Шаг Первый: Новый мир

Джен
NC-17
Завершён
16646
автор
Размер:
673 страницы, 48 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
16646 Нравится Отзывы 6205 В сборник Скачать

Глава 21

Настройки текста
Примечания:
      Утро второго полноценного дня каникул началось, как и всегда — с зарядки. Вчерашняя сиюминутная слабость, желание ничего не делать и поваляться вопреки вбитым в тело привычкам, исчезло без следа. Пробежка по ещё спящим улочкам в свете полчаса как взошедшего солнца, работа с собственным весом на пустующей спортивной площадке в парке неподалёку. Занятно, как сильно привыкаешь к Хогвартсу за два семестра — теперь обычный городок кажется странным. Странные люди, странные дома, странные машины. И всё вокруг несколько однотонное и мрачное, хотя лучи утреннего солнца придают красок.       После традиционного уже утреннего душа и завтрака с Найтами, приоделся в новенький костюм в стиле Грейвса, разве что вместо сапог — туфли. Чтобы не маяться с утра по автобусам, попросил Джона подбросить до Гриммо. Там отдал на хранение кольцо Кричеру, а после, вновь с Джоном, доехал до Дырявого Котла. Другой бы человек задался резонным вопросом: «Почему не используешь Кричера?». Ответ очевиден — кто знает, сколько людей признают в нем домовика Блэков? Неизвестно. Если сейчас знающие люди могут лишь проводить очевидные параллели между мной и Нарциссой Малфой, в девичестве Блэк, то увидев меня с домовиком Древнейшего и Благороднейшего рода, окончательно сплюсуют два и два. Что тогда ждать? Да кто его знает! Само собой, этот мой секрет раскроется очень скоро, достаточно будет Сириусу полезть в дом на Гриммо и получить от ворот поворот. После четвёртого курса начнут собираться Фениксы, а в активах у Ордена только этот дом является действительно защищённым. По крайней мере мне так кажется. В общем, там уже все кому надо и не надо узнают, что юный Максимилиан Найт не такой уж и Найт не только внешне, но теперь и по факту.       Вот с такими мыслями я и гулял по Косой Аллее, во вновь снующей туда-сюда толпе разномастных волшебников, занятых своими делами. Добравшись до окрестностей Авалона, забрёл в тёмный переулок, попутно накладывая на себя все мыслимые чары скрытности. Теперь, невидимый, неслышимый и не источающий ни одной нотки запаха, я ходил по окрестностям, раскидывал тут и там контуры магических ловушек из Гримуара. Пригодятся, если придётся отступать. Активатор у них ментальный, по моей команде, так что случайные срабатывания исключены, а идеальная память не позволит в неподходящий момент забыть о местоположении ловушек. Старался распределять их вокруг по наброскам Ровены о путях отхода. Вот не перестаю я удивляться этой уникальной штуке в голове — вроде бы и я всё распланировал, просчитал, спроектировал и прочее, но и умственных усилий на это ушло минимум, создавая ощущение чужеродности этих знаний, словно кто-то просто загрузил готовый результат.       Расстановкой ловушек занимался практически до самого времени встречи, и уже без маскировки вернулся ко входу в Авалон за десять минут до встречи. Я не знаю, как выглядит леди Гринграсс, потому мне стоит пройти внутрь, пообщаться с прислугой и пройти к уже забронированному столику.       Шагнув через арку ворот, уверенно двинулся по каменной дорожке к главному входу в Авалон. Я почувствовал лёгкие колебания магии, но не успел хоть как-то их интерпретировать, в отличие от Ровены.       «Похоже на временную метку с неопределённым фактором принадлежности. Друг или враг — определится позже».       Понял, принял.       Привратник, молодой парень лет двадцати пяти, открыл передо мной дверь, а на входе почти сразу я упёрся в стойку хостес, где занимались своими делами две девушки в строгих платьях чуть ниже колен и в мантиях-накидках на французский манер — немного укороченных по всем фронтам.       — Добрый день. Рады приветствовать вас в Авалоне, — с улыбкой взяла меня в оборот одна из хостес. — Меня зовут Ханна. У вас уже заказан столик, или желаете выбрать?       — Доброго дня, милейшая. У меня на время ланча забронирован стол на двоих. Двести три.       — Будьте любезны сказать ваше имя.       — Максимилиан Найт.       Девушка на кратчайший миг задумчиво моргнула, не растеряв очень натуральной и доброжелательной улыбки.       — Прошу за мной, — с улыбкой Ханна приглашающе повела рукой и убедившись, что я пошёл за ней, двинулась в сторону массивной деревянной лестницы на второй этаж.       Смотреть по сторонам и уж тем более разглядывать других посетителей не принято, но боковое зрение никто не отменял. Приятное заведение, и оформление тоже приятное, пусть и намешано всего со всем. Тут и нотки ренессанса, но не ванильно-приторного, а тяжелого, дорогого, с преобладанием оттенков бежевого, отделкой тёмным деревом и вензеля. Эх, не архитектор, не знаю я названий всем этим элементам. Были элементы и типичного средневековья, но выражались они в неких небольших декоративных элементах, а в дальних углах зала атмосфера и тона были немного мрачные, а отделка более угловата. Казалось, что среди этих мрачных тонов вот-вот увидишь типичного смолящего «нуар»-гангстера из Чикаго двадцатых годов.       Второй этаж был примерно таким же, разве что вдоль стен располагались более уединённые столики, а большая часть зала являлась подобием мансарды с отдельными столиками на балкончиках. Именно к такому столу, на балкончике, меня привела Ханна. Круглый, белая скатерть, уже сервирован приборами и посудой, а посредине стоял хрустальный графин с водой.       — Будете что-то заказывать?       — Предпочту дождаться.       Обозначать статус «кого именно дождаться» было не обязательно, а потому девушка кивнула, а рядом появилась ещё одна девушка, но несколько в иной форме, пусть и отличия были практически неуловимы.       — Это Катрин, она будет сегодня вашей официанткой, — представила Ханна коллегу, и та чуть склонилась в вежливом поклоне. После обе удалились, оставив меня в покое.       Краем глаза подметил небольшое количество волшебников вокруг, но вот что вызвало небольшую досаду — тут был Малфой, Нотт, Паркинсон и Гринграсс, которая Дафна. Сидели за одним столиком, обедая, не забывая прожигать меня взглядом. Хорошо, что сейчас они заняты обедом, а во время еды чудить не положено. Надеюсь, они будут есть долго, а лучше — всегда.       Вообще, отличия от обычных ресторанов есть и первым бросается в глаза отсутствие гардероба — волшебники же, уж с одеждой-то разобраться можем. Обслуживание вроде бы и привычное, но какое-то не такое, неуловимо отличающееся.       Несколько минут я сидел и думал о том, что вот, не ровен час, и еда на столе Малфоя и компании кончится, и тот соизволит подойти и начать какую-нибудь попытку оскорбить ради превознесения себя любимого. Но пока что он ел, и старался делать это быстро, с недовольством глядя на меня и на товарищей, что просекли фишку и начали есть медленнее. Это действительно забавно. Вообще, есть куча предлогов, чтобы покинуть стол…       Мои мысли прервала поднявшаяся по лестнице Ханна, сопровождавшая высокую блондинку в тёмно-синем закрытом платье ниже колен, строгом, без лишних украшательств, чёрная приталенная мантия без рукавов. Холодного оттенка волосы собраны в несложную высокую причёску, а из украшений лишь небольшой кулон. Судя по направлению движения этой парочки, мои ожидания несколько не оправдались.       «Хо-хо! А я ведь тоже думала, что Дельфина будет плюс-минус возраста Вальбурги, а тут вон оно что… Ты посмотри, как двигается!»       Ровена мгновенно загрузила в мой мозг интерпретацию плавных движений леди. Клинок, стилет, убийца. Идёт словно стелется.       Встав со стула, сделал шаг навстречу.       — Максимилиан Найт, я полагаю? — с лёгкой улыбкой заговорила леди. В относительной близи она оказалась ещё и довольно высока, и хорошо, что не на высоком каблуке, а то я бы чувствовал себя некомфортно. Эх, скорее бы уже вырасти. Надеюсь, до привычных мне метра восьмидесяти пяти я дотяну.       — Вы совершенно правы, леди Гринграсс, — а это была именно она, ведь прослеживалось довольно очевидное сходство с Дафной.       Ручку никто никому не подавал, но это и не удивительно — не тот уровень доверия. Как и положено, отодвинул для леди стул и только после занял своё место. Мельком глянул за стол Драко и компании. Похоже, узнала мою собеседницу только Дафна, но ребят можно простить — мы чуть ли не на другом конце довольно большого зала, да и позиция у них такова, что Дельфина всё время находилась к ним спиной.       — Признаться честно, — заговорила Дельфина. — Я была крайне удивлена, получив от вас письмо.       — Позвольте поинтересоваться, чем именно?       — Ну как же, юный волшебник в статусе магглорождённого, ещё не окончивший Хогвартс, ученик факультета Годрика Гриффиндора, где уже многие десятки лет не придают внимания социальным связям и информации, пишет письмо мастеру, статус которого как мастера нигде не афишируется. Это как минимум должно заинтересовать, не так ли?       — Безусловно, — ответил я улыбкой на улыбку. — Но разве не разумным было бы собирать информацию вне зависимости от факультета?       — Разумность и Гриффиндор, — словно попробовала слова на вкус леди Дельфина. — Эти слова слишком редко встречаются в одном предложении, и это не предрассудки — статистика.       — Тут я вынужден согласиться. Прискорбно малое количество разумных волшебников можно встретить на нашем факультете.       — А вы сами, мистер Найт? — не преминула с улыбкой подчеркнуть интонацией фамилию.       На краткий миг я залюбовался не совсем типичным для Англии типажом, отдающим чем-то нордическим, западноевропейским. Да и слишком уж молодо Дельфина выглядит, а ведь я предполагал совсем иную возрастную категорию. М-да.       — Где-то посерединке, если смотреть глобально, но неприлично разумен для факультета. По крайней мере я смею на это надеяться.       — Будем надеяться, мистер Найт. Не пришла ли пора воспользоваться предоставляемым этим заведением сервисом и отобедать?       — Полностью с вами солидарен.       Взяв в руки меню, мы погрузились в его изучение, но буквально через пару секунд Дельфина заговорила:       — Кажется, тут вновь научились делать что-то новое. Хм, очередная итальянская паста? Задушенный священник? Какая прелесть.       Найдя взглядом этот пункт меню, я увидел лишь название на итальянском, хотя и понял его.       — Во многих кухнях мира есть неординарные названия, — решил поддержать беседу. — Помнится, встречал в тайской кухне «Яйца зятя». Несмотря на название, у блюда вполне обычная история. К молодому парню совершенно внезапно нагрянула тёща, а в доме — шаром покати, да и готовить парень не умел. Вот и сварил куриные яйца, обжарил на масле и залил соусом из того, что под рукой было — пальмового сахара, сока тамаринда и соевого соуса.       — Действительно, — выслушав, улыбнулась Дельфина. — А ведь какое многообещающее название. Но и в английской кухне есть чем удивить. Как вы относитесь к пудингам с изюмом?       — О, вы о том самом? Который «пятнистый»?       — Безусловно.       — Неиссякаемая тема для шуток всех непосвящённых.       — Да и посвящённых. Одна моя знакомая из Франции долго возмущалась тем, что отказывается есть блюдо с таким названием.       Спустя ещё несколько секунд, Дельфина вновь заговорила:       — Я всё больше склоняюсь к тому, чтобы немного отойти от традиций и заказать полноценный обед.       Вот сколько живу в Англии, никак не привыкну к тому, что обедом здесь называют ужин.       — Как и я. День обещает быть тяжелым и у меня нет уверенности во времени следующего приёма пищи.       — Аналогично.       На том и решили. Стоило только отложить в сторону меню, как рядом буквально материализовалась официантка. Катрин во время разговора стояла неподалёку, тактично давая время для беседы и выбора. Передав заказ удивился, что ожидать попросили всего пару минут. Хотя, магия!       — Скажите, мистер Найт, вас не тяготит ваш статус магглорождённого?       — Нисколько. Откровенно говоря, в моём видении будущего он не играет абсолютно никакой роли.       — И какое же оно, ваше видение?       — Для начала, почему не играет. Что зависит от него? Возможность карьерного роста в министерстве, подбор подходящей партии, согласие мастеров на обучение?       Министерство меня не интересует, будущая спутница жизни — вопрос нерешённый, хоть и есть некоторые мысли. Далеко не все мастера примут в ученики магглорождённого? Ну, если мастера больше интересуют потенциальные связи, чем успешный ученик — тут я ничего поделать не могу. Мир так огромен, столько всего неизведанного и невиданного мною, что сидеть только в Англии и думать, будто весь мир ею ограничен — не по мне.       — А как же деньги и социальная поддержка рода?       — Деньги — средство достижения цели, а не сама цель. Если вдруг окажется, что я неспособен заработать денег, то кнат мне цена как волшебнику. Я проживаю в обычном мире и очень часто прохожу сюда через Дырявый Котёл. Меня искренне поражает количество взрослых волшебников, неспособных банально содержать себя в порядке. Даже сейчас, будучи ещё школьником, я знаю достаточно для поддержания себя на плаву. Да и мысли о методах заработка тоже есть.       И это действительно так.       «Правда мысли о заработке ещё не оформлены, но мы это поправим в следующем учебном году».       — Похвально, мистер Найт, — искренне улыбнулась Дельфина. — А ведь поддержка рода могла бы дать вам ещё больше возможностей.       — Знаете, леди Гринграсс, буду с вами откровенен. В Хогвартсе я имею возможность наблюдать за множеством учеников. Очень многие ученики, относящиеся к богатым семьям, являются посредственностями, которые не желают даже обучаться магии. Но взять детей из неблагополучных семей, тех же Уизли. Среди них только один является абсолютным бездарем, а все остальные, насколько мне известно, жилы рвут ради своего будущего, и на выбранной стезе добиваются больших успехов. Кроме младших. Как мне кажется, причина тому кроется в создаваемых родителями тепличных условиях для своих чад. Вот только в теплице могут вырасти разве что овощи.       Дельфина улыбнулась, искренне.       — Разумная и обоснованная точка зрения.       Именно на этой фразе нам принесли заказ, и мы приступили к неспешной еде. Катрин, официантка, занималась ещё двумя столиками, но всегда вовремя и точно по приборам сменяла блюда. Только после обеда, когда нам принесли чай, ради которого мы вновь отошли от традиций приёма пищи, начался разговор по делу, и начала его леди Гринграсс, принимая более расслабленную и менее официальную позу. Вот и я немного расслабился, чуть откинувшись на спинку стула.       — Буду с вами откровенна, мистер Найт. Получив ваше письмо, я не смогла отказать себе в слабости и не собрать о вас информацию. Великолепная успеваемость, но не выделяетесь достижениями в магии. Крайне узкий круг общения из одной магглорождённой. На поверку оказались более чем успешны в школьных заклинаниях и применили перенасыщенный магией Сту́пефай, и массивное заклинание Патро́нуса, пусть и не телесного. Вы действительно интересны как ученик.       — Приятно слышать.       — Безусловно, мне интересно, от кого вы узнали не только о моём статусе мастера, но и о том, что я вообще беру учеников. Есть, правда, некоторые подозрения, уж очень хорошая у меня память на лица. Да и один известный беглец не так давно заключил сделку с контрабандистами о своей эвакуации с островов, не забыв её отметить в пабе с бывшим учителем ЗоТИ, нахваливая себя. Говорил, как он «всего лишь» за кольцо достиг цели и обманул «пожирательского сынка». Однако, все имеют право на секреты.       Малость хищная улыбка придала лицу Дельфины ещё большую притягательность. Вот ну как вообще после общения с такими леди можно смотреть на несуразных одногодок? Но появился другой вопрос — почему от идиотов столько проблем?       — Но несмотря на всё, мне не очень подходит ещё не окончивший Хогвартс ученик. Причина не в знаниях — базовые школьные знания не играют роли. Дело в возрасте и сформированности тела. Позвольте пояснить некоторые нюансы. Боевая магия — комплексная дисциплина, где нет неважных и незначительных элементов. Важной составляющей является физическая подготовка. Смысл заниматься очень специфической подготовкой, если пропорции тела то и дело норовят измениться? Помимо этого, придётся обучаться и другим дисциплинам, иначе я попросту не смогу передать специфику опыта и знаний. Различная «Тёмная магия» и прочее. Не думаю, что вы готовы к подобному.       Секундочку посмотрев на леди Гринграсс, взмахнул рукой и появившейся рядом Катрин сказал:       — Счёт.       В руках официантки как по волшебству появился аккуратный чек, и взяв его в руки, тут же, словно заранее держал нужную сумму и пару галлеонов сверху, я выложил их на стол. Застегнул пуговку пиджака, намекая, что собираюсь уходить.       — Я вас услышал, «Леди» Гринграсс, — сказал, обозначив интонацией реальный статус собеседницы, начал вставать из-за стола, и как назло, к нам от своего столика двинулся недовольный Малфой. Дафна попыталась его остановить, но уже её остановил Нотт. Прям, мелодрама какая-то.       — Даже не попытаетесь меня переубедить? — немного удивлённо спросила Дельфина.       — Значит, я попросту сам всему научусь. На собственном опыте, — выйдя из-за стола, чуть повернул голову в сторону приближающегося Малфоя. — Шрамы получать мне не в новинку. А вот отважится ли кто-то пойти в ученики к некроманту, попутно изучая колдомедицину, трансфигурацию и тёмную магию — вопрос открытый. Как и о «грандмастере». Не только вы собираете информацию.       Данные дисциплины, кроме некромантии, само собой, действительно входят в костяк боевой магии. Именно в этот момент подошёл Малфой, натянув поверх раздражения ещё и мину презрения.       — Вы только посмотрите! — театрально заявил он, привлекая внимание немногих посетителей. — Теперь сюда пускают и всякое отребье, грязнокровок там.       — Не позорься, Малфой. Даже шестой Уизли не настолько скуден умом.       Мгновенно вспылив, Драко чуть ли не пятнами пошёл от негодования.       — Как ты смеешь так говорить с Лордом! — демонстративно выставив руку с кольцом, прошипел Малфой.       — Из тебя лорд, как из драконьего помёта — сердцевина палочки. Уже готовлю поминальную речь твоему роду, ибо не долго он просуществует с таким-то лидером.       — Ты!.. — тут он, похоже, вспомнил свою последнюю попытку наказать меня магией, потому и руку с палочки убрал, но решил словесно отыграться на моей собеседнице, наблюдал-то сейчас её он почти-что со спины. То ли Малфой дурак, то ли видел леди Гринграсс редко, то ли не в таком образе. — Небось и притащил девку себе под стать…       Тут уже и его товарищи подгребали, ведь конфликт как раз должен был разгореться, а тут они такие распрекрасные, на помощь являются. Вот только…       — И когда же наследник Малфой стал Лордом? — обернулась к нам Дельфина, а подошедшие друзья Драко как-то нехорошо сбледнули с лица. Как и сам Малфой.       Не удержавшись, подлил масла в огонь:       — Вот об этом я и говорю. Скажи мне, Драко, ты и вправду такой идиот, или просто прикидываешься? Давай дам подсказку: нужно принести глубочайшие извинения в адрес оскорблённой дамы. Ах, где мои манеры! Мне полагается вызвать вас на дуэль, лорд Малфой.       Драко практически сразу подобрался. К нам уже приближались пара человек персонала заведения.       — Вот именно. Лорд Малфой! — вскинул подбородок Драко. — Много будет чести.       — Ну, можно и по-простому, — без замаха, но очень быстро влепил пощёчину заносчивому идиоту. Вот только от удара она отличалась лишь раскрытой ладонью. Малфоя буквально перевернуло, вбив в пол, по которому весело поскакали в сторону три зуба. Подобного расклада не ожидал никто и действующие лица замерли, удивлённо смотря на застонавшего и отплёвывающегося кровью парня.       Тихий звонкий смех леди Гринграсс привёл всех в чувство. Сама леди, поднявшись из-за стола, встала по правую руку от меня. Детишки разрывались между извиняющимися поклонами для леди и попытками вернуть Малфою вертикальное положение, а Дафна смотрела на Дельфину глазами, полными обречённости и безнадёги.       Уже и персонал сбежался, началось типичное: «Что случилось, что случилось». Но дальнейшей эскалации конфликта не произошло.       — Я словно снова в Хогвартсе оказалась, — с улыбкой осмотрела всех леди Гринграсс и каким-то удивительно повелительным жестом отослала персонал куда подальше. И это сработало. — Будем считать, что конфликт исчерпан, а оскорбление по недоразумению вполне оплачено в лучших традициях. Кровью. Свободны.       Детишки поклонились и вернулись к своему столу, придерживая страдающего Малфоя.       — А вы наглец, «мистер Найт», — уже ко мне обратилась улыбающаяся Дельфина. — Мне это нравится. Мне было любопытно посмотреть, какой вы человек, и в некоторой степени, вы удовлетворили моё любопытство. Предлагаю поступить следующим образом. Месяц. В течение месяца я буду заниматься вашими тренировками. Если выдержите, то я возьму вас в ученики.       — А Хогвартс?       — Вы даже не рассматриваете вариант своего провала?       — Абсолютно.       — Похвально, но недальновидно. В случае вашего провала, вы будете должны мне услугу. В разумных пределах, конечно же. А насчёт Хогвартса я что-нибудь придумаю.       — Думаю, это вполне приемлемый вариант, — кивнул я.       — Тогда, вернёмся за стол и подпишем договор на месяц? У меня как раз по чистой случайности оказались с собой экземпляры.       