Красная маска +2408

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Super Junior, CNBLUE, Big Bang, K-pop, B.A.P, EXO - K/M (кроссовер)

Пэйринг или персонажи:
девушка и 11 айдолов (да-да, бью свои рекорды)))
Рейтинг:
NC-21
Жанры:
Ангст, Даркфик, Ужасы, PWP, POV, AU
Предупреждения:
BDSM, OOC, Насилие, Изнасилование, Групповой секс, ОЖП
Размер:
Драббл, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Восхитительная работа!» от Killerbais
«Отличная работа!» от YagamiLight
Описание:
Нужно быть осторожнее, возвращаясь домой. А то можно и не вернуться...

Посвящение:
Частично вдохновил эпизод из биографии Тори Амос.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
НЕ ЧИТАТЬ слабонервным, если не любите действительно жестокости и не имеете извращенных наклонностей.
ЭТО НЕ ШУТКА! Содержание фанфа, действительно, за гранью всего морального и адекватного. Пожалуйста, чтобы избежать тошноты, шока и неприязни, если вы не ИЗВРАЩЕНЕЦ - не читайте этого!
Кого заинтересовало продолжение сюжета (не порно, а сюжет), оно тут http://ficbook.net/readfic/1019188

Ночь ужаса

6 мая 2013, 03:31
Я стояла на обочине и голосовала. Задержавшись на посиделках с подругами, мне теперь хотелось побыстрее оказаться дома и рухнуть в кровать. Осенний вечер, перетекший в ночь, подмораживал. Запахивая посильнее пальто, я уткнулась в его высокий ворот, из-за которого вырвался клочок пара изо рта. Нужно было следить за временем и собираться из гостей раньше. Мы выпили немного вина, и чтобы дома на меня сильно не ругались, я решила пройтись и проветриться, а заодно и поймать автомобиль. Поэтому я не стала вызывать такси по телефону на адрес подруги.
Проспект был оживлен, несмотря на поздний час, и машины то и дело проносились мимо. Дорогие и блестящие, чистые и не очень, серебряные и красные, маленькие и побольше, седаны и внедорожники. Я перестала следить за ними, чтобы голова не закружилась вновь, хотя алкоголь уже отступил. Я пила редко и не много, но каждый раз на меня это действовало расслабляюще, почти как снотворное: притуплялась реакция, замедлялись движения.
Фары освещали меня ежеминутно с ног до головы. Надеюсь, я выглядела не очень легкомысленно. На мне была достаточно строгая верхняя одежда серого цвета, сапоги на низком каблуке. В руке сумочка, больше смахивающая на деловой кейс. В общем, за ночную бабочку принять никак не должны были. Моя ладонь в очередной раз махнула проезжающему водителю и он, почти уже подъехав ко мне, только начал притормаживать. Как вовремя! Ноги от икр до бедер в капроновых колготках у меня уже замерзли. Особенно коленки.
Машина остановилась метров на пятнадцать-двадцать дальше и я, желая быстрее согреться, ссутулившись и сжавшись, побежала к ней. С переднего пассажирского сиденья вышел молодой человек, услужливо открывший мне заднюю дверцу. На секунду я задумалась, что не хорошо это, когда их внутри двое, а я одна, но его располагающая внешность, красивая голливудская улыбка и явно приличная по стоимости и модная одежда, заставили меня поверить в его порядочность. Тем более что автомобиль их был не из рядовых. Черный, тонированный, вытянутый, как машина бизнес-класса. Или она и была бизнес-класса? Я с благодарностью улыбнулась, и нырнула на заднее сиденье. Салон был кожаным, кремового цвета. Мне стало страшно зацепить его какой-нибудь застежкой и порвать. В жизни потом не рассчитаюсь!
- Спасибо, что подобрали, - дружелюбно заявила я, потирая озябшие ладони друг о друга.
- Не за что, - полуобернулся водитель. Я заметила едва появившуюся усмешку. Хотя лицо его было достаточно холодным и, наверное, ему по жизни свойственно такое выражение легкого сарказма, – куда едем?
Я назвала свой адрес. Не знаю, насколько им было по пути. До меня отсюда было далековато, но ехали они в нужном направлении. Второй, который галантно открывал мне дверцу, обратил ко мне своё внимание. Его густые черные волосы почти до плеч, блеснули, отразив сине-бело-голубоватые огоньки навороченной магнитолы.
- Только, нам заехать нужно в одно место, ты не против? – я пожала плечами, показывая, что дело хозяйское. Я всего лишь груз, ждущий доставки. – Откуда такая прелестная девушка в такое время, в таком месте?
- Из гостей, - коротко ответила я, неприятно поежившаяся от его сального тембра голоса. Нет, в целом он был приятным и эффектным парнем, но это «прелестная девушка» было совсем некстати. Мне даже показалось, что он старше меня лет на шесть, хоть и выглядит моложе.
- А мы, наоборот, в гости, - засиял он, шире прежнего, будто посвятил меня в какие-то интимные планы. Ладно, хочет поговорить – пускай разговаривает. Я-то не против, только сонное состояние и слегка заплетающийся язык, от совокупности усталости и выпитого, не очень-то позволяли.
Он кинул ещё пару ничего не значащих фраз, я поугукала на них и придвинулась к окну, положив на него лоб. За ним бежали деревья, дорожные ограждения, фонари, знаки, рекламные щиты. Похоже, мы ехали на какую-то окраину. Я встрепенулась, выпрямив спину. Внимательнее вгляделась в вид за бортом. Там было всё темнее. Мы выехали на шоссе. Нехорошее чувство клюнуло меня в мозг. Вернее, это, наверное, была идея, ведь в голову должны приходить мысли, а не чувства. Ну вот, похоже, они совершенно спутались.
- А вам далеко нужно заехать? – как бы между делом спросила я. Не хотелось выглядеть наивно подозрительной, если это на самом деле взрослые и безвредные молодые люди.
- Тут недолго уже, - посмотрел на меня пассажир, – скучно?
- Нет-нет, - я помотала головой, – просто домой быстрее хочется. Засыпаю прямо на ходу.
- Ничего, выспишься ещё, - снова добавил он таким тоном, что мне стало не по себе, - а то не стесняйся, скажи, и я поставлю другую музыку.
- Да я и не слушаю, что там у вас играет в колонках, - отшутилась я, на самом деле не уделяя этому ни малейшего внимания. Что-то мурлыкало в динамиках. Не андеграунд и не долбежка, поэтому я сразу приняла легкие мотивы, не напрягаясь.
Тем временем мы съехали с трассы на не мощенную дорогу. Без ухабов, но вроде сельской, петляющей и заставляющей автомобиль то подниматься, то опускаться. Вокруг не было ни души. Сзади остались огни шоссе, а впереди была непроглядная тьма. Куда они едут? Похоже, тут даже населенного пункта никакого нет.
- Вы не заблудились? – сорвался у меня нервный смешок.
- Нет, мы уже почти приехали, - спокойно и чуть затягивая слова, сообщил водитель.
Машина свернула ещё раз, видимо, обогнув невысокий холм, и я увидела фары. Четыре пары фар. Меня это в конец насторожило, и я неуютно поелозила.
- Может, не нужно было меня подвозить? Наверное, мне лучше поймать другую попутку, - я придвинулась к двери и, по привычке, ухватилась за ручку, но, нечаянно её дернув, поняла, что дверь заперта. Судорожно оглядев её со всех сторон, до моего сознания дошло, что отмыкаются все двери только с водительского места. Что за черт? Я попыталась проглотить образовавшийся ком, в то время как пассажир развернулся ко мне со своей коварной улыбкой Мефистофеля.
- Зачем же? Останься с нами, будет весело, - с вящим ужасом я посмотрела в его поблескивающие глаза и затряслась.
- Слушайте, я лучше пойду. Остановитесь, пожалуйста, и откройте дверь! – голос мой в секунды терял уверенность. Очарование, которое по началу исходило от парня, в миг растаяло.
- Мы вот-вот остановимся, - безэмоционально бросил тот, что за рулем.
Я прильнула к окну и увидела нечто вроде поляны, освещенной автомобильными фарами. На ней чернели тени, несколько теней… Похоже, они были мужскими. Все до одной. Но я не взялась бы с уверенностью это утверждать, потому что мне показалось, что они в длинных старомодных плащах, которые носили века два назад.
- Откройте! – настойчиво и громко велела я.
- Сиди! – грозно и устрашающе посмотрел на меня пассажир. – Послушнее станешь – целее будешь.
- Нет-нет, не смейте! – пока ещё просто крикнула, а не завопила я. – Что вы задумали?!
- Сейчас узнаешь, - сказал водитель и заглушил мотор. Мы приехали.
Я кинулась на выход, дергая и едва не отламывая ручку. Я переставала соображать от страха, вокруг стал сжиматься мрак, нервы свело узлами и голову будто сжали тиски. Окончательно протрезвев, я жаждала только одного – убежать куда подальше от этих двоих. Дверь поддалась и резко распахнулась так, что я чуть не вывалилась носом вперед. Но стоило мне попытаться вскочить, как меня перехватил всё тот же мой спутник и, крепко сжав за шкирку пальто, развернул меня к освещенной поляне, прижав к себе спиной.
- У нас тут небольшой шабаш, что насчет поучаствовать? – развратно выдохнул он мне в ухо.
Я не нашлась, что ответить. Сказать «нет» было бессмысленно, меня, кажется, спрашивали ради разговора, а не ради того, чтобы посчитаться с моим мнением. Я попыталась вывернуться из его хватки, но, несмотря на все извороты и выкручивания, трепыхалась в его руках, как птица в силках. Наш шофер обошел свою черную элегантную тачку и облокотился на капот. Я только сейчас заметила, что на нас сомкнулось внимание тех, что уже были здесь. Несколько силуэтов в масках и плащах до земли неровным полукругом сошлись вокруг машины, на которой мы приехали и смотрели, как я замираю под их любопытным разглядыванием.
- Мы и не сомневались, что вы всё-таки добудете то, что надо, - хохотнул невысокий, наверное, буравя меня глазами. Из-за масок я не видела ни лиц, ни их выражений, ни направлений взглядов. Рост – это единственное, по чему я могла ориентироваться.
