Бог и его Богиня Нового мира 17

Oxhiko23 автор
Viktoria87 бета
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Death Note

Пэйринг и персонажи:
Лайт Ягами/Миса Амане, Эл Лоулайт, Киёми Такада, Рюук, Рэм
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Миди, 31 страница, 10 частей
Статус:
закончен
Метки: Ангст Драма Любовь/Ненависть Невзаимные чувства ООС Отклонения от канона Романтика Современность Счастливый финал Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
К Лайту Ягами возвращается память, и он намеревается убить Эла Лоулайта. Он предлагает Мисе Аманэ жить вместе, и они идут просить об этом Лоулайта. Тот даёт добро, но предупреждает, что если он умрёт в течении месяца, то Лайт - Кира. У Ягами нет выбора, ему придётся повременить со смертью Рюдзаки. В это время юноша всё ещё помогает детективу в расследовании и видит по телевизору Такаду Киёми. Эл просит Ягами сблизиться с ней и разузнать о Кире. Вскоре об измене узнаёт Миса и бросает Ягами.

Посвящение:
Фанфик Viktoria Modesta "Другая Тетрадь смерти", который я прочитала совсем недавно, мне очень понравился, поэтому я вдохновилась написать свой.
Там кстати рассказывается об отношениях девушки по имени Ватанабэ Харука и Эла. Советую прочитать!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну, что же сказать? Это моя первая работа и скорее всего я буду писать её ОЧЕНЬ долго. Я обещаю, что буду стараться писать всё продуманно и максимально приближённо к канону. По крайней мере постараюсь. Поэтому я подстраховалась и поставила пометку «ООС» на всякий случай. Теперь о самом фанфике:
Я очень люблю это аниме и мангу и парочка - Лайт и Миса навсегда в моём сердце. Собственно о них и будет эта история. Я очень долго думала на тем, как Лайт познает свои чувства к Мисе, ведь, как печально это бы не звучало, он всего лишь пользовался ею. Но всё же у меня есть надежда на то, что у него была к ней какая-то привязанность или что-то вроде того. Мне кажется, что если бы он не взял Тетрадь в руки и встретил Мису задолго до этого, он бы всё же полюбил её. Но сейчас не об этом!
Я всё же придумала эту развилку, но спойлерить не буду.
Так же Эл - мой любимый персонаж в "Тетрадке", поэтому я не могла позволить ему умереть в моём фанфике, так что с ним всё будет в порядке!
Ну, вот и всё вроде. Приятного прочтения!

Часть 10. Влюблённость.

12 февраля 2020, 01:50
— Лайт, с тобой всё в порядке? Неважно выглядишь, — Эл недоумённо посмотрел на застывшего Ягами. — А… да, всё в полном порядке… — Лайт в смятении тряхнул головой. На его лбу выступила маленькая капля пота. Было явно видно, что он нервничал, его глаза выдавали это. Однако детектив решил не трогать его с расспросами. «… Чёрт, не могу сосредоточится… Что сейчас произошло? Почему я так смущён? Она посмотрела на меня, и моё сердце… резко стукнуло. Что это значит?» — мысли буквально взрывали голову шатена. Он тихо поднялся с своего места, вежливо попрощался со своим соседом по месту и пошёл домой. Совместный дом Лайта Ягами и Мисы Аманэ. Глубокая ночь. Ягами младший решил провести ночь в этом доме вместо дома Такады, в который он переехал после ссоры с моделью. Почему? Он сам не знал ответа. Небрежный вид шатена: растрёпанные волосы, развязанный и съехавший набок галстук, разбросанные в сторону ботинки и мятый пиджак. Он сидел в кожаном кресле и пил виски, которые были куплены когда-то на день рождения Мисы-Мисы. Казалось бы, то было так недавно… Однако прошла будто целая вечность. Оставшиеся вещи, техника. Сцены воспроизводились в голове одна за другой. Запах сладких блинов, доносящийся с кухни. Модель в развязанном фартуке, местами обмазанном в муке. Её лицо… такое счастливое. Улыбка такая мягкая, родная. Всё здесь пахло ей. Застывший в воздухе аромат её духов. Запах… манящий, светлый, тёплый, наводящий приятные воспоминания. Резко раздавшийся звонок мобильного телефона. Написанное чёрными буквами имя. В душе появляется надежда, что это имя «Миса», однако нет. Всего лишь «Такада». — Да? — хриплым голосом произносит юноша. — Лайт? Что случилось? Почему ты ещё не дома? — в трубке слышится взволнованный голос Киёми. — Хах… «Дом»? Это не мой дом… МОЙ дом был рядом с ней, — еле слышно промолвил шатен. — Что за чепуху ты несёшь? Где ты? Я подъеду! Судя по твоему голосу, ты пьян. — Прощай, Такада Киёми… Всё-таки её никто не заменит… Сброс вызова. Рука Ягами опускается и склоняется над полом с телефоном. — Хм, впервые вижу, как ты напиваешься вдребезги. Да и ещё постоянно твердишь о «ней». Подозреваю, что речь идёт о Мисе? — Кха… ХА-ХА! ХА-ХА!.. ха… — истеричный смех раздался в пустой комнате, в которой не осталось ничего кроме воспоминаний, которые рано или поздно забудутся. — Я что-то смешное сказал? — Пх… кому сказать… «Бог Нового мира» сходит с ума по какой-то девчушке! — с усмешкой сказал юноша, — а ведь говорил, что не интересуюсь таким… неудачник ты, Лайт Ягами… — последние слова он произнёс значительно громче. — Это всё конечно очень интересно, но как ты это понял? Ух ты ж, яблоки! — Рюк рванул к столу, на котором была фруктовница с кучей красных яблок. — … Её взгляд… будто послание… — шатен смотрел пустыми глазами в потолок. — И что же оно значило? — чавкая, сказал Бог смерти. — «Ты мой единственный. Я люблю тебя.» — Ты уверен в этом? — М-м-м… не знаю, — с этими словами Лайт перевернулся на бок и довольно быстро провалился в сон. Улица, расположенная неподалёку от проводимого концерта. Тот же вечер. — Ну и как тебе концерт, Рюдзаки? — Миса переоделась и встретилась с детективом на улице. — А-а-а… эм-м… Было… красиво… — юноша заикался. — Хи-хи. Спасибо! Я очень рада, что тебе понравилось! Понимаю, для тебя это всё в новинку. Ты никогда такого не видел. — Если честно, я больше удивлён твоей речью. Вернее моим упоминанием в ней. — Ах, да! Ты так красиво выглядел! Я уже хотела тебе невесту искать! — А, то есть ты ожидала увидеть меня в кроссовках и в джинсах? — Ну, вообще думала о таком… — девушка смущённо почесала затылок. — Это было важное мероприятие. Как я мог прийти не по дресс-коду? Хотя, признаюсь, желание надеть что-то попроще у меня возникало. — Ха-ха! Ты такой смешной! — модель рассмеялась. Они гуляли по парку. Миса-Миса каждый раз вдыхала прохладный поток ветра и выдыхала его уже белым паром. Снежинки аккуратно падали на их плечи, будто украшая. Друзья выглядели, как пирожные, посыпанные обильным сахаром. — Слушай… я бы хотела с тобой поговорить. Это важно, — Миса стала более серьёзной и резко изменилась в лице. — Говори. — Я знаю, что ты всё ещё меня подозреваешь в том, что я сообщница Киры. — Если быть точнее, я считаю тебя Вторым Кирой, — детектив перебил модель и поднял ладонь, — я знаю, что ты хочешь мне сказать. Хочешь признаться в своих деяниях? Что ж, мой ответ таков, — он посмотрел на свою собеседницу, — я всё это прекрасно знал. Когда мы с тобой только начинали общаться, я уже был обо всём уведомлён. Я прекрасно знал, что Лайт Ягами — Кира, а Миса Аманэ — Второй Кира, с самого начала. Хотел как можно скорее поймать вас, однако поиск улик всё значительно усложнял, потому что их попросту не было. Я зашёл в тупик. Впервые не мог найти выход из сложившейся ситуации. Однако ты, Миса, спутала все мои карты окончательно. Ты стала моим другом, единственным и искренним. Я привязался к тебе. Увидел все твои хорошие качества. Добрую натуру. И… я не знаю, что делать, ибо я не хочу тебя сажать в тюрьму. — Рюдзаки… Прости меня! Я-я должна была сказать всё раньше! — девушка бросилась в объятия детектива, — я такой ужасный человек! Повелась на Лайта! Влюбилась в него и погребла в темноте! Я заслуживаю наказания! Т-ты тоже стал мне очень дорог! И я никогда бы не убила тебя, не смогла бы! П-прости меня… — тихо, сквозь слёзы промолвила Миса. — Однако мы с тобой оба неудачники. Ты никогда бы не раскрыла Лайта, поскольку не способна на предательство хоть и чёрствого, но любимого человека, а я же не смогу засудить, по сути, жертву обстоятельств, хоть и сообщницу преступника. — Д-да… Я хотела рассказать тебе только о себе, но не о нём! Я всё ещё… — Любишь его, — закончил её фразу «L». Модель лишь коротко кивнула. Они шли в обнимку вплоть до дома Мисы. Как брат и сестра, которые остались совсем одни в этом жестоком, чёрном мире… Оба сироты. Никто из них не смог разомкнуть эту цепочку. Молчание. Долгое, тягучее. Они попрощались, но вслед модель услышала фразу: — Быть может, твои чувства к Лайту Ягами взаимны. И если так случится, то я отпущу вас обоих, потому что только такая девушка как ты, Миса, сможешь изменить такого человека, как он, — девушка обернулась. — Ч-что это значит? — однако детектива уже не было. Его слова разнеслись по ветру. Как призрачные. … «Где я? Что это за место?» — думал Ягами. Впервые ему было так спокойно на душе. Голова освобождена от всех мыслей. Шатену на момент показалось, что он самый спокойный человек на этой бренной земле. Это состояние было похоже на опьянение. Вот только чем? Он ясно помнил, что ничего не пил. Что-то капнуло с неба. «Дождь?» — Ягами положил руку на голову, чтобы проверить это утверждение. И вправду. Такой грязный. Будто это вовсе не дождь, а помои. От этой мысли шатен презрительно поморщился. Дождь стал лить ещё сильнее. Взгляд по сторонам. Странно… кроме темноты ничего не было видно. Только какие-то смазанные и мутные силуэты, идущие в никуда. Целая толпа, словно зомби, сгорбившись, шла в неизвестность. Будто призраки, смотрящие на юношу. Лиц нельзя было разглядеть, однако он явно ощущал их осуждающие взгляды. Где-то он услышал смех. Неприятный и громкий. Очень много фраз, однако очень четко он слышал: «Что ты натворил?» «Как ты мог с нами так поступить?» Эти голоса такие знакомые… — Мама? Папа? Саю? Что вы все здесь делаете? — Лайт отчётливо увидел их лица и попытался протиснуться к ним сквозь огромную толпу, однако все попытки оказались тщетными. Его будто специально отталкивали, не давая приблизиться к родителям и сестре. — Наш сын — добрый мальчик… Он не мог так ужасно поступить! Эта тетрадь его испортила! — Откуда вы знаете про тетрадь смерти?! И куда вы все идёте? — в недоумении промолвил Лайт, — Саю, хоть ты мне объясни, что здесь происходит! Ответа на заданный вопрос не последовало. — Моего брата больше нет. Тот был всего лишь умным учеником, готовым помочь в любую минуту! А это не он! Не он! Это монстр, убивший кучу невинных людей! Для Лайта это стало последней точкой в опоре. Слёзы брызнули из его глаз и резко пропали. Над ним будто издевались. — Ты же так умело скрывал свои эмоции. Что же сейчас произошло? — раздался голос детектива. — Эл?! И ты тоже здесь?! — никого похожего на Рюдзаки не было. Его голос звучал будто из неба. Как… у Бога… Лайт слился в толпе и продолжил идти вместе с ними, сам не зная зачем. Вдруг все пропали. Как в тумане все растворились. Никого не осталось. Только теперь что-то изменилось. Ягами почувствовал бетон под ногами. Он находится в здании? Нет. Иначе он не чувствовал бы дождя. Наконец до него дошло. «Крыша?» «К-как? Я же шёл в толпе! Почему всё так резко изменилось?!» — юноша совсем уже ничего не понимал. Где реальность, а где вымысел? Грубейшая тишина. Она сводит с ума. Даже капающего дождя не было слышно. Ни звука, ни хотя бы малейшего шороха. Голос. Сначала он был еле слышен, однако постепенно начал приближаться. Произошла вспышка. Яркая, ослепляющая. От неё Лайт на секунду прикрыл глаза. Что это за звуки? Чьи-то стоны. Кому-то больно? Нет, это плач… Юноша открыл глаза. — Миса?! — он увидел перед собой стоящую на краю небоскрёба модель. Белое платье, чуть прикрывающее её разодранные в кровь коленки, было всё мокрое и порванное. Её тело… оно всё изуродовано. Синяки, ссадины. Болезненные мозоли на ногах. Царапины на руках, из которых струились ручейки крови. Полностью промокшие распущенные волосы, по которым текла дождевая вода. Серебряное кольцо на пальце выделялось из всей картины, которая предстала перед его глазами. Оно обручальное! — Миса! Ты меня слышишь?! Что с тобой?! — Лайт хотел подбежать к девушке, однако его ноги стали засасываться в пучину тьмы. Но шатена это мало интересовало, он не сводил взгляда с девушки. К его удивлению она повернулась. Ставшие красными от слёз карие глаза, смотрели на него очень пугающе. Разбитая губа. Синяк под глазом. Той бывалой красоты девушки не стало в одно мгновенье. Её попросту не было видно за этой призмой боли. «Неужели… это сделал я?..» — эта мысль раздалась болью в висок шатена, от которой он упал на колени и ещё сильнее увяз в липкой тьме. — Лайт… это ты? — тихо сказала Миса. «Она даже говорить толком не может! Как я мог сделать с ней такое?!» — Да, Миса, это я! Я настоящий Лайт! Не тот, который сделал это с тобой! — Настоящий… Лайт? Но ведь… его никогда и не было… Когда я полюбила тебя, моя жизнь уже превратилась в сущий ад… «А ведь она права… Я никогда не был с ней искренен. Всегда относился к ней, как к животному. Как к тряпичной кукле, которую можно прокалывать иглами сколько душе своей угодно!» «Боже… сколько же боли я ей причинил…» Юноша подавил позыв к рвоте. Ему стало противно от самого себя. Хотелось выйти из этого ужасного тела, полностью прогнившего во лжи. — Миса, послушай меня! Я всё исправлю! Только дождись меня в будущем! — Хах… будущее? У меня нет будущего… — Нет… прошу, не надо! — Лайт протянул свою руку, пытаясь поймать девушку, однако прекрасно понимал, что не сможет дотянуться. Миса ступила одной ногой в пропасть, а затем другой…             Смерть приняла её в свои объятья. — НЕТ! — Ягами проснулся в холодном поту. В горле пересохло. Его начала мучить необъяснимая жажда. — Гх… ха-ха… — пытался отдышаться юноша. Его сердце готово было выскочить из груди. — Кошмар приснился? — встревоженно спросил находившийся рядом Рюкзак. — Д-да… Шатен в мельчайших подробностях рассказал свой сон Богу смерти. На удивление он внимательно его выслушал. — Хм… пора тебе завязывать играть с тетрадкой. Похоже она не для тебя. — Я-я-я… всё это было так реально… Семья, Миса. Я ведь и вправду могу их потерять! Я хотел создать идеальный мир, где не будет места преступности, а по итогу, сам того не осознавая, превратился в маньяка. Я убил кучу невинных людей. Скольких детей я лишил радости быть любимыми родителями. Бог ты мой… — А ты стал другим. Скучно мне с тобой в последнее время… Даже дата твоей смерти изменилась. Может откажешься от права владеть тетрадкой? — Нет. Если откажусь, забуду о Мисе и своих злодеяниях. Это недопустимо. — Ну и что ты тогда будешь делать? — У меня есть идея получше. Пошли, Рюк, — Лайт быстро оделся и вышел на улицу, приняв таблетку от головы после похмелья. — Хе-хе, глупее однако ты не стал. Интересненько… Парк. Утро субботы. Миса сидела на скамейке, прикрыв глаза. Всю ночь она не могла заснуть из-за слов Рюдзаки. Что же значила его фраза? Он никогда не говорил бред, ведь все его выражения были верны и правдивы. Она хотела позвонить ему, но боялась. Ей не было страшно узнать о своей дальнейшей судьбе. Она осознавала свою вину, все свои действия. Однако в конечном счёте это всё было сейчас неважно. Как жить дальше? Хотя бы какой-нибудь толчок… Хоть какой-то знак, намёк… — Он здесь, — быстро промолвила Рэм. — Что? — не успела модель понять, что происходит, как она почувствовала сзади чьи-то руки на своих плечах, которые буквально вжались в неё. Хотелось отдёрнуть их, но с другой стороны они были такими тёплыми, такими знакомыми. — Миса… — тихий шёпот над её ухом. — Л-л-лайт?! — осознание пришло в её голову. — Прошу, не задавай никаких вопросов и иди за мной, — впервые Ягами младший о чём-то мягко и нежно попросил девушку. Он накрыл своей рукой её и потянул за собой, вынуждая модель встать. Она покорно шла вслед за ним. Движение за движением, шаг за шагом. Их руки были сильно скрещены, и казалось, никто не смог бы расцепить их сейчас. Вопрос за вопросом возникал в её голове. Они вырывались наружу. И девушка не выдержала. — Ч-что всё это значит? — голос дрожал, вопрос был задан очень неуверенно. Шатен молчал. Даже его дыхания она не слышала. — ПРОШУ! СКАЖИ, ЧТО ВСЁ ЭТО ЗНАЧИТ! — душераздирающий крик, который вывернул наружу всю боль Мисы, накопившуюся за все те прожитые недели без любимого. Лайт резким движением обхватил талию девушки и притянул к себе. Поцелуй. Такие сладкие и мягкие губы возлюбленного, которые были примкнуты только к ней. Тихий стон девушки от неожиданности был выдохнут в его губы. Глаза сами непроизвольно закрылись. Время будто остановилось. Не было никого, кроме них двоих. Они оба были одурманены друг другом. Она впервые чувствовала исходящую искренность и любовь от шатена. Сомнений не осталось — Лайт Ягами всё же влюбился в Мису Аманэ. Юноша отпрянул от, теперь уже, своей возлюбленной, посмотрел в её сверкающие от счастья глаза, красные от смущения щёки и ещё раз поцеловал её. На этот раз нежнее. «Я люблю тебя, Миса.» было выдохнуто в её верхнюю губу. Ещё один поцелуй: «Ты моя и только моя.» в нижнюю губу. Спустя некоторое время они дошли до их дома. Миса снова перенесла свои вещи, на этот раз — навсегда. Лайт также забрал свои у Такады и окончательно расставил с ней все точки над «и». Они стали жить вместе, как настоящая счастливая пара влюблённых. Ягами очень часто одаривал девушку разными подарками и лаской. Особенно любил гладить её по голове, потому что каждый раз, когда он так делал, она очень смущалась и отводила глаза, при этом надувая щёчки. Они каждый день обнимались и дарили друг другу своё тепло и нежность. Модель каждый день готовила своему возлюбленному его любимые блюда. От некоторых даже искренне смеялась, поскольку никогда бы не подумала о том, что он такое любит. Пример: солёные кексы. Однажды шатен сказал Мисе самую важную, по её мнению, вещь в их жизни. «Ты стала моей Богиней Нового, начатого с чистого лица, и самое главное — счастливого, мира, Миса Аманэ.» Миса-Миса также, как и раньше продолжила общаться с Элом. Нет, даже укрепила свою дружбу с ним. Впоследствии Ягами и сам подружился с ним и стал всецело ему доверять. Иногда они даже звали его к себе домой, где преспокойно пили чай и смотрели ужастики в гостиной с попкорном в руках. Обычно, кстати, все трое всегда засыпали под конец фильма и дружно спали в обнимку друг с другом до самого утра. Вскоре Лайт сделал предложение своей девушке. Причём в тот день всё шло явно против него и его планов. Однако это не помешало ему сделать столь важный шаг. Позже они оба очень долго вспоминали этот момент и смеялись до слёз от нелепости. Однажды они позвали всю группу расследования в гости. Мацуда, как всегда, решил пошутить и сказал без причины: «Миса-Миса, а ты случаем не носишь сейчас в себе ребёночка?» Пара очень смутилась и стала всё отрицать, однако на следующий день Мису стало тошнить, и она решила сделать тест на беременность. И он оказался положительным. Бедного Рюдзаки решили сделать крёстным отцом ребёнка. От этой новости он потом неделю ходил ещё бледнее, чем когда-либо. Мацуда же гордо ходил по штабу и проговаривал, мол, он экстрасенс, потому что именно ОН предвидел беременность модели. И на самом-то деле он и не только это предсказал. Когда Миса всерьёз спросила его про пол ребёнка, он сказал, что родится девочка с русыми волосами. Что и произошло на самом деле.             Ну, а что насчёт тетради? Всё изменилось в такую сторону, что люди заключили мирный договор с Богами смерти. Первые получили разрешение на изучение тетрадей, да и вообще их мира, а те, в свою очередь, могли проникать в мир людей и не скрываться. Теперь их не боялись и видели все жители. Два мира стали жить в согласии. Лайт не стал отказываться от Тетради, однако больше не посмел ею пользоваться. Он отдал её всемирному детективу, который тщательно её изучил вдоль и поперёк. Позже этими тетрадями разрешили пользоваться только Богам смерти, но никак не людям. Рэм и Рюк же решили остаться в мире людей на постоянной основе, ибо оба привязались к людям… ах, да, ну и яблокам.
Примечания:
Ну вот и всё, дорогие мои! Я наконец закончила данный фанфик. Спасибо вам всем за прочтение!