Стимпанк и Кошкодевочки 10

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 218 страниц, 85 частей
Статус:
закончен
Метки: Антиутопия Исторические эпохи Мистика Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика Психология Смерть второстепенных персонажей Фантастика Экшн Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Российская Империя - очень необычная страна. Управляется она не Царем , а Сенатом ,
полностью аналогичным древнеримскому. Крепостное право процветает и стало залогом успехов экономики . Тут сохранились запорожские казаки и даже самые настоящие мамонты , но настоящее веселье начинается ,когда появляются Кошкодевочки !







Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это напряженный политико - мистический триллер , где читателей порадуют шедевры шизомилитаризма , грандиозные сражения на суше в море и воздухе , трогательные любовные истории

Но самое главное - рассказ о расе Кошкодевочек и глубокое исследование их психики

Глава 13. Война началась

30 июня 2019, 16:04
Есть ли что важнее и торжественнее чем Воскресная Молитва на кораблях Русского Флота? После многочасовой влажной уборки нижние чины пероделись в чистые форменные кители и выстроились на палубах кораблей. Там же были и офицеры в тщательно вычищенных и отутюженных мундирах. Матросы предвкушали обед с макаронами — по флотски вместо обыденных щей и каши, да ещё с полной чаркой винной порции, и две вахты относительного безделья. Офицеры — готовились к посещению своих семей (те немногие, кто успел перевести их из России) или развлечениям в трактирах и китайских ресторанах, где за смешные деньги можно было получить вдоволь вина, кокаина и китайских блудниц. Но перед этим следует соблюсти Ритуал. Корабельные священники уже вытащили иконы и раздули кадила, готовясь к молитве. Вновь назначенный флагманский священник архимадрит Самсон, занявший место скропожитно скончавшегося архиерея Рожественнского, в праздничном, сияющем золотом, облачении, обошёл офицеров штаба флота во главе с адмиралом Евдокимовым, причащая их вином и пресными хлебцами. Затем архимадрит вышел к Нерукотворной Иконе Божьей Матери Казанской и начал по выверенным столетиям традициям, читать Шестипсалмие. Его звучный бас разносился по всей палубе, и пока корабельный священник причащал остальных офицеров, а затем нижних чинов, Самсон начал бодрым речитативом: -Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши мене. Яко стрелы Твоя унзоша во мне, и утвердил еси на мне руку Твою. Несть исцеления в плоти моей от лица гнева Твоего, несть мира в костех моих от лица грех моих. Яко беззакония моя превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отяготеша на мне. Возсмердеша и согниша раны моя от лица безумия моего. Адмирал Евдокимов был несколько взволнован — агентура донесла, что главные силы флота Токкайдо покинули свою базу в Сасебо. Война? Может быть… Но адмирал приложил массу услилий для усиления обороны Владикитая. Минные поля в отличном состоянии, канониры береговых батарей постоянно дежурят у пушек, где заряды уже в казённиках. Нет, внезапное нападение исключено, а значит беспокоится не о чем… -Пострадах и слякохся до конца, весь день сетуя хождах. Яко лядвия моя наполнишася поруганий, и несть исцеления в плоти моей. Озлоблен бых и смирихся до зела, рыках от воздыхания сердца моего. Господи, пред Тобою все желание мое и воздыхание мое от Тебе не утаися. Сердце мое смятеся, остави мя сила моя, и свет очию моею, и той несть со мною. Друзи мои и искреннии мои прямо мне приближишася и сташа. И ближнии мои отдалече мене сташа, и нуждахуся ищущии душу мою; и ищущии злая мне глаголаху суетная, и льстивным весь день поучахуся. Адмирал вновь бросил взгляд в сторону Солнца, едва появившимя над восточным горизонтом. Ему показалось, что на фоне тускло красного диска светила отчетливо виднеются какие-то мелкие пятнышки… -… ищущии душу мою; и ищущии злая мне глаголаху суетная, и льстивным весь день поучахуся. Аз же яко глух не слышах, и яко нем не отверзаяй уст своих. И бых яко человек не слышай и не имый во устех своих обличения. Яко на Тя, Господи, уповах, Ты услышиши, Господи Боже мой. Яко рех: да не когда порадуют ми ся врази мои, и внегда подвижатися ногам моим, на мя велеречеваша. Изумленный возглас стоявшего рядом капитана Нессельроде заставил адмирала вновь взглянуть вверх. Явно виднелись некие серебристые продолговатые… дирижабли?! Быстро, неимоверно быстро приближавшиеся к бухте Владикитая на высоте около мили Офицеры молча запаниковали, переглядываясь и в эти несколько секунд не решаясь прервать Ритуал… -Яко аз на раны готов, и болезнь моя предо мною есть выну. Яко беззаконие мое аз возвещу и попекуся о гресе моем. Врази же мои живут и укрепишася паче мене, и умножишася ненавидящии мя без правды. Воздающии ми злая возблагая оболгаху мя, зане гонях благостыню. Дирижабли выполнили разворот на девяносто градусов, и на их серебристых боках показались… Флаги с Восходящем Солнцем! Символ Токкайдо! Адмирал побледнел, пытаясь превозмочь панику и собратся с мыслями. В следующее мгновенье он увидел, как с борта сбросивших скорость необыкновенных летательных аппаратов вниз упали серебристые иглы, у самой воды вспыхнувшие куполами парашутов… — Полундра!!! — завопил адмирал Евдокимов — Боевая тревога! К орудиям! — приказал Нессельроде -Не остави мене, Господи Боже мой, не отступи от мене. Вонми в помощь мою, Господи спасения моего — громко и отчетливо, оступив от канона, выделил в псалме отец Самсон — Господи, спаси наши души окаянныя! — добавил архимадрит Прежде чем личный состав русского флота, дислоцированного в Владикитае успел оправится от изумления и бросится на боевые посты, гироскопы восьми торпед, сброшенных с дирижаблей, стабилизировали эти механизмы в заданной плоскости, а новейшие двигатели, работающие на сгорающим под поршями двигателя системы Дизеля (намного более компактного и легкого, чем немецкие образцы) калильного газа в смеси с жидким кислородом, со скоростью в сорок пять узлов ринулись к избранным целям. Жуткий грохот разорвал покой рассветного утра, над бухтой взвились большие желтые облака, оставляемые мгновенной реакцией окисления сотен килограммов тринитрофенола… Война началась…
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: