Перевод

Зазеркалье (Looking Glass) 31

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Мой маленький пони: Дружба — это чудо

Автор оригинала:
Krickis
Оригинал:
https://www.fimfiction.net/story/350494/looking-glass

Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Миди, написано 100 страниц, 10 частей
Статус:
в процессе
Метки: Ангст Вымышленные существа Драма Дружба Любовь/Ненависть Мистика Нецензурная лексика Повседневность Попаданчество Психология Романтика Смена сущности Учебные заведения Фэнтези

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Сансет всегда знала, что ей суждено стать великой, но даже не представляла — насколько. Пока не увидела себя аликорном в волшебном зеркале. Игнорируя предупреждения Селестии, Сансет искала ответы.
Когда она узнала, что зеркало — это еще и портал в другой мир... ну что еще ей оставалось, как не прыгнуть туда? Но, похоже, она не предусмотрела все возможные варианты. Например, что может оказаться в ловушке на другой стороне. Или что снова превратится в ребенка.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания переводчика:
Спасибо NovemberDragon и Murlestia за вычитку и помощь в переводе

9 - О тонкостях делинквентности

24 января 2020, 12:59

Акт II

Холодное сердце

Глава Девятая

О тонкостях делинквентности

В этом городе было абсолютно нечем заняться. Сансет сидела возле Зеркального озера, кидая в него камушки и мечтая туда окунуться. Была середина декабря, и погода в последнее время резко ухудшилась. Озеро должно было замерзнуть ночью, в нем уже плавали льдинки. Скоро все покроется коркой льда, и ее любимое место будет испорчено, но, по крайней мере, пока оно безопасно. Сансет думала уйти, но не представляла куда. Прошло семь лет с того дня, когда ее нашли блуждающую в одиночестве и без воспоминаний, и за это время она успела побывать везде. Она объездила весь город, в поисках порт… “Ответов”, — напомнила сама себе Сансет. Сансет искала ответы на свои вопросы и ничего больше. Она так ничего и не нашла. За семь лет она не нашла ни одного знакомого места. Ни воспоминаний, ни признаков того, кем она была. Даже ее имя — Сансет Шиммер, могло быть и не ее. Конечно оно было на ее сумке, но она понятия не имела, принадлежала ли сумка ей изначально, Сансет Шиммер могла быть кем-угодно. Кем бы она не была, Сансет Шиммер так и не была найдена, так что имя досталось девочке, которая несла сумку. И она должна признать, оно подошло ей как нельзя лучше. Но были и другие вещи, которые ей подходили. Невозможные вещи. Поэтому она искала. Она побывала во всех районах города, но ни разу не наткнулась на нечто, что помогло бы ей вспомнить. В конце концов она сдалась. Это было единственное, что ей оставалось делать. Она могла и дальше продолжать искать ответы, жертвуя остатками рассудка в надежде, что что-то подвернется, или смириться с тем, что никогда не узнает. Не похоже, чтобы это имело большое значение. Если кто-то из ее прошлого все еще был жив, то им явно было наплевать на нее. Сансет кинула еще один камушек в озеро, наблюдая за тем, как он несколько раз отскочил от водной глади, прежде чем утонуть. Она вздохнула и встала, не уверенная, куда пойти, но уверенная, что ей надоело быть тут. Сунув руки в карманы куртки, она бесцельно зашагала вперед. Было слишком рано идти в библиотеку или любой другой магазин, который ей нравился. Вообще лучше держаться от центра города подальше. Она могла бы пойти в национальный парк Эверфри, но обычно избегала его, он был слишком близко к наименее любимой ей части города. Ее так и искушало вернуться в приют. Она могла пролезть в свою комнату через окно, как делала раньше. Но это всегда сопровождалось определенным риском. Звуки открывшегося окна или проникновения внутрь могли привлечь воспитателей. К несчастью, такое уже случалось. Но просто стоять тоже не приносило никакой пользы. Она направилась к каким-то домам. В этом районе она будет в безопасности. Конечно если она сможет добраться туда. Сансет все еще могла видеть озеро, когда рядом с ней остановилась машина. Первой ее мыслью было убежать, но это ни к чему бы не привело. Вместо этого, она просто продолжала идти вперед, как будто ничего не заметила. Машина обогнала ее и затормозила у обочины перед ней. Сансет остановилась и стала ждать. Пассажирская дверь открылась, и оттуда вышел мужчина. — Сансет Шиммер. — Офицер Блю Стрип. Полицейский вздохнул. — Ты знаешь, что сейчас ты должна быть в школе? Сансет нахмурила брови. — О чем вы говорите? Сейчас же зимние каникулы! — Они наступят на следующей неделе, Сансет. — Чего? — Сансет хлопнула себя по лицу. — Ох блин, как я могла все перепутать? Эй, ребята, не могли бы вы подвезти меня к школе? Уххх, я, наверное, столько пропустила. Блю Стрип несколько секунд смотрел на нее, после чего открыл заднюю дверь. — Залезай. — Спасибо, ребята, вы лучшие. — Едва поверив, что он может быть таким наивным, она уселась на заднее сиденье полицейской машины. И повернулась к водителю. — Привет, офицер Свит Стар. Как поживает ваша жена? Он хмыкнул в ответ. — Рада слышать! Передайте ей мои наилучшие пожелания, хорошо? Как только Блю Стрип сел в машину, они тронулись. По крайней мере было тепло, и Сансет вновь почувствовала пальцы ног. Она смотрела, как город в окне проплывал мимо них. Снаружи все тихо и спокойно. Это было утро понедельника, так что большинство жителей пригорода на работе или в школе. Те, кто не там, вероятнее всего провели бы весь день дома. Прошлой ночью выпало немного снега, но было еще достаточно тепло, и солнце быстро расправилось с ним. Это сделало день непривлекательным, о чем Сансет знала непонаслышке. Никому не пришлось разгребать снег, но на его месте оказалась слякоть, покрывавшая все вокруг. Это был холодный, мокрый и невзрачный день. По правде говоря, школа не выглядела таким уж плохим местом. Сансет она не нравилась, но все предметы давались ей легко. Если бы она когда-нибудь решила, что ей не все равно, она легко могла бы закончить школу. Но она уже давно отказалась от стремления получить лучшее образование и довольствовалась тем, что была в седьмом классе. Так было проще. Она могла пропустить половину занятий, игнорировать большую часть домашних заданий, отсидеться на групповом задании и все равно прийти на тест, и сдать всю учебную программу. Да, она просто ходила в школу, сидела на последней парте, игнорировала учителей и наслаждалась теплом. Ей следовало бы пойти туда в первую очередь. Во всяком случае, день станет лучше, если она пойдет в школу. И конечно, они ехали вовсе не в том направлении. — Вы ведь не собираетесь отвезти меня в школу? — недовольно спросила Сансет. — Боюсь, что нет, — ответил Блю Стрип. — Почему нет? — Хотя она уже знала, что шансов нет, Сансет играла роль до конца. — Это действительно была ошибка! Да ладно, я хочу в школу! — Ты просто не хочешь сидеть на заднем сиденье полицейской машины, — сказал Свит Стар. — Чушь! Будет ли это личико врать? — Сансет указала на свое лицо и улыбнулась самой широкой улыбкой, на которую только способна. — Да, — они ответили вместе. Сансет откинулась на спинку сиденья, убирая свою жизнерадостную личину. — Ну и черт с ним. Нет необходимости быть кучкой членов. — Она и сама не знала, почему предположила, что ей что-нибудь поможет. Удача никогда не была на ее стороне. Не было никакой необходимости спрашивать, куда они едут. Конечно она узнала дорогу, по которой они ехали. Так как озеро было недалеко от приюта, путь до Новых Горизонтов занял всего несколько минут. Блю Стрип вышел из машины и открыл перед Сансет дверь. Не говоря ни слова, она последовала за ним к зданию. Было время, когда он читал ей нотации, казалось, что с того дня, как он и его партнер стали первыми людьми, имевшими с ней продолжительный контакт, он проявлял к ней личный интерес. Но это было много лет назад, и Сансет уже давно поменяла свое мнение. За эти годы у них случилось слишком много стычек друг с другом, что обычно являлось результатом поимки Сансет на нарушении порядка. Чаще всего ей удавалось избегать этого, но иногда она попадалась. Тем не менее, остался один человек, который не отказался от чтения нотаций. Роуз Петал ждала их, и ее взгляд был настолько острым, что даже Сансет отвернулась от него. — Доброе утро, мисс Роуз, — деловито произнес Блю Стрип. Свифт Стар, как обычно, тихо стоял в стороне. Блю Стрип, возможно, все еще сохранял надежду насчет Сансет, но Свифт Стар всегда держал свои чувства при себе. Роуз вздохнула и отвернулась от Сансет. — Спасибо, офицеры. Мне очень жаль, что она причинила вам столько проблем. — Никаких проблем, мэм, — успокоил ее Блю Стрип. — Мы нашли ее возле Зеркального озера, и не похоже, чтобы она что-то замышляла. Если не считать прогула школы, конечно. — По крайней мере, теперь она здесь, — Роуз повернулась к Сансет, выглядела она скорее раздраженно, чем сердито. — Ох, Сансет… что же мне с тобой делать? Сансет демонстративно отвернулась. Блю Стрип почесал затылок. — Эм... может быть вы еще раз обдумаете мое предложение о… — Об этом не может быть и речи, — резко ответила Роуз, устремив на офицера суровый взгляд. Он нахмурился, но все же кивнул в знак согласия. — Я уверен, вы знаете, что лучше для нее. Мы еще можем что-нибудь для вас сделать? Выражение лица Роуз смягчилось, не оставив и следа от былой неприязни. — Нет, думаю, я разберусь. Спасибо вам, ребята. Вы мне очень помогли. — Всегда пожалуйста, мэм. — Блю Стрип повернулся к Сансет. — Хочешь верь, хочешь нет, но тебе было бы намного легче, если бы ты хоть иногда пыталась вести себя прилично. Сансет закатила глаза. Несмотря на то, что он там напридумывал, она вела себя прилично. Время от времени. Не получив ответа от Сансет, офицеры ушли. Она с нетерпением ждала, когда Роуз Петал начнет читать ей нотации, но та ничего не сказала. Казалось, Сансет должна начать первой. — Для протокола: я пыталась уговорить их отвезти меня в школу. — Значит это полицейские не дали тебе пойти в школу? — Я такого не говорила. Роуз скрестила руки на груди. — Что ж, тогда почему бы тебе не рассказать, что заставило тебя не пойти в школу? Убедить Роуз в том, что она не сделала ничего плохого было невозможно. Лучшее, на что она могла надеяться, это снизить урон. — Я только хотела пропустить первый урок, потому что уже закончила проект, который мы делаем, но остальная часть класса все еще работает над ним. Мне все равно нечего было делать в классе. — Неужто это так? В какой-то мере так оно и было. Класс действительно работал над проектом, а Сансет ничего бы не делала, пока они все работали. Хотя на самом деле, она не закончила его, у нее вообще не было намерения его делать. Точно также, она не собиралась идти в школу после первого урока. — Да, я собиралась прийти на остаток дня, честно. — Ты прекрасно знаешь, что тебе нужно идти на целый день, независимо от того, что ты будешь делать. — Но это не имеет никакого смысла! — защищаясь, отвечала Сансет. — Напомни мне, какую оценку ты получила по этому предмету в своем последнем табеле? — У меня С[1]. Роза скептически посмотрела на нее. — C? — Чего? Это проходной балл! — Я припоминаю, что оценка была немного ниже. Сансет нахмурилась. В Новых Горизонтах за Роуз было закреплено двадцать три ребенка, как она, черт возьми, могла помнить табель Сансет? — Я думала, что C. — Это была D, но мы можем проверить, если ты хочешь. Не было нужды проверять. Сансет знала свою оценку. — Это все еще проходной балл, — пробормотала она. Роуз продолжала смотреть на нее несколько мгновений, а затем со вздохом убрала показное хладнокровие. Она прошлась по комнате, села на кресло, предназначенное для будущих приемных родителей, и жестом показала Сансет, чтобы та села рядом. — Сансет, — ласково начала она. — Ты очень умная девочка. Я знаю, ты могла бы достичь многого, если бы проявила себя. Поскольку у нее не было никакой возможности объясниться, Сансет опустила взгляд. — Как думаешь, что произойдет, если ты не улучшишь свои оценки? Ты хочешь работать с компьютерами, но тебе нужно больше, чем просто знания. — Это тупо! — сказала Сансет, не обращаясь непосредственно к Роуз. — Я достаточно разбираюсь в компьютерной инженерии, чтобы начать карьеру в ней. Кого волнует моя оценка по истории? — Таков мир, в котором мы живем, — беззлобно отметила Роуз. — Все знания в мире не помогут тебе