Полчаса мы составляли этот самый договор, где были описаны все мыслимые и немыслимые нюансы. К нашей обоюдной выгоде, разумеется. По итогу, с завтрашнего дня и в течение месяца, Дельфина будет считаться этаким репетитором. Условились встретиться завтра в девять утра в кафе Фортескью и уже оттуда отправиться в место для тренировок. С собой было велено взять «всё для жизни» и побольше свободных одежд, спортивных, которых не жалко. Подписав документы кровавым пером и забрав свои экземпляры, мы покинули Авалон. Дельфина свободно аппарировала прочь, а мне пришлось тащиться своими ногами.       — Далеко ли собрался? — прямо из-за угла в ближайший тупиковый дворик, в этакой тёмной подворотне, на меня наехали Драко со своей прикруткой. К уже виденным в ресторане ребятам добавились извечные Кребб и Гойл. Однако, у меня не было ни времени, ни желания играться с ними. Просто и без затей, на максимальной скорости, достал палочку и очень-очень быстро наколдовал серию Сту́пефаев для каждого, кроме Малфоя. Прикрыться Проте́го успела только Дафна. Тут же схватив тщедушного блондина одной рукой за грудки, приложил о стену пару раз для верности, тут же прикрываясь Проте́го от чего-то оглушающего в исполнении Дафны.       — Ты достал меня, Малфой, — прошипел в лицо испуганному парню, удерживая сферу Проте́го Тота́лус. — Я не знаю и знать не хочу, притворяешься ты идиотом, или в самом деле такой тупой. Но я тебя предупреждаю последний раз. Будешь нарываться — покалечу так, что мать родная не узнает, ясно? Я спрашиваю, ясно?!       Малфой судорожно закивал головой, и в итоге я отпустил парня, провёл вдоль палочки рукой, переводя подпитку Проте́го на свободную руку, и усыпил несчастного.       — Лорд, блин…       Развернувшись к уверенно державшей меня на прицеле палочки Дафне, вопросительно выгнул бровь.       — Ну, а у вас какие ко мне вопросы, юная леди?       — О чём ты говорил с моей мамой? — уверенным и настойчивым был её тон.       — Мамой? Хм, значит, леди Дельфина твоя мама? Буду знать.       Дафна была явно удивлена ответом.       — То есть ты не знал, что она моя мама?       — А с чего бы мне это знать?       Толстяки Крэбб и Гойл начали приходить в себя. Сняв Проте́го Тота́лус, тут же отправил слабенькое разоружающее в Дафну, чтобы лишь палочку выбить, а не как Снейп Локхарта в полёт отправил. Перехватив палочку девушки, вновь отправил серию Сту́пефаев в приходящих в себя неудачников. Вот ничему они не учатся, хотя стоит отдать должное моей скорости под усилением, но всё же…       — С чего бы это я должен был знать, кто кому мама?       Покрутив в руках палочку Дафны, ухмыльнулся мелкой пакости, зародившейся в голове.       — Отправлю палочку по почте вашей семье. Думаю, леди Дельфине будет приятно узнать, что её дочь непонятно чем промышляет в компании слабоумных слизеринцев по тёмным переулкам вечернего Лондона.       — Ты не…       Сделав шаг в тень, привычно скрыв себя комплексом чар сокрытия, остался наблюдать.       — … посмеешь, — растерянно закончила девушка.       Само собой, я не собирался уходить, ведь действительно, девушка осталась одна, в переулке, без палочки, а вокруг — куча парализованных идиотов. Я ведь слегка переборщил с последними Ступефаями — кто его теперь знает, когда парни очнутся.       Девушка некоторое время пребывала в растерянности, но быстро начала приводить в чувство сначала Нотта, потом Паркинсон. Когда дело дошло до здоровяков Кребба и Гойла, я с чистой совестью покинул это место и покинув Косую Аллею через дырявый котёл, отправился на автобусе до дома на Гриммо.       — Леди Вальбурга, — поприветствовав кивком портрет моей двоюродной бабки, сел на стул, что Кричер так и не убрал. — Почему вы не сказали, что Дельфина Гринграсс является сверстницей моей мамы?       — А надо было?       — Это было бы неплохо. По непонятной мне причине я готовился ко встрече с более консервативной леди на поколение старше. Ладно, отставим в сторону этот нюанс. Скажем так, приятная неожиданность.       — Если Дельфина согласилась тебя учить, то скоро ты её возненавидишь. Ты ничего странного не заметил? Ну, если подумать.       — Кроме того, что она выглядит неприлично молодо для своих лет?       — Эх, сам потом поймёшь. Расскажешь, что с договором?       — Месяц меня погоняют и посмотрят, что я из себя представляю, а там определимся.       — Не оплошай, — очень серьёзно сказала Вальбурга. — Выложись на полную. В договоре указаны пункты о всяком неразглашении и неиспользовании тайн в личных целях?       — Есть.       — Выложись на полную. Только тогда Дельфина сможет реализовать твой потенциал и если он действительно хорош, то и в полноценные ученики возьмёт.       На этом беседа с Вальбургой подошла к концу, а я отправился домой, собираться.              ***       Пасмурным тёмным утром, когда моросил мелкий противный дождик и то и дело поддувал порывами лёгкий ветерок, я стоял у дверей внутри только-только открывшегося кафе Фортескью, полностью готовый, как говорится, к труду и обороне. Вокруг стояла тишина. Девушка-официантка протирала столы. Иногда слышался звон посуды где-то в глубине кафе, на кухне. Еле слышно разбивались крохотные капли дождя о стекло. Погодка вынудила меня приодеться несколько необычно — чёрные штаны в армейском стиле и с высоким сапогом, белая футболка, чёрная толстая ветровка с глубоким капюшоном и пальто. Образ вообще не английский, но что поделать? Мрачная погода диктует свои правила и только водоотталкивающие чары несколько сглаживают эту мрачность.       Воронка пространственной аномалии, именуемой здесь «Аппарацией», мгновенно появилась и исчезла в паре метров от входа в кафе, явив на пустую улицу Аллеи фигуру женщины, укутанную в плотную чёрную мантию с капюшоном, из-под которого виднелась коса светлых волос. Женщина быстро, не обращая внимания на резкий порыв ветра, шагнула к двери и распахнула ту, с характерным звоном колокольчика. Осмотревшись, она направилась ко мне, скинув капюшон.       — Чудесная погодка, мистер Найт, — улыбнулась Дельфина.       — Безусловно. Располагает к размышлениям о насущном.       — Вы готовы?       Подёрнув плечом, демонстрируя лямку моей неизменной сумки, утвердительно кивнул.       — Тогда, аппарируем, — Дельфина направилась на выход из кафе. Приличные люди не аппарируют из помещений. Это не только неприлично, но и может сбивать разные чары, охранные или декоративные, вызывая тем самым кучу неудобств для владельца дома или заведения. В общем, не принято.       Только мы оказались за порогом, а ветер словно издеваясь бросил в лицо сноп холодных мелких брызг, Дельфина протянула мне руку.       — Возьмите за руку и держитесь крепче.       Ровена, анализируй.       «Уже».       Взяв руку Дельфины, практически сразу ощутил мощный всплеск магии, окутавшей нас, а буквально через миг, эта магия словно превратилась в бур, мгновенно ввинчиваясь в пространство и затягивая нас в эту воронку. Краткий миг крайне неприятных ощущений, словно тебя всего перекручивает, выжимает словно тряпку и тянет, тянет куда-то вдаль. Но вот мы уже стоим на каменной дорожке около деревянного двухэтажного дома в типичном норвежском стиле, а вокруг, чуть поодаль, глухой бор с высоченными деревьями. Глаз попытался выхватить другие предметы вокруг дома, коих было немало, но погода здесь была ещё хуже, ветер сильнее, а дождь был ливнем, словно шторой закрывая обзор.       — Тут сильно штормит порой! — перекрикивая гул дождя и леса под ним, Дельфина потянула меня за руку в дом.       Зайдя внутрь, я сразу ощутил тепло и приятный, неуловимый запах дерева. Магией Дельфина привела нас в порядок, тут же полностью высушив, сняла мантию, под который был брючный костюм на манер жокейского, только более свободный.       Из прихожей сразу начиналась большущая гостиная. Я думал, что дом двухэтажный, но сейчас, прикинув увиденное снаружи и сравнивая с тем, что вижу внутри, понимаю, что второй этаж — обман. Просто гостиная, основной зал, из которого можно попасть в правое или левое крыло дома, высотой как раз в два этажа, да и потолком служит крыша, под которой со стен довольно пугающе свисают головы трофейных животных. Там же, вдоль различных балок, тянулась сложная паутина Ловца Снов. Во весь чёртов потолок!       — Чтобы сон был всегда спокойным и даже навязанные проклятьями кошмары не беспокоили, — заметила моё удивление Дельфина, уже сидевшая на одном из диванов в центре зала.       Огромный каменный камин разгорался с приятными щелчками, неизвестная мне домовушка накрывала прямо здесь, на столике напротив диванов, завтрак на двоих. Проходя к столу, я уже снял пальто и упаковал в сумку, и садясь напротив Дельфины, ещё осматривал окружение. Меха тут и там, на диванах всякие уютные подушечки, светильники в углах и над головой, но сейчас лишь пасмурное небо за окном, да камин давали свет.       — Сейчас позавтракаем, покажу тебе твою комнату, и приступим к тренировкам, — манера разговора подразумевала переход на «ты», потому и я решил вести себя чуть более раскованно.       Быстро позавтракав, Дельфина представила мне домовушку Хейни, и уже та проводила меня до одной из комнат в левом крыле дома. Довольно простая комната. Занавешенное окно, просторная деревянная кровать у стены, шкаф платяной и для книг, массивный рабочий стол, коричневое кожаное кресло. Мех какой-то здоровенной животинки покрывал почти весь пол. Быстро разложив пожитки по местам, отправился вслед за всё той же домовушкой обратно в зал.       — Погода не располагает к занятиям на улице. По крайней мере не на этом этапе, — заговорила стоящая посреди зала Дельфина. Сейчас она была похожа не на леди, а на строгого инструктора. — А потому, мы отправимся в подвальный зал для отработки заклинаний.       Вход в подвальный этаж располагался в правом крыле, в отдельной комнате. Спускались мы по винтовой лестнице примерно метров пятнадцать, и только потом прошли через массивную деревянную дверь в очень просторный вытянутый зал, свет в котором брался непонятно откуда. В дальнем углу зала располагались различные манекены, но сейчас туда вышла сама Дельфина и достав палочку, обернулась ко мне.       — Как я и говорила, не рассчитываю на особый репертуар в заклинаниях. Куда важнее для меня сейчас понять, на что ты способен. Мне плевать, какие у тебя тайны, особые секреты и возможно даже техники. Они все останутся здесь, между наставником и учеником. Покажи всё, чтобы я поняла, с чем имею дело. По контракту так и есть. Само собой, было бы желание, а обойти любой контракт можно всегда.       Ускорившись на максимум, буквально изрыгнул из палочки ворох заклинаний из смеси Сту́пефаев, Реду́кто, Экспелиа́рмуса, Экспу́льсо, и всё это повторялось в разном порядке. В этом есть смысл, ибо каждое заклинание уникальным образом взаимодействует с Проте́го.       «Уклонилась играючи» — раздался не голос, но мысль Ровены, просто передав знание по факту. — Экспу́льсо увела кончиком палочки».       Принудительно направив поток магии в палочку, создал модифицированный Сту́пефай из тучи управляемых снарядов, попутно кинув под ноги Дельфине Бомбарду. Ударную волну женщина увела размашистым движением свободной руки в сторону. Осколки зала от взрыва движением руки трансфигурировала в шарики, тут же сбив мои лучи. Не атаковала, ждала.       — Отличная скорость, невербально. Усиление тела магией? Хм, не только. Кровь? Отчаянный парень.       Дельфина улыбалась. Не безумно, просто радостно.       — Давай ещё.       И я начал поливать её заклинаниями школьной программы прямо с дикой скоростью, превратившись в этакий новогодний фейерверк — разноцветные лучи и сгустки заклинаний летели из палочки просто с феноменальной скоростью, но для каждого Дельфина мгновенно выпускала либо какое-нибудь контр-заклинание для взаимного уничтожения лучей, либо уклонялась мгновенно и легко, пропуская лучи буквально в сантиметре от себя, либо что-то трансфигурировала — от кирпичей, стен и металлических объектов, до стен из воды и прочих структур.       — Мало, — задорно подначила Дельфина, тряхнув косой светлых волос. Поза её выражала готовность, но без напряжения.       — А можно только магию?       — Да хоть что. Ты же бою планировал учиться.       — Чудно.       Вновь ускорившись, рванул вперёд. Дельфина не атаковала вообще, а взгляд и скупые движения палочкой поспевали за мной без особых проблем. По крайней мере мне так кажется. Сблизившись достаточно, попытался нанести хорошо поставленный удар сбоку, но Дельфина мягким блоком отвела мою руку в сторону. Ровена тут же просчитала целых шесть вариантов наказания для зарвавшегося меня, но их не последовало. В отведённом в сторону кулаке создал несколько кровавых игл и лезвий, тут же отправляя их в Дельфину. Та мгновенно их увидела и без жестов сожгла заклинанием, попутно создав мощную ударную волну вокруг себя, отбрасывая меня в сторону. Кувыркнувшись в воздухе, создал на руке контур одного из Туманных Мороков из Гримуара, и сдул с ладони крайне быстро разрастающееся облако фиолетового тумана.       — Хм… Занятно… — позволила себе пару слов Дельфина, прежде чем скромным движением палочки сжечь туман настоящим Адским Пламенем. Жутковатое заклинание. Кажется, будто в тёмном, красно-рыжем огне проступают контуры искаженных муками людей, рук, плоти, всё хочет дотянуться до тебя и сожрать.       Как появилось, так Адское Пламя и исчезло, я запустил в Дельфину Кумиларис — закручивающийся спиралью сгусток, так не эстетично разметавший Хвоста по Запретному Лесу. Женщина просто приняла его на чуть светящийся кончик палочки и сгусток лопнул как воздушный шарик, а его ошмётки, конусом разлетевшиеся за женщину, выбили из каменного пола и стен зала кучу крошки и осколков, оставив глубокие зарубины.       — Есть ещё что-то?       Меч показывать смысла нет — пользоваться всё равно не умею и вообще, это несколько иной инструмент.       — Есть, но похоже, смысла не имеет.       — Мудрое замечание, — улыбнулась Дельфина. С её палочки сорвался очень быстрый луч Реду́кто, от которого нормальному человеку не только уклониться сложно — даже увидеть. Я чуть наклонил голову, пропуская луч рядом. — Ясно. Выносливость?       — В таком темпе смогу часа три работать.       — Просто великолепно! — искренне улыбнулась Дельфина. — Защищайся!       Теперь уже мне приходилось уклоняться и выставлять Проте́го, но меня то и дело доставало различными неопаснымии заклинаниями, доставляя либо боль, либо ушибы, либо вминая как следует в пол и стены. Даже с мощностями Ровены я не успевал правильно интерпретировать тот или иной луч заклинания и принять контрмеры — Глухой Проте́го вовсе не панацея, как и уклониться можно далеко не от всего.       