Эффект бабочки 10

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Маэдрос/ОЖП, Маэдрос, Маглор, Келегорм, Карантир, Куруфин, Амрод, Амрас, Фингон, Финрод, Финголфин, Арэдель Белая, Галадриэль
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Ангст, Драма, Психология, Hurt/comfort, AU, Мифические существа, Попаданцы, Дружба
Предупреждения:
Насилие, Нецензурная лексика, ОЖП, Смена сущности
Размер:
планируется Макси, написано 4 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Как далеко ты готов зайти защищая остатки чести Первого дома нолдор? Сколько оправданий придумаешь? А воплотить их в жизнь, хватит знаний и духа?

Посвящение:
Всем фанатам творчества Толкина. Надеюсь мы все признаем, что профессор круче Мартина;)

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Метки:
Примечания автора:
Главное и основное, помните, я не телепат, все ваши пожелания, критику и прочее, вы можете высказать в комментариях, я за диалог с читателями. Тут будут отклонения от канона, но даже если вы заядлый консерватор не спешите уходить, отклонения будут обоснованы.

Пролог.

3 мая 2019, 12:59
— Ты мне просто объясни. Ну объясни. Мы по десять раз в год ездим в один и тот же лес, и каждый раз будто с портативной больницей, — молодой человек, говоривший это, не был зол или раздражен, напротив он улыбался, а его голос был полон дружелюбия и веселья.
— Профессиональная деформация? — с улыбкой проговорила сидящая рядом девушка, повернувшись к подруге и забавно приподнимая брови.
— Ну что ж, — усмехнулась молодая «леди», перегибаясь через передние сидения к двум излишне любопытным друзьям, — Двое из шести не получат медицинской помощи в случае чего. Ещё кто-то желает высказаться? — с гротескной грозностью спросила она, обводя машину строгим взглядом, в глубине которого плясали смешинки. В воздух взметнулась рука, но, поскольку её владелица сидела в багажнике, видно было лишь тонкое запястье, — Да, Анна, я слушаю.
— Ты дашь мне поносить свое кремовое пальто? — дама в багажнике что-то жевала из-за чего получилось что-то похожее на «фи даф ме понофить фоё фремовое пальфо». Парень, что сидел рядом с ней, удобно уместив голову на коленях девушки, фыркнул, не то от смеха, не то от пренебрежение к теме.
— Нет не дам. Мария? — спросила всё ещё до комичности строгим голосом девушка, заметив вторую поднятую руку.
— Зачем ты обстригла волосы? — вопрос был задан тем самым тоном, каким строгий преподаватель пытает нерадивого студента.
— Хороший вопрос. Отвечать я на него, конечно же, не буду.
— Нет, нет, хватит, — парень в багажнике поднялся с колен Анны, загораживая своими широкими плечами большую часть заднего окна, — Они с матерью дома только об её волосах и спорят, Рапунцель ты хренова! — с праведным возмущением пояснил он.
— Юра, сядь, — послышалось с водительского сидения недовольное ворчание.
— У меня вот более насущный вопрос. Ты пистолет мой взяла, о, коротковолосая сестра? — он почти перевесился в салон.
— Отцовский ты хотел сказать? — с деланной невинностью спросила девушка.
— Юра, убери башку, — уже более громко попросил водитель. Реакции не последовало.
— Мой, отцовский какая раз…
— Юрец, сядь, мать твою, задний вид загораживаешь! — уже гаркнул водитель, — Я сейчас в кювет съеду, и уже никто не по каким банкам не постреляет, — более спокойно закончил парень. Его друг закатил глаза, но все же скрылся в багажнике.
— Не больно то хотелось, — фыркнул из багажника женский голос, пока его хозяйка устраивала голову нарушителя спокойствия на своих коленях.
— А-аминь, — ответила Маша, но поймав в зеркале заднего вида насмешливый взгляд водителя отвела глаза к окну, безуспешно пытаясь скрыть улыбку.
— Ладно, хорош, — блондин, сидящий слева от здесь «Рапунцель хреновой» оторвался от телефона.
— Ага, Мартин, давай обсудим твою причёску, — тихо буркнули из багажника. С водительского сидения послышался смешок.
— Мартин? — он повернулся к парочке, перевешиваясь через сидении, как недавно Юра.
— Зебра из «Мадагаскара», — пояснила коротковолосая, за футболку втягивает друга в салон, — Женя, сядь, — из багажника, как и от водителя послышался смех.
— Саня, заткнись, — уже перевешиваясь к водителю сказал парень.
— Никто тебя мелироваться не заставлял. Сам подставился.
— Женя, сядь. По ногам как по асфальту, — его снова втянули в салон.
— Женечка, тебе очень идёт, — улыбнулась ему в зеркало заднего вида Маша.
— Да, — внезапно громко и со значением сказал парень, сидящий справа от «Рапунцель хреновой». Все уставились на него. Даже девичья макушка показалась из багажника, — Что? Он совсем чуть-чуть похож на пешеход, — минуту держалась тишина. Женя засмеялся первым.

***


Машина затормозила на заправке и Саша, сказав друзьям в окно: «Сидите тихо, детишки», — пошёл к оператору.
— А тебе реально отец оружие дал? — чуть повернув голову к багажнику спросил недавно рассмешивший всех парень.
— Но, — отозвался Юра, — Если Катька его взять не забыла.
— Да взяла я его, взяла! В рюкзаке лежит.
— А…
— На коленях у меня рюкзак стоит, — раздраженно перебила его сестра, предугадывая вопрос.
— Выклянчил значит, — не обращая внимания на перепалку, с лицом истинного философа прокомментировал шутник.
— Лёшенька, завидуй молча, — как-то лениво отозвался Юра, устраивая голову поудобнее на девичьих коленях.
В переднее окно, со стороны Маши, заглянул водитель.
— Не переубивали друг друга? — с улыбкой спросил он, обводя салон взглядом.
— Я за ними слежу, — отзеркалив его улыбку отозвалась Маша, и он чмокнув её в нос снова исчез.
— Фу…
— Мерзость какая…
— Не при детях же… — притворно возмутился весь «второй ряд».
— Цитируя классика: «Завидуйте молча».
— И мы не дети, — лениво протянула Аня, отбивая Юре «пять».

Единственным минусом поездки в лес, если не считать громких выстрелов по банкам, от которых уши закладывало, была очень долгая дорога. Нет, если выехать с рассветом и гнать под сотню, можно было бы добраться туда значительно быстрее, но выезд, хоть и был назначен на 10 утра, как это всегда случается, произошёл лишь в 12, а то и позже, машина была загружена под завязку, да и людей ехало много, из-за чего разогняться было нежелательно, поэтому сейчас приходилось пробираться через предвечерние сумерки. За день все достаточно вымотались, как обычно бывает в продолжительной поездке, из-за чего «не дети» спали в багажнике, накрыты пледом, а остальные просто смотрели в окна, пережидая дорогу.
— Сашенька, мы же уже не в городе. Может поедем побыстрее? — с усталым безразличием спросила Маша, лениво переводя взгляд на водителя.
— Машина забита. При чём тут локация, — раздражительно буркнул парень.
— Сань, реально давай побыстрее. Сил уже нет, — поддержала подругу Лёша.
— Тачку ты мне чинить будешь? — резко бросил водитель, повысив голос, по понятным причинам уставший сильнее остальных.
— Хорош, мелких разбудишь. Давай я поведу. Отдохни, — осадил его Женя.
— Нормально я, — уже мягче отозвался водитель, включая дальний свет. Катя беспокойно повернулась к багажнику, но брат и его девушка спокойно спали.
— Ну, ну. Ты же всегда, когда тебе нормально, на людей лаешь, — с внезапной улыбкой сказала Маша, — Катюш, может в твоей «аптеке» успокоительные завалялись? — её глаза хитро блеснули в свете фар, проезжающей мимо машины.
— Нет, — с «безграничным расстройством» отозвалась девушка, — Нитки с иголками есть. Могу рот ему зашить, — она тоже улыбалась, да и остальные казалось приободрились.
— Нитки и иголки? — непонимающе спросил Женя.
— Тебя с нами в тот раз не было. Юрка себе чуть палец не отрубил.
— Да, столько крови было, ужас! — ввинтила Маша.
— Чем?
— Перочинным ножиком! — язвительно протянул Лёша, — Топором, естественно, дрова рубил.
— Да, вот с тех пор Катя сошла с ума, и помимо обычного набора туриста у неё с собой хирургические нитки с иголками, — закончила Маша.
— Это не нормально, — Женя в упор уставился на подругу.
— Мне так спокойней.
— Но это не нормально. Напоминаю — тебе двадцать три, ты закончила мед и работаешь врачом.
— Да, но так все равно спокойней.
— Врач — трусишка, — вернул-таки колкость водитель, все же прибавляя газу.