поступить в хороший колледж, если у тебя нет соответствующих оценок. Сансет нахмурилась. — И никто не возьмет меня на работу в конкурентной сфере без образования. Это тупо и несправедливо. — Ты права, это так, — Роуз повернулась и прямо посмотрела на Сансет, которая все еще не подняла глаз. — Здесь столько умных детей, которые могли бы преуспеть, если бы им дали реальный шанс, но они не смогли пройти тест или просто не раскрыли себя в системе школьного образования. А что ты? Ответ в обвинительном тоне заставил Сансет повернуться к Роуз, и она тут же пожалела об этом. Разочарование в глазах воспитательницы было ей слишком знакомым, внезапно она увидела чьи-то пурпурные глаза, смотрящие на нее. — Ты могла бы преуспеть в школе, но ты отказываешься даже попытаться. — Ты легко могла бы завести друзей, если бы приложила к этому усилия. — Неужели школа настолько плохая, что ты рискуешь своим будущим, чтобы не пойти туда? — Неужели другие пони настолько плохи, что ты предпочитаешь быть одной, а не пытаться подружиться с ними? — Сансет… в чем настоящая проблема? — Сансет… в чем настоящая… — Простите, — залепетала Сансет, схватившись за голову руками. — Я стану лучше, я буду ходить в школу, я буду работать, я улучшу свои оценки. — “Я сделаю все что угодно, только заставьте ее уйти.” Поняв, что происходит, Роуз полностью изменила свой тон. — Все в порядке, Сансет. Не стоит беспокоиться, мы все исправим. Сансет могла только смиренно кивнуть. Она боялась убрать руки с лица, боялась того, что увидит. Но она все равно это сделала, отказываясь позволить себе выглядеть слабой перед Роуз Петал. В комнате не было ничего необычного, только они с Роуз. — Что произошло, Сансет? Было понятно, что Роуз говорит не о школе. — Ничего. Я в порядке. Роуз нежно положила руку на плечо Сансет. Если бы это был кто-то другой, Сансет никогда бы не позволила. Но Роуз Петал была единственным человеком, кто хотя бы попытался сделать это. — Ты знаешь, я всегда тут, чтобы поговорить обо всем, о чем ты захочешь. — Роуз тепло улыбнулась. — Иногда мне кажется, что эти старые кости только на это и годятся. Сансет не хотела говорить об этом. Она решила оставить инцидент позади, как будто его никогда и не было, она повернулась к Роуз с серьезным выражением лица. — Я готова пойти в школу сейчас. Роуз заколебалась, и Сансет знала почему. Как бы она не старалась контролировать язык своего тела, ее голос звучал слабо. — Я думаю, на сегодня хватит, мы можем попытаться стать лучше завтра. Хотя она весь день пыталась не пойти в школу, Сансет не хотела пропускать ее по этой причине. — Я в порядке, я могу идти. — Знаешь, ты можешь не париться, если у тебя есть веская причина. Сансет хотела возразить, но не стала. Она никогда этого не делала. Не часто случалось слышать от нее такое, и хотя для Сансет это не было чем-то новым, но она всегда оставалась потрясенной. Слишком потрясенной, чтобы оказать сопротивление, и в особенности воспротивиться шансу остаться одной в своей комнате. — Хорошо, — буркнула Сансет побежденным тоном. — Есть что-нибудь, о чем бы ты хотела поговорить? — с надеждой спросила Роуз. — Нет. — Это был простой ответ, не было никакой пользы рассказывать Роуз, что с ней произошло. Она просто окажется на очередном сеансе терапии, в ходе которого должна будет тщательно контролировать свои ответы, чтобы показать совершенно нормальную девочку. Обычная рутина, как всегда. Роуз тоже пришла к выводу, что сеансы терапии безрезультатны. К сожалению, это не означало, что она отказалась от поисков альтернативы. Она подождала, явно размышляя, стоит ли ей надавить, прежде чем признать этот день потерянным. — Хорошо… почему бы тебе не отдохнуть немного, а я зайду проверить тебя позже? — Да, хорошо. — Сансет встала и отправилась в свою комнату. Здание было почти пустым, так как в школе продолжались занятия, поэтому в коридоре она никого не встретила. Она отвернула голову, когда входила, не желая смотреть в зеркало, которое висело на стене рядом с дверью. Как ни заманчиво было просто рухнуть на постель, ей не нравилась идея сидеть в тишине, так что она включила свой стереопроигрыватель, перезапуская последний CD. Мягко забренчали аккорды акустической гитары. Это было не совсем то, что она хотела послушать, но диск неплохой, так что она его оставила. Нежные звуки фолк-альбома успокаивали, а это именно то, в чем она нуждалась. Сансет села на кровать и вздохнула. Она оглядела комнату, пытаясь решить, что ей теперь делать. Такова была ее жизнь: она либо пыталась скинуть с себя обязанности, чтобы получить немного свободного времени, либо пыталась решить, чем заполнить его, когда оно у нее появлялось. За неимением других занятий, Сансет взяла книгу. Она была не в настроении читать, но это помогало скоротать время. Песни на диске закончились, пока она читала. Верная своему слову Роуз Петал заглянула проведать ее через пару часов, с облегчением обнаружив, что Сансет выглядит лучше. К тому времени, как дети стали возвращаться со школы, скука Сансет достигла пика. Ей нужно было выйти освежиться ненадолго, но она не была уверена что Роуз одобрит это. Хотя Сансет уже вполне успокоилась, а ее опекун посоветовал ей не париться. Не то чтобы она позволяла этому стать проблемой. Она отложила книгу и повернулась к проигрывателю. Достав диск с фолком, она заменила его на другой. Послышался искаженный гитарный гул, за которым последовал барабанщик, а затем внезапная игра всей группы, переходящая в синхронный шум. Она прибавила громкости, стараясь сделать звук не очень громким, чтобы никто не жаловался, но достаточно громким, чтобы дать понять, что она не хочет быть побеспокоенной. Совершив такой отвлекающий маневр, она взяла сумку и подошла к окну. Никого не было видно, так что она открыла его и выбралась, а затем закрыла за собой. Засунув руки в карманы, она пошла дальше. Она заработала целый час. После этого диск закончится, и ей больше не будет гарантирована никакая скрытность. Впрочем часа ей более чем достаточно. Магазин, до которого она шла, находился в двадцати минутах неспешной ходьбы, да и холод заставлял ее двигаться быстрее. По дороге Сансет размышляла, как сильно она будет стараться, чтобы улучшить оценки в школе. С одной стороны, Роуз высказала вполне обоснованное мнение о ее будущем. С другой, Сансет не была уверена, действительно ли ее это волнует. В конце концов, она делала все что хотела в любое время, так что это не имело особого значения. К тому времени, как она добралась до магазина, она оставила этот вопрос позади. Теплый воздух, встретивший ее, когда она вошла, был долгожданным облегчением. Молодой человек за стойкой поприветствовал ее с ухмылкой: — Неужто это моя любимая покупательница. “Хорошо, что он тут”. — Кассир был никем иным, как придурком. Он не ходил в школу, так что ему должно быть по крайней мере восемнадцать. И все же он всегда кокетничал каждый раз, когда Сансет видела его, невзирая на тот факт, что ей всего двенадцать. Она использовала это в своих целях. — Хмм. Любимая? Ты уверен в этом? — Конечно. — Он наклонился через стойку, когда говорил, уверенный, что она думает в стиле “ох какой он крутой”. Сансет ухмыльнулась и преувеличенно закатила глаза, напоследок посмотрев прямо на него. — Если ты так говоришь. Я подойду через минутку. — Не торопись, я никуда не денусь, — сказал он. “Слава небесам, что это так.” — Он казался вполне безобидным, но Сансет всегда радовалась тому, что он не сможет пойти за ней, когда она выйдет из магазина. Между тем, его жутковатость имела свои плюсы: Сансет окажется вне подозрений. Магазин был любимым местом Сансет по другой причине, нежели слепой кассир. Он был достаточно велик, чтобы проходы служили укрытием, делая ее видимой только для тех, кто стоит в том же проходе, и все же он был достаточно мал, чтобы в нем не было отдельной секции с алкоголем. В проходе с напитками никого не оказалось, как она и надеялась. Было слишком рано для покупок после работы и слишком холодно для повседневного шоппинга. Скрывшись от посторонних глаз, Сансет, ненароком проходя мимо полок с вином, не останавливаясь, схватила одну из них и сунула в сумочку. Это был единственная причина, по которой она носила сумочку. Рюкзаки нужно было оставлять возле входа в магазин, но к сумкам такое правило не применялось. Даже к слишком большим сумкам. Все же нелепые модные тренды на что-то годятся. Дальше в этом же проходе она остановилась, чтобы взять двухлитровую бутылку содовой. Это было идеальное прикрытие, никто не станет спрашивать, почему ребенок ходит в магазин за содовой. Не теряя времени, она понесла свою покупку к прилавку. Бутылка вина тяготила ее сумку, но внешне никак не выделялась. Сансет сильно сомневалась, что сумка попадет список вещей, на которые обращал внимание этот подлец. — Только это? — спросил он, пробивая содовую. — Да, это все. — Сансет достала бумажник, аккуратно прикрывая бутылку. — Если конечно я могу заплатить за шоколадный батончик своей привлекательной внешностью. — Хм… — На мгновение показалось, что он действительно обдумывает это, но к счастью, он отмахнулся от предложения. — Спроси меня еще раз через пару лет. Борясь с желанием напомнить ему, что через пару лет она все еще будет несовершеннолетней, Сансет заплатила за содовую и вышла так быстро, как только могла, не вызвав подозрений. Не то чтобы она волновалась, что он решит проверить ее сумку — она уже много лет этим занимается и знает, что это сойдет ей с рук. Но все в этом человеке вызывало у нее мурашки. Она все же остановилась, чтобы дружески помахать рукой на выходе. Придурок или нет, но она хотела, чтобы он оставался безнадежно рассеянным к ее поведению. Дорога назад была потрачена на то, чтобы решить, как скоротать остаток дня. Она не могла убежать больше чем на час, так что придется провести весь день внутри, это казалось единственным верным решением. CD все еще играл, когда она вернулась, как и должно быть. Она аккуратно забралась через окно и бесшумно закрыла его за собой. Она оставила CD плеер включенным, чтобы скрыть дальнейшие шумы, и сдвинула свой матрас, чтобы добраться до пружинного ящика под ним с дырой в тканевом покрове. Она всегда там была. Видимо решили, что дыра никак не повлияет на функциональность, поэтому ящик не стали заменять. Сансет была очень благодарна за это упущение. Когда дело доходило до этого, она никому не доверяла. Она подозревала, что пока дети в школе, некоторые воспитатели окажутся достаточно любопытными, чтобы порыться в их вещах. Ее легко поймали бы, если бы она пользовалась типичными тайниками: под кроватью, в шкафу, в ящиках комода. Все они слишком предсказуемы. Но никому не придет в голову заглянуть в раму кровати. Она просунула руку в дыру на всю длину. Даже если кто-то по какой-то причине додумается проверить дыру, они все равно не найдут ее тайник. Ее пальцы нащупали наволочку, и она потянула ее к себе. Легкая дрожь пробежала по ее спине при виде коричневой обложки журнала, спрятанного внутри. Она оставила журнал в покое и потянулась за сумкой. По какой-то причине сорт вина, который украла Сансет, был ее любимым. Она подозревала, что дело было в этикетке, на которой изображено восходящее или садящееся солнце. Раздутое название “Versant du Soleil”[2] тоже забавляло ее. Она догадывалась, что это маркетинговая уловка, призванная сделать вино более изысканным с помощью иностранного названия. Но с этим придется потерпеть. Даже у Сансет не хватало смелости начать пить в середине дня, когда никто не спал. Она засунула бутылку в наволочку, стараясь положить поверх книги, чтобы можно было просто достать ее, протянув руку, не вспоминая о том, что еще было спрятано. Не то чтобы она когда-то забывала об этом. Засунув наволочку в свой тайник, Сансет вернула матрас на место. Поскольку она не хотела слушать агрессивною музыку, она поставила CD на паузу, прежде чем плюхнуться на кровать. От скуки она вздохнула и вновь взялась за книгу. [1] В америке действует буквенная система оценок знаний A - отлично, В - хорошо, С - удовлетворительно, D - едва сдал, F - не сдал [2] “Наливаясь солнцем” (фр.) От автора: Я уверена, что это и так ясно, но я все равно скажу: это история о том, как Сансет стала ужасным человеком, и ни один из ее плохих поступков не должен восхваляться каким-либо способом. Короче, не будьте как Сансет.