- К-кто вы такие? – стуча зубами, промямлила я. Мне казалось, что их клацанье разнеслось на всю округу. От животного страха у меня стали подкашиваться ноги. Если бы меня не держал незнакомец, я бы упала на четвереньки.
- Какая разница? Главное, что мы этой ночью в тебе очень нуждаемся, - видимо, меня и расслышал только он, снова ответив мне прямо в ухо, опалив теплым дыханием. Согревшись во время пути, я опять стала замерзать. Хотя, возможно, конечности немели совсем не от этого.
- Шивон, а вы почему без масок? – обратился один из толпы к водителю. За него вновь ответил тот, что не давал мне сбежать.
- Ну, иначе к нам бы никто не сел, - засмеялся он, – да и, чего нам бояться? Вы же знаете…
А я ничего не знала и не понимала. Продолжая дергаться, я не могла изменить своего положения. Я хотела закрыть глаза и испариться, оказаться за сто километров отсюда. Пожалуйста, пусть это будет просто сон! Сейчас я пробужусь, и их не будет. Никого. Но они были на месте.
- Ладно, не будем оттягивать, - сказал один из самых высоких и отошел куда-то. Через минуту вокруг поляны, помимо фар, загорелись факелы, врытые в землю. Матерь Божья, да это на самом деле шабаш! Сатанисты, сектанты, дьяволопоклонники! Они убьют меня, зверски, страшно. Я закричала, хотя ещё ничего не произошло.
- Ну, что ты? – расхохотался держащий меня тип. – Огня боишься? То ли ещё будет.
Я подумала, что меня сожгут в конце, хотя лучше бы с этого начали. Наверное, этим можно избежать сильных мучений и страданий. Я забилась так, что молодой человек почти перестал справляться.
- Эй-эй, не волнуйся так, - он отпустил меня и толкнул в круг. Я вылетела на середину, едва не запахав лицом, но всё же устояла. Это шанс для побега! Я подняла голову и осмотрелась. Везде были люди, мужчины. Один, два, три… я насчитала десять. На меня падал свет, а за их спинами ничего не было видно. Ночь, пустота, непроглядная даль и ни человека на огромную округу.
- Пожалуйста, отпустите меня! – попросила я голосом, который сам по себе стал жалостливым. На глаза навернулись слезы. Мне никто не отвечал, хотя они и переговаривались между собой. – Пустите меня домой!
- Пустим, но позже, - улыбнулся из-под маски парень. Достаточно молодой. Его улыбка была восхитительной, если бы не сложившиеся обстоятельства.
Я развернулась наугад в первую попавшуюся сторону и попыталась рвануть прочь, но была схвачена сильными руками. Стальная хватка вновь обездвижила меня, но я вцепилась в плечи, прикрытые плащом и, разодрав его, не обращая внимания, что сломала пару ногтей, высвободилась и метнулась в другую сторону, между двумя машинами, где проглядывался спасительный коридор, но тут же споткнулась о чью-то выставленную ногу. Больно ударившись ладонями о пожухлую осеннюю траву, я приподнялась и обернулась. Усмехаясь, позади стояла худощавая фигура, ловко остановившая меня. Пока я отвлеклась на неё, перед моим лицом возникли чьи-то ноги. Я подняла взор и увидела того низкого, который первым заговорил из них, когда мы только приехали.
- Брось, девочка, - он сел на корточки и хотел погладить меня по щеке, но я отстранилась. – Что ты дичишься? Мы ещё ничего тебе не сделали.
- Пока что, - добавил другой, третий, подошедший ко мне. На нем единственном была красная маска, в отличие от других черных. Он что, главный здесь?
- Верните меня обратно, прошу! - взмолилась я, обращаясь к нему.
- Всему своё время. – Он наклонился и, подхватив меня за подмышки, поставил на ноги. – Сначала мы всё же сделаем то, что хотели.
С силой потянув меня за собой, он снова вывел меня на поляну и поставил рядом с собой. Сзади меня шли те двое: низкий и худощавый, не давая мне пути для отступления. Человек в красной маске развязал свой плащ и бросил его на землю. Затем схватил моё пальто за пуговицы и начал расстегивать. Я попыталась сопротивляться, но стоявшие за спиной схватили мои руки и завели их назад.
- Нет! – выкрикнула я в холодный воздух этого пустыря. Пальто оказалось распахнутым, пожертвовав двумя оторванными в спешке пуговицами, и его тут же стянули с моих рук. Против троих у меня не было никакой возможности устоять. – Не надо, прошу вас!
- Прекрати! – одернул меня невысокий, тряхнув. Рука его, будто ненароком, скользнула по моему бедру. Мне не хотелось, чтобы меня трогал хоть кто-нибудь из них, но избежать этого не в моей власти.
- Иди сюда, - притянул меня всё тот же, на которого я думала, что он всем здесь заправляет. Ошибалась я или нет? Круг девятерых оставшихся вокруг нас стал теснее. Они ждали зрелища. Или своей очереди?
Опрокинув меня на свой брошенный плащ и кинув рядом моё пальто, «красная маска» начал опускаться сверху. Я попятилась назад, перебирая и ногами, и руками, как какое-то насекомое.
- Пожалуйста, я… я девственница, не надо! – после этого стыдливого признания, слезы мои потекли ручьями. Дрожащими губами я не смогла больше ничего добавить, и лишь тряслась, упершись спиной в чьи-то ноги, которые пихнули меня обратно.
- Но это же даже интереснее… - как гепард перед прыжком, молодой человек наполз на меня, дернув ворот блузки. Теперь пуговицы полетели и с неё. – Свой первый раз ты не забудешь никогда.
Мужчины над моей головой засмеялись, кто ниже, кто тоньше. Ошалело, я обвела их потерянным взглядом, призывающим помочь, но им было не до этого. Им было все равно. Неужели ни один не смилостивится? Блузка моя распахнулась на груди, явив бюстгальтер. «Красная маска» впился в мою шею губами, оставляя на ней засос. Я завизжала, пытаясь спихнуть его с себя, но его каменные плечи были недвижимы. Его рука вплелась в мои волосы, притягивая к себе мою голову. Он перешёл к поцелую в губы, прикусывая их, втягивая в себя нижнюю, до боли пронзая верхнюю. Я молотила по нему кулаками, я хотела иметь какое-нибудь оружие, хотя бы булыжник, но у меня не было ничего, совершенно ничего! Вторая его рука опустила мои колготки и забралась мне под юбку. Я пыталась свести ноги вместе, чтобы не дать пробраться к самому сокровенному месту. Но он, отвлекшись на миг, дал условный знак, и мои ноги, стянув с них сапоги, развели в стороны, удерживая. Капрон рвался ко всем чертям, превращаясь в нитки и клочки, не мешающие ничему. Он тут же вернулся своим ртом к моей шее и груди, влажно лаская её так, что кожа начинала гореть на этих местах. Порвав мои трусики, он отбросил этот жалкий лоскут прочь. Я визжала, дергаясь всем телом, но теперь кто-то взял меня и за запястья, прижав к земле. Закрыв глаза, я пыталась отключиться, не видеть эти похожие одна на другую черные тени, но присутствие на мне мужского тела не давало перестать ощущать себя. Я чувствовала, как его пальцы добрались до клитора и с усилием давят, трут, пощипывают. Смешки и подначивания остальных временами прекращались. Видимо, они засматривались на происходящее.
Два пальца проникли в мою плоть, нащупывая, разведывая, насколько тесен будет путь. Они с напряжением вошли в меня до конца, заставляя меня выгнуться от дискомфорта и неприятного ощущения растяжения.
- Не пытайся уйти от неизбежного, детка, - он пресек мои виляния бедрами туда-сюда, придержав одной ладонью. Второй он расстегнул штаны и достал свой член. Я невольно опустила на него глаза, впервые увидев так близко мужское достоинство. Само по себе оно не было ужасным и отвратительным, но в данной ситуации меня почти затошнило. Неужели оно войдет в меня? Неужели сейчас всё случится? Не успев задаться до конца всеми вопросами, я почувствовала, как он начал входить. Раздвинув половые губы, его член медленно проник на несколько сантиметров, максимально натянув девственную плеву, прежде чем её порвать.
- Х-хватит, пожалуйста, - вжалась я в плащ, мечтая провалиться сквозь него и землю. В ответ на мои слова, незнакомец подался слегка назад, но, вместо долгожданного спасения, взял разгон и со всей силы устремился вперед, разрывая преграду, созданную моей невинностью. Я заорала от боли. – А-а!
- О да, ты не обманула, - прошептал он мне на ухо, застонав и набирая обороты. С каждым его толчком было всё больнее. Я не прекращала кричать и звать на помощь, но всё было без толку. Внутри меня будто появлялись резанные раны, но она была всего одна. Та, которую я мечтала получить от любимого человека, когда-нибудь, по большой и взаимной любви. Но шанс был потерян навсегда. Вместо сказочного принца на мне тяжело дышал неведомый мужчина, вколачиваясь в моё кровоточащее влагалище.
- Остановитесь, хватит! – мои вопли могли достигнуть небес, но не душ этих мерзавцев. Возбужденные и взбудораженные, они заводились ещё больше. Главарь этих негодяев впился в мой рот, затыкая возмущения и мольбы. Его язык с жаром налетел на мой, обсасывая его, покусывая, насилуя меня не только снизу, но и здесь.
Я почувствовала, что руки мои приотпустили, и теперь их касается что-то совсем другое. Приоткрыв глаза, я к своему кошмару обнаружила, что два типа положили в мои ладони свои фаллосы и пытаются воспользоваться мной таким образом. Я попыталась выдернуть руки, но они крепко держали их. Крик мой утыкался в губы главного насильника, который заметив мою отвлеченность, отстранился и самодовольно посмотрел в мои глаза. Не переставая двигаться во мне, он провел тыльной стороной ладони по моей скуле.
- Вот видишь, милая, ничего страшного с тобой не произошло, - он издевался, насмехался. Говорил он приглушенно, будто пытаясь играть голосом. Мне кажется, что он у него совсем другой. Боже, пусть он быстрее закончит! Его сильные фрикции становились пыткой. Моя неподвижность напоминала препарированную лягушку в классе биологии. Если это нельзя было назвать страшным, то что можно?
Но во мне ещё теплилась надежда, что всё вот-вот закончится и обойдется. С громким возгласом удовлетворения, насильник кончил, заключительно дернувшись во мне. Быстро отойдя от оргазма, он поднялся, оставляя меня открытой взорам товарищей. Я попыталась свести ноги, но их всё ещё держали. Освободившееся место тут же занял высокий парень, скинув с себя плащ, для удобства. Его член уже был готов, стремясь к подвигам и он, слету войдя в меня, занялся остатками моей одежды. Лифчик полетел прочь. Его руки впились в мою грудь, сминая её длинными пальцами. Поцелуи его были не менее требовательными и горячими, чем у первого. Губы его были немного мягче, но оттого не стали мне приятнее. Я всё время пыталась отвести лицо в бок, но он возвращал его на место и начинал языком облизывать мои губы, целовать веки, прикусывать мочки ушей.
Пытаясь набраться терпения и всё тише покрикивая от утихающей боли, я была приподнята и посажена сверху на этого молодого человека, который сел, подобрав под себя ноги, и стал яро приподнимать и опускать меня на себе. Вернее, боль не утихала, а просто притуплялась своей однотонностью, напоминая о себе только тогда, когда член внутри меня забирался особенно далеко. Преимуществом стало только одно – из моих рук наконец-то выскользнули чьи-то половые органы, и мне хотелось сунуть себя по локти в огонь, дабы очиститься. А в идеале было бы сунуть в огонь всё, что мне пихали.
- Так-то лучше, - услышала я позади себя и, обернувшись, увидела низкорослого, который снял всё, что было под плащом, и лишь в нем и маске сел рядом. У него было крепкое накаченное тело, с огромной татуировкой на боку. В один миг я поняла, что он хочет сделать и завизжала с новой силой. Это было уже слишком для меня, но он не останавливался, а, напротив, приободряясь моими слезами и ударами, поднес своё орудие к моему анальному отверстию, – кричи-кричи, это здорово возбуждает!
Высокий, который трахал меня спереди, прижал меня к себе покрепче, помогая второму легче проникнуть в меня. Мои слабые поколачивания его ничуть не смущали. Член уперся мне в зад, но, несмотря на то, что сильно надавил, не мог попасть внутрь. Девственное сопротивление не пускало его к удовольствиям. К тому же, от нервного шока у меня всё предельно сжалось.
- Черт, расслабь свою жопу! – крикнул он и, облизнув палец, засунул мне его туда одним рывком. Вскрикнув, я попыталась вывернуться, но было бесполезно. Он повел им следом, и я только глубже насадилась на член во влагалище.
- Мм, - простонал высокий от моего движения. – Сучка, да ты так и сама начнешь активничать.
Раздался смех со всех сторон. Застилающийся слезами взор мой пал на красную маску, которая стояла в стороне, скрестив руки на груди. Перед тем, как он исчез из виду, я увидела сладкую улыбку на его устах. Перед моим лицом возник ровный, средних размеров член. Увернуться мне не удалось, так как рука его обладателя уже ухватила меня за волосы на затылке.
- Не отлынивай, трудись по полной! – если бы у меня были свободны руки! Я хотела упереться или защититься, но имеющий меня с одной стороны и всунувший в меня уже три пальца с другой, заломили их за мою спину, а одной головой перебороть мускулистую руку молодого парня я не могла. Осталось только сжать губы, что я и сделала, зажмурившись и замотав лицом из стороны в сторону. – Давай тут без капризов!
Он легко шлепнул меня по щеке ладонью, а затем и членом. Я не поддавалась.
- Открой, блядь! – дернув меня за пряди до боли, он, уже сильнее, отвесил мне пощечину. Рот мой открылся от вскрика, и он тут же просунул туда большой палец, остальными придерживая подбородок. – Хорошо отсосать в твоих же интересах!
Я сомкнула губы вокруг его пальцев, ожидая момент, чтобы захлопнуть их, когда он их вытащит, но в этот момент невысокий парень сзади, наконец-то, удовлетворился растягиванием моей задней дырочки и, приставив своё достоинство, ворвался внутрь. Адская боль прорезала нижнюю часть моего тела, и я закричала, чем тут же воспользовался стоявший передо мной парень. На язык мой лег его член, и он насадил мою голову на него, как можно глубже. Задохнувшись от неожиданности, я зашлась глухим кашлем, который не мог прорваться наружу. В конец моей глотки уперлась твердая и упругая плоть, раздражавшая слизистую, от которой я закашливалась всё сильнее, пока не потекла слюна. Парень приотпустил хватку и, дав мне сделать вдох, снова принялся трахать мой рот. От толчков вперед-назад у меня заболела голова, но это был не тот случай, когда по этой причине можно было откосить от секса. Остатки оптимизма умерли, как и надежда на благополучный исход. Анал расширялся под напором первого, влагалище саднило от второго, а горло натирал третий. А ведь до сегодняшнего вечера у меня не было ни одного…
Тот, что был спереди, кончил и уступил очередь следующему. На новом клиенте тоже под плащом уже ничего не было. Хоть и был осенний холод, их это явно не смущало, да и мне уже было жарко. Я горела, меня лихорадило от происходящего. Получив в себя новый член, я почувствовала, как два органа внутри меня трутся сквозь тонкую стенку. Тип сзади действовал до того быстро, что меня трясло, как ненормальную. От безумных фрикций, его яйца бились о мои ягодицы шлепками, сливавшимися в один сплошной. Мой протяжный крик, прорвавшийся в передышке между сосанием, превратился в смешное «а-а, а-а», будто я скакала по кочкам. Но фаллос был снова засунут мне в рот, и я носом достигла паха, так глубоко в этот раз в меня его засунули. Внутри сзади разлилось тепло, сообщая мне, что невысокий кончил, извергнув в меня своё семя.
- Ох, кайф, - сказал он и куда-то делся, но свято место пусто не бывает, и, почти без подготовки, в мою задницу вклинился очередной член. Он был немного больше предыдущего, отчего мне показалось, что меня изнутри надувают, и я обтягиваю что-то. На пределе, на грани, я ныла и рыдала, автоматически пихаясь и брыкаясь, но смысла уже в этом не видела.
- Спокойно, девочка, мы всё сделаем плавно и аккуратно, - тот, что появился сзади, прошептал мне в ухо и, поцеловав в чувствительное место за ним, медленно и осторожно стал двигаться, принося уже меньше страданий, но ощущения были острее. Его рука откинула мои волосы с загривка, и он покрыл его поцелуями. Вторая протиснулась вперед и достала до клитора, погладив промежность и затеребив его. Незнакомец спереди впился зубами в один мой сосок, оттягивая второй большим и указательным пальцами. Его сексуальные пощипывания в тандеме с ласками внизу начали пробуждать внизу живота какое-то странное чувство, похожее на тяжесть. От него сводило ноги, становилось неуютно, хотелось стонать.
Я услышала, как в одной из машин включилась громкая тяжелая музыка, что-то вроде готического рока. Теперь я стала настоящей жертвой на заклании. От меня не останется ничего к утру, если я доживу до него. Но пока молодой человек сзади продолжал ласкать моё тело, явно наслаждаясь его поглаживанием, так тщательно он трогал почти каждую его часть. В рот мне ударила струя спермы и я, подавившись, воспользовалась тем, что парень отошел прочь, удовлетворенный, и склонилась в бок, чтобы сплевать это всё. Имевший меня спереди даже помог мне отклониться, чтобы я не угваздала его чужой белой жидкостью. Конечно, они могли быть брезгливыми – я нет.
Не переведя толком дыхания, я вновь получила приказ сосать. Лицо моё подняли и всунули в него очередной член. Сквозь грохот дьявольской музыки и бой барабанов, я слышала слова, но уже плохо различала голоса. Мне начинало казаться, что их – насильников – бесконечная вереница, которая никогда не закончится.
- Смотри на меня, сука! – велел тот, которому я делала минет и я подняла глаза. Из-под маски виднелись светлые волосы. На вид он был очень молодой, может, мой ровесник. Кажется, этого я видела впервые. Впрочем, я могла бы уже после каждой своей мысли добавлять «кажется», потому что путались картинки, звуки, всё. Я сходила с ума от кошмара, унижения, боли, уже больше моральной, чем физической.
Рядом встал ещё один парень и, достав своё орудие, тоже поднес его к моим губам, которые были заняты другим.
- Открой-ка его шире, - он надавил, встав бок о бок с товарищем. – не бойся, не подавишься.
- Не подавится, но порваться может, - засмеялся блондин. Я обреченно захныкала, не имея возможности даже оскорбить их. Всунув обе головки членов мне в рот, они на максимум растянули его, в котором теперь затрепетало два мужских достоинства. Слезы мои стекали на них. – зубы убери!
Они могли говорить, что угодно – я ничего не могла поделать, я уже не владела собой. Меня трясло, как перед смертной казнью. Место в моем влагалище освободилось и его заняло здоровенное твердое копьё какого-то незнакомца, так щедро одаренного природой. Я бы могла подумать, что это один из тех, кто уже были, но только по размеру я определила, что он во мне первый раз.