Десятка минут подобного избиения хватило, чтобы выжать меня как лимон, несмотря на превосходящие человека параметры тела — банальное отсутствие опыта. При этом я понимал, что Дельфина как-то усиливает себя магией если и не на мой уровень, то чуть-чуть ниже, но при этом превосходит на пару порядков во всём, словно предсказывая каждый мой вздох.       — Умотался? — весело спросила она, лишь немного учащённо дыша. Я же был в неприглядном состоянии, избитый и немного кровоточащий.       С трудом подняв руку с палочкой, наколдовал на себя Ву́лнера Сане́нтур, вернул кровь в тело и закрыл раны.       — Немного.       — Тогда, немного отдохнём, и можно идти на улицу.              ***       Голем — магическая кукла. Другого доступного определения я подобрать не могу. Создаётся при помощи трансфигурации. Хоть и говорится в учебниках, что нельзя создать волшебный предмет трансфигурацией, но никто не мешает создавать объект с заранее протравленными внутри или снаружи рунными контурами — таким образом обходится ограничение. Во время создания голема, при задании ему программы действий, механики движений и прочих тонкостей, существенное влияние на результат оказывает знание и понимание самого волшебника таких понятий как механика и тому подобное. Мастер трансфигурации может создать довольно интересных големов: от животных, до всяких рыцарей. Мастер трансфигурации и химерологии — невероятных чудовищ, эффективных и логичных по своей структуре и манере действия. Мастер трансфигурации, химерологии и колдомедицины может создать чудовищные машины смерти, способные не только эффективно двигаться, но и крайне эффективно убивать, при этом сами големы будут слабо уязвимы. Всё упирается в знания.       Нужно ли упоминать, что Дельфина является чёртовой машиной смерти в плане магических навыков и знаний? Если поначалу мелькали порой в голове мысли о том, какая она шикарная женщина, то через пару дней от этих мыслей не осталось и следа — мне просто было не до этого. Меня по лесу гоняют практически до смерти такие чудовищные големы, которых разве что Адским Пламенем можно взять, и то не факт. Каждый божий день, с утра до вечера, я прохожу один круг ада за другим. С перерывом на обед, конечно же. Помимо големов, Дельфина в любой момент может устроить западню, в которой я легко могу лишиться конечностей, получить кучу увечий, испытать адскую боль, и прочее, прочее, прочее. В общем, распорядок дня следующий.       Подъём. Выживание в лесу против постоянно увеличивающегося количества големов. При этом улучшаются и их способности, наряду с уменьшением спектра уязвимостей. В итоге, как бы я не совершенствовался и не вбивал на уровень рефлексов заклинания и тактики противодействия, к обеду я стабильно почти мёртв. Буквально.       Перед обедом Дельфина кидает меня в ванну с различными зельями и травами, и через полчаса я снова цел, бодр и голоден. После обеда два часа теории по разным дисциплинам. Очень сжато, по сути, быстро, на пределе восприятия. Трансфигурация, Витамистериум, Анатомия человека и всех остальных, кого можно встретить, азы Химерологии, азы Тёмной магии, базирующейся на отрицательных эмоциях и причинении вреда, мучений и смерти оппоненту.       После теории — практика до предсмертного состояния. Практика заключается не в отработке заклинаний, нет. Дельфина пытается меня убить, а я пытаюсь этого избежать, применяя имеющиеся или полученные знания. Мотиватор успеваемости предельно прост — при неудаче боль, травмы, увечья, развеянные пеплом по ветру гордость и самоуважение. Первые дни я оказывался в восстанавливающей ванне слишком быстро, всего за полчасика. Под конец месяца — не оказывался вообще, лишь немного обмазывался парочкой снадобий и обходился общевосстанавливающими зельями.       После тренировки «сдохни или умри» шёл ужин, а после него — «Сдохни или умри 2: Тёмный лес». Теперь уже помимо големов меня ещё и сама Дельфина гоняла. Она словно тень перемещалась по лесу и в любой момент в меня могло лететь абсолютно любое заклинание. Даже Ава́да. Правда, умереть мне никто не даст — Ловец Душ, реанимация тела, обратное вселение и вперёд! На баррикады! Чёртова некромантка! И ведь знает, что я знаю, что она использует некромантию. Знает и что я сам её использовал наряду с другими дисциплинами для лечения от ликантропии — шрамы не спрячешь, а Дельфина не только наставник, но и врач, как ни крути. В общем, она долго смеялась с моих выкладок и говорила, что это самый гениальный и безумный поступок. По её домыслам, мой метод распада тела не только не избавил меня от ликантропии, но закрепил её в душе, правда, сама суть волка вместе с ментальными настройками и подобием шизофрении распались. Пообещала, если выдержу этот месяц и она возьмёт меня в ученики, разобраться с моей формой оборотня и как её вообще принять, ведь механизм этот буквально вписан в душу и тело. Но в целом похвалила такое решение проблемы, ведь пропала сама проблема — потеря контроля и превращения по триггеру. Да и не заразен я — проверено какой-то особой диагностикой.       Отбой — ещё не значит «покой». В любой момент ночи может произойти что угодно — сработать ловушка с самой разнообразной начинкой, от подобия Круциа́туса, до различных лезвий или пожара. Подгорел я однажды знатно, провоняв весь дом копчёной плотью. А может и сама Дельфина ворваться в комнату и начать поливать меня различными заклинаниями.       Только в выходные, когда Дельфина покидала дом по своим делам, я мог спать спокойно. Вот только дневные тренировки от этого мягче не стали, ведь передо мной стояла задача — выжить и победить големов в лесу.       Тридцатого июля, в последний день тренировок, Дельфина чуть окончательно не закатала меня в землю. Как бы ничего особенного не произошло, да и вообще, вряд ли меня теперь можно чем-то удивить, но к вечеру меня знатно перемололо в фарш совместными усилиями Дельфины и её големов. Перемололо, и отправило поспать. В себя приходить было тяжело, словно что-то меня удерживало.       «Чары сна. Мощные. Часть отвела на себя. Тяжело думать» — ленивые не слова, но мысли Ровены раздались в голове. Из-за странного состояния дрёмы и сонного паралича по телу то и дело проходили фантомные ощущения то боли, то ещё чего. Но абсолютно чёткими, реальными были поглаживания по голове. Где-то на задворках сознания я слышал голоса. Знакомые голоса.       — …решила прийти, — это был голос Дельфины. Вместе с ним в сознание пробирались ароматы фруктов и вина.       — Ты сама позвала, Фина, — а этот голос тоже был знаком. Нарцисса?       — Звала. Месяц назад. Для леди позволительны опоздания, но не такие…       — Я была занята.       Некоторое время никто ничего не говорил, и от этой тишины я чуть не уплыл обратно в темноту. Удержался на плаву за счёт запаха другого вина.       — Что тут делает мистер Найт? — вновь говорила Нарцисса.       — Напрашивается в ученики.       — Лёжа у тебя на коленях?       — Не включай стерву, Цисси. На меня это не действует. Прислушайся.       Тишина.       — Он мурчит? — удивление в голосе Нарциссы можно было ощутить физически.       — Очень похоже. Слишком забавно. Не смогла удержаться.       — Очень… Не по этикету. Ты замужняя леди.       — Да прекрати, — дружелюбно ответила Дельфина. — Если я могу с кем-то общаться без условностей, я буду общаться. И если я хочу погладить нечто столь забавно урчащее, я поглажу.       Судя по голосу, Дельфина улыбалась, не прекращая гладить меня по голове, иногда зарываясь пальцами в волосы. Я правда мурчу?       «Похоже. На то…»       — Ты когда-нибудь решишься с ним поговорить?       В ответ Дельфине лишь тишина.       — Цисси…       — Ты не понимаешь. Я не помню. Вообще ничего не помню о нём. Я далеко не слабый окклюмент и могу восстановить последние двадцать пять лет по секундам. В этих секундах нет ни одного мига провала. Там нет Макса. Я точно помню диагностику, я помню роды, помню Драко. Макса там нет.       — Снейп?       — Что «Снейп»?       — Не мне говорить, что своим мастерством он обязан глубокой переработке Аконитового? Совмещение ментальной компоненты с зельем. Он хоть и не сертифицированный, но мастер окклюменции и легиллименции.       — Я уже думала об этом. Я не хочу думать в таком русле о Люциусе и Северусе. Должно же остаться в этой жизни хоть что-то… Незыблемое.       — Светлое?       — Да.       — Не для нас.       Очередная порция тишины сопровождалась характерным звоном бокала — друг о друга.       — Недавно видела Драко в, скажем так, естественном облике.       — Не говори, Фина. Воспитание Люциуса ужасно. Драко совсем меня не слушает. Ни в чём.       — Его нужно срочно брать, как говорят русские, в «ежовые рукавицы». В своём текущем состоянии и мировоззрении он приведёт род к краху. Но не мне давать советы о воспитании — у самой с дочками проблемы. Но всё-таки, может быть поговоришь с Максом? Посидите, обсудите… Что-нибудь? Что там обсуждают мать и сын?       — Зачем, Фина? Даже если он и вправду окажется моим сыном, я его не помню, не могу восстановить память. Меня не было в его жизни… никогда. Чужая женщина. К чему это?       — Кровь не водица, Цисси. И ему нужен якорь. Мощный. Я наводила справки, провела несколько расследований. Он так глубоко забился в скорлупу окклюменции, что уже давно теряет себя. Он почти безликий. Когда Макс пришёл говорить об ученичестве, он не делал это ради какой-то цели. Хотел учиться, потому что мог. Он уже убивал, и не чувствует угрызений совести. Почему убивал? Потому что это соответствовало его планам и потому что мог. Без сожалений, без терзаний, без промедлений. Ему нужен якорь. У него нет ни цели, ни смысла. Делает, потому что может и потому что так будет лучше для него.       — Неужели некому выступить в роли якоря?       — Есть девочка. Магглорождённая.       — Фи.       — Не играй пренебрежение, Цисси. Ты ещё ни разу меня не обманула. Ты их не презираешь и не ненавидишь. Тебе всё равно. А девочка пока что не желает сближаться. А Максу УЖЕ всё равно. Год, два, три? Сколько ему нужно будет времени, чтобы стать подобием голема?       — И что ты от меня хочешь?       — Я была в доме его семьи, глянула воспоминания приёмных родителей и соседей. Весёлый, талантливый и трудолюбивый мальчишка, но при этом серьёзный. Радовался всяким мелочам и первым выбросам, думая, что его никто не видит. С радостью исследовал всё вокруг. Но уже сейчас он идёт по головам через трупы, не считаясь с чувством самосохранения, проводит ритуалы уровня мастера. Я хочу, чтобы этот талантливый мальчик не превратился в очередного Тёмного Лорда. Один стал одержим идеями, другой стал психом-убийцей. Как скоро наступит момент, когда Макс станет подобным? Когда, чтобы сделать всех довольными, он решит уничтожить всех недовольных, или ещё что-то?       Очередное молчание вновь чуть не отправило меня в темноту, но звон бокалов, запах вина и рука, что порою зарывается в волосы на голове — это удержало меня на плаву.       «Засыпаю. И ты скоро уснёшь».       — Я не могу справиться с обычным капризным подростком… Что предлагаешь?       — Не знаю… Цисси… Не знаю…       Звуки становились всё дальше, а тьма сжимала свои объятия всё сильнее.       В себя я пришёл на большом угловом диване в гостиной. Накрыт покрывалом, мелкая подушка под лопатками, а голова моя комфортно пристроилась на тёплых и мягких… Ногах? Дельфина медленно поглаживала по голове, порой зарываясь рукой в волосы. На дворе был поздний вечер или ночь, в камине трещал огонь, а в комнате стоял аромат вина и фруктов. И нет Нарциссы.       — Ты, наверное, не знаешь, — тихо заговорила Дельфина, не оставляя в покое мою голову. — Но если тебя гладить, то ты тарахтишь, как кот. Невозможно удержаться.       — Не знал.       — Вот видишь. Жизнь полна открытий.       Минуту я просто лежал и слушал треск камина.       — Я прошёл?       — Да. Я не думала, честно говоря, что ты пройдёшь. Придётся что-то придумать насчёт обучения, ведь скоро учебный год. Я примерно посчитала. С твоими талантами и усердием, обучение займёт пару лет. Будешь самым молодым мастером Трансфигурации и прочих дисциплин. Но скажи, куда ты спешишь?       — Волдеморт вернётся.       От моих слов рука Дельфины на миг прекратила поглаживать меня по голове, но лишь на миг.       — Крестражи, — добавил я, но на этот раз Дельфина не отреагировала.       — Можешь не продолжать.       Вновь тишина и вновь я слушал треск огня в камине.       — Можно обратиться к вам с просьбой?       — Попробуй.       — Как вы относитесь к квиддичу?       — Если ты о финале кубка мира, то я там буду. Я, как и многие другие влиятельные люди Англии. И не ради квиддича, как ты понимаешь.       — А не могли бы вы выступить в роли сопровождающего для меня и моей подруги?       — А ты наглец!       Я повернул голову так, чтобы видеть Дельфину. Она смотрела на меня сверху вниз, держа одной рукой бокал с белым вином и улыбалась.       — Это же надо быть столь наглым, чтобы лёжа на ногах одной леди, разговаривать и просить за другую!       — Наставник…       — Ладно-ладно, я поняла, только не нужно сейчас включать манерный официоз — он имеет ужасное свойство портить любой вечер.       — Кхм…       — Хорошо. Когда вы планируете посетить это мероприятие?       — За пять дней. Нужно будет только докупить разный инвентарь.       — Хорошо. Сама я планировала лишь в день матча посетить это место.       — Можно только провести, а там мы сами.       — Хорошо. Я напишу о месте встречи. А сейчас спи.       — Это я могу… — с трудом подавив зевок, закрыл глаза и быстро провалился в сон.              ***       Утро тридцать первого июля началось не как обычно. За последний месяц у меня вместо зарядки были самые настоящие боевые вылазки, а существование шло под двумя лозунгами: «Постоянная бдительность!» и «Сдохни или умри!». Сейчас же ровным счётом ничего не происходит. Я просто проснулся на диване в гостиной, уже засветло. Скинув покрывало и сев, потянулся, вдохнув аромат завтрака из кухни в правом крыле дома — домовушка Хейни старается. На фоне всей этой умиротворённости я после душа оделся в свой костюм «а-ля Грейвс», который хранился в сумке.       Завтрак прошёл непривычно неспешно, а Дельфина вновь выглядела как Леди, с большой буквы, а не ассасин какой-то. Строгое закрытое изумрудное платье и чёрная мантия с серебряной вышивкой по кантам.       Когда дело дошло до чая, леди Гринграсс заговорила:       — Ближе к сентябрю я отправлю письмо о встрече, и мы сможем обговорить нюансы ученичества.       — Благодарю.       Это были все слова, сказанные за завтраком, не считая «Доброго утра» в самом начале. Обратно в Лондон мы аппарировали почти сразу — я лишь собрал свои вещи. Распрощавшись с леди Гринграсс у кафе Фортескью, покинул Косую Аллею через не меняющийся притон для несостоявшихся волшебников имени Котла Дырявого, и вновь автобусами отправился к Найтам.       Там меня радостно встретила Сара. Так радостно, словно меня пару лет не было.       — Просто ты выглядишь как мой брат, вернувшийся после службы в армии. Просто ну до неприличия довольный!       Напоив чаем, который, похоже, я никогда не устану пить, Сара расспросила об обучении и слегка посетовала на жестокость. Посетовала, но с пониманием, ведь я рассказывал о невероятных для обычных людей возможностях по исцелению.       Вторым на очереди был звонок Гермионе. Девушка оказалась дома и обещала при встрече в красках рассказать о поездке в Ниццу, а я в свою очередь — об обучении. Порадовал её тем, что нашёл сопровождающего, и поездка на финал кубка — вопрос решённый. Только после этого я отправился в дом на Гриммо и теперь уже Вальбурге рассказывал о тех кругах ада, которые прошёл. Удивительно, но все те дни слились для меня в один. Я никогда полноценно не высыпался, всегда всё болело, всегда мозги были заняты новыми знаниями, а тело пыталось выжить в крайне неблагоприятных условиях. Большинство спортивной и прочей одежды пришлось выбросить — лохмотья не подлежали восстановлению. Но оно того стоило, по крайней мере, мне так казалось.       Найты меня несколько огорчили тем, что поездка в Германию этим летом бессмысленна — их старший сын не сможет нас встретить и провести хоть куда-нибудь. Не видать мне нынче БМВ, ну да ничего.       До семнадцатого августа я в очень спокойном и тихом темпе делал домашку на лето, выполнял задания из обычной школы и сдавал по её программе экзамены. Обновил гардероб в плане обычной одежды, обновил запасы различной канцелярии и прочего ширпотреба. Шестнадцатого августа я сходил на Косую Аллею и купил волшебную палатку среднего класса, со всей мебелью и прочей обстановкой. Мог взять и на Гриммо, но там на всём герб Блэк, что пока что не к месту. Из-за того, что я всё время был где угодно, но не дома, Гермиона не смогла до меня дозвониться и попросту написала письмо с какой-то левой совой — девушка хотела пригласить меня прогуляться по Косой Аллее, но в итоге время было упущено, и она сама обновила свой гардероб. Причина тому простая — я же говорил ей, что места вплотную с министерской ложей, вот и додумала она, что джинсы и кофты, конечно, практично, но нужно больше одежды сугубо женской, «на стиле» волшебников. Что она купила, конечно, интересно, но…       Утром семнадцатого августа, в день начала «заселения» на стоянку при стадионе для проведения финала кубка мира по квиддичу, я стоял в своём новом костюме у входа в кафе Фортескью. Сумка на одном плече, свёрнутая палатка за другим. Время было ещё совсем раннее, но погода ясная, немного прохладная. Волшебная улица ещё только просыпалась. Тут из прохода в Дырявом Котле появилась знакомая пышная шевелюра, собранная в незамысловатую, но аккуратную и симпатичную причёску.       — Макс! — громко и радостно крикнула Гермиона, тут же постеснявшись своему порыву, и быстрым лёгким шагом подбежала ко мне, обняв. — Я так рада тебя видеть.       Гермиона чуть загорела, выглядела здоровой и счастливой. За плечом у неё был женственный вариант моей сумки, чёрная. Надеть девушка решила чёрную широкую юбку чуть ниже колен, уже знакомую мне белую водолазку и приталенную мантию, явно французскую.       — И мне есть что рассказать, Пушистик.       — Ты неисправим, — с улыбкой она легонько стукнула меня по груди. — Ты как за месяц опять вырос? Ты что ешь такое?       — Вырос? Я и не заметил.       — Ну как же! Каблучок, конечно, маленький, но я опять тебе лишь по глаза, словно на плоской подошве.       Гермиона наглядно показала рукой разницу в нашем росте.       — А кто будет сопровождающим? А где он?       — Она.       — Она? — подозревающий во всех грехах земных взгляд упал на меня. Пусть и наигранный, но всё же.       — Сейчас должна появиться.       Хлопок аппарации поблизости известил о чьем-то прибытии, и обернувшись на звук я увидел леди Гринграсс. Очередное строгое платье, только на этот раз чёрное с синим. Ну и мантия, как без неё?       — Мистер Найт, — с улыбкой чуть кивнула леди.       — Леди Гринграсс, вы как всегда прекрасны.       — Благодарю.       — Спешу вам представить, мисс Гермиона Грейнджер, — я указал рукой в сторону Гермионы и та выдала очень достойный книксен.       — Рада познакомиться с самой талантливой ведьмой своего поколения.       — И я рада с вами познакомиться, леди Гринграсс.       — Ну что, дети, — перешла от официоза к более-менее дружественному общению Дельфина. — Готовы отправляться?       — Да, — ответили мы одновременно.       — Прекрасное единодушие. Туда принято отправляться порталом, но я и так знаю место. Аппарируем.       — Тройная аппарация? — удивилась Гермиона, и было чем. Двойную потянет не каждый, а тройную.       — Это ещё что, — тихо заметил я, но само собой, все услышали.       — Скажешь что-то лишнее, дорогой ученик, и я тебе руки с ногами поменяю, и скажу, что так и было.       — Понял.       Дельфина протянула нам руки.       — Возьмите за руки и держитесь.       Краткий миг неприятных ощущений, и вот мы уже стоим почти на вершине холма, а позади — лес.       — Гермиона? Всё хорошо?       — Не уверена… — девушка выглядела очень кисло. — Такое чувство, словно все органы перемешались в случайном порядке.       — Так только в первый раз, юная мисс, — улыбнулась Дельфина и поманила нас на верх холма. Так и пошли, шаг в шаг, друг рядом с другом.       — Леди Гринграсс, значит, «Прекрасна как всегда», — бурчала Гермиона. — А Гермиона — Пушистик.       Дельфина звонко, но тихо рассмеялась, смутив тем самым Гермиону, явно не отошедшую от аппарации.       — Смотри на это под другим углом, Герм. Кому-то дежурный комплимент, а кому-то — личный.       Гермиона глянула на Дельфину и как-то хищно улыбнулась.       — Мог бы и промолчать. А теперь я тебе могу лишь посочувствовать.       Посмотрев в сторону леди Гринграсс, я увидел похожую хищную улыбку. Вот именно с такой меня по лесу гоняли, вбивая в землю. Без сочувствия и сожаления.       — Дежурный, значит, комплимент?       «А я механизм аппарации разработала. Я молодец?».       — Мерлин, за что?! — спросил я небеса, но в ответ лишь чириканье птичек со стороны леса, да нарастающий шум спереди.       Взойдя на вершину холма, нам открылся вид на огромную равнину, от края до края заполненную уже развёрнутыми, или только-только разворачиваемыми палатками самых разных видов, размеров и цветов. Тут и там летали волшебники на мётлах, шла какая-то суета, виднелась ярмарочная площадь, а где-то в километре высилась громадина стадиона.       — Ну вот, сейчас я вас проведу через регистрацию, и отправлюсь по своим делам.       — Ага… — отстранённо ответила Гермиона, глядя на всё это.       — Приключения не ждут?       Предстоят действительно интересные пять дней. По крайней мере я на это надеюсь.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.