Реалити-шоу "Тангородрим" 5

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион»

Пэйринг и персонажи:
Маэдрос, Фингон, Мелькор
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 7 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Hurt/Comfort Ангст Дарк Дружба ООС Отклонения от канона Психология Философия

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Мелькор - великий шоумэн! Его передачи всегда имеют успех у публики, особенно у орков. А родственничкам жертв... простите, героев за это капают нехилые деньжата. На что-то же надо им строить свои города! И даже целые государства.
Берём красивого эльфа. Заставляем его участвовать в конкурсе (о чём он, как правило, не знает). Снимаем с ним что-нибудь кроваво-костяное и... шоу маст го он!
Лишь бы какой-нибудь Фингон не прилетел в голубом вертолёте марки "Торондор".

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
1. Это киберпанк.
2. Это полупародия, и не на Сильмариллион, а на современное "искусство".
14 мая 2019, 09:38

Продана смерть моя, Продана. Янка Дягилева

      Шоу Мелькора Бауглира всегда занимали первые места в рейтингах.       Вот взять паучиху Унголиант, которая больше смахивала на гигантскую помесь шагающего экскаватора и танка. Она тянула к себе в механическое нутро всё подряд, включая камни и оставляла только мокрые места. Да-да, и от камней тоже, хотя воды в камне, считай, и нет. Однажды сам создатель чудо-машины зазевался и едва не был аннигилирован и превращён в лужицу.       Что же потом с ней стало? Сломалась. По инерции потянула в рот собственную лапу и взорвалась. Её кибернетический мозг не выдержал нагрузки и крякнул.       Зато шоу «Пожирательница» продержалось в первых строчках вплоть до этого прискорбного момента, подогреваемое забавными комментариями Мелькора и адреналином, брызжущим из ушей зрителей. Пипл хавал техношоу, как горячие пирожки.       Но Мелькор не был бы Мелькором, если бы не понимал: однотипные техношоу рано или поздно прискучат народу. Разбитые на спор Светильники ещё аукались ему, и соперники по медиапространству — Манвэ со товарищи, а так же бывший продюссер — Эру Илуватар — продолжали ставить ему палки в колёса, описывая в красках ужасающие последствия и скверное влияние этих шоу на нынешнюю молодёжь. Рано или поздно рейтинг их обнулился бы, и доходы тоже упали бы до прискорбно низкой отметки.       Идею реалити-шоу поддержали многие майар. Первым подопытным кроликом был выбран… Феанор. Ну, тот самый, который изобрел Сильмариллы. Это были уникальные в своём роде сосуды, предназначенные для хранения света. Теперь представьте себе, с какой скоростью мечутся внутри них светящиеся крохотные частицы, во много раз меньше атомов! Не выдержит даже алмаз, не говоря уж об обычном стекле. Что же такое изобрел Феанор?       Мелькору, как самому технологически продвинутому существу Арды, очень хотелось заполучить это чудо. Раз оно выдерживает СВЕТ, то выдержит и огонь, и соляную кислоту, и прямое попадание метеорита. И он умудрился запудрить мозги Феанору, наивно думающему, что наконец-то нашёл себе единомышленника. Дело в том, что среди эльфов технарей было раз-два, и обчелся, и по странному совпадению вторым из них была его жёнушка, Нерданэль. И та со временем перестала изыскивать новые технологии, занявшись чистым искусством. А после того, как раздосадованный муж попытался в неё вбить (в буквальном смысле) тягу к механике, она дала ему в челюсть тяжёлой рукой скульптора и ушла к родителям. Будь её воля, она бы и сыновей забрала, да только они уже выросли, и метались, бедолаги, между отцом и матерью. И как водится, природа на них не то чтоб совсем отдохнула — она слегка расслабилась и украсила их другими талантами. Словом, никто из них не был технарём уровня отца, хоть чуть-чуть да отставали. И бедный Феанаро ощутил себя одиноким. Одиноким гением среди тупиц, как он выразился однажды.       Вот так и вышло, что понимающую душу он нашёл в Мелькоре…       Какова же была досада тёмного вала, когда Феанаро открыл ему тайну создания Сильмариллов. Тайны, в общем-то, и не было. Финвион попросту напутал с ингредиентами. Причём напутал спьяну. На трезвую голову воссоздать вещество он не мог, как ни старался.       Сообразив, что его планы получить в своё распоряжение ёмкости исключительной твёрдости и непробиваемости рухнули, Мелькор их попросту свистнул, подкинув на место преступления труп случайно погибшего Финвэ. И...       Словом, из этого получилась великолепная телепередача, которую смотрела вся Арда. То, что творил Феанор в состоянии аффекта, какие клятвы давал, как за ним потащилась половина эльдар Валинора, начиная с его сыновей, как мощно бомбануло у конкурирующей стороны, и как эффектно погиб лучший изобретатель Арды в битве с супер-роботами Балрогами - это было незабываемо. Эльфы смотрели и плакали. Орки смотрели и орали от удовольствия. Люди... ну тут по всякому. Они вообще-то разные попадаются. Гномы - те удивлялись и ждали продолжения. Одним словом, к концу шоу Мелькор превратился в медиамагната и богатейшее существо на планете. И рявкни Феанору в какой-то момент кто-то из ведущих - "Улыбнитесь, вас снимает скрытая камера!" - вряд ли что-то изменилось бы. Шоу маст го он.       Маэдрос чувствовал себя мешком с опилками, который вешают в тренировочном зале для отработки навыков рукопашного боя. У него болело всё тело. Причём болело разнообразно. Пульсировала шишка на голове. Тупо ныли синяки и перенапряжённые мышцы. Зудели царапины и ссадины. Огнём жглась рана от пули, прошедшей вскользь И крутило живот: он не ел двое суток.       Как легко казалось пройти лабиринты Ангбанда в облике орка!* Чего уж проще: подобрать трофейную униформу, изваляться в грязи ("Теперь я как настоящая чёрная тучка!" - смеялся один из его воинов), сымитировать кургузую походку орка. Последнее смешило до колик самого Майтимо. Ни тебе выправки, ни тебе упругости - как они сражаются?       Оказалось - легко. Кургузость была своеобразной. Как у медведя в лесу или даже у гиены. На деле - было всё: и сила, и упругость, и мастерство. Пусть и уступали они в бою эльфам, но эльфов было чуть-чуть... а орков - много!       Потери начались ещё на входе. Кто-то из эльфов оказался никудышным актёром, его мгновенно раскусили. Пока бедняга отвлекал внимание стражи, остальные псевдоорки проникли дальше.       Они шли и теряли своих товарищей, совсем как в песенке "Десять Маленьких Тэлери". В каждом коридоре их ожидало какое-нибудь испытание, и кто-то из парней его не выдерживал. Встал не на ту ступеньку. Споткнулся о верёвку. Захотел есть и отравился. Схватил чужой меч - активировал ловушку. И в трёх случаях эльфы провалились в ямы (с кольями или кислотой, обливаясь потом, думал Майтимо), в двух - были убиты выстреливающим из стен оружием, в одном просто потерял сознание и был оставлен "в надёжном месте", чтобы забрать по возвращении, а в остальных случаях на неведомый сигнал прибегали орки... и неудачник оставался прикрывать остальных.       И вот настал момент, когда Маэдрос вышел в зал. Один. С почти разряженным пистолетом. И с телом, превратившимся в сплошной комок боли. - Браво, браво! Я и не сомневался, что ты выйдешь победителем в моём конкурсе!       Майтимо поднял глаза. Их заливало потом, а может, и кровью, но он всё равно разглядел стоящего перед ним. И узнал. Не узнать эту рожу, мелькающую в отвратительных кроваво-кишечных шоу, было просто невозможно. - Моргот, - прошипел он сквозь зубы. А потом до него дошло: - Конкурс? Ты убил моих воинов и называешь это конкурсом? - Конечно, конкурс, а что ещё! - ответил Враг. - Конкурс на самого умного, ловкого, сильного и артистичного эльфа! Правда, ты нарушил правила и привёл с собой больше, чем было обусловлено. Помнишь ведь: "Десять маленьких тэлери пошли купаться в море"... А ты привёл пятнадцать! И не тэлери, а нолдор, что само по себе увеличивает боевые качества команды в разы! Но ты всё равно оказался лучшим, с чем и поздравляю. Ты достоин участвовать в моём шоу! - Шоу??? - взревел Нельяфинвэ. - Ты превратил в шоу жизнь моего отца и собираешься проделать это со мной? - А как ты думаешь, дружок, на какие шиши вы построили свои королевства, а? Откуда все эти самородки, найденные вами? Все эти драгоценности? Я вам их подбрасывал, в качестве материальной компенсации за все страдания. Но ведь никто не заставлял вашего отца давать ту клятву? Он мог бы тихонечко похоронить труп. И после этого сопоставить мою силу и силу удара предполагаемого убийцы. Если бы это был я, то от Финвэ мало что осталось бы! А после этого рассказать Валар о том, что нехороший я спи... ой... украл Сильмариллы! Но ему восхотелось мести! Своими руками. Да он вообще соображал? Где он и где - я!       