От осколков ран и швов 704

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Железный человек, Человек-паук: Возвращение домой, Вдали от дома (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Питер Паркер, Флэш Томпсон, Тони Старк, Бэтти Брант
Рейтинг:
PG-13
Жанры:
Драма, Hurt/comfort, Songfic, Дружба, Любовь/Ненависть
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
В своей жизни Питер по-настоящему ненавидел всего несколько вещей: пятницы, Флэша Томпсона и когда кто-то говорил тоном капризного принца.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Hann - На больничном

Текст песни имеет с работой столько же общего, сколько Флэш и Тони Старк.

Работа написана по заявке:
10 марта 2019, 15:12
К моменту, как большой школьный автобус подъехал ко входу в Старк Индастриз, Питер успел откровенно заскучать. Телефон, заблаговременно поставленный на зарядку этой ночью, внезапно решил прекратить подавать признаки жизни, а ни плеера, ни книги у него с собой не было. Нед на соседнем сиденье мирно спал, не обращая внимания на шум, стоящий вокруг. Флэш за пару рядов от них что-то громко рассказывал своеобразной элите класса, в которую Питер, разумеется, не входил, и даже близко не был. Бетти, сидевшая на первых рядах поближе к водителю, изредка закатывала глаза на некоторых моментах, так как голос Флэша долетал и до неё. Видимо, она уже много раз выслушивала эти байки, а может, и сама была их свидетельницей. По наблюдениям Питера — на самом деле, ЭмДжей, которая этим однажды между делом поделилась — Бетти была единственной, с кем Томпсон по-настоящему дружил и, наверняка, доверял. С чем это связано, Паркер выяснить у подруги не успел, а никаких мыслей на этот счёт не приходило. Хотя, может, это на людях Флэш такой противный, а наедине просто само очарование. Слабо верилось, но в психологии он сам никогда не был силен. Все люди хороши по-своему, Бетти, наверное, углядела это хорошее в друге. Через сколько слоев нехорошего ей пришлось прорываться для этого, Питер думать решительно не хотел.

— Разойдись! — Флэш прошёлся по автобусу как ураган, нарочито небрежно отталкиваясь от сидящих одноклассников, и с парочкой знакомых высыпал на улицу.

— Нед. Приехали. — Питер потряс друга за плечо, другой рукой потирая глаза. Эта неделя выдалась жуткой, и он был искренне рад, что она почти закончена. Осталась лишь пятница, на которую Паркер давно повесил ярлык несчастливого дня. Может, боги или бог… Он сам не был особо уверен, но в общем тот или те, кто создали этот мир, сжалятся над ним и позволят провести этот день спокойно. Надежда на это практически рухнула, когда, не успел он выйти, его прижали к стене автобуса.

— Вот и настал твой звёздный час, Паркер. — Флэш говорил, растягивая слова, тоном, от которого, по его мнению, видимо, все должны были разбегаться в страхе, и Питер подметил его сходство с Драко Малфоем. Причём не в лучшие дни последнего.

— Ох, спасибо, всегда мечтал оказаться в центре внимания. — Язвить хотелось меньше всего, но слова вылетали помимо воли, словно дразнясь. — Не боишься, что я перетяну одеяло на себя?

— Было бы что перетягивать, — Флэш смерил его взглядом, от которого Питеру захотелось ему врезать. Тем самым взглядом маленького принца, которого заставили общаться с челядью. — Репутация строится годами, Паркер.

— Неужели? Тебе для этого понадобилось лишь помахать кошельком папочки.

Питер был уверен, у Томпсона нашлась бы пара ласковых для него, и может, все даже бы закончилось дракой, но мисс Гриндон зычным, поставленным голосом позвала всех внутрь. Флэш, как подобает послушному мальчику, сразу же потопал за ней. Или это была заслуга Бетти, что бесцеремонно схватила его за ухо и, не обращая внимания на возмущенные вопли, потянула в здание.

Питер выдохнул и пошёл за ними, игнорируя сочувственный взгляд Неда. Наверняка, никто и не вспомнит о его словах про стажировку у Старка. Он очень на это надеялся.

— Дети, познакомьтесь, это Роберт Каин, он будет вашим экскурсоводом.

Мисс Гриндон звучала настолько фальшиво, без интереса к ним, что Питер не удержал фейспалм. Благо, от учительницы его закрывали спины пары-тройки одноклассников. Экскурсовод, напротив, заметил этот жест и посмотрел на него с какой-то мольбой в глазах. Мисс Гриндон была кошатницей лет 40 от роду, носила очки в толстой оправе и выглядела как типичная училка из дешёвых фильмов про подростков, что клепают пачками в надежде собрать хоть что-то. Дора — ей богу, когда Питер слышал её имя, перед его глазами вставала картина типичной деревенской женщины -, тем не менее, не оставляла надежд найти того самого, истинную любовь, своего принца на белом коне. Хотя, и на чёрном Порше, как Паркер думал, мужчина тоже бы подошёл. И вот сейчас она изо всех сил стараясь обратить на себя внимание экскурсовода, который едва не крестился и с мученическим видом продолжал рассказывать общие сведения о Старк Индастриз.

— Видимо, он новенький, — шепнула, хотя скорее просто негромко сказала Мишель, и Питер с ней согласился. Не мог он так остро реагировать на их учительницу, взаимодействуя с такими каждый день. Сколько подобных их мисс Гриндон преподавало в школах или просто существовало, Питер и думать не хотел.

— Чего застыл? — Бетти, появившаяся словно из ниоткуда, пихнула его локтем.

— Я?.. Амм, да ничего…

— Идём. Роберт собирается показать нам лаборатории. — Она странно посмотрела на него и ушла вперёд, присоединяясь к Флэшу в лифте. Питер не без удовольствия отметил, как девчонка дала ему подзатыльник, видимо, за очередную тупую или пошлую шутку.

— Тебе это всё правда не интересно? — Мишель сменила Бетти, остановившись рядом.

— А чего ему удивляться? Он же здесь каждый день ходит, правда, Па?.. — закрывшийся лифт не дал Флэшу договорить, отрезав его и самого Питера друг от друга хотя бы на несколько минут.

Питер поежился. Он не страдал клаустрофобией, но после происшествия в Вашингтонском монументе стал с большой опаской относиться к лифтам или же движущимся гробам, как он теперь их звал.

— Я слышал, отец Флэша даже заключил несколько контрактов с Тони Старком... — Питер покосился на одноклассника, начавшего с интересом рассказывать очередную сплетню. Он не спорил, возможно, Октавиан Томпсон — его имя он узнал после приезда однажды в школу последнего — и правда вёл дела с мистером Старком, но, по словам Рона, выходило, что тот был чуть ли не крестным Флэша. В такое Питер поверить не мог. И вовсе не из зависти.

— О, ладно тебе, — подруга Рона, Саммер, закатила глаза. — Думаешь, будь это так, Флэш бы не прожжужал нам все уши об этом?

— Спасибо, голос разума… — пробормотал Питер, стоя немного в отдалении. Одноклассники, некоторые из которых, пусть даже, и были гениями, любили верить во всякую чушь — это Питер подметил ещё давно, сам. Поэтому сразу же накинулись на Саммер, перебивая друг друга доказывая, что Рон все же прав. Что им от этого? Питер не знал. Возможно, ощущение гордости от того, что они знакомы с таким человеком как Тони Старк. Пусть и через кого-то. Зато в каких с ним отношениях этот кто-то!

Когда лифт вернулся к ним — почему нельзя было воспользоваться десятком других он сам не знал, но спрашивать у Роберта не решился — Питер занимался тем, что пытался попасть бесплатными конфетами со стойки в рот какому-то растению в холле, которое сразу же начинало чавкать со смешными звуками.

— Ты закончил? — вкрадчивый голос Мишель заставил Питера подскочить на месте.

— Эээ.. Да-да... — он, по неведомой ему причине, попытался спрятать руку с горстью конфет за спину, отчего девушка лишь скептически взглянула на него. Хотя это был её обычный взгляд.

— Лифт. — Она коротко бросила это и ушла в кабину. Питер вздохнул, в очередной раз поймав взгляд Неда, и пошёл за ней. Ничего катастрофического за сегодня не произошло. Если не считать определённой моральной травмы Роберта, но ему посочувствовать Питер уже успел.

Они все сгрузились в лифт, и экскурсовод нажал на кнопку пятьдесят третьего этажа, держась как можно дальше от их учительницы. Кабина сдвинулась с места, едва ощутимо — и то, только для Питера, — дёрнувшись. Он прислонился к стене, от скуки разглядывая стены. На их панелях без звука крутили различные интервью с Тони, репортажи о новых разработках и дальнейших планах.

— Мне бы его эго — я бы больше никогда не ходила в одежде.

Питер покосился на Мишель, но промолчал. К разным странным фразочкам от неё он давно привык, да и внутри что-то подсказывало, что это не просто шутка.

Двери лифта разъехались, не успел Питер даже закончить мысль в голове, и Роберт с отчётливо слышным облегченным вздохом вышел наружу. Мисс Гриндон, практически подобравшая к нему вплотную, разочарованно посмотрела вслед. Вся первая группа, которую экскурсовод отправил наверх из-за недостатка места в лифте, послушно стояла в небольшом коридоре, негромко переговариваясь и бросая заинтересованные взгляды кто на лаборатории, кто на новейшие достижения техники. Гордон, дружок Флэша, игрался с интерактивной панелью, но больше никто не делал поползновений в сторону разрушения.

— А вот теперь начнём настоящую экскурсию, — Роберт хлопнул в ладоши, привлекая внимание, и, Питер был готов поспорить, в его глазах зажглись огоньки. Доктор Каин — но это Питер выяснил куда позже — начал рассказывать об уже достигнутом, ведя их по коридорам. Повсюду было стекло, и инстинкт самосохранения в Паркере завопил, что это небезопасно. Наёмнику ничего не стоит снять кого-нибудь из важных учёных, засев в соседнем здании. Этим он сразу же поделился с Недом, который покрутил пальцем у виска.

— Проснись, Пит. Ты правда думаешь, что это стекло пробить проще, чем какой-нибудь адамантий?

— И все же… — признавать, что он не подумал об этом, не хотелось. Очевидное всегда приходило к нему позже, зачастую после теорий про вмешательство из космоса и трехчасового поиска в интернете на нужную тему.

Нед отмахнулся и вернул все свое внимание Роберту. Он ловил каждое его слово, как и весь класс. Некоторые даже делали пометки, что сам Питер считал бессмысленным, но у каждого свои тараканы.

— Ну что, Пит, — Флэш обхватил его за шею, как старого друга, когда они все уже переместились на другой этаж по лестнице, — как там твоя стажировка?

— О, Ангел. — Это пролетело у Питера в голове, и он на секунду зажмурился.

— Не познакомишь меня с Тони? Хотя зачем, я-то его знаю, а вот ты… — он выдержал выразительную паузу. — Народ, эй, давайте все дружно попросим Питера об этом!

Все с любопытством начали коситься на них, кто-то даже хихикать, а Роберт недовольно заворчал, но скорее от того, что его отвлекали от рассказа.

— Или слабо? — продолжал Флэш. — Ладно, Пит, мы же не в обиде. Подумаешь, придумал байку, все мы этим грешны, да, народ? Твоя жизнь… Ну полный отстой, честно, и то, что ты придумал себе фигуру отца — это нормально. Твоя тётка не может дать тебе нужного, а её клие… Ой, ну, то есть парни…

Питер сжал кулаки, и вовсе не из-за слов Томпсона. Точнее не из-за того, что он выговаривал их. А потому что перед всем классом. Но, спустя месяцы после случившегося, Питер все больше понимал, что пусть. Если Флэшу от этого как-то легче — пускай, он сам смирится с этим. Одноклассники забыли бы через пару недель. Только бы не было того, что произошло после.

— Кхм… Молодые люди, я вам не мешаю?

Питер застыл. Остальные резко повернули головы в сторону голоса.

— Я, говорю, не прервал вас, случаем? Такая интересная беседа, спасибо, Роберт. — Тони прошёл мимо детей, что-то начавшего бормотать экскурсовода и остановился рядом с Питером и Флэшем. — Kid?

Паркер не был уверен, к кому из них он обратился. Его сердце бешено билось, и он во все глаза смотрел на Тони. Сейчас все узнают, что он не лжец. Эта глупая мысль, детское желание затмили все, любые предостережения и возможные последствия.

— Ты же Флэш, верно? — Тони, не обращая внимания на Питера, смотрел на Томпсона. Тот просиял так, что, подсоедини к нему провода, и Старк Индастриз неплохо бы сэкономил на энергии.

— Да. Да, сэр, мы виделись на одном из приёмов, компания моего отца…

— А, ну да! Тот самый неудачник, верно?

Флэш моргнул, недоуменно смотря на Тони. Он только что позволил себе оскорбить его отца?

— Посредственные оценки, ветер в голове, вечные ссоры… Твой отец болтливый человек, Флэш, особенно с бокалом вина.

Парень отступил на шаг назад, понимая, что говорить будут вовсе не об Октавиане.

— Я…

— Да ты дай мне закончить, — отмахнулся Тони, — за всю жизнь не придумал ничего дельного, знаешь, будь у тебя индейское имя, оно бы звучало как «Разочарование». Конфликты, поистине детские взгляды, нежелание думать головой — и ты ещё кого-то здесь осуждаешь? Да ты в свою школу попал из-за денег Октавиана, верно? Не тянешь ты на гения, или даже просто умного.

Питер прочистил горло, потому что слышать такое от Тони было… Непривычно. Этот тон, с которым он говорил — тон капризного принца — Питер ненавидел даже больше того, кто убил его родителей. Миллиардер говорил просто, не вдаваясь в сложные конструкции и ни на секунду не задумываясь, а Флэш с каждым словом горбился все больше.

— Да я и не в обиде на тебя, Флэш, — в голосе Тони проскользнули издевательские нотки. — Я же сам такой, сын богатых родителей. Но.. Неужели тебе никогда не хотелось, чтобы они гордились тобой? Так сложно попробовать хоть раз оправдать их ожидания?

Тони произнёс это вкрадчиво, смотря на Флэша давящим взглядом. Тот опустил голову, и Питеру показалось, что в его глазах блеснули слезы.

— Хватит! — Он выступил вперёд, сам того не ожидав от себя. Видеть одноклассника таким было.. Неправильно. Питер не хотел мести. — Я… Я, конечно, работаю на вас, мистер Старк, но я уйду. Уйду, если вы не прекратите.

Тони посмотрел на него взглядом, от которого Питер поежился. Кажется, миллиардер считал его ещё большим идиотом, чем Флэша.

— Вы перешли рубикон, и.. Вам стоит прекратить это… — Питер замялся, повторяя одно и тоже, чувствуя, как запал медленно спадает. — Заканчивайте. — Он выдавил это и замолчал, желая провалиться сквозь землю.

Флэш стоял все также, опустив взгляд, словно и не услышав речи Питера — хотя назвать это таковым и можно было с большой натяжкой. Бетти за спиной сжала руку друга, и Паркер по глазам видел, что она еле сдерживается, чтобы не залепить Тони пощёчину. Возможно, их дружба с Томпсоном и правда не так странна.

— Неужели? — Тони в знакомом жесте приподнял бровь. — Тогда можешь считать это небольшой лекцией, Питер. Богатые родители не делают тебя великим, — он наклонился к Флэшу, говоря это, словно не замечая, как того уже начало потряхивать. — Я построил то, что имею, сам, без помощи. У меня хватило на это смелости, а хватит ли тебе?

Питер не помнил, что именно произошло, но, кажется, он грубо оттащил миллиардера от Томпсона. Вокруг него слышались шёпотки, и, он мог поклясться, в тот момент он ненавидел их больше, чем самого Флэша. Тони ничего не сказал, смерив его взглядом, и ушел. Питер ожидал тирады, выговора, но тот просто… Принял? Хотя, размышляя над этим позже, он пришёл к выводу, что Старк посчитал ниже своего достоинства на равных спорить с подростком.

— Я думаю, что вернуться к экскурсии будет лучшим, что мы можем сделать. — Голос Роберта прозвучал слишком громко в тихом коридоре. Питер не знал, сказал доктор Каин это ради Флэша или просто, чтобы подготовленный рассказ не пропал в пустую, но он сам был благодарен ему.

Класс без пререканий двинулся за экскурсоводом, но Питер слышал шёпотки, видел взгляды, которые все бросали на Флэша.

Тот смотрел в пол, даже не пытаясь убрать упавшую на глаза чёлку, а Бетти осталась рядом, тоже ничего не говоря, положив руку ему на плечо. Это казалось таким правильным, что Питер даже ужаснулся. Он не знал, что именно в словах Тони задело Флэша. Даже просто довело до такого состояния. Томпсон мог злиться или ненавидеть сколько угодно, но самоконтроль всегда был его фишкой. Какими бы обидными не были слова, произнесенные ему (обычно после оскорблений со стороны самого парня), он просто поправлял и без того идеальную укладку, копируя по меньшей мере с десяток киногероев, и продолжал говорить своим насмешливым тоном, презрительно смотря на оппонента. Питер не задумывался, прокручивает ли Флэш эти слова по ночам, пытаясь заснуть; зарывается ли лицом в подушку, стараясь убедить себя, что он достоин любви. Или хотя бы сна.

— Идём, тебе надо успокоиться, — Питер протянул ему руку, не думая о маленьких ростках злорадства, что все же прорывались в нем. — Я знаю, где здесь туалет.

Бетти окинула его взглядом и едва заметно кивнула, словно одобряя. Класс ушёл вперёд, подгоняемый Робертом, и скрылся за поворотом.

Питер не представлял, что такого было в словах Тони. Но ему казалось, что он сам поступает правильно.