Шаг Первый: Новый мир

Джен
NC-17
Завершён
16646
автор
Размер:
673 страницы, 48 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
16646 Нравится Отзывы 6205 В сборник Скачать

Глава 33. Часть 2.

Настройки текста
Примечания:
      Три дня прошло в тренировках со способностями Зодчего, хотя, как я и планировал, при поглощении он полностью перешёл под контроль Ровены, а уже через неё этими способностями учусь управлять я. В принципе, если эти способности перевести в заклинания, то получится очень эффективная и не особо ресурсоёмкая боевая трансфигурация, но вся фишка в том, что для управления этими способностями мне вообще не нужны никакие контуры. Это как будто я напрямую контактирую с нужной мне областью пространства и на одной воле, питаемой магией, создаю нужные объекты из тени, попутно играясь с трансфигурацией пространства. Жаль, что она ограничена подобием трансгрессии для созданных теневых объектов. Но открылась неожиданная сторона этой способности, и даже не одна: внеочередное увеличение объёма вырабатываемой магии, пусть и небольшое; при добавлении энергии гемомантии к магии в соотношении один к двум, трансфигурированные тени способны буквально кромсать магические контуры и энергетические продукты активации контуров, к примеру, щит Проте́го вообще не является препятствием для трансфигурированных из тени объектов.       Леди Гринграсс, как и обещала, отправила книги и воспоминания. Детально разбирать их нет смысла, ибо все правила поведения и допустимые действия или реакции на действия других волшебников, сводятся к одному понятию — веди себя сдержанно и вежливо, а на поступки других отвечай по чести. Суть поведения как ученика сводится примерно к тому же, но с учётом, что вас двое и каждый в своём роде друг за друга в ответе. При этом, этикет в приоритете. Проще говоря, если твоего мастера оскорбят, то ты имеешь полное право встать на его защиту в возникшем конфликте, но вступает в силу этикет. Если ученик и мастер одного пола, то действовать нужно по старшинству, то есть, не лезть вперёд мастера, а если сильно хочется, то обратиться к мастеру: «Разрешите натянуть глаз на жопу этому смерду». Если ученик и мастер разного пола, то работает схема «леди и джентльмен». В моём случае, если кто-то оскорбит леди Гринграсс, то я, как джентльмен, сопровождающий даму, имею полное право порвать всех причастных на британский флаг. При всём при этом, двойственность подобного подхода, позволяет с невероятной ловкостью жонглировать понятиями, ситуацией и ответственностью за поступки друг друга. Что это значит?       Кто-то оскорбляет леди Гринграсс, я вступаюсь, а обидчик говорит, мол: «Вашему ученику следует знать место», или что-то в таком роде. При этом, можно сказать, мол: «Он в первую очередь джентльмен», и получится, что обидчик нанёс аж два оскорбления. И вот эту инициативу можно перебрасывать между собой, как горячий пирожок.       Встретиться договорились за полчаса до отправки в Малфой-мэнор и даже обговорили наряды — это стандартная тема для тех, кто посещает мероприятие совместно, да и поможет вводить волшебников в заблуждение, выигрывая время. И вот, я переместился порт-ключом к дому Дельфины в лесу. Следуя тексту записки, смело открыл дверь, шагнув за порог. В центральном зале дома, как и всегда, царил покой. Неяркие светильники по углам; стол с креслами и диванами в центре; причудливые тени от потрескивающего в камине огня затейливо пляшут на стенах и полках шкафов.       Рукой с тростью стряхнув несуществующую пылинку с черной мантии, поправив лацкан абсолютно чёрного блэковского костюма и убедившись, что ни одна серебряная запонка с кроваво-красной инкрустацией никуда не пропала, как и прочие аксессуары в подобном стиле, обернулся на звук шагов. Дельфина вышла в строгом закрытом платье нескольких оттенков зелёного, напоминая оные в малахите. Немного серебряных аксессуаров с кроваво-красными камнями, как у меня. Всё в меру, всё аккуратно, но дорого — и это видно.       Хоть наряды и были согласованы заранее, но одно дело — знать, а другое — видеть. И вот сейчас, без всякого подтекста, я получал настоящее эстетическое удовольствие, наблюдая за её сдержанными движениями. В который раз убеждаюсь, что только с возрастом и опытом женщина приобретает какую-то совершенно мистическую способность очаровывать, и при этом не нужны никакие голые ноги, короткие юбки и прочая вульгарщина.       — Леди Гринграсс, — улыбнувшись, сдержанно поклонился. — Я даже представить себе не мог, насколько ослепительно прекрасны вы будете этим вечером.       — Льстец, — на лице Дельфины появилась ответная улыбка. — Как прошла подготовка к рауту?       — Прекрасно. Во всеоружии.       — Отрадно слышать. В ближайшие минуты должны появиться девочки, и отсюда мы отправимся камином в Малфой-мэнор.       Располагаться не стал — ожидание меньше минуты. Занятно. Оказывается, я непривычно сильно волнуюсь. Даже мысли стали рубленными, короткими.       Пламя в камине загорелось зелёным и через краткий миг оттуда вышли Дафна в синем платье и тёмно-синей мантии, и Астория, вся в чёрном. Хотя, чёрный цвет одежд младшей девушки оказался обманчив и при прямом падении яркого света он отливал тёмно-зелёным.       Стоило только девушкам убедиться, что камин они прошли нормально и чистить себя не требуется, а пламя камина сменилось на обычное, они заметили меня и были крайне удивлены. Похоже, леди Гринграсс не оповестила девушек о личности своего «плюс один».       — Дафна, Астория, — кивнул я с вежливой улыбкой на лице, и если Дафну так и тянуло отвернуться, вздёрнув носик, то Астория выдала обычный книксен.       — Отправляемся через… — Дельфина наколдовала палочкой Темпус. — Три минуты двадцать пять секунд.       Дельфина подошла к камину и проведя рукой над строго определёнными кирпичами, запустила довольно интересный механизм — камин увеличился в размерах. В одной из книг я читал о коллективном перемещении в каминной сети, но слишком уж привык видеть это самое перемещение, выполненное лишь одним волшебником.       Мы стояли молча, дожидаясь нужного времени. За тридцать секунд до отправки, Дельфина бросила в камин горсть летучего пороха, подставка для которого стояла на безопасном удалении от огня, и пламя стало зелёным, давая тем самым понять, что можно заходить внутрь. Первыми зашли Дафна и Астория и тем самым они будут у нас за спинами. Следом зашли мы.       — Малфой-мэнор, — сказала Дельфина за пять секунд до нужного времени и бросила очередную горсть пороха в пламя под ногами.       Нас буквально затянуло и поволокло по зелёному пространственному коридору, нещадно крутя. От него тянулись в разные стороны другие коридоры, но жестокая круговерть перед глазами не давала что-то рассмотреть, пока Ровена не решила пропускать сигналы от органов чувств через себя, играя роль этакого стабилизатора. Я и не думал, что можно было так ловко послать к Мордреду всю физиологию и на одной воле проводить сигналы по другим нервным соединениям.       «Это Магия, мальчик мой».       Тьфу на тебя три раза!       Магия тянула нас по одному конкретному маршруту в этом пространственном зелёном коридоре, больше похожем на трубу, но казалось, будто всего одно небольшое волевое усилие, и я смогу перепрыгнуть в совсем другой поток. Однако не стоит относиться к путешествиям через каминную сеть легкомысленно. Подобный маневр со сменой адреса в полёте действительно можно выполнить, только это опасно и можно остаться без руки или ноги, отправив ту к кому-нибудь в камин.       Ровена, ты сможешь спрятаться в тени Дельфины и девочек?       «Безусловно. Хочешь быть всегда в курсе событий?»       Да.       Все мои соображения о переходе через каминную сеть и мысленный разговор с Ровеной не заняли и пары секунд, и вот появилось ощущение скорого выхода из камина. Небольшое волевое усилие, попытка сделать шаг…       Мы вышли в большом и просторном зале с высокими потолками и стенами из массивных каменных блоков цвета серого гранита. Всё было искусно декорировано, у стен стояла дорогая резная мебель, висела пара больших картин с пейзажами, а высокие окна в стене напротив были завешаны массивными шторами. Ступив на ковёр, устилавший большую часть пола, я встретился взглядом с Драко в чёрном фраке и мантии. Рядом с ним стояла Нарцисса в тёмном платье с бежевой вышивкой растительных мотивов и высокой прической светлых волос.       Безусловно, я вышел одновременно с леди Гринграсс, и мы сделали шаг вперёд навстречу хозяевам дома, а позади нас почти мгновенно вышли Дафна и Астория. Меня порадовала неспособность Драко стойко принимать неожиданности, а следовательно, и его удивлённое лицо. Краем глаза тут же оценил ситуацию. В этом зале, судя по всему, только встречают гостей, что прибывают по расписанию, а потом проводят в другой, за одной из дверей — либо слева, либо справа. Скорее всего справа, ведь именно там, прислонившись спиной к стене, стоял какой-то мужчина за тридцать, и появление Дельфины в моей компании его явно не обрадовало.       — Лорд Малфой, — я решил идеально выдерживать интонации Люциуса. — Примите мои поздравления. Обязанности главы рода — тяжкое бремя и я надеюсь, вы понесёте его с честью.       Драко приосанился, ухмыльнувшись.       — Не сомневайся, Найт.       — Леди Малфой, вы неизменно прекрасны.       — Благодарю, мистер Найт.       Ещё с десятка два секунд шли стандартные приветственные реплики уже между нами всеми, и только после этого Драко и Нарцисса повели нас в другой зал, как я и думал, в правую дверь.       Второй зал, где и располагались уже прибывшие, и обязательно появятся ещё действующие лица, был, в принципе, похож на предыдущий, разве-что длиннее и явно подразумевался как бальный. Тут и там стояли столики, фуршеты и всё в таком роде, однако, судя по расстановке, танцы не подразумевались, но это и очевидно — не бал же. Освещение здесь было довольно хорошее и способствовали этому две большие люстры под потолком, однако ближе к стенам, где были расположены столы с диванами и креслами, свет немного приглушался, создавая иллюзию более приватного пространства. Волшебников и волшебниц разных возрастов здесь набралось уже довольно много, в пределах сорока человек, но богатством цветов в одежде могли похвастаться лишь немногочисленные представительницы прекрасного пола. Мужчины предпочитали классический чёрный или тёмно-синие цвета.       Как только мы вошли в зал, все обратили на нас внимание — кто-то обернулся, а кто-то лишь мельком мазнул взглядом, продолжая тихо беседовать в своих компаниях по интересам.       Драко с Нарциссой отправились встречать других гостей, а мы пошли по залу, ибо приличия требуют поздороваться и пообщаться практически со всеми, кроме очевидно занятых, кто сидит за столиками. Невдалеке я заметил небольшую компанию ребят из Хогвартса, от которой откололись Нотт и Забини. Они двинулись в нашу сторону и стоило нам пересечься, как сразу же… выдали вежливые приветствия, а парни предложили Дафне и Астории присоединиться к их компании. В общем, девочки ушли, давая большую свободу маневра.       Если вкратце, то первый, пожалуй, час нашего блуждания под ручку по залу, можно описать в несколько предложений. Внутренне я был напряжен, снаружи — естественным образом держался в меру важно, в меру сдержанно, в меру… Всё «в меру». Мы подходили к тем или иным волшебникам, Дельфина представляла меня им, их — мне. Фразы дежурные, интерес вежливый, а вот взгляды… Взгляды, пусть и не очевидно, но говорили куда больше, чем слова. Несмотря на мою схожесть с Нарциссой, во мне видели непонятно что и многих не устраивало моё присутствие здесь. Некоторые пытались задавить авторитетом, или надавить своей надменностью, но меня таким не прошибёшь.       Я считал забавным то, что среди всех этих волшебников были и те, кто сбежал из Азкабана. Я узнал Долохова, черноволосого волшебника с немного искривлённым лицом, Джагсона, полноватого здоровяка с волосами, собранными в конский хвост на затылке и поглядывающего на всех взглядом психопата — ненавижу такой взгляд, резковатые движения… Человек-неожиданность — сейчас он искренне веселится безобидному анекдоту, а в следующий миг может с гневом в глазах бросить в тебя Ава́ду. Лестрейнджи, причём оба, были здесь и тихо общались с кем-то за столиком.       Покончив с обходом, мы с Дельфиной подошли к одному из пустых фуршетных столиков и взяв немного закусок, незаметно проверили их магией без палочки на наличие различных интересных примесей. Таких не оказалось.       — Как-то даже обыденно, — заметил я, осматривая зал и волшебников в нём.       — Ты же не думал, что на нас сразу нападут? — улыбнулась Дельфина.       — А как было бы просто, да? Сразу решил все вопросы и отправился домой. А так — ждать. Ненавижу ожидание.       — С другой стороны, — Дельфина взяла бокал с белым вином и после проверки магией, сделала небольшой глоток. — Можно многое увидеть и услышать.       — Ну да, — кивнул я. — Я уже под сотню раз услышал различные пересуды и предположения о нас. Как я и думал, многие в замешательстве.       Продолжая наблюдать за обстановкой, подмечаю, что молодёжь постепенно удалилась.       «В другой зал, не переживай. Я тут всё фиксирую. Они расселись по диванам и перемывают тебе косточки. Все в недоумении».       Прелестно, когда есть такая уникальная возможность шпионить. Всё-таки трансфигурация — мощь!       «Драко с нетерпением ждёт визита Тёмного Лорда, и по его мнению, он поставит тебя на место».       Прелестно!       Пока Ровена давала отчёт о ситуации среди молодёжи, в нашем с Дельфиной направлении двинулась троица волшебников. Леди Гринграсс тоже заметила это, а с десяток других волшебников явно бросали взгляды с нас на них.       — Джагсон посредине, — зашептала Дельфина. — Роули, который светлый, а второй, с короткими чёрными волосами — Кэрроу.       С ними мы не беседовали и мне интересно, что они замыслили.       — А, Дельфина! — радостно улыбнулся Джагсон, беря на себя инициативу в разговоре. — Как давно мы не виделись! Четырнадцать лет! А ты всё так же хороша!       — Герберт, — сугубо вежливо улыбнулась женщина.       Троица волшебников немного презрительно оглядели меня, но очевидно, что они показали ровно то, что хотели показать.       — Пойди, мальчик, погуляй с другими детьми, — как от мухи отмахнулся от меня Джагсон. — Взрослым нужно поговорить.       — Мне нечего скрывать от своего ученика, — не дала мне вставить слово Дельфина.       — Ученика ли? А? — ухмыльнулся Кэрроу. — Неужели ты променяла моё приглашение на общество этого…       Кэрроу скривился, пытаясь подобрать слова. Ну, ясно. Провокация. Поведёмся.       — Полегче на поворотах, — ухмыльнулся я, — Амикус Кэрроу. Как известно, язык без костей часто является причиной преждевременной смерти.       — Угрожаешь мне? Взрослому волшебнику? — лицо Кэрроу приняло очень суровый вид, что на немного вытянутом остром лице выглядело довольно устрашающе.       — О! — раздался голос сбоку, и краем глаза я отметил подошедшего к нам ещё одного здоровяка-волшебника с седой бородкой и проседью в волосах, Вильям Гойл, нынешний глава их рода. — А не тот ли это парень, что тогда был на кладбище?       Гойл пристально посмотрел на меня, буравя взглядом.       — Нам сильно потом досталось.       — Такой сопляк?       Забавно это слышать из уст волшебника, которого я и выше, и, пожалуй, шире в плечах.       — Последнее предупреждение, Амикус, — я нарочито называл его по имени. — Полегче на поворотах.       — А то что? — Кэрроу подошёл вплотную. — Погрозишь мне пальчиком?       — А ты проверь.       Джагсон всплеснул руками.       — А и вправду! Помнится, юный лорд Малфой с большим энтузиазмом представлял, как посмотрит на позор или мучения некоего Макса Найта. Почему бы тебе, Амикус, не обеспечить подобное?       Не дожидаясь нашего ответа, Джагсон обернулся к волшебникам в зале.       — Дуэль! Дамы и господа! Повеселимся немножко!       Стоило бы заметить, что всё идёт не по этикету, а наигранность происходящего очевидна. Волшебники восприняли новость крайне положительно и в рекордный десяток секунд разошлись на две противоположные стороны зала, создавая этакий коридор.       — Макс, — посмотрела на меня Дельфина, но я лишь моргнул, мол: «Нормально всё».       Мы с Амикусом вышли на середину импровизированного коридора, а волшебники, вынув палочки, создали плёнку защиты, что предотвратит шальное попадание по ним.       — Условия? — спросил я, глядя на Амикуса.       — До неспособности сражаться, сдачи или потери палочки. Посмотрим, стоишь ли ты чего, или лишь бросаешь слова на ветер.       Я уменьшил трость и убрал в специальный карман жилетки. Как и Амикус, я вытащил палочку из кобуры, и мы развернулись друг от друга, расходясь на десять шагов. Поворот, поклон.       — Начинаем, как монетка коснётся пола, — Амикус вытащил галлеон и не дожидаясь одобрения с моей стороны, попросту уронил его, наводя на меня палочку.       «А у нас тут какое-то зелье распыляется»       Где конкретно?       «Вокруг Дельфины. Похоже, что она не заметила… А нет, заметила».       Моё восприятие было взвинчено на максимум, а на кончике палочки я уже создал аж четыре контура разных защитных заклинаний чтобы точно не прогадать. Однако, Амикус скучающим движением запустил в меня просто Реду́кто, от которого я просто отклонился вбок.       «Придётся тебе поддержать его игру. Злодеи уверились, что пары зелий подействовали. Дельфина наверняка попробует выяснить больше конкретики о происходящем».       Я ответил Амикусу таким же Реду́кто и даже произнёс заклинание, дабы уверить волшебника в его превосходстве. Так мы начали лениво перебрасываться обычными заклинаниями, под тихие смешки окружающих. В зале, кстати, появились и детишки-слизеринцы во главе с Драко, который с большим любопытством и ухмылкой на лице следил за дуэлью.       Пару раз Амикус пускал в ход бытовые чары типа завязывания галстука или модифицированного завязывания шнурков, и мне приходилось уже не уклоняться, а ловить их на большую полусферу Проте́го, дабы не показать раньше времени способность ловить заклинания и чары на кончик палочки. Забавным и в некоторой степени раскрывающим идею Амикуса было то, что неоднократно он посылал в мою руку с палочкой склеивающие чары, чтобы я точно не выронил палочку, окончив тем самым дуэль. Хочет потянуть это дело и поиздеваться?       Леди Гринграсс, Джагсон и Роули отправились прочь из зала, и сделали это довольно скрытно, а когда за ними захлопнулась дверь в зал, Амикус провёл довольно любопытную серию из бытовых чар, прикрытых ярким лучом Экспелиа́рмуса, которое ещё и озвучил. Однако, движения палочкой он сохранял, а моё зрение неплохо подстраивается, потому я отразил Экспелиа́рмус и бытовые чары, нарочно пропуская склеивающие на руку и Силе́нцио. Отыграв изумление, с непониманием посмотрел на Амикуса, чем вызвал его ухмылку.       — Вот сейчас-то я и покажу тебе твоё место, сопляк.       Некоторые волшебники довольно осклабились, особенно отличились в этом плане Драко со своими верными товарищами Креббом и Гойлом.        — Как насчёт небольшой демонстрации Тёмной Магии? К примеру… Кру́цио! — с палочки моего оппонента слетел тусклый красный луч, от которого я легко увернулся и тот угодил в стену далеко за моей спиной.       — Не кривляйся! — вскрикнул волшебник. — Кру́цио.       Но я вновь увернулся. Тогда Амикус немного озлобился и начал закидывать меня заклинаниями посерьёзнее, стараясь или раздробить кости в ногах, или нанести болезненные раны, или вскипятить кровь в отдельно взятых органах. Разноцветные, а порой и вовсе невидимые лучи то и дело «свистели» у моего виска, но я исправно уклонялся. Амикусу надоело, что я постоянно уклоняюсь от всего подряд, потому он кинул в меня Инка́рцеро. На подлёте ко мне конструкт развернулся, что выглядело как несколько переплетённых канатов превращающихся в подобие ловчей сети. На лице Амикуса появилась торжествующая улыбка, но я просто активировал трансгрессию и верёвки пролетели сквозь чёрный дым.       Некоторые волшебники начали изумлённо переговариваться, ведь это довольно сложный навык из трансфигурации, а эту дисциплину изучает далеко не каждый.       «В принципе, можешь заканчивать. Возможно, потребуется свобода твоего передвижения. Наша компания уединились в свободной комнате, но через тень я ощущаю здесь других действующих лиц и какое-то подавляющее магическое воздействие — тяжело начать выстраивать конструкты. С сильными получится, но не в текущем состоянии Гринграсс».       А что там злодеи?       «А что они? Роули, как и Кэрроу, не понравилось, что не его выбрали в качестве сопровождающего. Они тут вовсю рассказывают коварные планы. Типа, Волдеморт приказал выбить из Гринграсс подпись под парой документов, желательно мягко, но при необходимости — любыми средствами. Пара интриганов из их коллег составили простенький план, а мы вносим в него элемент хаоса. Вот они и решили использовать смесь ментальных зелий, а прямо сейчас хвастают, что выпили антидот заранее, а без него даже колдомедик не нивелирует эффект».       Не став больше сдерживать свою скорость, взмахнул палочкой, отправляя в Амикуса перенасыщенный магией Сту́пефай, разлетевшийся на десяток сгустков. Тот успел выставить щит, остановив больше половины, но остальные пробили брешь, заставляя волшебника уклоняться. Пока сгустки летели, я кинул вокруг Амикуса Глиссе́о, превращая пол под ним в невероятно скользкий, а по бокам и вверх от волшебника запустил Конфри́нго.       Как только защита Амикуса посыпалась, он попытался уклониться, сделав шаг в сторону, но поскользнулся. Падая, он ушёл в трансгрессию, чёрным дымом взлетая вверх, чтобы пропустить под собой линию огня Сту́пефаев, но попал под один из моих невидимых лучей Конфри́нго и огненный взрыв выбросил раненого волшебника из трансгрессии. Амикус покатился по полу, беспорядочно кувыркаясь и без сознания застыл только у самой стены, приложившись о ту лицом.       Простым усилием магии я развеял на себе Силе́нцио и склеивающие чары на руке, вкладывая палочку в кобуру на предплечье и доставая трость.       — Мило, — улыбнулся я толпе. — Но скучно. Думаю, победитель очевиден?       Занятно, но никто не спешил помогать Амикусу. Волшебники повздыхали и убрав плёнку щита между нами, начали расходиться по своим компаниям, активно обсуждая увиденное. Драко сердито надулся и развернувшись на пятках, споро зашагал в сторону одной из дверей, прочь из зала. Компания слизеринцев увязалась за ним.       Как там дела у Дельфины?       «Сложно сказать. Чужое магическое воздействие, психологическое давление, постепенно нарастающий эффект зелья… Обычную дамочку из богатой семьи это выбило бы из колеи. На одном физическом ускорении Дельфина их порешает, ведь это воздействие мешает и им колдовать. Кстати, а ты знал, что у неё в платье спрятано шесть метательных ножей и два длинных стилета в крохотных ножнах с расширенным пространством?»       Откуда мне это знать? Я в её платье не копался. Что за зелье? Хотя бы примерно.       «Да какая-то смесь, должная постепенно лишать разума и наращивать сексуальное влечение. Этакая корявая Амортенция, только, судя по словам этих двоих, ментальная составляющая может конкретно сдвинуть крышу. Дельфина-то нейтрализует его самостоятельно и без антидота, я это чувствую, но Джагсон и Роули могут и попытаться применить силу. Полагаю, Дельфине придётся рассматривать их как врагов и убивать, чтобы не допустить эффект зелья до разума».       Я присел за один из пустых столиков, где свет был немного приглушен, а со стороны лишь сконцентрировавшись на этом месте, можно было опознать волшебника.       И в чём смысл? Ну, то есть, понятно, что Дельфина — красивая женщина и всякое такое…       «По их словам, она либо подпишет документы и получит антидот, либо зелье окончательно начнёт на неё действовать, и когда она поедет кукухой, а эта парочка вдоволь повеселится, всё равно подпишет, лишь бы продолжить веселье. Эффект недолгий, но для целей хватит, а «наш зельевар» обещал результат».       Ну и пусть режет их.       «А если пойдёт что-то не так? Да и не на официальном приёме же убивать их, пусть они и дерьмо знатное?»       Ладно, понял. Они уже всё рассказали и всех выдали? И кто рядом?       «Всё. Сейчас они просто давят психологически, подсовывая документы и нагнетая атмосферу, а Дельфина гоняет доступную магию по телу, подбирая ключик к зелью. А вот кто тут есть помимо… Не могу сказать. Кто-то в потайной нише в стене. О! Да это же Снейп! Ну-ка… Держит в руках какой-то кубик, который и давит на магию вокруг, а палочкой целится туда, где стоят эти двое. Похоже, он собирается прервать их, если дело дойдёт до тела».       А ведь в этом есть смысл! И Волдеморту не даст усилиться, и этих двоих в его глазах немного опустит, и даму прекрасную спасёт, дав антидот. А потом с «прекрасной дамы» можно и услугу спросить. Причём, как для себя, так и для директора, так и для Волдеморта, если это такая многоходовочка. Недопустимо. Гринграсс должны остаться нейтральны!       «О, ну давай, герой!» — в голосе Ровены отчётливо читались нотки иронии. — «Прокладываю маршрут по тени… Готово».       Сидя за столиком в зале и уже не глядя на волшебников вокруг, окутал себя тенью и буквально провалился в неё, ориентируясь на точку выхода, организованную Ровеной. Прийти, всем навалять, забрать Дельфину — план прост, как пять сиклей.              ***       Сидя на диване в небольшой и уютной комнатке, освещаемой мягким светом светильников на стенах, Дельфина с интересом слушала сидящих напротив Пожирателей Смерти. Судя по всему, они, как и многие другие волшебники, не имели понятия не только о мастерских степенях женщины, но и о их направлении. Тот же Джагсон смотрит на неё как на двадцатилетнюю глупышку, с которой был когда-то шапочно знаком. Правда, даже тогда Дельфина старательно налегала на изучение магии. Да даже Генри не знал о мастерстве и опасался только лишь родовых знаний по некромантии!       Зелье, пары которого она умудрилась пропустить во время беседы в зале, отнимало львиную долю концентрации и внимания, и стоит только его ослабить… Дельфина гнала от себя мысли о возможной перспективе. Она уже не юная пигалица и подобным подходом к решению вопроса её не удивишь — всякого наслушалась и видела примеры. Но смена ролей с хищницы на добычу, да ещё и счастливую своим положением — это было недопустимо и тот факт, что кто-то решил провернуть подобный трюк, вызывал в ней лишь гнев. Именно его она и подпитывала, чтобы держать эффект зелья под контролем и постепенно преодолеть его эффект.       Джагсон подвинул стопку документов по столу в сторону Дельфины.       — Решайся. Иначе… — его пошлый взгляд пробежался по фигуре женщины.       — Да чего тянуть! — вскочил светловолосый Роули, потирая руки. — Результат будет один и тот же, а так хоть себя порадуем. А то: «Туда не ходи, сюда не ходи, это не делай».       Роули явно кого-то пародировал.       — Ну? — Джагсон, как ему казалось, надавил взглядом, а Дельфина окончательно переключила сознание на несколько простых целей: «Ускориться, метнуть кинжал, вынуть стилет…». В её голове зрел план действий, ведь магию сейчас применить тяжело как ей, так и этим двум, а вот усилить себя…       Внезапно тени по всей комнате дёрнулись раз, второй. Единственное, что успели сделать присутствующие — напрячься. За доли секунды простые тени от предметов и тени самих волшебников словно взорвались чёрными кляксами, расползаясь по стенам в страшных образах животных и карикатурных страшных рожах. Джагсон и Роули вскочили и потянулись к палочкам, как и сама Дельфина, но тени словно приобрели объём и плотность, а из них выстрелили толстые жгуты, оплетая Пожирателей смерти. Одновременно с этим послышалась какая-то возня и две противоположные стены буквально взорвались, образуя ниши и разбрасывая повсюду пыль, камень и элементы деревянного декора. Из проёмов вывалились двое волшебников, окутанных жгутами из тени.       С большим трудом Дельфина удержала себя от резких движений, быстро переводя взгляд с волшебников, а резко скакнувший адреналин в крови на время отодвинул проблему зелья в сторону. Первым вывалившимися из пролома в стене волшебником, оказался профессор Северус Снейп, которого жгуты подняли в воздух и знатно приложили головой о пол, причём явно намеренно. Профессор потерял сознание. Вторым волшебником, а точнее — волшебницей, оказалась Беллатрикс Лестрейндж. Она с ужасом и страхом смотрела на чёрные жгуты теней, что вовсю хозяйничали в комнате, да и её саму плотно опутали, лишив палочки и чуть ли не распяв в воздухе.       — Нет-нет-нет… — тихо бормотала Белла, пару раз мотнув головой, разметав в стороны беспорядочные длинные кудри чёрных волос, среди которых затесалась одна седая прядка. — Не может быть…       — Что это за херня! — завопил Джагсон и попытался дёрнуться в сторону и даже смог наколдовать огонь без палочки, но жгуты сжались и раздался множественный хруст костей. — А-а-а-а! Тварь... Дерьмо!..       Вновь раздался хруст и теперь уже и Роули подпевал своему товарищу, а их крик был полон боли.       — Выкуси… — Белла выдохнула, а над ней засветился яркий-яркий шарик Лю́моса, быстро потухнув, но ничего не изменилось. — Как же так? Как же так?!       Белла посмотрела своими чёрными глазищами на неподвижную и осторожно осматривающуюся Дельфину.       — Прикажи ему отступить…       — Это не я…       На одной из стен сгустились тени и начали быстро набухать, образуя мужскую фигуру, а в следующий миг эта фигура превратилась в Макса, заходящего в комнату и поигрывающего тростью. В тот же миг Белла заснула, а Высокий молодой блондин подошёл к Дельфине.       — Вы узнали что-то?       — Да, и немало, — Дельфина убрала палочку.       — Тогда… — парень взял со стола договора и быстро их все пролистал. — Пошалю немного.       Макс резко развернулся на каблуках, а чёрные жгуты и тени в комнате быстро собрались в женскую фигуру, состоящую из непроглядной тьмы. Эта фигура быстро догнала парня и словно хотела пройти сквозь него, но просто впиталась в его не менее чёрный костюм. Скулящих на полу Джагсона и Роули словно невидимая рука потащила за шиворот вслед за парнем, а когда они скрылись за дверь в коридор, Дельфина опомнилась и быстрым шагом последовала за ними, одновременно заинтригованная как поворотом событий, так и задумкой ученика, но при этом теша себя надеждой, что задумка эта не окажется слишком идиотской. И…       Они дошли до банкетного зала, и стоило только Максу распахнуть перед собой двери, как гул от разговоров и лёгкая музыка стихли, а присутствующие волшебники обратили на них внимание. Надежда умирает последней — если бы Дельфина знала эту фразу, то вся глубина её смысла дошла бы до женщины именно в этот момент. Макс жестом одной руки отправил Джагсона и Роули кувырком по полу, а остановились они только в середине зала. Конечности их, как и пальцы, были неестественно согнуты во многих местах, и мужчины не могли перевернуться со спины, не испытав при этом невероятную боль. Вот только рты их раскрывались в беззвучном крике.       «Уже и Силе́нцио наложил?» — мелькнуло в голове Дельфины, и она посмотрела на своего ученика.       Волшебники в зале отпрянули от центра, освобождая много места, и с большим интересом поглядывали на происходящее. Тут были, пожалуй, все приглашённые. В воцарившейся тишине Макс ровным и уверенным шагом шёл к центру зала, а к Дельфине, придерживая полы платьев, чуть ли не бежали её девочки, спеша поинтересоваться причинами и смыслом происходящего.       — Волшебники! — громкий и уверенный голос Макса разнёсся по залу, а сам парень немного раскинул руки в стороны, словно приветствуя всех. Шаги его замедлились. — Братья, сёстры. Мои друзья…       Он медленно прошёл вокруг двух беззвучно стонущих тел, обращаясь ко всем вокруг.       — Сегодня мы собрались здесь, — Макс обвёл взглядом волшебников, не смевших прервать, ведь слово может держать каждый, да и Джагсон с Роули не слабые волшебники, а теперь валяются. — Чтобы выразить свои надежды и поддержать юного Драко Малфоя со вступлением на тяжелый и трудный путь. Путь главы семьи.       Волшебники одобрительно загудели, мол: «Так и есть, а как иначе?».       — Но на этом празднике, где мы, братья и сёстры, волшебники, явились дабы показать своё единство, эти двое… — презрительный взгляд Макса упал на валяющихся под ногами Джагсона и Роули. — Решили самыми грязными и мерзкими способами разрушить семью моего наставника и её многовековую историю. Вот…       Макс жестом бросил в воздух договоры, и те полетели в стороны, разделяясь на копии, множась, и плавно опадая в руки других волшебников, которые невольно начали вчитываться в строки: кто-то с ужасом, а кто-то — с печальной ухмылкой.       — Скажу вам без утаек, — уверенный голос Макса вновь заполнил зал. — Я, будучи чистокровным волшебником далеко не в первом поколении, одиннадцать лет провёл среди магглов, les no magic.       Волшебники в зале возмущённо зароптали и то и дело доносились реплики «Как же так?» и всё в таком духе.       — Когда смотришь в их общество, видишь интриги… — продолжал он, а роптание стихло. — Зависть, злобу, ненависть. Они с радостью идут на обман, шантаж и убийство. И ради чего?       Макс с вопросом смотрел на волшебников, а из толпы то и дело слышались выкрики, мол: «Потому-что они грязные животные!», или иного содержания. Дельфина вздрогнула, когда почувствовала за спиной присутствие кого-то. Обернувшись, она увидела Закутанную в чёрную мантию с капюшоном Беллу, что взглядом полным удивления наблюдала за Максом.       — Ради чуть больших благ, ради удовольствия, ради власти и денег. Чем большего они достигают, тем больше они хотят. Идут по головам своих же родственников, а про чужих им людей и говорить не стоит. Отбирают всё и всех ради себя… Они полны высокомерия, жажды власти, варварства…       Многие из волшебников согласно кивали и выказывали своё одобрение.       — Я с детства знал и помнил о своём происхождении… — Макс приложил руку к сердцу. — С надеждою ждал, когда смогу вернуться сюда. И вот я здесь. Уже пятый год я познаю все тайны и нюансы жизни в мире магии. Но чем дольше я тут живу… Чем больше вижу…       Волшебники замерли в ожидании окончания реплики, а рука Макса, что он держал у сердца, сжалась в кулак.       — Моё сердце обливается кровью, — с чувством сказал парень. — В чём разница, друзья мои?! В том, что мы магией завязываем шнурки, а магглы — руками?!       — Мы, волшебники, в руках которых ключи от мироздания. Мы, способные взмахом руки обеспечить себя всеми мыслимыми благами мира. Мы, способные зажигать…— Макс вытянул перед собой руку ладонью вверх и над ней создалось самое настоящее миниатюрное солнце, повторяя его цвет, текстуру и пятна, окутав зал волной жара, а в следующий миг парень сжал кулак, заставив шар исчезнуть. — И гасить звёзды. Почему я вижу здесь, в магическом мире, ровно то же самое, что и среди магглов?       Макс обвёл взглядом волшебников, но ответа не нашёл.       — Почему мы готовы рвать друг другу глотки, убивать своих сестёр и братьев, лишать их всего, рушить их семьи? Ради чего? Ради того, что сами можем достичь? Ради влияния? Или может быть… — В руке парня оказалась горсть галлеонов. — Ради гоблинского золота?       — Мы, представители семей, в чьих жилах течёт кровь десятков поколений волшебников. Те, кто должны быть путеводной звездой для молодых семей, эталоном и образцом для подражания. Мы уничтожаем друг друга, низводя наши семьи до пепла на ветру. Это — цель чистокровных волшебников? Это вы передадите своим детям? Руины и развалины мира? Наши предки, не щадя себя открывали секреты магии, погружаясь в тайны мироздания, сложив свои головы на алтарь познания магии. Открывали неведомое и новое, чтобы дети подхватили их знамёна и несли дальше, сквозь века. Чтобы жили в мире, где не будет нужды и места жестокости и насилию. Чтобы честь, гордость и достоинство никогда не стали пустым звуком, верность слову и делу была как прежде, в основе поступков, а каждое новое поколение привносило что-то новое и невероятное. Toujours Pur — эти слова выгравированы на гербе моей семьи. А что несёте вы? Что завещали вам предки?       Небольшая пауза в речи Макса была прервана очередным гулом перешёптываний, а некоторые волшебники словно ощутили на своих плечах руки предков, что огромной вереницей стояли за их спинами. Они приосанились и в глазах многих Дельфина увидела не вечную маску презрения, но гордость, и с улыбкой заметила, как по её собственному телу пробежал табун мурашек.       Макс сжал галлеоны в руке и те осыпались золотой пылью, исчезая. Дельфина каким-то внутренним чутьём поняла, что финал этой речи может оказаться не столь значимым и даже более того — вредным. Она уверенным шагом двинулась к Максу и мягко положив руку на его локоть, почти неслышно прошептала.       — Не продолжай. Достаточно.       Парень внимательно посмотрел на неё голубыми глазами и кивнул.       — Пора уходить, — вновь шепнула она, а Макс перевёл взгляд на волшебников.       — Неотложные дела требуют внимания и засим мы удаляемся. Надеюсь, беды не постигнут дом семьи Малфой под руководством молодого главы.       Макс с Дельфиной направились сквозь расступающуюся толпу к выходу из зала, а Дафна и Астория скорым шагом догнали их, ступая позади. Когда они скрылись в каминном зале, толпа волшебников вновь оживилась, начав обсуждать новую тему, но лишь немногие заметили сидящего за одним из столиков в тени Волдеморта в компании двух волшебников. Но даже так, их лица невозможно было разглядеть и запомнить, а стоило только отвести от них взгляд, как тут же забывал о том, что же такого интересного увидел секунду назад. Да и видел ли?
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.