***


Холодный ветер дул в открытые окна, принося с собой запах хвои смешанный с бензином. Это странная смесь ассоциировалось у всей компании с детством, когда они с родителями Кати и Юры ездили в этот лес.
Первый Новый год, который Катя праздновала без родителей, но с этими людьми. Тогда рубить или везти ёлку было откровенно лень, поэтому украшали ту, что было на улице. Маша выбрала её по одним только ей известным критериям. Здесь отец учил Юру и Катиных друзей стрелять. Так появилась традиция каждое лето уезжать сюда «на природу», как называла это мама, и сама Катя, а теперь ещё и Аня, или «пострелять по банкам», как называла это мужская часть компании и ко всеобщему удивлению Маша.

Мысли текли вяло, под стать времени. У Кати только получилось задремать, когда в сознание ворвался мерзкий скрип тормозов. Едва она открыла глаза, как переднее стекло загородила другая машина. Они завертелись, а в салоне установилась странная тишина. Никто не кричал. Машина соскользнула с дороги, и упав набок они покатились. Крика по-прежнему не было, только кровь стучала в ушах. Перед глазами стояла темнота, отчего девушка не могла понять она ослепла или же закрыла глаза, но рефлекторное прижалась к чему-то. Трудно сказать сколько это длилось. Время будто сжалось в крохотную точку и разжалось, когда её вынесло на улицу через переднее стекло. Казалось, каждая кость сломалась и пробила кожу. Девушка услышала чей-то крик, но так и не смогла осознать, что голос принадлежал ей. Боли не было, и в голову пришла странная мысль, что адреналин прекрасный обезболивающий. Катя открыла глаза. Обнаружив себя на спине, она повернула голову набок, пытаясь найти взглядом брата, но мир никак не хотел работать по законам физики. Было ощущение, что смотришь фильм на DVD, а диск зажевало, и вот картинка то замирает, то несётся пару секунд на второй космической и вдруг опять замирает. Сознанное выцепляло какие-то абсолютно разрозненные вещи — вот машина в метре лежит на боку, вот Саша с открытым перелом малоберцовой или берцовой? Нет, всё же малоберцовой кости, даже осознание того, что она вылетел в переднее окно было. Зато оценить повреждения собственного организма или найти уже в конце концов брата было непосильной задачей. Это раздражало! А ещё клонило в сон.
Слева послышались стоны, но даже при большом желании девушка бы не смогла бы повернуться на звук. Тело не слушалось, даже пальцем пошевелить не получалось, и это выбешивало ещё сильнее! А ещё клонило в сон.
Боли по прежнему не было, и осознание этой противоестественности било по измученным нервам. В сон клонило всё также, но врач в её голове, яростно кричал голосом отца, что засыпать нельзя. Только поддайся и сырая темнота с могильным запахом заберёт тебя. Не выберешься. К тому же, для начала надо было отыскать брата.
Будто через слой воды она уловила, как кто-то голосом полным полным боли, страха и отчаяния зовёт её по имени. Некое третье чувство дало понять, что это брат. Её маленький, несмышлёный брат звал на помощь. Темнота расступилась, зашипела, как вода в масле, и Катя даже дёрнула пальцем, но в этот же миг и боль, и темнота с могильным запахом набросились на неё, разрывая на куски. Уже знакомый крик оглушил её, но она опять не поняла, что кричит сама, что слёзы текут по щекам, а брат, слыша это заходится рыданиями и зовёт маму.
Темнота звала и манила, могильный запах уже не казался таким уж и противным, даже свежий, если подумать. Может барабанные перепонки лопнули, может ещё что, но тишина была поразительная. Хоть и пугала. Но это мелочи, главное, что нет боли.
«На секундочку прикрою глаза. Только на секундочку и ту же открою. Ну может на две», — думала Катя пока летела в чёрную трубу. Тишины уже не было, зато слышались слова, было ощущение что на финском только мелодичнее. Голоса звучали удивлённо, говорили что-то скороговоркой, но вроде не возмущались. Темнота больше не пахла могилой, она пахла смолой и шишками, став внезапно тёплой-тёплой, вроде как над костром руку держишь. А мелодичный финский звучал уже ласково и будто извинялся. Перед кем? Перед ней? Никто не ответил.
Примечания:
Дорогие читатели, если таковые найдутся, это только пролог, и всё же я бы хотела знать ваше мнение, да и вообще есть ли спрос на подобную работу, в фендоме «Сильмариллиона». И ещё я ищу бету со знанием канона.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.