«Ласковая» и «внимательная» маска сзади тоже кончил через некоторое время и поднялся. Краем глаз, когда два члена поочередно скользили между моими устами, я увидела, как водитель – единственный, кого я знала по имени – теперь занял место между моих ягодиц. В достаточно разработанную дырку он проник без труда и заработал там, запыхтев у меня за плечом. Один из тех, кому я сосала, кончил мне на лицо, опустив на него ладонь и размазав по нему своё семя. Мне стало не намного, но легче дышать, обрабатывая только один член. Его хозяин приказывал мне водить по нему языком и помогать себе рукой. Второй я механически придерживалась за того, на котором подпрыгивала от его уверенных и сильных рывков. На большом фаллосе широкая амплитуда создавала почти экстремальные ощущения. От перенапряжения я стала отключаться, но в бессознательном виде мной можно было пользоваться только в двух местах, а третье становилось почти нерабочим, поэтому заметивший то, что я вырубаюсь тот, кого я обслуживала ртом, поднес мне под нос какую-то пахучую штуку – может быть, нашатырь – и сознание моё тотчас прояснилось. Мне хотелось убить его за это дважды. Ненавижу, ненавижу…
Руки тех, кто трахал меня и тех, кто стояли по сторонам, гладили меня, щипали, тянули. Грохот музыки не прекращался. Стал доноситься коньячный запах. Теперь они ещё и напиваться вздумали? Мне крышка. Может, они и до этого были не слишком трезвы? Хотя я бы почувствовала запах спирта, ведь почти каждый норовил одарить меня грязным поцелуем, даже этот Шивон, развернув мою голову, впился в мои губы, жадно вонзившись языком и пронырнув по всему рту. Истерзанная, я уронила голову на бок, после четвертого минета какому-то типу и, почувствовав, как в меня снова кончили и во влагалище, и в задницу, я была брошена на плащ. Но ко мне не пришло облегчение. Хоть уже никого не было рядом, и я лежала в одиночестве на скомканной ткани, сквозь которую тут и там кололась трава, я дрожала, скуля и сжимаясь в ком. Завалившись на бок, я увидела в метре оторванную от своего пальто пуговицу. Мозг перестал работать. Внимание просто сосредоточилось на ней. Я увидела цель, она стала для меня маяком. Я, голая, не чувствующая холода, судорожно выдыхая клубы пара, поползла к этой пуговице и была похожа на свихнувшуюся. Я и сама себя такой ощущала. Я подтянулась к ней и взяла её в ладонь. Царапающая тело почва стала промораживать меня, но у меня не было сил больше ни на что. Я прижала кулаки, в которых лежала пуговица, к груди, и закрыла глаза.
- Она не рехнулась, часом? – услышала я чей-то насмешливый голос.
- Сейчас я приведу её в чувство, - я разомкнула веки от того, что меня что-то поднимало и тащило куда-то. Я снова была в руках того парня, что был вторым в машине, привезшей меня сюда. Да, на самом деле, он ещё не имел меня, и до сих пор не надел маску, считая, что не нуждается в ней. Наверное, он и убьёт меня, чтобы не оставлять свидетельницы преступления.
Он подвел меня к автомобилю Шивона и, развернув к себе, посадил на капот. Я бы соскользнула, если бы промежностью не уперлась в его ширинку, за которой уже дыбилась возбужденная плоть. Он обхватил моё лицо двумя ладонями и, проводя языком по ушной раковине, прикусил ухо, глубоко дыша в него, отчего по коже бежали мурашки. Опускаясь губами ниже, он целовал каждый сантиметр до самой груди, а потом втянул вершину одной в рот, зажевав сосок. Я взвизгнула. Руки его шмыгнули вниз. Левая забралась между моих половых губ, волнуя чувствительные глубины, а правая расстегнула его брюки. Он вытащил свой ремень, хлыстнув им в воздухе.
- А сейчас, стерва, ты будешь мне петь! – мужчина посмотрел на меня шальными глазами, и мне показалось, что в них безумия больше, чем во мне теперь. Я непонимающе уставилась на него. – Чего не ясного? Начинай!
Даже если бы я была профессиональной певицей, я не могла в таком состоянии издать ни одного связного звука. Я начала хныкать, сотрясая грудь вздохами. Он на минуту залюбовался ей, вздымающейся и опускающейся. Но потом опять поднял взор.
- Чего молчишь, сука? Пой! – я, онемевшая ещё час назад, шевелила губами, желая сказать ему, что не могу.
Ремень занесся вверх и опустился на мой бок, обжигая. Я вскрикнула.
- Пой, я сказал! – он всунул свой член мне между ног и начал медленно двигаться. – Грязная шлюха, пой!
Я открыла рот, но, так как всё ещё не исполняла его желания, опять начала получать удары ремнем. Вторая его рука вцепилась в мои волосы. Движения, вбивающие в меня его достоинство, становились всё яростнее. Отхлыстав меня по бокам и ногам, он отбросил кожаный аксессуар и вытащил из кармана складной нож. Мне стало жутко, как не было ещё за эту ночь.
- Последний раз тебе говорю, тварь, пой! – я перебарывала себя и, в конце концов, взяла свою волю в руки.
- Ч-что петь? – заикаясь и плача, спросила я.
- Что петь? – он замер, откинув лезвие и проведя его ледяной сталью по моей щеке – Спой Аве Мария…
Конечно, я знала этот церковный гимн, как всякая нормальная католичка, но петь его сейчас не просто извращение - это крайний садизм, это святотатство. Боже, за что я попала к этим бесам? Пусть их поглотит адское пламя! Я попыталась отлынуть от оружия, но он перехватил меня, напротив, надавив ножом до грани, после которой из меня уже могла политься кровь.
- Начинай! – проглотив слезы и, сгорая от стыда, сходя с ума, я начала напевать слова Аве Мария. Незнакомец забился в меня с бешенной прытью, всем своим видом выказывая крайнее наслаждение. Как только я затихала, лезвие тут же оказывалась у моей шеи, укалывая кожу недалеко от артерии. Я пела, сбиваясь, не чувствуя ритма, пытаясь перекричать музыку, которую кто-то сделал тише. Я путала слова, но, когда они заканчивались, насильник требовал начинать сначала. Приходя в экстаз, он лизал мои поющие губы и, с рыком трахая меня, довел себя до оргазма, не убирая ножа от моего горла.
Кончив, он стоял и отдыхивался. Чья-то рука легла на его и отвела её в сторону, освободив меня от опасной близости острой стали. Я повернулась в сторону и увидела красную маску. С тех пор, как он лишил меня девственности, он ко мне больше не приблизился, лишь наблюдал со стороны за происходящим. Он заметил мой взгляд, но тут же обратился к своему знакомому.
- ХиЧоль, не перегибай палку, - он чуть оттолкнул его от меня и я начала скатываться с капота машины, но тут же была подхвачена очередным типом в маске. Кажется, он уже раз меня отымел, потому что его тело, жилистое, стройное и мускулистое, светившееся из-под плаща, мне запомнилось. Я заметила порванный на плече плащ. Так вот о кого я сломала ногти в самом начале.
Повернув голову в другую сторону, я удивилась от того, что всё ещё сжимала один кулак, в котором была пуговица. Улыбнувшись безумной улыбкой, я безропотно позволила перевернуть себя на живот и, вытянув руки вперед, тут же ощутила, как мне в анал втиснулся член. Ноги мои развели пошире. Вокруг опять собралась почти вся эта шайка, глазея и надрачивая на это шоу. Под плащами половина были раздеты, другие нет. Я оказалась лицом к тому месту, где стоял их предводитель. Он видел, что я прожигаю его глазами и как будто знал, что привлекает внимание, выделяясь из толпы.
- Еби её жестче! – стали доноситься комментарии.
- Засади глубже, пусть визжит, как резанная!
- Отшлепай её!
- Шлюха, как тебе? Сладко попке?
Я уставилась в гладкую поверхность капота. К нам подошел второй, который приподнял меня, елозящую грудью по машине, и стал выкручивать соски, оттягивая их, сжимая. Кто-то поднял ремень ХиЧоля и, приблизившись, взял меня за запястья и связал руки за спиной, туго затянув ловушку. Насильники начали меняться, один за другим, буравя меня, до раздражения натирая каждый миллиметр интимных мест.
Потом меня опять швырнули на землю, всё ещё скованную. Мужчины вновь пошли по двое, по трое. Я сбилась с количества отсосов, которые совершила за ночь. Лицо, грудь, волосы были в сперме. Меня уже никто не удостаивал поцелуями. Все только всовывали и высовывали свои члены. Кто-то бил по заднице, кто-то немного придушивал, кто-то закидывал мои ноги так высоко, что я переживала, как бы не сломаться. Я удивлялась, что всё ещё не умерла, что выдерживаю это всё, что ад не прекращается, хотя я уже приписала себя к великомученицам, которые имеют право на место в раю.
Вскоре небо стало едва-едва светлеть. Я поняла, что экзекуция длится долгие часы, но от этого люди, издевающиеся надо мной, не стали мне виднее. Маски и плащи по-прежнему скрывали их личины. Они были уже удовлетворены, и даже слишком, поэтому каждый новый акт длился дольше, кончали они уже не с легкостью, которая свойственна сексу после воздержания.
Я даже не заметила, когда рядом никого не стало. По инерции, меня шатало из стороны в сторону, и мне казалось, что на мне ещё кто-то трудится, но, через какое-то время, поняла, что мужчины отступили, машин стало меньше, музыки давно нет. Лишь смутное присутствие по левую руку от меня. С саднящими губами, искусанными в кровь, припухшими, с парой ссадин на скулах, я повернула лицо и увидела красную маску, присевшего на корточки возле меня.
- Жива? – это должно было прозвучать саркастически, или же для того, чтобы в случае положительного ответа, пристрелить меня, ведь жертв изнасилований лучше не оставлять на этом свете. Но звучало почти заботливо. Или у меня были миражи, вызванные психическим расстройством после случившегося.
- Будь ты проклят, - прошептала я, пытаясь разглядеть его глаза, но в моих всё плыло.
- Обязательно, - ухмыльнулся он в ворот плаща.
- Я найду тебя, - не знаю, откуда взялись во мне силы для монолога, но я внезапно захотела выговориться, – и распну на собственном заборе, ублюдок!
- Попробуй, - он поднялся и подмигнул мне, что я смогла увидеть. – Даже помогу тебе подсказкой. Чтобы узнать меня, достаточно найти красную маску. Она всегда лежит в моем прикроватном столике, в верхнем ящике.
Он набросил на меня моё пальто и стал удаляться. Я не могла пошевелиться. Я была разбита, уничтожена, наполовину умерщвлена. Я стала падать в бездну небытия и потеряла сознание.

Возможность оставлять отзывы отключена автором