Звездочка, изящнейшая из королев 19

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Арвен Ундомиэль, Арагорн, Фарамир, Эовин, Эрестор, Маглор
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 2 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU ООС Юмор

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Фанфик базируется на допущениях такого толка: Арвен - не астеничная няша, Эрестор - законспирированный Маглор, а дева Эовин - может остановить на скаку не только коня.

Синопсис: молодая государыня пребывает в печали и тает на глазах. Есть ли у советника Фарамира способ поднять ей настроение?

Посвящение:
Вес тем же анонимным толкинистам за накур!

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
19 июня 2019, 10:01
      Без всякой радости и аппетита домучив последний кусок солидного вишневого пирога, новоиспеченная государыня Гондора со всей остротой ощутила одиночество и печаль. Ее ненаглядный супруг вскорости после коронации вынужден был покинуть ее, дабы посетить все даже самые отдаленные уголки государства, все еще оправляющегося после долгой изнурительной войны с Сауроном. Лорд Элронд, ее заботливый и добрейший атаринья, теперь далеко, равно как и ее братья. И лишь почтовые перевозки «Игл-экспресс» – единственная связь между ними. Библиотекарь Эрестор, учитель, друг и подельник во всех проказах, проводив семейство своего сюзерена до Серебристых гаваней, удалился инкогнито поприглядеть за Широм и его обитателями. Неожиданно для всех, он глубочайшей симпатией и уважением проникся к этим маленьким, но таким отважным «хоббитам».       Сама же государыня, порученная заботам советника Фарамира, с пугающей расторопностью приняла ряд управленческих решений, позволивших ей в кратчайшие сроки и с минимальными потерями наладить послевоенный, относительно мирный быт в столице и ее окрестностях. Это было довольно скучно, и даже кислые мины некоторых чинуш, понявших, что у эльфийской государыни не забалуешь, не смогли потешить омраченное печалью утрат сердечко Арвен.       Верный советник Фарамир даже начал проявлять беспокойство относительно хрупкого здоровья госпожи, ибо она против обыкновения перестала кушать и даже спала с лица. Если раньше ее Величество без всяческого усилия могла одолеть на завтрак средних размеров подносик с оладьями в меду, на обед истребить сочную индейку, а на ужин удовольствоваться всего-навсего парой-тройкой горшочков каши («Ах, дорогой советник, я же должна блюсти фигуру!»), то ныне дивная Арвен довольствовалась лишь скромными полуторными порциями новомодного приморского кушанья «суши» да утешалась фруктовыми пирогами (которые, впрочем, непривычным к эльфийским диетам гондорским поварам – внушали). Словом, молодая королева таяла на глазах, и даже изысканные лукумчики и зефирчики, на изготовление которых, как негаданно выяснилось, гномы были большие мастера (при дворе гостила гномская делегация, лелеявшая, в числе всего прочего, надежду вызвать благородную Ундомиэль на соревнования по метанию молота с целью получить реванш), не спасали ситуацию.       Фарамир запаниковал. Навряд ли Арагорн, вернувшись из деловой поездки, обрадуется, увидев на месте своей обожаемой жены иссохшую мумию. Не зная, куда бежать и что делать, он, все же отважился черкнуть весточку плутающему где-то в окрестностях Шира, ниндзя-библиотекарю. Чувствуя себя полным дураком, написавшим на деревню дедушке, он все же вручил письмо с оказией и стал ждать. Ответ достиг его поразительно быстро и в сопровождении набитого под завязку продуктового обоза с соленьями, вареньями, печеньями и валар ведают, чем еще. «Моя Звездочка должна кушать хорошо и не огорчать Дедушку» – гласила краткая приписка. Далее следовали нелестные распекания Фарамира за недогляд и недогадливость и подробные инструкции, как привести захандрившую государыню в вид божий. Также, в обозе отыскался на совесть упакованная пара палантиров, один из которых Эрестор велел вручить «ненаглядной внученьке», а второй переправить в Итилиен для «Эовин Роханской, неукротимейшей из дев», то бишь советниковой жене. Фарамир просиял и даже удивился, как ему раньше не пришла в голову мысль свести покороче двух дам, имеющих меж собой столько общего.       Менее чем через две недели красота Арвен Ундомиэль вернулась к своей обладательнице и засияла ярче, чем прежде. Королева вновь изволила хорошо кушать, вызывая искреннее недоумение у придворных поваров, и такую же искреннюю зависть у фрейлин, поскольку было решительно непонятно, как в это изящное тельце помещается столько еды и отчего это тельце не торопится застревать в дверях. Более того, прекрасная Арвен нагнала на высокий двор вящего страху, показательно изрубив в лапшу соломенные чучела после того, как в казне обнаружилась незначительная, но недостача, а затем для закрепления эффекту, согнула пополам мифрилловую кочергу (дивной, но, правда, синдарской работы). Каждый вечер государыня подолгу беседовала со своею итилиенской конфиденткой, с которой заимела сильную взаимную дружескую привязанность.       Жизнь постепенно начинала играть новыми красками. Близилось возвращение государя в столицу. Гномы получили реванш, но вновь были посрамлены. На сей раз уже двумя воительницами-подругами. Однако, кхазад лелеяли надежду взять реванш на реванш.