Перевод

Две чашки капучино. 7

LoganUra переводчик
MamanUra бета
Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
One Piece

Автор оригинала:
SilverWing108
Оригинал:
https://m.fanfiction.net/s/8316667/1/Two-Cups-of-Cappuccino

Пэйринг и персонажи:
Винсмоук Санджи, Монки Д. Луффи, Нами, Ророноа Зоро
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Гендерсвап Драма Несчастливый финал ООС Повествование от первого лица Романтика Смерть второстепенных персонажей Современность Философия Элементы слэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Я подошёл к парню и задал тот же вопрос, который оставался в моей памяти в течении последних нескольких дней: Кого ты ждёшь?

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
28 марта 2019, 19:28
       Около года назад, я переехал из Baratie в West Blue, в знаменитое кафе Raftel в All Blue. Это было грустное расставание, учитывая то, как я работал там в течение четырёх лет, но они, казалось, хотели, чтобы я ушёл. Конечно, если бы я не услышал правду, что это было лучше для моего будущего, я бы поверил их шараде. Я был тронут тем, что они, так старались заставить меня отправиться в All Blue, чтобы осуществить свою мечту; стать лучшим шеф-поваром в мире, поэтому я собрал свои вещи и переехал в All Blue, пообещав, что я вернусь погостить, если когда-нибудь будет время. Когда я впервые вошёл в кафе All Blue, я был поражён. Это заведение намного больше, чем кафе в West Blue, и намного более роскошно. Это помещение было заполнено синим цветом, как следует из названия. Хотя присутствовало много других цветов, таких как золото и серебро на столах, и зелень на растениях, в целом ощущалась мирная и морская жизнь. Кафе было также намного оживлённее. Официанты и официантки носились вокруг, принимая и обслуживая заказы, а повара готовили несколько блюд одновременно. Известные имена можно встретить на личных и политических встречах, по всему кафе. На данный момент я знал, что моя жизнь вот-вот изменится. Возможно, к лучшему, но определённо для занятых. За первые несколько недель работы, я должен был начать с официанта. По-видимому, мне нужно было знать, как там всё работает, и работа официанта, которая больше всего двигалась, была для меня наиболее подходящий. Это то, что, между прочим, сказала Нами-сан, мой менеджер. Ах… Нами-сан…моя богиня, объект моих обожаний, любовь всей моей жизни… Я влюбился в неё с первого взгляда. Конечно будучи мужчиной, любящего женщин, я, естественно, влюбился бы в женщину её красоты. Но ни в коем случае, это не было: не стеснением в груди, не трепетанием сердца и не каким-то сочным романом. Ни за что. Я никогда не был таким человеком для этого. Я более бабник, чем всё остальное. В конце концов, я люблю женщин. Я не думаю, что когда-либо соглашусь встречаться только с одной. Мои первые дни были беспокойными. Слишком беспокойными, чтобы заметить, что в углу кафе у окна всегда сидел человек, заказывающий, один и тот же заказ, по две чашки капучино, одна с меньшим количеством сахара. Слишком беспокойными, чтобы заметить, как он всегда был один, сидя на этом месте, ровно четыре часа, перед тем как уйти. Слишком беспокойными, чтобы я мог только подсознательно отметить его присутствие, и одни и те же заказы каждый день. Именно в день с необычайно плохой погодой, я заговорил с ним. Снаружи гроза, с сильными ветрами, которые переворачивали зонтики, сильный дождь, который вызывал несчастные случаи и пробки. В такие дни, даже в знаменитом кафе Raftel, практически не будет покупателей. Но даже в такой день, тот же самый человек, сидел на том же месте, заказывая один и тот же заказ двух капучино, один с меньшим количеством сахара. У меня было много свободного времени из-за отсутствия клиентов, и я позволил своему любопытству одолеть меня. Я подошёл к парню и задал тот же вопрос, который оставался в моей памяти в течение последних нескольких дней:  — Кого ты ждёшь? Он посмотрел на меня со своего места с растерянностью на лице. Его неопрятные чёрные волосы падали по всему лицу, его чёрные глаза смотрели прямо на меня. Я заметил шрам под его левым глазом, и мне интересно, был ли он всегда там, и как я не заметил раньше. После нескольких минут молчания лёгкая улыбка коснулась его губ, когда он ответил:  — Никого конкретно. И я не мог не заметить грусть, которая на мгновение промелькнула в его глазах. Я поднял руку, чтобы указать на другую чашку капучино, оставленную нетронутой, напротив него.  — Тогда для кого это? — спросил я голосом не обвинения, а скорее любопытства к таинственному человеку, который посещает в одно и тоже время каждый день, заказывая один и тот же заказ. Однажды я подумал, что, может быть, ему нужна дополнительная чашка для себя, но после того, как он каждый день чистит один и тот же стол, с одной пустой и одной полной чашкой капучино, я понял что это явно не так. Это было просто любопытство. Что-то интересное, загадочное и…интригующее. Но когда я увидел, как его улыбка дрогнула, а на глазах вспыхнула боль, я сразу же пожалел о вопросе, который задал, просто чтобы удовлетворить своё любопытство. Но прежде чем успел что-то сказать, его улыбка вернулась в прежнее состояние, на этот раз чуть более напряжённой, чем раньше; его глаза наполнились чуть большей печалью, чем раньше. Я мог видеть, как он изо всех сил старался удержать улыбку на своём лице. Затем он ответил:  — Не для кого на самом деле…  — Тебе не нужно заставлять себя оправдываться, — собирался сказать я, но услышал тот ангельский голос моего менеджера, который звал меня по имени, и ушёл восвояси.  — Санджи-кун!  — Да, Нами-сааан~… Так вот закончился наш первый разговор. После этого дня, я обратил ещё больше внимания на этого вороного человека. Он был для меня как загадка. Таинственный и интригующий. В любое свободное время я наблюдал за ним. Я знаю что должен уважать его частную жизнь и заниматься своими делами, но ничего не мог с этим поделать. Я не мог выбросить этот вопрос из головы, поэтому я решил спросить Нами-сан, знает ли она что-нибудь. Я принял решение и позвал Нами-сан. Я был полон решимости получить свои ответы, чтобы отвлечься от него.  — Нами-сан?  — Что?  — Ты знаешь того парня с чёрными волосами, чёрными глазами и шрамом под левым глазом? Тот, который всегда посещает кафе с тем же порядком? — спросил я стараясь изо всех сил описать как он выглядит.  — А? Аааа… — она, казалось, на мгновение задумалась.  — Ты должно быть имеешь ввиду Луффи? Он постоянный клиент. А почему ты спрашиваешь? — спросила она, немного подозрительно. " Так его зовут Луффи. "  — Луффи, — повторил я, как его имя скатилось с моего языка.  — Ах, нет, ничего. Мне просто было интересно, кого он ждёт. «Интересно звучит ли это странно.»  — Возможно его парня. Я действительно не знаю. Если я правильно помню, его парень прекратил посещать около… двух месяцев назад. Почему ты спрашиваешь об этом? — она пожала плечами и нахмурилась.  — Просто любопытно.  — Не слишком заботься об этом, — посоветовала она, уходя из зала. Я старался не вздрагивать, от слов « его парень » и поблагодарил её, прежде чем вернуться к своим обязанностям. Интересно, что случилось с его парнем. Теперь у меня есть ещё один вопрос, на которого не было ответа. На следующий день, в 18:00, как обычно, он вошёл в кафе и заказал свой обычный заказ двух чашек капучино, один с меньшим количеством сахара, сидя на обычном месте. В тот же день, около 9:20 вечера, когда клиентов становилось меньше и меньше, по мере приближения времени закрытия кафе, я снова завёл разговор с ним. Когда я подошёл к нему, я заметил, что он вяло смотрит в окно.  — Луффи, верно? — он обернулся, на меня. Кажется, я прервал его мыслительный процесс.  — Как ты… — он выглядел смущенным, но всё же удивлённым. Я сел на сиденье напротив него и протянул руку.  — Моё имя Санджи, — и улыбнулся. Он пожал мне руку и улыбнулся улыбкой, намного более искренней и гораздо менее раздражённой, чем любая из предыдущих, которые он улыбался на днях.Он выглядит намного лучше, когда улыбается.  — Я спросил своего менеджера о тебе, — объяснил я и извинился:  — Извини, если тебя это оскорбляет, но мне было просто любопытно. Затем его улыбка сменилась пониманием, когда он сказал:  — Нет, это нормально. Это нормально — любопытствовать о ком-то, кто приходит каждый день в одно и тоже время, верно? Затем я начал задавать вопросы, на которые хотел получить ответ.  — Что с ним произошло? Он казался смущённым  — С твоим парнем, я имею в виду, — объяснил я.  — Аааа… — осознание показалось на его лице.  — Мы… — он сделал паузу на некоторое время, прежде чем заговорить, — расстались. И его улыбка стала грустной. Казалось он сдерживал слёзы. Интересно, было ли грубо, продолжать расспрашивать его о своём парне, хотя он был близок к тому, чтобы заплакать? Но я не мог ничего с собой поделать.Я хотел узнать больше о нём.  — Тогда почему ты всё ещё ждёшь его?  — Мой парень он…раньше преподавал в додзё, прямо через дорогу. Сказал он, поднимая палец, чтобы указать на додзё, о котором он говорил. Мои глаза следили за его пальцем туда, куда он указывает, и это действительно было здание через дорогу. Он продолжил:  — У него было очень плохое чувство направления, и он всё время терялся, возвращаясь в нашу квартиру. Он тихо посмеялся над этим. В то время я задавался вопросом, почему он использовал прошедшее время? В то время я не особо задумывался об этом, сконцентрировавшись на нашем разговоре.  — Я привык ждать здесь каждый день, чтобы забрать его, — он продолжал объяснять, всё ещё глядя в окно.  — Тогда… почему ты всё ещё ждёшь его? Если вы уже расстались, почему ты всё ещё ждёшь его здесь? Я был тогда ещё больше смущён. Мало ли я знал, что я неправильно понял его значение — расстались.  — Сила привычки, я так полагаю. После того, как ты делал одно и тоже каждый день в течение трёх лет, странно внезапно прекращать это делать. Но я думаю, что это когда-нибудь прекратится, верно? Он мягко и грустно улыбнулся, поворачивая голову, чтобы посмотреть на меня. Интересно, действительно ли это была просто привычка? После этого дня Луффи и я провели несколько бесед здесь и там. Я узнал больше о его парне. Его звали Зоро, по видимому, у него были зелёные волосы. Я также узнал, что ему не нравиться сладкое, и, таким образом, чашка капучино с меньшим количеством сахара была для него. Каждый раз, когда мы говорили о Зоро, у Луффи было такое любящее выражение в глазах, и на его щеках появлялся лёгкий румянец. И каждый раз, когда я видел это, я завидовал этому Зоро. Казалось, ему стало удобнее говорить об этом Зоро. Однажды я заметил ожерелье, которое он носил. Это было кольцо, повешенное в цепочку и носимое как ожерелье. Он заметил, что я смотрю, поэтому снял своё ожерелье и позволил мне взглянуть на него. И я увидел, что внутри кольца выгравированы слова — Luffy x Zoro. Я почувствовал острую боль, когда когда увидел это. Я вернул ему кольцо, и он взял его, и надел обратно как ожерелье.  — Мы были помолвлены, — объяснил он.  — Зоро работал так усердно и довольно долго копил, чтобы купить это кольцо… У него было отдалённое выражение лица, и я всегда видел в его глазах любовь, а на щеках у него был лёгкий оттенок румянца. А потом он тихо прошептал:  — Интересно, а мы всё ещё помолвлены? Который я почти не смог поймать. " Почему вы расстались? Если вы уже расстались, почему до сих пор остаётся вопрос, заняты ли вы ещё? Разлука…или ты не расстался? Что-то случилось?» Я хотел спросить всё это, но прибег к сокращению:  — Почему ты сомневаешься в этом? Он посмотрел на меня, посмеиваясь. Интересно, над чем он так смеялся, ничего смешного не было. Его смех звучал очень отчаянно и напряжённо. Смех звучал задохнувшимся, и я понял, что он таким и был, если бы не смеялся.  — Тебе не нужно сдерживаться.  — Ты можешь плакать, если хочешь. — озвучил я прежде, чем смог остановить себя. Я не хотел видеть его таким. После этого его смех стих, и он посмотрел вниз на свою чашку капучино, и уставился на неё. Его длинная бахрома заслоняла глаза, поэтому я не мог разглядеть его выражение.  — Ты… — прежде чем я успел закончить свой вопрос, я видел, как по его лицу потекла слеза и упала на стол, за которой вскоре последовала ещё одна слеза и ещё одна…он плакал. Когда я пришёл к этому осознанию, я запаниковал. Я не знал, как утешить кого-то. Так что я просто сделал то, что пришло в голову и обнял его, погладив его по голове. Это было лучшее, что я мог сделать. Я чувствовал как часть моей рубашки стала влажной, часть на которой лежала его голова. Он начал рыдать в мою рубашку, а я продолжал гладить его по голове. Я огляделся и заметил, что в кафе становилось всё меньше и меньше посетителей, так как всё больше людей уходят. Приближалось время закрытия кафе, которое было в 10 вечера. Я проверил свои часы на время и увидел, что уже было 9:38 вечера.  — Извини, — фыркнул он и вытер лицо, — что я так сломался, и заставил тебя утешать меня.  — Нет…это не было проблемой вообще. Так что…прошу прощения за вопрос, но почему? Я до сих пор не получил свой ответ.  — Потому что…в конце концов, ты не можешь быть помолвлен с мертвецом, — откровение пришло с горькой улыбкой.  — Санджи-кун! Пришло время собираться! Я услышал голос Нами-сан. И впервые я не решался идти прямо к ней.  — Да, Нами-суан~! — Ответил я.  — Извини, но мне нужно идти.  — Всё в порядке. Мне тоже нужно идти. В конце концов, в это время закрывается кафе, верно? Он улыбнулся, на этот раз с благодарностью. Как только он взял свою сумку, я очистил его стол от двух капучино, одна пустая, а другая полная. Когда я начал уходить, я услышал тихий, почти неслышный, голос Луффи:  — Спасибо, — поблагодарил он меня.  — Пожалуйста, — ответил я и направился обратно на кухню. Он попрощался со мной и улыбнулся. Прошло два месяца с тех пор, как он в последний раз заходил в кафе. После того разговора он перестал заходить сюда и ждать своего парня. Все вопросы оставались позади, но вместе с этим появились новые, на которых не было ответа: «Что с ним? Где он сейчас? Всё ли с ним в порядке? Помнит ли он обо мне?» Прошло два месяца с тех пор, как он был здесь в последний раз. Прошло пять месяцев, как он посещал кафе, и прошло три месяца, как мы были знакомы. Стоило хотя бы спросить его номер; поговорить с ним, услышать его голос. Но тогда у меня не было нужды в этом. В свободное время, я садился на его место и смотрел в окно. И вот, в один из дней, я сел на его место, и понял, что он смотрел на додзё.  — Санджи-кун. — ко мне подошла Нами-сан.  — Кого ты ждёшь? — поинтересовалась она. Я провёл рукой по золотистым волосам и ответил:  — Аааа… — я сделал паузу, но вскоре ответил, — Никого. Никого конкретно…
Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.