Вкрадчивый голосок Тёмного Властелина перешёл в беззаботный смех, а Маэдрос с тоской подумал, что из нолдор сделали дураков. А из Первого Дома - настоящее посмешище. Хорошо, что он не читал комментариев под записями этого шоу! Зато Маглор их читал и после этого рыдал, закрывшись в ванной. И потом писал такое, что даже Келегорм убегал обниматься с Хуаном и плакать, чтоб никто не видел. - Согласись, участие в моих передачах не самое плохое времяпрепровождение. Куда лучше, чем резать бедняжек тэлери, которые, на свою беду, работают на моих конкурентов, - продолжал соблазнять Мелькор. - Полезнее, если на то пошло. Твоим братьям - и обогащение, и урок. Я им по прежнему буду подбрасывать ресурсы туда, где их отродясь не было. Разрешу убивать моих орков - надо же зелёненьким спустить пар. Разрешу контактировать с гномами, уводить людей. Ну а если пойдут в отказ, то придётся им переселиться на юг. Всей толпой. Тогда я, конечно, тебя отпущу. Ты мне веришь?       Маэдрос мотнул головой. - Вот и молодец, вот и умничка, - сказал Моргот, и Сильмарилли, летающие вокруг его головы в силовом поле, слегка замедлили своё кружение. Враг сделал вид, что хочет прикоснуться к ним и отдёрнул руку. Эльф с содроганием увидел ошмётки плоти, едва удерживаемые на костях и окружённые как бы светящейся плёнкой, имитирующей форму кисти. - Это я их голыми руками схватил. Жгутся, заразы. Надо было перчатки надевать, - рассеянно произнёс тёмный вала и прожёг взглядом Майтимо. - Но тем не менее - вот они! И достать их может только тот, у кого сил и средств не меньше, чем у меня. Или же - носители Абсолютного Добра, - хихикнул он. - К коим ты, мой новый герой, никак не относишься...       Новое душедробительное шоу называлось "Тангородрим". Коротко и ясно. Если сумеешь произнести длинное и звучное название одноимённой горы.       И главным героем был назначен некий рыжий эльф. - Это же Майтимо! - взвыл Келегорм, узнав его. Тут же все остальные Феанарионы сбежались к телевизору.       Да, это был именно Майтимо, подвешенный на отвесной скале за руку. Его голова безвольно свешивалась вниз. На теле не было ничего, кроме не очень чистой набедренной повязки. И всё тело было изрисовано красноватыми неровными линиями. - Это же... кровь, - ахнул Маглор. - Его что, пытали? - Не тупи, Макалаурэ, - буркнул Карантир. - Чем же это ещё может быть? Конечно, его пытали. Эти, морготовы прихвостни, больше ничего и не умеют. Нет бы, шоколадку дали... - Угу, с ядом, - хихикнул Тельво, а может, Питьо. И получил затрещину от Куруфина. - Дурак, - сказал вышепоименованный, обращаясь то ли к одному из Рыжиков, то ли к Атаринке. - А ты, Макалаурэ, хорош ныть. Ты князь, или дырка в лютне? - Не рвался я в князи, - буркнул менестрель, вытирая... ну, допустим, слёзы, и шмыгнув носом. - Мне и моих Врат хватит, на кой ещё это нолдоранство... У меня уже всё из рук сыплется, а тут ещё и это... Переключите, кто-нибудь, ну... на "Йаванна-ньюс", хоть зверей посмотрим, а не...       Все остальные уставились на него так, будто привидение увидели. Или воскресшего Феанаро. - Вот так новость, - протянул Келегорм, а Хуан согласно гавкнул. - Это моя любимая передача, вообще-то. После "Приключений с Оромэ". Ты ж у нас вечно на канале "Культура" сидишь и песни оттуда учишь. Для тренировки, якобы. Плагиатор несчастный. Никак, совесть заговорила? - и получил в лоб. После чего широко улыбнулся. Его тактика сработала - Маглор разозлился и перестал плакать. - А вообще, братик, - хмуро сказал Куруфин, - ты или звезду спори, или подштанники надень. - В смысле? - переспросил Маглор. - Ну вот сейчас ты - заместитель нолдорана. Фактически, сам нолдоран. Если пойдёшь спасать Майтимо, то и сам пропадёшь. И не спорь, я вижу, о чём ты думаешь. Даже такому бездарному телепату это очевидно. Это же МОРГОТ! Он из тебя котлету сделает. Или рядом с Нельо подвесит. Или сочинит очередную свою гадкую передачку с твоим участием. А мы трое - я, Тьелко и Морьо - имеем достаточно плохую репутацию, несмотря на всё, что делаем для народа... ну, пытаемся... И кто остаётся - Амбруссар?       Маглор выпучил глаза, представив себе этакую жуть, и замотал головой. Рыжики надулись. - То-то и оно. На тебя вся надежда Первого Дома. Так что - послушай доброго совета и не лезь.       Макалаурэ кивнул, потом отобрал пульт у Карантира. Отвратительно-бодрый голос Мелькора замолк на полуслове, а зрелище искажённого мукой лица Маэдроса сменилось картинками мирной природы и играющих на фоне её котят леопарда... Но на душе у менестреля по-прежнему царил мрак. И от жгучего стыда хотелось биться лбом от стенку.       На самом деле всё было не так ужасно, как показывал экран телевизора.       На ночь Майтимо снимали. Кормили. Разрешали вымыться и выспаться. На всё-про всё у него было часов пять - пока не появится солнце.       И дело было вовсе не в гуманизме Тёмного Вала. Увы, гуманизмом тут и не пахло. Мелькор элементарно рассчитывал протянуть "Тангородрим" как можно на более долгий срок. И поиметь с передачи как можно больше денег. Пока не накроется персонаж, что стало бы естественным концом шоу. Поэтому Маэдрос нужен был ему относительно здоровым. Достаточно здоровым, чтобы выдержать девятнадцать часов на палящем солнце или ледяном ветру.       Но долго выдерживать такой щадящий режим Мелькор не собирался. Уже сейчас время от времени Нельяфинвэ получал самые настоящие побои - кулаками или плетью, и его тело украшалось не нарисованными гуашью, а самыми настоящими кровавыми потёками.       А ещё у него болела рука. Не помогали никакие таблетки. Они лишь заглушали, но не купировали боль. Вживление чипа прошло на редкость неудачно. И поди разбери - то ли от лени Моргота, не пожелавшего провести эту операцию как положено, то ли специально, попустительством Саурона, который что-то там нахимичил с этим чипом. Особенно сильно она болела утром, когда его пристёгивали к скале магнитной цепью. Тогда его лицо искажалось не наигранной, а всамделишней мукой, и иногда он даже кричал - под развесёлые комментарии Мелькора. И подозревал, что именно в такие моменты деньги льются на счета Тёмного Вала не ручьём, а полноводной рекой. И не утешало даже то, что в это самое время нолдор добывают самые большие драгоценности и самые крупные камни для постройки, открывают самые богатые рудные жилы. По сравнению со стремительно растущим богатством Мелькора это были - копейки, жалкие подачки... - Третий год на исходе, и снова с вами я, Мелькор, с супершоу "Тангородрим"! Как вы знаете, в моих шоу участвуют только сильные, мужественные и, не побоюсь этого слова, героические личности! В них прекрасно всё! Начиная внешностью, кончая душой! Они воистину живые легенды! И вот такая живая легенда бессменно украшает мою передачу и гору Тангородрим!       Смотрите все! Он силён, он воистину силён, мой подопытный! Крупным планом вы видите его тело, исполосованное потёками крови, его руку - посиневшую, опухшую! Его лицо! Ему больно, ему неимоверно больно, но за сегодняшнее утро я не слышал ни единого стона! Хотя другой на его месте вопил бы от боли! Майтимо, вы слышите меня? Я знаю, он слышит, но делает вид, что оглох! Попробую погромче. МАЙТИМО!!! О, его губы шевелятся. Сейчас появятся субтитры. Надо же, даже без мата! Что? Чем вы меня назвали? А мою крепость? Да вы знаете толк в извращениях! Никогда ещё мне не приходило в голову делать это со своей крепостью! Ой, я ошибся - со всеми орками Ангбанда! Мне весьма лестно, что вы так высоко оцениваете мою... хмм... силу, но увы, я не столь могуч! Что ж, думаю, мой помощник Саурон оценит вашу фантазию.       Ах, этот взгляд! Ни единой слезинки! Ярость чистой воды! Незамутнённая! Если бы она была материальной, то, думаю, я растворился бы в ней, как в концентрированной кислоте! Но увы, обжигать гневом мы можем лишь в переносном смысле... за исключением меня, разумеется, ведь я Вала!       Камера отползает назад, и вы видите склон горы. Он ярко освещён. Сегодня безоблачное небо и аномальная жара! Возможно, к вечеру мой подопытный таки сдастся или потеряет сознание. Но пока он держится, дер...       Стоп, что это? Уберите вертолёт! Я его не планировал!       Вертолёт висит, не улетает. Это не наш вертолёт, на его борту написано "Торондор", а у меня нет ни одного с таким именем! К тому же эта машина намного меньше любой, принадлежащей моей фирме "Дракон". Уберите камеру! Хотя нет, не убирайте. Мне интересно, что из этого выйдет.       И вы только посмотрите на моего подопытного. Он - поёт! Вы слышите, он поёт! Это действительно необычный день! Ну-с, подождёмте, господа-товарищи...

Коммерчески успешно принародно подыхать, О камни разбивать фотогеничное лицо, Просить по-человечески, заглядывать глаза Добрым прохожим... Продана смерть моя, Продана.**

      Маэдрос узнал песню. Её сочинил Маглор, посмотрев очередную передачу от Моргота и начитавшись комментариев. Но голос принадлежал не брату. Ему чуточку не хватало обертонов, да и школа отсутствовала - иначе бы не переводил дыхание там, где не нужно.       Он собрался с духом и запел в ответ, вернее, захрипел:

Украсить интерьеры и повиснуть на стене, Нарушить геометрию квадратных потолков, В сверкающих обоях вбиться голым кирпичом, Тенью бездомной. Продана тень моя, Продана.

      Голос, казавшийся смутно знакомым, тут же продолжил:

Иду я на верёвочке, вздыхая на ходу: Доска моя кончается - сейчас я упаду Под ноги, под колёса, под отбойный молоток, Всё с молотка! Продана смерть моя, Продана.

      Через силу, поднимая тяжёлую, чугунную голову, Майтимо спел последний куплет:

Подмигивает весело трёхцветный светофор, И вдаль несётся песенка ветрам наперекор. И радоваться солнышку и дождичку в четверг, Жить-поживать... Продана смерть моя, Продана.

      А когда он поднял голову, то, сквозь пот, заливающий глаза, разглядел вертолёт. У него была мирная, сине-бело-голубая окраска с серебром, и серебряная же надпись на борту: "Торондор". А затем открылся люк, из него выпала верёвочная лестница и высунулся человек... эльф? И начал спускаться. И Майтимо узнал его. - Финьо?! - Я за тобой. - Но... как? Мы же в ссоре! Мой отец... - Феанаро не ты, а ты - не Феанаро.       "А я - не твои братья", - мысленно закончил Маэдрос. Финьо всегда был хорошим мальчиком. Даже когда прошёл Хелкараксэ, оставался хорошим мальчиком. Даже когда женился и завёл сына, остался хорошим мальчиком. А Майтимо? - Твои братья себе не вольны, - покачал головой Фингон. - Они третий год под прицелом. А мы, типа, в ссоре. Меня, моего Дома, да и Третьего тоже, твой "контракт" никаким боком не касается. Поэтому я тебя спасу. В конце концов, у нас есть новое оборудование. У нас друзья - гномы. У нас союзники - люди. Неужели мы не обойдёмся без морготовых подачек? Неужели тебе приятно страдать на всех экранах, чтобы Моргот пополнял свою казну и своё войско? Благодаря своим передачам он сильнее нас всех! Разве что мы как-то вместе соберёмся и... - Финьо, в моей руке чип. Я не знаю, как от него избавиться! Он как-то хитро его вживил, что избавиться от него я могу только вместе с рукой... с рукой... Финьо! У тебя лазерный резак есть? - Есть. А что? - Режь руку. - ... - Режь, говорю. У меня явно гангрена. Все эти лекарства только замедляют процесс. Ещё год - и она сама отвалится. Или я умру. Сегодня она почти не болела. И я не чувствую пальцев. Режь!       Фингон хотел возразить, но посмотрел на руку Маэдроса... страшную, чёрную, распухшую... - Хватайся за лестницу, - сказал он. - Сейчас вертолёт подведу поближе... - Смотрите, смотрите, что он делает! Он пилит нашему герою руку! Наверное, это жутко больно! Но я не вижу, чтобы он кричал или плакал... О тьма! Эта кисть выглядит просто омерзительно! Кажется, кто-то из нас что-то сделал неправильно, и в ближайшие несколько дней наш герой всё равно лишился бы конечности! И тогда пришлось бы портить другую, а это, согласитесь, было бы уже не столь эстетично!       Смотрите, он еле держится здоровой рукой за лестницу, его силы явно на исходе! Сейчас он сорвётся! Но нет, нежданный спаситель высовывается из люка и протягивает ему свою руку! Как говорится, пищим, да лезем! Ай, молодцы, ребятки-эльфятки, не ожидал такого! Ну что же, счастливый конец - тоже конец! Поздравляем победителей! Да, именно победителей! Победила дружба и взаимовыручка! Засим я объявляю проект "Тангородрим" завершённым и жду вас в других передачах! Будет очень много интересного и вкусненького для вас, мои зрители! До скорой встречи!       Экран заполнило изображение улетающего вертолёта, а затем пошли титры. - Меня не покидает ощущение, что где-то в чём-то мы облажались, - буркнул Куруфин. - Именно, что облажались, - вздохнул Маглор. - Понимаешь, "Торондор" - это личный вертолёт Манвэ! Его любимая игрушка! И если бы наш отец не разругался в дым и пепел с валар, на нём могли бы прилететь мы! А теперь Фингон и Второй Дом герои и святые, а мы... - ...жопы, - закончил Келегорм. - Репутация у нас и так не ахти, а после появления двоюродного полубрата она и вовсе посыплется. - Ну, может всё ещё не так ужасно, - мурлыкнул Карантир. - Только, чует моя душенька, теперь нолдоранство перейдёт в руки Второго Дома. Видок у Майтимо... кстати... Куруфин, ты не мог бы смастерить ему механический протез? Понятно, что до настоящей руки ему будет, как до Мандоса, но всё лучше, чем совсем без руки, да?       Вертолёт летел - такого же цвета, как полуденное небо, почти сливаясь с ним, и два эльфа, сидящие в нём, думали каждый о своём.       Фингон думал о том, что теперь будет с Майтимо. Руку ему, несомненно, смастерят братья. Но что будет с его душой? Теперь он, как ни крути, звезда, пусть и сомнительного (мягко говоря) шоу, а это уже травма. Сможет ли удержаться в будущем от звёздных выходок? В их положении лучше бы поменьше высовывается и играть мускулами, а сидеть тихонько и наращивать силу. Или он, наоборот, замкнётся в себе? Тоже плохо. Всё-таки нолдоран, ему никак нельзя замыкаться. Не Фингону же брать этот пост, не его это, и вообще тяжело...       Майтимо баюкал перебинтованную культю и думал, что нолдораном ему теперь не быть. С такими растрёпанными нервами лучше бы вообще держаться подальше от руководящей должности. Но от старшинства в Первом Доме ему всё равно не отгавкаться, а нолдоранство лучше бы отдать Финьо. А что? Паренёк он умный. И сильный, несмотря на все комплексы. Справится. К тому же после сегодняшнего репутация Второго Дома взлетит до небес. Как же, не побоялся к самому Тангородриму слетать и на глазах у всех пленника свистнуть! Решено - быть Фингону королём!       И оба понимали, что ничего ещё, на самом деле, не кончилось... - Знаешь, Сау, а мне этот парень понравился. Как там его - Финдекано? С виду девчонка девчонкой, маленький, аккуратненький, с косичками. А стержень у него даже не железный - мифриловый. Хотел бы я с ним передачу сделать. Это было бы почище "Тангородрима"... - Учитель, этим парнем ты манипулировать не сможешь! Он холодный, как лёд, и умный... почти как я! Он все твои планы разрушит на стадии картинки! - А кто сказал, что я буду манипулировать именно им? У нас вон Маэдрос есть. Звезда экрана из него уже не выйдет - примелькался, да и экстерьер ему малость попортили. Но он друг Фингона, и может быть использован как инструмент воздействия. Да и в других случаях тоже. Я помню все твои трещинки, ага-ага, - пропел Моргот и ухмыльнулся. - Но это всё потом. Так-с, кто у нас на очереди? Сау, тащи список...       
Примечания:
*Правильный вариант, это когда Маэдрос прибыл с посольством (честно и открыто), а Моргот - со своей свитой и условиями (касательно Сильмариллей), причём оба привели с собой воинов больше, чем было условлено. И Моргот победил в силу численного преимущества. Я решила пойти другим путём. Он не каноничный, но для "конкурса" больше подходит.
**Здесь и далее использован текст песни Янки Дягилевой "Продано".
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.