Стимпанк и Кошкодевочки 10

Реклама:
Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Рейтинг:
NC-17
Размер:
Макси, 218 страниц, 85 частей
Статус:
закончен
Метки: Антиутопия Исторические эпохи Мистика Мэри Сью (Марти Стью) Насилие Нецензурная лексика Психология Смерть второстепенных персонажей Фантастика Экшн Элементы фемслэша Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Описание:
Российская Империя - очень необычная страна. Управляется она не Царем , а Сенатом ,
полностью аналогичным древнеримскому. Крепостное право процветает и стало залогом успехов экономики . Тут сохранились запорожские казаки и даже самые настоящие мамонты , но настоящее веселье начинается ,когда появляются Кошкодевочки !







Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Это напряженный политико - мистический триллер , где читателей порадуют шедевры шизомилитаризма , грандиозные сражения на суше в море и воздухе , трогательные любовные истории

Но самое главное - рассказ о расе Кошкодевочек и глубокое исследование их психики

Глава 28. Миссия Выполнена

4 июля 2019, 19:58
Эллиот, один из множества необитаемых островов в Жёлтом море, покрытый зарослями кустаринка и помётом чаек, уже был отлично виден в лучах восходящего солнца — Мику! Снижайся! У нас будет время на один заход, пока косоглазые не очухаются! — приказала Алиса Андрей хотел только одного — спать. Несмотря на выпитые за время полёта две бутылки «Кока —колы». Это зелье и правда весьма бодрило, но у выносливости человеческого тела тоже есть предел Румянцев передвинул рычаги дросселей подачи угольной пыли и кислорода до упора — последние остатки топлива должны дать силу «Морскому Чорту» для последней миссии Помчавшись к цели буквально в нескольких метрах от земли, дирижабль оказался над обширной очищенной от кустарника площадкой. Виднелись четыре огромных ангара из гофрированной жести, штабеля ящиков и бочек… — Подыхайте, макаки!!! — завопила Алиса Нажатиями педали она особождала одну за другой зажигательные бомбы из креплений бомбосбрасывателя… Андрей увидел сначала белесые облачка дыма, потом над базой токкайдийцев один за другим начали взметатся огромные языки пламени. Что-то взывалось — наверное боеголовки торпед… Все четыре ангара потонули в огне — это точно заметил мичман Турбина завизжала, потом начала быстро сбавлять обороты — стало снижатся давление пара — Мы сейчас упадём! — завопил Румянцев Дирижабль резко снизился, баллонеты буквально взорвались от сильного об удара о камни. Мощный удар по голове заставил Андрея потерять сознание… Русская эскадра показалась на траверзе «Микасы» в десять двадцать утра, расстояние 60 кабельтов… Адмирал Ямамото бросил быстрый взгялд на офицеров штаба, стоявших рядом с ним на открытом мостике. Ямамото отказался отправится в боевую рубку, поскольку из узких щелей в броневых листах плохо наблюдать за сражением. Кто-то из его офицеров был искренне готов погибнуть, кто-то из последних сил скрывал под маской ледяного спокойствия страх смерти… Но что было ещё… И это «что то» не укрылось от Ямамото Исуроку. Моряки то и дело поглядывали в небо, ожидая появления дирижаблей. За несколько недель с начала войны они привыкли надеятся на них… Это плохо Это внесло пока не слишком заметный, но чувствительный диссонанс в… тонкую гармонию мелодий человеческих душ и Ками броненосных кораблей. Адмирал надеялся, что никаких серьезных последсвий это не будет иметь… всё же… — Поднять сигнал «Зет» — приказал Ямамото «Жизнь и смерть Токкайдо решится в этой битве! Приложите все усилия!» В окулярах дальнометров уже отлично виднелся строй вражеской эскадры. Довольно оригинально… Евдокимов разбил свой флот на три отряда, идущих параллельно… Ветер дул в нос, поэтому дым из труб не мешал прицеливанию… Оригинально, но Ямамото предусмотрел и этот вариант… Сигнальщики вывесили очередную порцию флагов, строй токкайдийской экадры разбился на три отряда. Эта ситуация не раз и не два прорабатывалась на штабных учениях и маневрах. Ничего, что бы выходило за рамки… Всплески от выстрелов двенадцати с половиной дюймовых орудий токкайдийского флагмана поднялись у борта и за кормой «Петра Великого» Внеся последние изменения в настройки прицелов, орудия кораблей Ямамото открыли огонь… Русские тут же принялись отвечать… Всплески от первых пристрелочных снарядов накрыли «Микасу» — Хорошая тактика лишь увеличивает вероятность победы. Теперь всё зависит от комендоров орудий, машинистов и мичманов — тихо произнёс Ямамото Исуроку Но адмирал Евдокимов приберег в этой смертельной игре последний козырь. На фок мачте флагмана Третьей Эскадры, состоявшей из потрепанных в недавнем бою легких крейсеров и миноносцев, крейсера «Паллада», поднялся сигнал: «Топки Докрасна!» Экипажи кораблей делали всё что могли для того что бы выполнить приказ наилучшим образом — заслонки принудительной вентляции топок были раскрыты до упора, кочегары бросали на колошниковые решетки все новые и новые порции угля… Языки пламени вырывались из дымовых труб.Рвались водогрейные трубки, и в струях пара матросы буквально сваривались заживо — все было принесено в жертву лишнему узлу скорости в эти несколько минут… Токкайдийские линейные корабли открыли непрерывный и точный огонь. Ни один из легких кораблей русских не дошел на расстояние торпедного выстрела. Конечно, Евдокимов на это и не рассчитывал… Русские броненосцы, получившие такой дорогой ценой небольшую передышку, успели тяжело повредить три тяжелых корабля флота Токкайдо, в том числе «Микасу», кормовая башня которой была выведена из строя… Но даже этого было слишком мало для победы… Адрей пришёл в себя, и с трудом открыв глаза, понял что он связан по рукам и ногам, и находится в каком-то домике токкайдийской архитектуры, с стенами из легких планок, обшитых картоном, и досчатым полом, покрытым соломенными циновками. Неподалеку, так же связанные и с кляпами во рту, были Алиса и Мику. Изорванные мундиры, оцарапанные лица… Левое ухо Алисы было кем-то откушено почти наполовину… В комнату вошла… Хиоюки — сан, в сером облегающем комбинезоне. Вместе с ней — несколько нек в таких же костюмах, держа в руках револьверы… Левый глаз госпожи Хитоюки был закрыт окровавленной повязкой — Все таки, вы приперлись на мой остров, котятки — усмехнулась жрица храма Исе — Это… была ловушка? — сплевывая кровь, произнёс Андрей — Что-то вроде того… Впрочем, дирижабли вы уничтожили. Каэде махнула пушистым хвостом — Я не в обиде, это всего лишь машины По её знаку неки вытащили кляпы из ртов Алисы и Мику — Почему?! Я не понимаю! — воскликнула княжна Мещерская — Видишь ли, милочка… Токкайдо… я люблю его. Это мой дом, и я хочу что бы он оставался таким, каким мне нравится, а не некой Империей, где верховодит грубая военщина… Самураи… хе… Всего лишь ночные сторожа, возомнившие о себе невесть что, и столетиями губившие прекрасную культуру моей милой страны… Все великие романы, хайку, картины, философия дзен, сады камней — все это наследие древних эпох, которое присвоили себе грубые бандиты… Что ж, теперь им… придётся умерить свою гордыню Хитоюки сан закурила папиросу — Вот что девочки, обещайте что будете вести себя прилично, и я вас развяжу — Вы… нас не убьете? — удивилась Сунь Хуй — Ну что вы… Вы мне понадобитесь, крошки… Сенат, где ваш уважаемый отец, княжна, играет очень важную роль, будет более покладистым на мирных переговорах… Алиса принялась дёргатся, закусив губы — Никогда! Мой отец любит меня, но Россия прежде всего! Хитоюки подошла к пленнице и не слишком ласково ущипула за щеку — Меня волнует Токкайдо, а не поражение России. Ваша страна довольно милая, и я вовсе не хочу ей зла… И что ещё более важно, ослабление России на Тихом Океане вовсе не в интересах моей страны. Вы должны оставатся серьезной угрозой для Британии и САСШ, что бы нам и дальше можно было играть на противоречиях Алиса бросила быстрый взгляд на Хитоюки и кивнула Неки тут же сорвали веревки с пленников, затем двое приспешниц жрицы храма Исе внесли подносы с яствами из полусырой рыбы, кровавые стейки и кувшины с вишнёвым вином — Отдыхайте, дамы… и господин Румянцев Каэде остановилась около мичмана — Боюсь, ни вы, ни я, уже не встретимся в этой жизни с вашим уважаемым дядюшкой — вздохнула Хитоюки Нека застонала, потом упала на колени, держась за голову Приспешницы тут же потащили жрицу -воительницу из комнаты — Это я ей глаз выбила — усмехнулась княжна Мещерская
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Реклама: