Последний полет 2

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Ориджиналы

Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Она всегда мечтала об Императорском университете, но этим мечтам не суждено было сбыться...

Посвящение:
Жертвам ЕГЭ и несбывшихся надежд. Пусть их будет как можно меньше.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Моя первая попытка написать произведение в духе сентиментализма. (Самый яркий пример оного - "Бедная Лиза")

Все события являются плодом больного воображения автора, все совпадения с реальностью случайны.
16 мая 2019, 14:50
      Она, казалось, была обычной, даже стреднестатистической представительницей выпускников. Ничем не примечательная внешность: длинные русые волосы, спускающиеся до лопаток, карие глаза, обычное не худое и не полное телосложение примерно сорок шестого размера. У нее не было каких-то особенных увлечений, разве что стремление учиться в Императорском университете*. Ее даже не столько волновал факультет, хотя стремление к истории было у нее с детства, больше горели глаза, когда кто-то упоминал в своем разговоре Университет, а мысль о том, что и ей, возможно, вскоре придет заветное письмо с указанием даты начала учебы, будто из Хогвартса, грела наивную девичью душу.       Училась она обыкновенно. Получала пятерки, четверки, изредка тройки. Но, как говорили многие, этим оценкам была грош цена — это же не гимназия. Вот училась бы она в гимназии на четыре и пять — можно было бы надеяться на что-то, а обычной выпускнице школы не стоило и мечтать о заведомо несбыточном, а лучше было бы выбирать себе специальность приземленнее. Ей многие советовали поступать в другие вузы, но она мечтала только о науке.       ЕГЭ она сдала вполне ожидаемо для окружающих и не совсем ожидаемо для себя. Почти двести баллов. Но… Почти двести баллов было бы неплохим результатом для других специальностей. Для той же агрономии, лесного дела и уж совершенно точно почвоведения. Для околоисторических наук двухсот баллов катастрофически не хватало.       Мысли о Новосибирском университете были отброшены напрочь. Впрочем, о другом городе она и особенно и не мечтала. Но поступление в Императорский университет было практически невозможно.       Ее родители были против платного обучения. Не сказать, чтобы семья бедствовала, но лишние деньги там не водились. И поэтому она, скрепя сердце, поступила на первый попавшийся факультет педвуза, который ей подобрали родители, и закупила пособия по подготовке к ЕГЭ — шансы поступать на следующий год грели ее душу.       Прошел год. ЕГЭ был сдан лучше: почти двести десять баллов. Но этого все равно было мало. Императорский университет оставался каким-то далеким маячком, в который было не поступить. Поэтому она, по-прежнему несломленная, решила на следующий год устроиться на работу и скопить деньги, чтобы поступить или, вернее говоря, перевестись в Университет на платное.       Устроиться на работу получилось — официанты были нужны всегда. Успеваемость поползла вниз, но ее это не смущало: главное — накопить денег для оплаты обучения. И вот, в конце второго курса, имея на руках нужную сумму денег, она смогла перевестись в Императорский университет. В начале сентября она получила на руки столь заветный и долгожданный студенческий билет Университета, список задолженностей, которые было необходимо ликвидировать в рамках академразницы, расписание, которое было невозможно совмещать с работой, и головную боль: как жить дальше. Просить у родителей деньги на учебу она не могла, ведь родители скептически отнеслись к ее стремлению перевестись на платное и не раз и не два говорили, что скопленную сумму было бы уместнее вложить во что-нибудь более достойное.       Полгода пронеслись быстро. Нехватка знаний давала о себе знать, а редкие смены официантом дали возможность только прогуливать пары и не быть допущенной практически до половины экзаменов, на оплату обучения катастрофически не хватало. Академразница была с трудом закрыта, а кое-как скопленные деньги, которыми можно было бы расплатиться за пару месяцев учебы, были украдены каким-то карманником в транспорте.       Пойти к родителям она была не готова: они бы не помогли ей, а только бы обругали за то, что она проморгала шанс окончить педвуз на бюджете с ее знаниями. Единственное, что ей оставалось, было идти работать официантом, копить себе деньги на платное заочное обучение и получать нелюбимую специальность, лишь бы в кармане была хоть какая-то корочка. Сейчас же в ее кармане оставалось чуть меньше тысячи рублей и на эти деньги она решила совершить то, что пришло в голову совершенно неожиданно.       Чуть меньше восьмисот рублей ушли на билет до Новосибирска, меньше пятидесяти рублей ушло на маршрутку до Академгородка. На сто рублей в одном из киосков был куплен беляш и кофе. Выйдя на конечной и немного проплутав по лесу, она нашла тот самый купол нового корпуса Университета, с которого в буклете прыгал молодой человек.       Молодой человек прыгал на Дни Карьеры, однако, как шутили многие, если убрать второй листик, прыгал он в пустоту. И именно это собиралась сделать она.       Но, как выяснилось, на купол просто так попасть было нельзя. Пробравшись в корпус, она наугад нажала последнюю кнопку лифта и, подойдя к окну, открыла его. Где-то вдали шелестел лес. Тот лес, который она так любила, и тот, в котором она могла бы работать, если бы сдала или пересдала биологию чуть лучше. Но на второй год своих попыток сдать ЕГЭ экзамен по биологии она вообще завалила — добрые дяди изменили правила экзамена и убрали из него часть А.       Полеты… Она никогда в своей жизни не летала на самолете, не бывала на смотровых площадках, но желание летать, как птицы, не покидало ее. Но люди — не птицы, крыльев им не дано.       Она открыла окно, влезла на подоконник и, вздохнув, шагнула вниз.       «Вот идиоты, прыгали бы со своей восьмерки, нет, надо им новые корпуса осваивать», — подумал один из студентов, первым увидевший ее тело.       Ей было всего двадцать лет.       *ТГУ, Томск