — и оказалось, что никаких проблем не обнаружено. Части вашего аватара можно заменять, и вы не перестаёте быть собой. — Если бы мы говорили внутри виртуальной реальности, я бы, наверное, сказала, что у меня сильные инклюзии, — задумчиво сказала Филлис. — Но я понятия не имею, с чем это связано здесь. — Вы уникум, — повторил Вэрли. — И поэтому нам нужна ваша помощь. — Чем я могу помочь? — спросила Фос. За окном была ночь, лампы дневного света, освещавшие комнату, безрадостно мерцали. Помимо капсулы, двух табуреток и белого комода, в котором были личные вещи Филлис Мэхью — те, что она решила взять с собой в санаторий виртуальной реальности: смена одежды, ещё кое-какие мелочи, — здесь не было ничего, лишь голые стены. Словом, с момента её погружения не изменилось ничего, табуретку только лишнюю принесли — для Эхмеи, то есть Джона Вэрли, видимо. Изменилась — она передёрнула плечами, понимая это, — изменилась только сама Фос. Выдержав практически театральную паузу, её собеседник ответил: — У нас есть маленькая программка, которая должна запретить системе блокировать ваши воспоминания. Она делалась для Адмирабилис, поэтому в виртуальной реальности принимает вид жемчужины. Но встроить её в Адмирабилис не удалось. — Почему? — Неважно, это долгая история, — отмахнулся Вэрли. — Важно то, что части вашего аватара можно заменять. Если вы позволите, мисс Мэхью, мы встроим эту жемчужину в вас. И вы сможете помочь нам разлогинить остальных. Филлис посмотрела на него изучающе. — Это безопасно? — По прогнозам наших нейроспециалистов — да. Кроме того, вне зависимости от исхода операции компания заплатит вам неустойку в тройном размере. Пока что вы — наш единственный шанс. Впрочем, вы вправе отказаться, конечно. — Я согласна, — сказала она. — Только можно я сначала поговорю с теми, кого смогли разлогинить? — Они разъехались по домам, в основном, — сказал Вэрли. — Можете позвонить кому-нибудь, у нас есть их контакты. — Разъехались? Об этом я не подумала, — призналась Филлис. — Тогда не нужно, наверное. — Впрочем, — добавил вдруг глава IT, — кое с кем вы всё ещё можете здесь поговорить. *** — С этим заболеванием в обычную VR-капсулу не ляжешь, оно требует капсулы особого устройства, произведённой на заказ, — разглагольствовал Вэрли. — Как вы можете догадаться, это зверски дорого, но отец девочек — один из главных наших спонсоров. Мы разлогинили Кэтрин, но без сестры перемещать её невозможно, а Кэрол всё ещё под контролем Адаманта. Поэтому она продолжает находиться в капсуле на искусственном обеспечении. Прошу, — он открыл перед Филлис дверь одной из личных комнат. Капсула в этой комнате действительно была явно сделана на заказ: вдвое шире обычной, и датчиков вдвое больше, но не всех. Это легко объяснялось: в ней находились две девушки, сросшиеся от плеча до живота. Сиамские близнецы. «Жутковатое зрелище,» — подумала Филлис, но ничего не сказала. — Ну, здравствуй, Фосфофиллит, — улыбнулась одна из девушек (Кэтрин?). Её голос показался Фос очень знакомым, а уж улыбка... — Призрак?! — изумлённо спросила Фос. — Да, я, — та улыбнулась ещё шире. — В миру — Кэтрин Кэмпбелл, но можешь называть, как тебе удобней. Как там моя малышка? — она склонила голову в сторону сестры, которая на внешние раздражители не реагировала, будучи в виртуальной реальности. — Погоди, вы с Кэрнгорм в реальности — сиамские близнецы? Никогда бы не подумала. — Кэрнгорм?.. Сенсей дал ей собственное имя, когда я пропала? Это отлично, — Призрак склонила голову в другую сторону. — Видишь ли, нам обещали, что в виртуальной реальности мы сможем получить отдельные аватары. Но... система решила иначе. Представляю, как сестричка будет недовольна, когда вернётся, её ведь наше состояние тяготило даже больше, чем меня. — Но ведь теперь она осталась одна там, — заметила Филлис. — Вот я и спрашиваю: как там моя малышка? — Скорбит по тебе, — призналась она. — Ну, уже не очень. Мы же не помним там, внутри, что есть ещё какой-то мир, нам кажется, что те, кого забрали, лежат на Луне в осколках. Кэрн... то есть, как её здесь зовут? — Кэрол. Но это неважно, ты называй, как удобнее. — Кэрол первая и пока единственная, кто признал, что ушедших не вернуть. Мы работаем с ней вместе, она помогает мне во всём, хотя, кажется, изрядно от меня устала. Кстати, там, в виртуальной реальности, я потеряла голову аватара, и Кэрн отдала мне голову Ляпис. — Это плохо, — покачала головой Призрак. — Они говорят, что нужен весь аватар, чтобы вернуть самоцвета. Ты — исключение. — Я верну её голову, честно. — Кстати, — сказала вдруг Призрак, — мне кажется, или ты стала даже больше похожа на ту, кого мы знаем как Ляпис-Лазурь? — Возможно, — кивнула Фос. — Надеюсь, это не помешает вернуть её. Ты знаешь, она является мне во снах, когда я в виртуальной реальности. Может, я просто переняла её повадки? — Надеюсь, что так, — вздохнула Призрак. — Надеюсь, что так. *** Она очнулась во тьме, совершенно одна. — Я... на луне? Она не ожидала отклика, но оказалось, что с ней рядом во тьме был ещё кто-то. — Можно и так сказать, — ответил он, и усмешка была слышна в его голосе. А затем в его руке засверкал белый камень, и он вынул глаз Фос из головы Ляпис-Лазури и вставил жемчуг на его место. И Филлис вспомнила всё. — Решили лично вставить мне жемчужину, Эхмея, глава IT? Какая честь, — криво усмехнулась Филлис. Хотя здесь уж точно скорее Фосфофиллит. Ей казалось, что здесь что-то нечисто, но, возможно, дело было лишь в том, что она вернулась в виртуальную реальность. — Постарайесь привести за собой как можно больше самоцветов, Фосфофиллит, — улыбнулся Эхмея и растворился в воздухе. — Значит, вот так выглядит выход из виртуальной реальности, — подумала Фос вслух. — Красиво, правда? Она обернулась на голос. Сзади неё стоял крупных размеров лунянин, ростом с сенсея, в ширину даже больше него, и очень добродушного вида. — Я Цикада, — представился он. — Твой проводник на это время. Ты же не умеешь управлять нашими кораблями, я здесь, чтобы помочь с этим. — Цикада — это логин? А в жизни?.. — уточнила Фос. — А. Хаггард, Сэм Хаггард, — быстро представился он. «Фамилия очень подходит,» — подумала она, вспомнив персонажа из одной популярной серии книг. Кажется, его звали не совсем так, но похоже. — Филлис Мэхью. Приятно познакомиться, — улыбнулась она, как улыбалась Ляпис-Лазурь. *** — Похоже на Фос, — заметила одна из младших. То есть, как знала Филлис, но не вспомнила бы без жемчужины Фосфофиллит, скорее из позже купивших путёвку. Арбузный Турмалин вот, например, в жизни была старше большинства отдыхающих, и, скорее всего, в своём детском поведении отдыхала душой, не зная этого. Принявший по дороге довольно жуткий вид Цикада устроил отличный бой. Фос было плохо видно из-за того, что её на верёвках стало затягивать обратно на корабль, но, кажется, он даже воспользовался волосами Борт для создания преимущества, что не делал никто до него — а потому что руки у лунян обычно маленькие и заняты луками. Вероятно, Борт сильно удивилась. Возможно, даже поразилась до глубины души, хотя Фос сомневалась, что она на это способна. В бытность свою Филлис она с Борт не была знакома, та погрузилась в виртуальную реальность до того, как Фос приехала в санаторий. А потом пришёл сенсей и закончил всё. — ...Ты вернулась. — Да, — сказала Фос. Что ещё говорить, было неясно. Перед удивлённым лицом сенсея было стыдно, хотя — она напомнила себе — это всего лишь ИИ, не нужно относиться к нему, как к человеку. — Я так рад, — улыбнулся сенсей. «Ваджра как-его-там — это искусственный интеллект, он не человек, он не имеет своих эмоций,» — подумала Фос. И всё равно сплав потёк из глаз. *** Спящая Кэрнгорм неуловимо напоминала о делящих одно тело девушках там, в реальности. Даже выражение то же самое, которое Фос — Филлис — видела на лице Кэрол. Что, в общем, довольно логично. Будить напарницу не хотелось, но она, вероятно, как-то ощутила её присутствие и проснулась сама. — Это не сон, — весело пропела Фос, глядя в глаза Кэрн. Она даже не представляла, что так соскучилась. Кэрн же — Кэрол — среагировала так резко, как Филлис и думала. Видимо, она не верила в возвращение Фос с луны — чего, впрочем, стоило ожидать. Как бы подать им всем информацию о том, что и луны-то нет никакой... Никак. Они не поверят, подумают, что с ума сошла там. «Ты что, с луны свалилась?» — как говорят в настоящей реальности. Но и времени придумывать правдоподобную ложь уже нет. — Я не помню, — сказала она. И: — Ну, там было что-то такое, ну как бы это сказать, ну такое. И что-то происходило. И: — Кажется, там был кто-то из наших... в не очень хорошем состоянии, — вспоминая Антарк, Аниту, на спящее тело которой в капсуле ей дали посмотреть перед погружением. И: — Вас ничего не беспокоит, сенсей? — сама не зная, зачем. Почему ей так упорно кажется, что Адамант — лучший человек, чем она сама? *** Некоторых самоцветов достаточно легко позвать за собой. Рутил и проблемы Падпараджи (за что они отвечают в реальности, интересно? так и не спросила ведь). Аметисты, которые хотят и боятся разделиться (интересно, они-то в реальности кто? вообще не удивилась бы, если бы это они были сиамскими близнецами). Бенита, что не хочет быть обычной. Желли, которая хотела бы встретить ушедших. Некоторых — встретит ещё, если ей дадут их контакты, Фос точно знает. На Алю — вечно милую, вечно сверкающую — смотреть больно. Фос только надеется, что в реальности они с Борт не знакомы, потому что их взаимоотношения здесь — это что-то кошмарное, болезненное, кажется, для обеих. Для Алмаз так уж точно. Цикада прилетает навестить её, с каким-то куском программного обеспечения в виде узловатой трубки, который позволяет ему говорить с ней. — Я беспокоился, — говорит он. Так странно. Они же едва знакомы. Эвклаз, что стоит за спиной старосты Жад, замечает, что Фос обращает на себя чужие симпатии. С Эвклаз Фос говорить боится, значит, пора заканчивать эту деятельность. Киноварь будет последней. — Я вернулась, — говорит Фос. — Теперь ты не скажешь, что никто такого не делал. — Ты всё слышала?.. — понимает Кино, взбираясь на утёс. Зачем она соврала ей тогда? Хотелось снова услышать «не уходи», но Кино сказала: «будь осторожна». Фос, наверное, делает с Киноварью что-то не так, но она уже не знает, как это исправить. Разве что — говоря правду. — Мы сейчас находимся в симуляции, — говорит она. — В виртуальной реальности. На самом деле мы — люди, которые купили право провести каникулы здесь, ничего не помня. Это игра. — Что за ерунда? — Можешь мне не верить, я не настаиваю. Но дослушай. Сенсей — это искусственный интеллект, программа, созданная людьми. Часть игры. Но важная часть. Он не выпускает нас из симуляции, и луняне забирают нас, чтобы вытащить отсюда. — Ты хочешь сказать, что все те, кого забрали, живы там, в мире людей? — Ну... почти, — уклончиво отвечает Фос. — И ты хочешь помочь лунянам вытащить оставшихся? — Именно. — А ты уверена, что настоящая — та реальность, а не эта? — Да. Когда я оказалась там, я вспомнила свою жизнь... — Ты уверена, — перебивает её Киноварь, — что это здесь мы теряем воспоминания, а не там они создаются наново? Ты уверена, что это всё не обман лунян? Фос молчит. Это звучит как бред, но — как его опровергнуть? Ощущение странного, не отпускавшее её с пробуждения, вспыхивает с новой силой. Фос не успевает возразить Киновари. — Я остаюсь, — решительно говорит та. И поворачивается спиной. *** Киноварь убедить не удалось. Не все из тех, на кого она рассчитывала, пришли, и, кажется, пришёл кто-то, от кого Фос не ожидала этого. Ящик с Падпараджей, тарелку со ступнёй Антарк и ещё кое-какие осколки — те, про которые Кэрн не смогла сказать точно, что они такое, и те, что, по её же словам, остались от забранных на луну самоцветов, — они забрали. Фос не хотелось даже представлять, что творится в школе, если там уже обнаружили их отсутствие. — Ну, поехали. *** Аметисты в реальности оказались просто близнецами. — Что я скажу отцу, вернувшись домой без Амели, — переживала Энн, она же Аметист 84 (а Фос думала, что это 33 отправилась с ними). Борт была старшей сестрой Алмаз, но младшей в виртуальной реальности, поскольку примчалась за сестрой вслед. — По-моему, тебе стоит сбежать, например, в другой город, пока она не проснулась, — советовала подруге Желли. — Но я не могу её бросить, она будет беспокоиться! — Один раз уже бросила, — говорила в сторону Филлис, боясь, что, если Дина, она же Алмаз, её услышит, то будет нервничать ещё больше. Аватар Падпараджи вёл себя так, как вёл, из-за ошибки в программировании: периодически Пад попросту выкидывало из виртуальной реальности. (Когда Вэрли спросили, почему так, и связано ли это с тем, что логин «Падпараджа» принадлежит одному из немногих парней в санатории, он подозрительно отмолчался.) Почему он каждый раз возвращался? Да из интереса. Теперь же, когда нашлась Фос, чтобы помнить их цель, он вовсе вызвался добровольцем в вытаскивании остальных самоцветов. Призрак и Кэрн, то есть Кэтрин и Кэрол, долго говорили о чём-то, а затем Кэтрин позвонила отцу и (под громкие возмущения Кэрол) сказала, что она готова отдать сестре их общее сердце, потому что Кэрол гораздо лучше приспособлена к раздельной жизни. Филлис же необходимо было поговорить с Анитой. Антарктицит в её голове ругала её за все допущенные ошибки, за то, что она хочет сделать сенсея одиноким, тогда как Антарк просила противоположного, за... — Спасибо, что вытащила меня, — улыбнулась настоящая Анита Сингх. Внешне она и её аватар были совершенно непохожи. У Аниты была тёмная кожа, длинные чёрные волосы, тёмно-карие глаза; всё то, чего не было у Антарктицит. Но они были одним человеком. — Теперь я понимаю, что значит тришна, жажда непостоянного. Мы желаем большего, чем можем достичь, и это приносит нам страдания, — сказала Анита. — Там я была избавлена от дуккхи, потому что не знала, что можно ещё чего-то желать. Потому что забыла, что есть какая-то жизнь, кроме доступной мне. Ты не понимаешь, да?.. Неважно. Теперь я знаю, от чего я должна избавиться. Теперь я могу достигнуть просветления. Спасибо тебе, Фос. — Филлис, вообще-то, — автоматически поправила её Филлис и тут же пожалела об этом. — Извини. Кстати, ты же без меня сама ту зиму доработала, да? — Д-да, — она опустила голову. — Молодец. «Кажется, она редко кого бы то ни было хвалит,» — отметила Фос, замечая румянец на её щеках. — Спасибо. Ну, я пошла, — неловко улыбнулась она, помахав Аните рукой. — Надо готовиться к повторному погружению. *** Ошибку, которая приводила к выходу Падпараджи из системы, починили, но не до конца — из тех соображений, что ей можно воспользоваться при необходимости. Третьей они взяли Желли. В реальности она и Падпараджа знакомы не были, но за время пребывания в санатории так сдружились, что Падпарадже стоило лишь попросить об её участии — скорость её аватара могла понадобиться диверсантам. — Каков план? — спросили они у Эхмеи. — Честно говоря, я собирался задать вам тот же вопрос. — Ну... — задумалась Фос. — Адаманту запрещено выдавать своё происхождение, правда? Снимите этот запрет. Мы хотим поговорить с ним. — Ты думаешь, это поможет? — Есть другие идеи? *** Земные самоцветы озлоблены и едва ли способны к конструктивному диалогу. По крайней мере, к диалогу со здоровыми «лунными». — Ты нужна для нашего будущего, — говорит Эвклаз — ей, лежащей в луже ртути. Она прилетела с тем, чтобы это будущее разрушить. Пусть Эвклаз спрятала от неё Адаманта и сама вышла только после боя, золотые слёзы всё равно наворачиваются на глаза. Как убедить их всех вернуться в реальный мир? Хочет ли она этого? Цикада спускается с корабля, чтобы забрать их, но Фос просит его подождать. Возможно, она не права, возможно, ему стоило бы не послушаться, но единственная, кто пошёл бы против Фос сейчас, кто знает её достаточно хорошо, чтобы не верить, — это её напарница. Кэрол Кэмпбелл. Та, которую сейчас в реальности, наверное, хирургически отделяют от её сестры. Она ждёт Адаманта, и Адамант подходит к ней. Ему будто больно смотреть на неё. Она не в лучшем состоянии, это верно. — Отпусти их, — просит Фос. — Они не знают, чего лишились, они ведь забыли всё. — Ты помнишь? — спрашивает сенсей. — Я — помню. И я хочу вернуться. — Ты уверена, что остальные захотели бы? — боль в его голосе настолько человеческая, что Фос плачет снова. — Нет, — честно говорит она. — Но дай им выбрать это осознанно. — Хорошо, Фосфофиллит. Последнее, что она видит перед тем, как мир погружается в черноту — сенсей закрывает глаза. *** Виртуальная реальность не обрушилась и не погребла никого под обломками, как поначалу испугалась Филлис, пробудившись. Все очнулись, как будто последним усилием Адамант собрал аватар каждого, даже самые мелкие осколочки в разлогин отправил. Очнулась даже Ляпис-Лазурь, и Филлис не уверена, что хочет знать, как Адаманту это удалось. Некоторые из самоцветов подружились между собой настолько, что и в реальности продолжают дружбу, даже если не были знакомы раньше. Некоторые вообще не хотят общаться с теми, кто напоминает им о той реальности. Такова Кэрнгорм. Выслушав её прощальную благодарность, Филлис Мэхью уходит по белым коридорам больницы, размышляя о том, насколько она на самом деле виновата в том, что Кварц-Призрак — Кэтрин — пожертвовала собой ради сестры. — Ты слышала? — мимо пробегают две медсестрички. — Говорят, что к той девочке, которую недавно отрезали от сиамской близняшки, ну, той, что без сердца, перед смертью приходил какой-то очень крупный мужчина. Филлис замирает на месте. — Так, может, отец или друг какой? — Не, точно нет. У сиамских близнецов же все друзья общие, да? Никуда не деться. А ему предложили зайти ко второй близняшке, и он отказался. Вообще потом, говорят, растворился в воздухе, но это, может, Лола придумала, она любит ерунду всякую болтать. — Так может, и всё это ерунда? Возмущений второй медсестрички Филлис уже не слышит, они прошли мимо. — Цикада, — шепчет она. Виртуальную реальность на основе ИИ, который был их сенсеем, отключили вроде бы насовсем. Он приходил сказать это Кэтрин? Но тогда почему не Кэрол? Не то чтобы это было сильно важно, но... ну, например, ей интересно. А Вэрли — Эхмея — оставил ей свой телефон. Он поднимает трубку на третьем гудке. — Джон Вэрли слушает. — Это Филлис Мэхью вас беспокоит, — сказала она. — Я не отвлекаю? — Здравствуйте, мисс Мэхью. Что такое? — Скажите, пожалуйста, ваш сотрудник Сэм Хаггард... — Сэм Хаггард? Он точно из IT, мисс? — Э-э... не знаю. Такой, знаете, ростом с Адаманта, в плечах ещё вдвое шире... или это аватар был? — Если вы его встречали в виртуальной реальности, то точно из IT, — озадаченно нахмурился (по крайней мере, если судить по голосу) Вэрли. — Но сотрудников с таким именем... погодите секундочку... нет, таких у нас точно нет. Может, он вам неверно представился? Если да, надо его найти, это против правил компании. — Неважно, — быстро сказала Филлис. — Может, мне вообще померещилось. — Точно? Ну, как знаете. Всего хорошего, — и Вэрли бросил трубку. А действительно. Откуда она знает, что это Цикада? Может, в реальности он выглядит совсем иначе. Тем более, было бы странно представляться ненастоящим именем, если бы его аватар выглядел в небоевом режиме как он сам. Хм. И таких аватаров у лунян она тоже никогда не видела. Кажется, они и разговаривать были неспособны, по крайней мере, в сфере влияния Адаманта... А был ли вообще Цикада? Может, она попросту умом двинулась на почве происходящего, и ей померещился кто-то, кто её поддерживал. Надо сходить провериться. *** Никуда она, конечно же, не пошла: сначала то, потом другое, надо возвращаться в привычную жизнь, некоторые бывшие самоцветы хотят пообщаться со спасительницей... От последних она и услышала новости. Оказывается, Дина Хэтэуэй — Алмаз — недавно бесследно пропала, и ходят слухи, что перед этим на её место работы заходил некто очень крупных размеров. Ну, как — ходят слухи? Доходят до кого-то из самоцветов и исчезают. Те, кто не бывал в виртуальной реальности, кажется, вовсе забыли об её существовании. Потом оказалось, что она была первой, но не единственной. Вроде бы даже один из агентов, которых отправляли в качестве Адмирабилис, пропал так. Выяснив последнее, Фос позвонила Эхмее снова. — Вы всё-таки передумали насчёт Хаггарда? — спросил он. И что сказать ему? «Извините, мистер Вэрли, но, кажется, тот человек — серийный маньяк»? «Я не уверена, что он вообще существует; его вроде бы встречали вне виртуальной реальности, но все, кроме наших, не могут этого вспомнить»? Сочтёт сумасшедшей, конечно. Может, предложит провериться у психологов компании. Честно говоря, Фос не смогла бы его винить. — Нет, извините. Я хотела спросить, можно ли взять контакты кого-либо из Адмирабилис? Ну, в смысле, того, кто залогинивался как Акулеатус, Вентрикосус или Вариегатус. Если можно. — Никаких проблем. Агент с логином Вентрикосус даже просила дать вам её контакты. Диктую... *** — Добрый вечер, мисс Мэхью, — Вентрикосус, то есть, простите, Вальбурга Карлайл, встретила её с улыбкой. Столик в ресторане они забронировали заранее. — Простите меня великодушно за опоздание, — Филлис опустила глаза. Они немного поговорили о погоде, заказали обед, и только тогда Филлис собралась с духом. — О чём вы хотели поговорить? — А о чём вы хотели поговорить? Ведь это вы просили о встрече, — почти беспечно сказала Вентрикосус. Если бы только Фос умела при первой их встрече различать это «почти»... Хотя ничем бы ей это не помогло, надо сказать. Вентри говорила тогда слишком много правды, различить в ней ложь можно было бы только под самый конец, то есть уже слишком поздно. — Вы знаете, что пропадают люди? Среди наших ходят слухи о каком-то большом человеке, который встречается с ними перед этим. Почему его до сих пор не объявили в розыск вообще? — Вы действительно всё помните, — рассмеялась Вентри. — Только интерпретируете неправильно. Я уже начинала волноваться... — Что вы имеете в виду? — Как ты думаешь, Фосфофиллит, почему об этих девушках сразу же забывают, как только их забирает твой серийный маньяк? Забывают все, кроме вас? — Я тоже думала об этом, — призналась Филлис. — Наверное, дело в том, что люди не хотят попасть под угрозу... Но ведь это неправильно! — Скажи, а кто помнит о существовании Дины Хэтэуэй, кроме тебя? Филлис уже знала ответ, конечно. Но всё равно перечислила их вслух. — Те, кто был самоцветами... И ты, — обращаться на «вы» к человеку, который уже пересёк эту черту, она не считала нужным. — То есть, видимо, те, кто был с нами в виртуальной реальности. Но ведь луняне... — Если ты позвонишь Эхмее, то заметишь, что он всё помнит, только старается скрыть, — фыркнула Вентри. — Так как ты думаешь, есть здесь серийный маньяк? — Но ведь это невозможно! — воскликнула Филлис. — Мы... вернулись в реальность... — Подумай над этим, — улыбнулась Вентрикосус. — Погодите. А почему мистер Вэрли не мог присобачить к вам жемчужину, чтобы вы вспомнили реальную жизнь? На мне ведь это сработало. — Наши аватары рассчитаны на то, чтобы со временем вспомнить об этом мире. Выйти сюда самостоятельно. И, если мы захотим, — вернуться обратно. Слушай, какое вкусное пирожное! Попробуй! — Как ты резко переходишь от серьёзности к легкомыслию... Это пугает. — Да? А ты не нервничай по пустякам, — ехидно улыбнулась Вентрикосус. *** «Киноварь была не совсем неправа, — думала Филлис, возвращаясь домой. — Какая реальность более реальна?» — А это уж ты сама для себя решишь, — сказали у неё за спиной. Она развернулась: — Цикада?! — Я же сказал: я — проводник, — добродушно улыбнулся он. — Ты проводишь наших... в виртуальную реальность? — Смотря что назвать виртуальной реальностью, Фос. — И ты пришёл забрать меня тоже? — А ты хочешь этого? Филлис — Фосфофиллит — вспомнила лицо учителя, когда она вернулась впервые, и его лицо, когда они все уходили, зелёные луга и ледяные глыбы. — Ты знаешь, — сказала она, — очень хочу. — Тогда пойдём со мной.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.