Секс и шоколад 74

Гейфилд автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Вернувшись из унылой космической экспедиции, Кит и Мэтт набрасываются на Широ и другие земные радости.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки

Примечания автора:
Боттом!Широ, кинк на запахи и на шоколад, а также немного лёгкого ангста во флэшбэках и неточный таймлайн.
11 мая 2019, 02:38
Кто бы мог подумать, что в космосе нет шоколада. – Смотри, что я нашёл! Кит морщится и бросает в Мэтта первым, что попадается под руку. – Поосторожнее с шутками, мистер Натс. – Хочешь испытать мои орешки на прочность, мистер Райское Блаженство? – Баунти вкуснее всего, – ворчит Кит, запихивая в рот третий или четвёртый батончик. – В точности как ты, – Мэтт подкатывается ближе, роется в разноцветных сладостях. – С виду тёмная лошадка, а внутри такой сладкий, что зубы сводит. – Не как я. Как Широ. – Кит в очередной раз проверяет время на планшете. – И как я сразу не догадался! Всегда думал, что Широ больше похож на Милки Вэй. Нежный и воздушный, так и тает на языке… Он помахивает у Кита перед носом открытым Милки Вэем, но вместо того, чтобы откусить, Кит сгребает его свободной рукой и заваливает на спину. Во второй руке обкусанный Баунти, и прямо сейчас Кит не готов отказаться ни от шоколада, ни от секса. Мэтт трётся о него, сжимает его коленями, прижимаясь теснее, и слизывает с его языка приторную кокосовую стружку.

***

Час назад Квартира Широ – Чистюля! – рычит Кит, роясь в корзине с грязным бельём. Мэтт ногой отпихивает в сторону сумки с вещами и торопливо расстёгивает опротивевший комбинезон. После безвкусной питательной массы и искусственной атмосферы его тело истосковалось по ощущениям, и Кит не меньше него пьян от Земли. – Широ как всегда? Кит кивает и кидает ему белую рубашку. – Ничего лучше не нашёл. Мэтт прижимает к лицу жёсткий воротничок, всей грудью вдыхает аромат одеколона, которым Широ пользуется только перед важными встречами. Сердце начинает биться чаще. Пока он застёгивает пуговицы на груди, Кит торопливо натягивает любимые светлые джинсы Широ. – Мог бы в спортзал сходить, что ли, – бурчит он. Мэтт шагает ближе, запускает руку под слишком свободный пояс и целует его. Запахи родной планеты понемногу пропитывают их. Вместо опостылевшего «никак» с примесью дезинфектора Кит пахнет весенним ветром, пылью космодрома и ароматизатором из тачки Кинкейда. Восхитительно. Продолжая целоваться, они вваливаются в спальню, Мэтт сдавленно ахает, и Кит оборачивается, по привычке уже готовый к битве, а потом начинает смеяться. Кровать выглядит так, будто на неё перевернули тележку из супермаркета, доверху набитую сладостями. О да, Широ очень по ним скучал.

***

– Да где он там… – Кит утыкается носом Мэтту в шею, кусает, сдвинув носом воротник. Одеколон Широ – это слишком для обострившегося в космосе обоняния. Рубашка собирается у Мэтта между ног, Кит рывком расстёгивает джинсы, трётся членом о его член через мягкие складки. Как у Широ получается выбирать одежду, настолько приятную на ощупь… – Должен был уже выйти, – хрипит Мэтт, обеими руками вжимает его в себя, стискивает его зад через плотный хлопок. – Потерпи ещё чуть-чуть… Тяжело дыша, они вгрызаются в свои шоколадки. – Единственный случай, когда мне нравится Милки Вэй, – говорит Кит и целует Мэтта ещё раз. Дверь отъезжает в сторону, и Широ не может сдержать улыбку. Прихожая выглядит так, будто его холостяцкое логово разграбили голодные опоссумы. На полу валяется грязная одежда и два скомканных комбинезона Клинков. Ему отчаянно не хватало всего этого последние три месяца. Стараясь быть неслышным, он подходит к двери в спальню и замирает. На голой спине Кита напряжён каждый мускул, Мэтт впивается ногтями ему под лопатку. Вторую его руку Кит прижимает к постели, и под ней шуршат обёртки от шоколада – в такт их коротким медленным движениям. Они целуются, Мэтт пытается ногами стянуть с Кита джинсы – самые затасканные джинсы Широ, которые не дошли руки выбросить. Теперь Широ не выбросит их никогда. Носить тоже вряд ли сможет. Похоже, он будет надевать их и дрочить, когда эти двое отправятся в следующую экспедицию. Мэтт разомлело смотрит на него и машет рукой. Секундой позже Кит перекатывается к краю кровати, стискивает Широ обеими руками и утыкается лбом ему в грудь. – Привет, – шепчет Широ. Мэтт так и лежит, раскинувшись на постели, и улыбается. Его грудь вздымается, рубашка задралась до живота, и, конечно, больше на нём ничего нет. Широ чувствует себя преступно одетым. – Широ, – тихо говорит Кит, вжимаясь в него лицом. – Широ… – Кит… – Широ зарывается рукой в его волосы. Протез отправляется дать Мэтту пять, и – не то чтобы Широ ждал чего-то другого, – Мэтт тянет его к губам, целует металлическую ладонь, стискивая запястье, а потом сдвигает к своему животу и просовывает под рубашку. Многочисленные сенсоры с готовностью передают Широ информацию о том, насколько тёплую и гладкую кожу они осязают, как учащается пульс, как нежно Мэтт прикусывает кончики пальцев, когда рука выскальзывает из воротника… – Широ, – повторяет Кит и нетерпеливо сжимает его член сквозь форменные штаны. В следующее мгновение Широ оказывается в объятиях Мэтта, а Кит наваливается сверху и впивается в его губы, сдирая с него китель. – Я тоже скучал, – смеётся Мэтт ему в ухо, и Широ вталкивает пальцы протеза между его бёдер. – Кит, раз-два-три! Они с Китом играют в камень-ножницы-бумага. Выигрывает Кит – и начинает стягивать с Широ брюки. Мэтт выбирается из-под Широ, переворачивается на живот и устраивается у него под боком, подперев голову кулаком. – Привет, адмирал. Широ смеётся, гладит его левой рукой по щеке, целует в шрам, потом снова в губы. Мэтт тянется к его кителю, накидывает на плечи, нюхает воротник. – Мэтт. – Широ вяло пытается призвать его к порядку, но сам знает, что это бесполезно. – Кит… Кит слишком занят попытками заглотить его член как можно глубже, и Широ очень сложно не двигаться навстречу. – Полегче, – просит он, сам себе не веря, и Кит, не меняясь в лице, издаёт какой-то звук – не то окликает в ответ, не то усмехается, и от вибрации в его горле Широ становится слишком жарко. Мэтт просовывает руки в рукава кителя, закатывает их до локтей. Ещё один раунд в камень-ножницы-бумага, победа снова достаётся Киту. Мэтт в напускной обиде сдёргивает резинку с его лохматого хвоста, а потом бросает ему смазку. Два металлических пальца в заднице Мэтта мелко подрагивают. – Широ, – срываясь на короткие стоны, шепчет Кит, и вбивается в Широ с такой страстью, будто намерен затрахать его до потери сознания в ближайшие три минуты. – Широ, я так скучал… Широ… Широ… У Широ дёргается кадык. Возможно, он хотел бы ответить, но член Мэтта слишком глубоко у него во рту, а сам Мэтт бережно, но твёрдо придерживает его голову. Кит склоняется ниже, ведёт языком по шее Широ, дразнит дыханием влажную кожу. Стиснув в кулаке его волосы, Широ теснее прижимает его к себе и разводит бёдра. Мэтт чувствует, как в его горле зарождается стон, и плавно отстраняется. – Широ, – повторяет Кит, рывками насаживая его на свой член, и целует, сжав руку Мэтта у него на затылке. Крик, с которым Широ кончает под ним, звучит божественно.

***

Месяц назад Далеко-далеко в космосе – Я скучаю по Широ, – тихо говорит Кит. Под потолком их отсека шуршит вентиляция, и это единственный звук здесь, кроме голоса Кита, потому что плейлист в стереосистеме заезжен до тошноты. Цель их миссии совершенно не щекочет нервы – забрать технику и ценный биологический материал для лаборатории, перевезти её на одну из баз и благополучно выгрузить. Мэтт почти хочет, чтобы на них напали, но в этом секторе не водятся даже контрабандисты, не говоря уже о космических пиратах. Медлительный грузовой корабль не приспособлен к частым прыжкам, а биологический материал – к перегрузкам, и Мэтт уже прочитал половину того, что вообще никогда не надеялся прочитать, а Кит отоспался за последние года два и начинает с интересом посматривать на книги про содержание инопланетных микроорганизмов в лабораторных условиях. Кроме дежурства за пультом и чтения, заняться тут можно только сексом. – Потерпи. Осталось всего двадцать девять дней. – Мэтт укачивает его в объятиях. – Шестьдесят три уже позади. – Расскажи что-нибудь. – Сегодня твой штурман снова меня нюхал. Думал, я не замечу. – Кит смеётся, уткнувшись ему в грудь. – Эй! Он меня оскорбил или вроде того? – Ты ему нравишься. – Этому волосатому?! Кит поднимает голову, всё ещё смеясь. Мэтту становится легче. В последние дни Кит совсем скис, жалко смотреть. – Галра не пахнут. В смысле, для людей. Наш запах кажется им привлекательным. Торак тут тоже с ума сходит. Но я всё равно попрошу его перед тобой извиниться. – То есть он ко мне яйца подкатывал? – Вряд ли. Мама говорит, для них обнюхать кого-то кроме партнёра – серьёзное оскорбление. Как для нас шлёпнуть незнакомого человека по жопе. – Вот так? Через форменный комбинезон шлепок вряд ли чувствуется, но Кита веселит звук. – Ты уже решил, галра тебе ближе или люди? – продолжает Мэтт, ласково перебирая его волосы. – Не знаю. Мне комфортно среди галра. Но с людьми меня связывает больше… наверное, а что? – Ты меня когда-нибудь обнюхивал? Кит сдавленно кашляет и краснеет. Теперь веселится уже Мэтт, не ожидавший такой удачи. Кита очень сложно смутить. – Да, вообще-то. – И… как? – Понимаю Торака. Ты даже сейчас вкусно пахнешь. Даже сейчас, после того, как их каждый день обрабатывают дезинфицирующей жидкостью и держат чуть ли не в стерильной среде. Мэтт чувствует себя бесцветным и безвкусным, и настаёт его очередь смутиться. – Кит. – М? – Вернёмся домой и найдём у Широ самую грязную одежду. – Пф, он стирает вещи за неделю до того, как они успели бы действительно испачкаться. – Тогда заставим испачкать. – Принято, – фыркает Кит и шарит в нише у кровати. Они уже забыли, чьей идеей было взять смазку без запаха. Сейчас на ура пошла бы даже та ванильная, из-за которой Кит однажды чихал десять минут подряд. Лучше отвратительный запах, чем никакого. – Когда выйдем из сектора, где нет связи, позвоню Широ, попрошу купить нам шоколадок. – Китти-Китти-Кат? Кит хладнокровно выстреливает порцией смазки ему в лоб.

***

– Кит, ты их ненавидишь! – Мммф! – Ты будешь жалеть! – Нет! – Сверкнув глазами, Кит раздирает упаковку Кит-Ката и с хрустом откусывает. – Широ, скажи ему! – хохочет Мэтт. Широ, ещё вялый после оргазма, только крепче обнимает его за плечи. – Кит, я пойду на крайние меры! Кит перехватывает обгрызенный батончик как нож и грозно направляет его на Мэтта, не прекращая жевать. – Кит, – мягко укоряет Широ. – Ты правда их не любишь. – Мне слишком хорошо. Хочу заесть чем-нибудь отвратительным. – Китти… Широ зажимает Мэтту рот. – Я люблю тебя, Широ, – проникновенно говорит Кит и ложится слева от него. – Мне так сильно тебя не хватало. – Он настолько часто шутил? – И это тоже, – усмехается Кит. – Как победа в камень-ножницы-бумага связана с тем, что вы делаете? – Ну, мы так давно работаем в паре… – Мы сражались в связке… – И так синхронизировались… – Что слишком часто хотим одного и того же… Широ закусывает губу, глядя, как они медленно облизывают его член с двух сторон, зеркально перекинув на плечо длинные волосы. – Вы издеваетесь. – Шутим, – поправляет Мэтт. – Мы всегда играем на твою задницу. – Потому что в ней только одно место. – Разве? Они быстро переглядываются и с одинаково хищным интересом уставляются на Широ. – Эй, – тихо окликает Мэтт. – Серьёзно? – Кит склоняет голову к плечу. – Хватит изображать близнецов. – Широ смеётся, закинув голову. Слишком громко – он всё ещё не верит, что сказал это вслух. Два горячих рта обхватывают основание его члена. – Вы… я не собираюсь вас принуждать. – О нет, Кит, Широ, кажется, только что пытался вынудить нас трахнуть его вдвоём! Отвратительно, я ухожу! Всё ещё улыбаясь, Широ ловит Мэтта за руку и тянет к себе. – Широ, – Мэтт обхватывает его лицо ладонями и мягко целует, – ты правда хочешь? Широ смущённо кивает. – Кит, я же говорил! – Мэтт, – стонет Широ и пихает его. – Вы и на это успели поспорить? – Да, – мрачно кивает Кит. – И мне придётся съесть ещё одну грёбаную вафлю. – Но почему ты думал, что… Игнорируя его, Кит отворачивается к куче сладостей. – У него слишком традиционные вкусы, – громко шепчет Мэтт, и ему моментально прилетает Сникерсом по затылку. – К тому же он постоянно пытается меня убить.

***

Пять лет назад Замок Львов – Так, значит, Пидж нашла тебя. Низкий голос эхом отражается от стен ангара. Мэтт вскакивает и выставляет перед собой шест. – Покажись. Кит выступает из темноты, сбрасывает с головы капюшон. Они уже говорили по видеосвязи, но встретиться вживую – совсем другое. – Значит, наш старый спор, – медленно произносит Кит, и каждое его слово звучит как вызов, – снова в силе. – Дерись со мной. – Мэтт раскручивает шест. – Посмотрим, чего ты стоишь теперь. – Испытание поединком, – отзывается Кит, вытаскивая свой нож, и Мэтт едва удерживает изумлённый вздох, когда лезвие удлиняется втрое. – Ты покойник, Холт. Кит теперь сильнее и быстрее, но Мэтт стал хитрее и научился использовать преимущества окружающего пространства. Кроме того, оружие Кита короче. Мэтт ускользает от ударов, прячется за ящики, постоянно удерживая Кита в поле зрения, и пару раз ухитряется ткнуть его шестом. Опасный манёвр – Кит двигается слишком быстро, но невозможно отказать себе в удовольствии немного его побесить. Конечно же, Кит бесится. Его атаки становятся хаотичными. Эмоции берут верх. Тот случай, когда Широ использовал бы против него превосходство в силе, а Мэтт… …Мэтт запрыгивает на сложенные ящики, ещё раз пихает Кита концом шеста и сбрасывает ему на голову свой плащ. Прыгнуть сверху и повалить его на пол, выбив из руки меч, – уже дело техники. – Китти-Китти-Кат! – Ненавижу тебя! – рычит Кит, дёргаясь в его объятиях. – Отпусти! – Орёшь как в четырнадцать, когда мы дрались подушками! – Нет! – И я накрывал тебя одеялом, когда ты бесился! Мэтт не учитывает, что теперь Кит может просто скинуть его, когда ему надоест изображать ярость. – Привет, мистер нуга с цельным фундуком. – Кит за плечи прижимает его к полу и наконец улыбается. – Меняю коня и королевство на Натс. – Мэтт осторожно дотрагивается до его щеки. – Думал, сердце остановится, когда не увидел тебя рядом с Широ. – Прости. Пидж не предупредила меня. – Ты так ей и не сказал?.. – Какая уже разница. – Кит обнимает его, прижимается щекой к плечу, и Мэтт стискивает его так крепко, как только может. – Главное, что ты в курсе. – И я тебя люблю. – Не шути про Кит-Кат. – Кит вздыхает и прикрывает глаза. – Сейчас я бы даже от него не отказался.

***

– Ты в порядке? – Голос Кита звучит… напряжённо, и сам Кит как натянутая до звона струна. За Широ он волнуется намного сильнее, чем за себя. Тем более что сам он это уже делал. – Я старше, у меня больше опыта… – заводит Широ свою обычную речь, но замолкает, когда Мэтт поворачивает его к себе. – Широгане, ответь на вопрос. Кит скрипит зубами с таким лицом, будто только его объятия удерживают Широ над пропастью. В его прекрасных глазах все оттенки тревоги, доходящей до отчаяния, а Широ всё ещё пытается делать вид, что он железный весь целиком, но по его лицу слишком хорошо заметно – что-то не так. – Больно? – продолжает Мэтт. Допрос с пристрастием – не то, чем он бы хотел заниматься во время двойного проникновения в Широ, но на Кита надежды нет. – Неприятно? Не нравится? На каждый вопрос Широ отрицательно качает головой. – Тогда в чём дело? С ресниц Широ скатывается одинокая слезинка. К счастью, Кит этого не видит. К несчастью, Мэтт почти слышит, как трещит последняя ниточка, на которой держится его самообладание. Огромное, но не бесконечное. – Мне было так одиноко без вас, – сдавленно признаётся Широ и моргает. Вторая слеза падает Мэтту на пальцы. – Я знаю, что вам придётся улететь снова, но… – Широ… – Мэтт обнимает его, привлекает его голову к своему плечу. Широ вздрагивает, крепко прижимая его к себе, и на секунду Мэтта уносит куда-то очень далеко. Туда, где нет ничего, кроме них троих, и член Кита внутри Широ трётся о его член. Очень. Очень. Тесно. … – Широ. – Кит обнимает их обоих, целует Широ в затылок, трётся о него лицом. Он, кажется, сам готов разрыдаться. – Широ, я никуда больше не полечу без тебя. Я останусь здесь, сколько тебе будет нужно. Я тоже не хочу тебя оставлять! Мэтт закрывает глаза, прикусывает кончик языка и делает три очень глубоких вдоха. – Прости, Широ, – говорит он и резко двигает бёдрами. Схватив ртом воздух, Кит откидывается обратно на подушки, и Широ, в которого он вцепился мёртвой хваткой, выгибается на нём в подобии священного экстаза. – О… – только и вырывается у него, пока он коротко выдыхает, пытаясь справиться с потрясением. – О как «отвали» или как «охуенно»? – уточняет Мэтт, придвигаясь ближе. …очень. …тесно. Широ показывает два пальца и разом расслабляется. На мгновение Мэтт пугается, что он потерял сознание, но нет – просто привыкает к ощущениям. – Всё нормально, – наконец говорит он, приоткрыв глаза, и этот полный обожания взгляд из-под мокрых ресниц – не то, к чему Мэтт морально готов, сегодня или когда-нибудь потом. Трястись над Широ так, будто он может рассыпаться от дуновения ветерка, – амплуа Кита, но… – Широ… – Мэтт губами касается его века, стирает слезинку со щеки и утыкается лбом ему в висок. – Широ, что ты делаешь… Широ смотрит на него немного озадаченно и улыбается. Он слишком захвачен происходящим, чтобы всерьёз задуматься над словами, и Мэтт не помнит, когда в последний раз видел его настолько расслабленным. – Кит, – окликает Мэтт. – Ты тут? – Угу, – слышится из-за спины Широ. – Если ты не заметил. – Кит с короткой усмешкой двигается навстречу и накрывает соски Широ ладонями, с усилием нажимает. Мэтт утыкается Широ в плечо, трётся грудью о руки Кита, и на несколько секунд его мозг сдаётся. Широ стонет под ним, бессильно извиваясь в объятиях Кита, насаживая себя на их члены, обнимает их обоих, делает одно отчаянное движение, будто пытаясь вырваться, и всё его тело прошивает безжалостная судорога. Безжалостная в первую очередь к Мэтту, потому что для него это слишком. Он лежит на дрожащем после оргазма Широ, слушает их с Китом хриплое дыхание, не способный даже пальцами пошевелить, и единственная мысль в его беспокойной голове – он дома. Он наконец дома.

***

Когда-то в другой жизни Гарнизон – Нечестно, – только и говорит Кит. Мэтт молчит, прижимая его к себе. Наверное, Широ бы нашёл подходящие слова. Наверное, он их ещё найдёт. У Мэтта нет никаких слов. Он и сам считает, что это нечестно. У Кита всего два друга, и оба собираются оставить его. На пару лет для них – более-менее взрослых, и на целую вечность для одинокого подростка. – Когда мы вернёмся, ты станешь совсем взрослым, – пытается утешить Мэтт, но у него не выходит утешить даже себя самого. – Выиграешь у меня в бою на подушках. Возьмём тебя в бар. Со звуком, очень похожим на всхлип, Кит обнимает его крепче. – Так долго! – Я буду скучать, Китти-Китти-Кат. Кит отстраняется, секунду смотрит ему в глаза, будто сомневаясь, и быстро прижимается губами к его губам. – Я тоже. Дверь захлопывается за ним раньше, чем Мэтт успевает осознать, что произошло. – Эй. – К нему заглядывает Широ. – Готов? Мэтт пожимает плечами. – Кита не видел? – Он попрощался со мной вчера. Сказал, не хочет разреветься, провожая нас. А что? – Дай мне десять минут. Забыл кое-что. Широ кивает, заходит в комнату и садится на кровать, впервые за годы аккуратно заправленную. Пока он разглядывает непривычно безликую комнату, Мэтт с планшета подключается к камерам в коридоре. Беглец находится быстро. В общаге перед каникулами полно пустых комнат, и он наверняка заранее приметил незапертую, чтобы скрыться. Кит сидит в комнате, забившись в угол чьей-то койки. Загнанно обернувшись на скрип двери, он громко шмыгает носом, словно это поможет ему мгновенно втянуть все слёзы обратно. – Кит. – Мэтт садится рядом и обнимает его. Кит задушенно всхлипывает, вцепившись в его форменную рубашку, и весь обмякает. – Я не ребёнок, – бурчит он, глотая слоги, – мне почти семнадцать… – Я знаю. – Мэтт приподнимает его голову, и Кит доверчиво открывает губы навстречу поцелую, льнёт к нему теснее, не в силах смириться, что они так долго не увидятся. – Это на удачу, – добавляет Кит и целует его в щёку. – Иди, вам пора ехать. – Я всегда опаздываю, – шепчет Мэтт, и ещё несколько минут они сидят обнявшись и уже не пытаются делать вид, что им совсем не грустно.

***

Устроившись среди подушек, Широ рассказывает, как продвигаются дела на Земле. Кит жмётся к нему слева, слушая его сердцебиение и едва ли понимая хоть слово, Мэтт – справа, неторопливо уничтожая шоколадные драже в цветной глазури, высыпанные из пачки Широ на живот. – …если так пойдёт и дальше, я смогу передать дела Айверсону, и в следующую экспедицию мы отправимся на Атласе. Кит поднимает голову и взволнованно заглядывает ему в лицо. – Отличная новость! – Мэтт прячет счастливую улыбку, уткнувшись Широ в плечо. – Жаль, наши сладкие ночи уйдут в прошлое. Я так люблю возвращаться к тебе, трахаться и есть шоколад. – Мы возьмём шоколад с собой, – обещает Широ. – Хотя, я уверен, вы расправитесь с любыми запасами за первую неделю. – Учитывая, что ты будешь с нами, нам потребуется очень много шоколада, чтобы восстанавливать силы, – серьёзно говорит Кит. – К тому же мы должны решить один чрезвычайно важный вопрос, Широ. Нам требуется мнение независимого эксперта. Ты Баунти или Милки Вэй? – О нет, Мэтт, ты же знаешь ответ! – Широ вытягивает себе Марс. – Большой, чёрный и летает в космосе. – Мы проиграли, – скорбно сообщает Мэтт и пихает Кита пяткой в плечо. – Тебе придётся съесть ещё одну вафлю, Китти-Китти-Кат. В этот раз Кит легко делает его в бою на подушках.

***

Четыре дня назад Не так уж далеко в космосе – Эй, Китти-Кат. Во взгляде Кита достаточно яда, чтобы отравить всю Солнечную систему, но Мэтт видел и не такое. Держа руку за спиной, он подходит ближе. – Что там? – Кит даже не пытается изображать, что ему интересно. – Опять пустая рука? – Вот и нет. Мэтт протягивает ему видавшую виды шоколадную плитку из пайка. Судя по обёртке, она провалялась в каком-нибудь техническом отсеке не меньше двух световых лет. – Откуда?.. – не веря своему счастью, Кит торопливо срывает обёртку зубами. – Какая разница. – Мэтт обнимает его и целует в макушку. – Можешь не делиться. Боюсь, переварить такое способны только галра. Кит уничтожает находку с аппетитным хрустом, и впервые за последний месяц его лицо выражает что-то кроме тоски и уныния. «Четыре дня», – говорит себе Мэтт. – «Осталось всего четыре дня». Они все на стену готовы лезть от скуки, и, кажется, ему уже неделю снится шоколад.

8-11 мая 2019

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: