Больше ни дня без любви 237

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Пратчетт Терри, Гейман Нил «Добрые предзнаменования» (Благие знамения), Благие знамения (Добрые предзнаменования) (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Кроули/Азирафаэль, Кроули/Азирафаэль, Мадам Трейси
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 18 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Счастливый финал Постканон Демоны Современность Ангелы От друзей к возлюбленным Соблазнение / Ухаживания Великобритания RST Признания в любви Романтика Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
после Апокалипсиса-которого-не-было Кроули понимает, что Момент для него и Азирафаэля настал.

Посвящение:
самой лучшей и точной экранизации за всю историю. Господи, ведь чуть ли не слово в слово. Вот как нужно экранизировать книги.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
как же я хочу второй сезон. Пожалуйста, пусть сделают второй сезон. Почему я опять вляпываюсь во что-то, у чего, скорее всего, не будет второго сезона? Да, Love By Chance, я о тебе.
27 июня 2019, 12:11
Солнце клонилось к закату, и по небу протянулась густая серая линия, поднимаясь так, что казалось, будто кто-то с той стороны небосвода медленно опускает жалюзи. Скоро совсем стемнеет. После затянувшегося ланча в “Ритц” Кроули и Азирафаэль сели в “Бентли”, продолжая начатый ещё в ресторане разговор. Однако спустя минуту поездки ангел заметил, что Кроули стал вдруг выглядеть напряжённым. А взгляды, которыми демон то и дело одаривал его, даже сквозь очки были серьёзными. - Что-то не так? - спросил Азирафаэль, слегка подавшись к нему. - Если ты не хочешь подвозить меня... - Не говори ерунды, - прервал его Кроули. Азирафаэль откинулся обратно на спинку сиденья, украдкой наблюдая за другом. Тот не отрывал взгляда от дороги. - Это был прекрасный ланч, плавно перетёкший в ужин, - наконец, отважился вновь заговорить Азирафаэль. - Впрочем, вероятно, впредь все наши ужины будут таковыми. Не случившийся Апокалипсис, козни Небес и Ада... Ах, воспоминания обо всех этих испытаниях теперь придают особую остроту даже самой заурядной трапезе. - Угу, - коротко отозвался Кроули. Они выехали на узкую, петляющую дорогу. Мир, казалось, утонул в серебряном, сером и чёрном полумраке. Только лужи от прошедшего недавно дождя сверкали своей зеркальной гладью в ослепительном свете фар “Бентли”. - И всё же блюда сегодня подали исключительно чудесные, - улыбнулся Азирафаэль. - Ага, чудесные, - отрешённо поддакнул Кроули. - Хотя мне не следовало есть тот кусок пирога. Не знаю, почему не удержался, - посмеивался над собой ангел. Он ещё пару минут болтал об ужине, о людях, о книгах. Кроули изредка давал односложные ответы только на адресованные ему вопросы. Наконец, они подъехали к книжному магазину Азирафаэля, и вышли из машины. Ангел отпер дверь и обернулся, чтобы пожелать Кроули спокойной ночи, помня о том, как тот любит спать. - Позволишь выпить у тебя чашку кофе? - неожиданно спросил Кроули, небрежным жестом поправляя свои тёмные очки. Азирафаэль заморгал. - Кофе? Но у меня есть бутылка прекрасного вина урожая... - Я нуждаюсь в чашке кофе, - туманно пояснил Кроули, пожав плечами. - И... нам нужно поговорить. Желательно – трезвыми. - Поговорить? - удивился Азирафаэль, ведь они и так проговорили весь вечер. - О нас, - внёс необходимое уточнение демон. - О нас? - на лице Азирафаэля нарисовалось ещё большее удивление. Кроули кивнул. - Кофе, - сказал он. - Затем поговорим. Они зашли в книжный, Азирафаэль закрыл за ними дверь и направился было к своей небольшой кухне, где часто готовил для себя разные горячие напитки, но Кроули его остановил. - Посиди пока, ангел, - попросил он. - Кофе приготовлю я. - Но... - Азирафаэль замешкался. - Просто пойди сядь, - настоял демон. - Когда это ты стал таким? - проворчал Азирафаэль и, пройдя вглубь магазина, сел на софу. Кроули загадочно улыбнулся и скрылся на кухне. Поддразнивание и флирт хороши. Тонкое и умелое обхождение – тоже неплохо. Кроули всегда был не чужд этому в отношениях с Азирафаэлем. Вот только... раньше особо не старался. И на это имелись мириады причин, с каждым веком становившиеся всё серьёзнее. Но внезапно – бум! – конец Армагеддона, который так и не наступил, конец работы на Ад и... да, и нахлынувшее чувство предвкушения начала чего-то нового в отношениях с Азирафаэлем. С ангелом, в болото чувств к которому Кроули упал после их встречи в Сент-Джеймсском парке Лондона в одна тысяча восьмисот шестьдесят втором году. А к моменту, когда они встретились в Лондоне одна тысяча девятьсот сорок первого года, Кроули уже полностью осознал, что влип. Прикипел. Присох. И это был полный звездец. Вообще, он подозревал, что вляпался в этого белокрылого гораздо раньше, но подсознание и, возможно, даже какой-то дурацкий пункт Непостижимого Замысла милостиво скрывали от него истину на протяжении тысячелетий. В любом случае, в конце концов, всё свелось к самому простому. К чему-то невероятно безыскусному. К непривычной ранее открытости чувств. Кроули взялся за приготовление кофе, чтобы найти нужные слова. Они вертелись на кончике языка, по-прежнему неуловимые, как и всегда, когда он брался за поиск определений, касающихся его отношений с Азирафаэлем. Обнажить перед ним свою проклятую душу или что-то, что её заменяло, – чертовски сложно. Кроули никогда не был силён в такого рода упражнениях. И, в отличие от Азирафаэля, не умел репетировать. Однако Кроули знал, что не хочет больше ждать. Не после того, как сбросил с себя оковы Ада. Не после того, как чуть было не произошёл Апокалипсис. Не после того, как ворвался в горящий книжный магазин и едва не сошёл с ума от мысли, что его ангела больше нет. Внезапно, Кроули понял, что сказать Азирафаэлю. Внезапно он окончательно всё понял. Барабаня пальцами по стойке, демон теперь нетерпеливо ожидал, когда закипит кофе. А когда тот, наконец, был готов, Кроули наполнил им две чашки и принёс в зал магазина. Азирафаэль сидел на софе и выглядел так, будто дремлет. Но стоило Кроули приблизиться к нему, он выпрямился. - Хэй, расслабься, - усмехнулся демон и, протянув ему чашку с кофе, сел на другом конце софы. Азирафаэль поднёс чашку к губам и сделал глоток, внимательно глядя на Кроули и не произнося ни слова. - Азирафаэль, слушай... я много думал о нас, - решительно начал Кроули без всяких пустых предисловий. Ангел в очередной раз изумлённо на него уставился. - О, это... - Особенно много я думал о нас, - перебил его Кроули, - когда наблюдал за людьми. Он глотнул кофе, ощущая на себе пристальный взгляд ангела. - Я думал о том, что всегда стояло между нами, - Кроули в упор посмотрел на него. - Но я не так уж много знал о дружбе и... прочих отношениях в ранние времена, хотя и полагал, что знаю. С тех пор я кое-что осознал, ангел. И начал думать о нас иначе. О том, что мы зачастую не озвучиваем. Сейчас, оглядываясь в прошлое... я действительно понял это. Он покачал головой. - Тогда... я не думал об этом... я не понимал... природы наших отношений, - Кроули путался в словах, словно пил всё-таки вино, а не кофе. - Не думал о внутренней связи. Или о том, чтобы быть вместе... всегда, вечно. Такое даже в голову мне не приходило. Азирафаэль смотрел на него, широко раскрыв глаза. - В этом было, - Кроули взмахнул рукой, - не знаю... слишком много ответственности. И это, чёрт побери, пугало меня. В самом деле, даже такое, не очень связное объяснение было совершенно не под силу ему раньше. - Прости, ангел, - выдохнул он. - Сожалею, что был таким ничтожеством. Пусть я и долбанный демон, но... с тобой я часто хотел быть не тем, кем являюсь. Их взгляды встретились лишь на мгновение. Затем Азирафаэль отвёл свой взгляд и уставился на пар, идущий от чашки с кофе. А спустя несколько секунд, как бы очнувшись, он заговорил тихим, едва слышным голосом: - Кроули... Я порой думал, что ошибаюсь в тебе. Я не мог понять тебя. Но мне следовало понять. - Брось, как бы ты мог понять? - уныло отмахнулся Кроули. - И всё же, - упрямо сказал Азирафаэль. - Мне надо было понять. Он меланхолично взглянул на Кроули. - Мне следовало увидеть это хотя бы в одна тысяча девятьсот сорок первом. А потом пригласить тебя на обед и побеседовать о чём-то, что не касалось бы нашей работы, о чём-то более... Да, по крайней мере, узнать твоё имя до Падения. - Моё имя Кроули, - сухо бросил демон. - Но это не твоё настоящее имя, - поправил Азирафаэль. - Настоящее имя мне не нужно, - упёрся Кроули. - Почему? - спросил Азирафаэль. Кроули резко мотнул головой. Его пальцы сильнее сжали чашку с кофе. - Неважно, - грубо сказал он. Азирафаэль печально улыбнулся. - Очень даже важно, так как получается, что ты мне не доверяешь, - метко указал он. - Это неправда, - Кроули отставил чашку на небольшой столик, поднялся с софы и зашагал по помещению. - Я доверяю тебе, ангел. - Но не настолько, чтобы сказать мне своё имя, - оспорил Азирафаэль. - Слушай, я не собираюсь носить его! - вспылил Кроули. - Кроме того, это не так уж и важно. Всего лишь старое имя, в котором нет ничего особенного. - Только не для тебя, - не уступал Азирафаэль. Сняв очки, Кроули сердито посмотрел на него и провёл рукой по волосам, сожалея, что ангел вообще затронул эту тему. Его имя ничего не значило. - Но сейчас ты, пожалуй, прав, - добавил Азирафаэль. - Это больше не имеет значения, как и многое другое в наших с тобой жизнях. Кроули прекратил вышагивать по залу магазина. Снова покачал головой. - Кое-что имеет, - не согласился он. - То, что по-прежнему здесь. Между нами. - Привязанность, - тихо проговорил Азирафаэль. - Ты об этом хочешь поговорить? - Да, - кивнул Кроули. - Она по-прежнему здесь. Ты её чувствуешь так же, как и я. - Конечно, - подтвердил Азирафаэль. - Мы всегда будем это чувствовать. Кроули нетерпеливо взмахнул рукой. - Не только это. Нечто большее. - Что ты имеешь в виду под словом “большее”? - уже не таким ровным голосом спросил Азирафаэль. - Это значит, что я хочу также и всего остального! - с горячностью высказался Кроули. - Я хочу... внутренней связи с тобой. Обязательств. Он провёл языком по губам, собираясь с мыслями. - Будущего. Доверия. Уверенности в тебе. Ответственности за тебя. Всего этого, - отрывисто выдал демон и встретил внимательный взгляд Азирафаэля с такой же настойчивостью, с какой смотрел тот. - Всего... этого, - медленно повторил Азирафаэль. - Сейчас то, что я перечислил, здесь. Со мной. И мне хочется думать, что подобная потребность есть и у тебя. По крайней мере, я надеюсь, что есть, - искренне произнёс Кроули, снова заходив туда-сюда. - Ведь это как бы... не то, о чём с лёгкостью можно догадаться. - Значит, ты не догадывался? - скрывая волнение, Азирафаэль вновь стал гипнотизировать чашку с кофе. Внутри Кроули вдруг словно разжались тиски и выпустили на свободу нечто огромное, пылающее, всеобъемлющее. - Ну, я давно не ангел, не так ли? Не помню уже, как мыслят и чувствуют ангелы, - нервно пробормотал он, после чего начал лихорадочно жестикулировать. - Но люди постоянно говорят об эмоциональных потребностях. И... я, наконец, пришёл к этому. Я, серьёзно, никогда в полной мере не понимал этого прежде, до всей этой бодяги с Армагеддоном. До того момента, когда подумал, что ты... мёртв. Зато теперь... я понял. У меня тоже есть чувства, ангел. Азирафаэль долгое время просто смотрел на него, ничего не говоря. Кроули замер на месте под его взглядом. - Это правда, - заверил он. - Вот почему я сейчас тут. - Потому что теперь ты полностью принимаешь то, что чувствуешь... а чувствуешь ты то, что чувствую я? - скомкано прошелестел Азирафаэль, проанализировав его слова. - Ты так думаешь. В последней фразе ангела явственно слышалось сомнение. - Да, я так думаю, - Кроули упрямо вздёрнул подбородок. - И что это значит? - хрипло уточнил Азирафаэль. - Ты хочешь... отношений, выходящих за рамки дружеских? Кроули быстро сглотнул. - Да, - ответил он. - Хочу. - Со мной, - в утверждении Азирафаэля прозвучал вопрос. - Дьявол! Разумеется, с тобой, Азирафаэль! - не справившись с напряжением, воскликнул Кроули. - Почему? - как-то беспомощно спросил ангел. - Потому что я люблю тебя! - совсем перестал контролировать себя Кроули. - Хотя ещё несколько веков назад не знал, что это означает! Теперь знаю. - И что же? - голос Азирафаэля на контрасте с голосом демона был едва различимым, но столь же взволнованным. Кроули бросил на него хмурый взгляд. - В каком смысле, что? - Что означает любовь? - терпеливо спросил Азирафаэль. - Это означает... Кроули замолчал. Провёл языком по губам. - Это означает, - продолжил он после паузы, - ставить своего возлюбленного на первое место. Заботиться о нём больше, чем о себе. Хотеть для него самого лучшего. Демон смело посмотрел в светло-голубые глаза Азирафаэля, такие пытливые и беспокойные. Если это была проверка, то Кроули дал ему полный ответ, это уж точно. - Это означает быть вместе всегда, - слова вырывались из Кроули уже без всякой сложности. - Даже когда и нелегко. Когда невесело. Когда порой чувствуешь себя не лучшим образом. Потому что быть рядом, быть с тобой, ангел, стоит намного больше, чем всё остальное. Демон нервным движением взлохматил свою причёску. - Раньше я хотел от наших отношений совершенно другого, - добавил к сказанному он. - У меня мелькали чисто демонические мысли и желания. Тогда я не был готов. Сейчас готов. Могу в этом поклясться, Азирафаэль. Азирафаэль требовательно смотрел на него, затем моргнул и его взгляд опустился вниз, на крепко сжатую пальцами чашку с уже остывшим кофе. - Ох, дорогой мой, - судорожно проронил он. - О, чёрт. Кроули шагнул к нему. - “О, чёрт”? - демон вскинул бровь. Азирафаэль поднял на него неуверенный взгляд. - Да. О, чёрт. Кроули, я не хотел, чтобы ты... Я не хотел, чтобы между нами состоялся этот разговор. - Почему? В чём причина? - нахмурился тот. Азирафаэль не ответил на это. - Тебе лучше уйти, - сказал он в итоге, отведя взгляд в сторону. - Ты прослушал, когда я признался, что люблю тебя? - резко отчеканил Кроули. Азирафаэль прикрыл глаза. - Или когда заявил, что хочу быть рядом с тобой? - продолжил Кроули тем же резким тоном. - Нет. Ты не можешь, - с отчаянием в голосе произнёс Азирафаэль. - Могу, ангел, - жёстко отрезал Кроули. - А ты? Азирафаэль открыл глаза, но не взглянул на него. - Не могу, - ответил он, понуро покачав головой. Его слова буквально оглушили Кроули. Однако через минуту он натужно усмехнулся. - Я ещё вернусь. Так это не закончится. Азирафаэль услышал, как почти бесшумно закрылась за демоном входная дверь магазина. Затем раздался звон старых часов. Потом стук захлопывающейся дверцы “Бентли”. Урчание заведённого двигателя. - Кроули, - глухо пробормотал ангел. Казалось, это имя подрагивает на его губах.

***

Получив от Кроули приглашение на ужин уже через три дня после их непростого разговора, Азирафаэль удивился, но согласился. А сев с ним за столик в ресторане, решил сосредоточиться на еде. Не было смысла противиться шарму Кроули. Силы слишком уж неравные. Азирафаэль очень надеялся на то, что ярко вспыхнувшее между ними напряжение быстро погаснет и всё станет как прежде. Поэтому он просто будет ждать. Ангел и ждал. Ждал, смеясь над шутками Кроули, с мягкой улыбкой отвечая на его завуалированные комплименты, благосклонно принимая его заботливое внимание. И когда после ужина Кроули вполне привычно предложил подвезти его, Азирафаэль не стал возражать. Он даже позволил себе порадоваться этому. Выйдя из “Бентли” и дойдя до двери в книжный магазин, Азирафаэль обернулся, чтобы поблагодарить Кроули и попрощаться, надеясь, что сможет воспрепятствовать желанию демона подольше побыть в его обществе. Вот только на губах у Кроули пламенела тёмным огнём знакомая обаятельная усмешка змея-искусителя. Он выглядел сегодня особенно великолепно, не прилагая к этому, казалось, никаких усилий. И для Азирафаэля это был его личный маленький Апокалипсис. “Да ради всего святого...” - сконфуженно подумал ангел, после того, как в очередной раз за вечер напомнил себе о том, что надо быть начеку. И напоминания эти были отнюдь не лишними, так как если уж при одном виде напористого Кроули у него начинает болезненно трепетать что-то внутри, то ему действительно не позавидуешь. В книжном магазине, между тем, зазвонил телефон. И как-то так получилось, что, спеша снять трубку, Азирафаэль упустил Кроули из поля своего зрения. Из-за этого телефонный разговор с потенциальным покупателем прошёл для ангела в полнейшей рассеянности. - Послушайте, мне нужно идти, - спустя минуту сказал он в трубку, не выдержав. - Перезвоните попозже. - Но, мистер Фелл... - Позже, - чётко выговорил Азирафаэль и грохнул трубку на базу. В конце концов, его ожидала довольно трудная задача. Ему понадобится весь его ум, чтобы как-то сладить с Кроули. У Азирафаэля было такое чувство, что если бы он продолжил разговаривать с покупателем, то, оглянувшись, почти наверняка увидел бы Кроули в своей постели, материализовавшейся прямо посреди книжного магазина. Глубоко вздохнув – эта человеческая привычка, в самом деле, порой успокаивала – Азирафаэль нашёл взглядом Кроули и одарил его натянутой “дружеской” улыбкой. - Ну, что же, - деловым тоном произнёс он. - Очень любезно было с твоей стороны дождаться окончания моего телефонного разговора, чтобы попрощаться со мной. Демоническая улыбка Кроули стала чуть шире. - Пытаешься выпроводить меня вон, ангел? - Да, - передёрнув плечами и приняв неприступный вид, не стал спорить Азирафаэль. - Получается? Кроули засмеялся. - Я бы сказал, что да, - удивил он ангела. Затем сделал к нему пару шагов и оказался опасно близко. Азирафаэль мог бы отойти, но сзади находился его рабочий стол. - Стой спокойно, ангел, - шепнул Кроули нежным и одновременно грубоватым голосом. Он дотронулся рукой до щеки Азирафаэля, а потом коснулся губами его губ. У Азирафаэля невольно вырвался стон. Кроули же неожиданно сделал шаг назад и улыбнулся. - До новой встречи, мой ангел, - с чувством сказал он. И пока Азирафаэль отчаянно пытался восстановить свою растоптанную оборону, демон уже ушёл.

***

Самым трудным было уйти так, как это сделал он, не пользуясь своим преимуществом, не пытаясь заключить Азирафаэля в объятия и целовать, целовать, целовать. - Не забывай об утончённом подходе, дорогуша, - наставительно сказала ему мадам Трейси утром. Ах да, мадам Трейси. Кроули завалился к ней на днях по совершенно непонятной причине. Его словно бы что-то толкнуло на это. Или нутро подсказало. Кроули так и не въехал. Однако уже через полчаса пребывания у этой мадам он кошмарно напился каким-то дрянным пойлом и выложил ей всю историю своих многовековых отношений с Азирафаэлем. Мадам Трейси вытерпела это стоически. - ...и если это всё происки Бога... если это есть в Непостижимом Замысле... то хреново тогда он замысли... замысле... короче, придуман. Хреново придуман, вот! - глубокомысленно закончил тогда Кроули. Мадам Трейси лишь кротко закатила глаза, посетовала на то, что он отвлекает её от переезда, но, тем не менее, с ходу выдала ему несколько дельных советов. Так и понеслось. Кроули наведывался к ней всякий раз, как у него случался застой в мыслях, касающихся Азирафаэля, и та натаскивала его. - Пока что ты всё делаешь правильно, но будь осмотрителен и не считай, что уже уломал его, - вещала мадам Трейси. - Аргх! Какое ещё, к чертям собачьим, “уломал”? Мне нужно совсем другое! - нетерпеливо шипел Кроули. - Но твой ангел, вероятно, пока просто не знает, чего хочет, - парировала мадам Трейси. - Он хочет меня, - убеждённо заявил Кроули. - Но по какой-то причине противится своему желанию, - объясняла мадам Трейси, словно он провалился на экзамене по ухаживанию. - Ты должен сделать так, чтобы он захотел тебя на своих условиях и по собственной воле. - Каким образом? - буркнул демон, но покорно приготовился внимать. Всё-таки эта дамочка в таких тонких материях смыслила. Идея пригласить Азирафаэля на ужин спустя три дня после многословного признания Кроули принадлежала именно ей. - Пригласи его на ужин. Но, запомни, что на этом всё, дорогуша, - сказала она тогда. - Больше ничего. После ужина ты отправляешься к себе. - Совсем ничего? - разочарованно протянул Кроули. - Ты можешь, как обычно, подвезти его, - ответила мадам Трейси. - И всё. Итак, Кроули сделал всё, что она сказала, – более или менее. После ужина он подвёз Азирафаэля до его книжного магазина. Поцелуй, конечно, был небольшой импровизацией, однако довольно удачной. Слишком усердствовать Кроули не спешил. Поэтому, когда внутренний демонический инстинкт подсказал ему, что следует добиться чего-то посущественнее одного лёгкого поцелуя, он сделал то, что посоветовала мадам Трейси. Он отступил. Ушёл, оставив Азирафаэля ошеломлённым. - Ты уйдёшь именно в тот момент, когда твой ангел меньше всего будет этого ожидать, - твердила ему мадам Трейси, деловито кивая головой, словно у неё имелись ответы на все вопросы. Так что... да, он ушёл, надеясь, что его уход будет неприятен Азирафаэлю. Сам же Кроули продолжал неистово желать его. Он даже хотел вернуться в следующий же вечер, когда в магазине ангела уже не бывает покупателей. - Нет, - решила мадам Трейси, буквально встав на его пути. - Слишком рано. Кроули так не считал. Он почти не спал (хотя во все времена очень любил поспать), постоянно думая о своём ангеле, вспоминая бархатистость его губ и сожалея о том, как много упустил тем вечером. Кроули хмуро посмотрел на мадам Трейси. - Сегодня чёртова пятница, - рыкнул он. - Вечер чёртовых свиданий! Я просто зайду к нему. Как бы случайно. - Нет, - мотнула головой мадам Трейси. Кроули мученически вздохнул, отработанным жестом поправляя съехавшие было на нос очки. - Может, он ждёт меня, - предположил он. - Не ждёт. Если только ты не сказал, что придёшь, - цепкие глаза мадам Трейси обвиняли его. - Я этого не говорил, - Кроули оскорблённо напустил на себя праведный вид. Он не сказал ей, что поцеловал Азирафаэля. По его мнению, этой дамочке было не понять, как трудно такому, как он, противостоять искушению. - Хмпф, я не могу даже позвонить ему? - попробовал Кроули с другой стороны. - Боюсь, что нет, дорогуша, - снова разочаровала его мадам Трейси. Кроули бросил на неё рассерженный взгляд. И это она называет помощью! - По-моему, смысл всего этого в том, как соединить меня с Азирафаэлем, а не держать нас порознь, - проворчал демон, скрестив руки на груди. Мадам Трейси посмотрела на него с невозмутимым видом. - Нравится видеть, как я страдаю? - фыркнул Кроули. - Ну? И сколько мне ещё ничего не делать? - Недолго, - махнула своей холёной рукой мадам Трейси. - Может, неделю. - Неделю? - Кроули скривился. Мадам Трейси пожала плечиками. - Что такое неделя для таких, как вы двое? - задала она резонный вопрос. - И потом, твой ангел почувствовал твою заботу, верно? Поэтому он точно ждёт, что ты придёшь в скором времени. Надеется. Желает. Так что, тебе нужно просто немного подождать, дорогуша. Чтобы он забеспокоился. А ты, тем временем, поможешь мне со спиритическим сеансом.

***

Азирафаэль скучал по Кроули. Скучал, пусть даже это было неправильно. Смешно. В высшей степени глупо. Ему вообще не нужно думать о Кроули. Но Азирафаэль не мог не думать. Он очень много думал об этом проклятом демоне, вспоминал его поцелуй и его слова: “До новой встречи, мой ангел”. Ожидал услышать мотор его “Бентли”, его шаги в книжном в какой-нибудь из вечеров. Но вот уже на исходе шестой вечер, а Кроули всё нет. Впрочем, он и не говорил, что придёт. И всё же Азирафаэль надеялся. Кроули признался, что любит его. Кроули его поцеловал. А теперь как в воду канул. - Хороша же его любовь, - пробурчал ангел, листая новые книги за своим рабочим столом.

***

В воскресенье вечером мадам Трейси наконец-то позволила Кроули позвонить Азирафаэлю. - Ты можешь снова его куда-нибудь пригласить, - сказала она. - Но только так... м-м... в общем, должно быть предельно ясно, что это будет свидание, а не просто ужин старых друзей. - Не просто ужин, ага, - кивнул Кроули. - Точно, - кивнула в ответ мадам Трейси. - Ты ведь ухаживаешь за ангелом, вспомнил? - Ну, да, - Кроули скорчил гримасу. - И куда, чёрт побери, мне пригласить его? В самых лучших местах мы уже были. - Место не так уж и важно, - отмахнулась мадам Трейси. - Главное, атмосфера свидания. Даже кинотеатр сойдёт, если ты правильно выберешь фильм и создашь нужный настрой. Давай действуй, позвони ему. И Кроули позвонил.

***

Это были самые долгие и самые короткие два часа фильма, которые помнил Азирафаэль. Внимание ангела было сосредоточено лишь на Кроули, и не только на руках демона, которыми тот то и дело касался его, но и на щекотавшем ухо Азирафаэля дыхании Кроули, на бёдрах Кроули, обтянутых узкими брюками, на том, как Кроули прижимался к нему. Кроули. Кроули. Кроули. Кроули, казалось, был повсюду, хотя сидел сбоку от него, на соседнем сиденье кинозала. Однако ощущение у Азирафаэля было такое, будто Кроули принял свою знаменитую форму змия и обвил его собой. - Что ж, - вкрадчиво произнёс Кроули ему на ухо, - весьма интересный фильм. Что-то – то ли его губы, то ли язык – коснулось уха Азирафаэля. Ангел вздрогнул, утратив контроль над своей человеческой оболочкой. - Кроули! - приглушённо возмутился он. - Гм-м? - это было похоже на хриплое тигриное ворчание. На этот раз Кроули куснул ухо Азирафаэля. Ангел тут же попытался высвободиться. - Если ты считаешь, что это поможет тебе, то ты ошибаешься, - Кроули ещё крепче прижался к нему, как бы подчёркивая смысл сказанного. Азирафаэль непроизвольно издал звук, похожий не то на фырканье, не то на смех. Кроули тоже усмехнулся. - Не дёргайся, ангел, - его голос, полный чистого соблазна, ласкал Азирафаэлю слух. Сглотнув, Азирафаэль застыл и попытался сконцентрироваться на фильме. Попытался забыть руки Кроули, тело Кроули, самого Кроули, прижимавшего его к себе. “Всегда можно отключиться от всего внешнего, - мысленно сказал себе Азирафаэль. - Всё дело в силе воли”. Бесполезно. Азирафаэль осознал, что иногда никакой силы воли недостаточно. Наконец, фильм закончился. - Кроули, - строго заговорил ангел, когда они вышли из кинотеатра на улицу. - Я и представить себе не мог, что ты... до какой степени ты способен опуститься, чтобы... Кроули улыбнулся. Всё было в тысячу раз лучше, чем могло бы быть, если бы не его тело, до сих пор горящее неутолимым желанием. “Ничего, с этим я уж как-нибудь справлюсь”, - подумал он. Всю дорогу до книжного магазина Азирафаэля оба хранили молчание. Кроули не знал, о чём ангел думает. Азирафаэль пристально глядел прямо перед собой. Кроули сжал руль и велел себе держать рот на замке. Он мог бы поведать Азирафаэлю о тысяче вещей, мог бы попытаться убедить его в том, что сказанное им – серьёзно. Но почему-то решил, что, возможно, молчание будет более красноречивым. В конце концов, нельзя заставить кого-то поверить, что ты любишь его с сокрушительной силой. Нельзя убедить кого-то полюбить тебя с той же силой в ответ. Кроули понимал это. Но как же всё это было трудно... Уже практически по традиции он проводил Азирафаэля до двери книжного, но, помня наставления мадам Трейси, заставил себя не напрашиваться в гости. - Спасибо за вечер, Азирафаэль, - Кроули улыбнулся. - Вообще-то... опасался, что ты на этот раз не согласишься со мной встретиться и... Его голос вдруг оборвался, когда Азирафаэль поднял взгляд, и Кроули увидел на его лице выражение беспокойства, тревоги и какой-то беспомощности. На миг в проклятой душе Кроули что-то сжалось и он, не успев себя остановить, прикоснулся к щеке Азирафаэля. Затем придвинулся и поцеловал его. “Только на секунду, - сурово приказал он себе. - Только попробовать ещё разок. Только на мгновение”. Но мгновение растянулось. Поцелуй стал глубже. Терзающее Кроули желание нельзя было утолить всего лишь лёгким прикосновением губ и нежной лаской. Он хотел... Нет, важнее то, чего хочет Азирафаэль. Опомнившись, Кроули отпрянул от него. - Люблю тебя, - произнёс он охрипшим голосом. - Увидимся на неделе, ангел. Да? Азирафаэль судорожно вздохнул. Потом кивнул. Кроули повернулся, сел в свой “Бентли” и уехал.

***

Кроули стал считать для себя приятной обязанностью постоянно подвозить Азирафаэля куда бы то ни было, приглашать на всё более романтичные свидания или самому готовить для него. - Не нужно тебе делать это, Кроули, - всякий раз неловко твердил Азирафаэль. Но Кроули отмахивался от его слов. Потому что... неправда. Нужно. Для него. Для них обоих. Кроули виделся с ним теперь каждый день. Они даже не обсуждали это. Кроули просто приезжал, приглашал на ланч или готовил сам. Затем они вместе шли гулять. Это стало само собой разумеющимся. Кроули и Азирафаэль. Всегда вместе. Всегда, а не только пару раз за век. Демон не сдавался и продолжал упорно преодолевать сопротивление Азирафаэля, продолжал доискиваться причин, почему тот вообще сопротивляется их сближению. Но ангел пока ещё стойко держал оборону. Однако Кроули всё равно твёрдо был намерен одолеть его рано или поздно.

***

Книжный магазин не был излюбленным местом Кроули – Азирафаэль был в этом уверен. Кроули ведь являлся таким... подвижным, мобильным. Ему нравилось перемещаться в пространстве на своём преданном “Бентли”. Дорога манила его. И не важно, что он сейчас говорит. Вот только день сменялся другим, и, вопреки ожиданиям Азирафаэля, Кроули никуда надолго не уезжал. Он появлялся в книжном магазине ангела каждый день и регулярно приглашал на свидания. А когда Азирафаэль пересиливал себя и отказывался, то Кроули просто оставался у него, занимал его кухню и готовил. “Дьявольщина”, - неизменно мелькало у Азирафаэля в сознании, когда он наблюдал за готовящим демоном. Он ведь и не представлял, что Кроули умеет готовить. Впрочем, Кроули не назовёшь первоклассным шеф-поваром. Однако он всё-таки умел готовить несколько отличных блюд и мог даже красиво накрыть на стол. Азирафаэля поражала непонятно откуда взявшаяся мягкость Кроули. Хотя иногда тот весь как-то встряхивался и намеренно старался показать, что он всё-таки демон, что он не добрый, что он не хороший. Правда, проявлялось это, в основном, в том что, гуляя, например, в парке, Кроули говорил ужасные вещи обо всей встреченной живности, начиная с уток и заканчивая собаками. Он называл их Утиные Потроха, Тушёное Мясо, Фрикасе и Лёгкая Закуска, да ещё и обещал разобраться с ними по-настоящему, если некий ангел откажется от нового свидания с ним. Тем не менее, утки, например, всё равно продолжали подплывать в его сторону, а Кроули продолжал с раздражённым видом подкармливать их. Азирафаэлю уже стало казаться, что даже собаки в парке скоро начнут приветствовать Кроули, как какого-нибудь генерала: “Есть, сэр! Да, сэр!”. Однажды вечером, Азирафаэль нашёл его сидящим на скамье. Чей-то лабрадор с красивым ошейником вился у ног Кроули, а демон лениво почёсывал у него за ушами. - Какой ласковый... пёс, - пробурчал Азирафаэль неожиданно севшим голосом, чувствуя, как чему-то бушующему стало тесно в его груди. Кроули одарил его одной из своих неотразимых полуулыбок, той самой, от которой Азирафаэль млел ещё во времена Римской империи. - Идём, - Кроули поднялся со скамьи и зашагал к выходу из парка. - Я заказал столик в том новом ресторанчике на углу пятой и... Азирафаэль попридержал его за плечо. - Кроули, послушай, - он тяжело вздохнул, - все эти наши свидания... они бессмысленны. - Я думал, мы уладили этот вопрос, - замерев на месте, прохладно произнёс демон. - Кроули, я не ожидал... - Азирафаэль покачал головой, не в силах подобрать нужных слов. Кроули обернулся и схватил его за руки. - Кроули! - запротестовал Азирафаэль. Но тот упорно тянул его к себе. А потом и вовсе резко подался вперёд и коснулся губ ангела. Настойчиво. Властно. - Ожидай, - заявил он. И поцеловал Азирафаэля по-настоящему.

***

“Может, сегодня Кроули не придёт”, - думал Азирафаэль каждое утро, садясь за свой стол с кружкой какао в руках. Ну да, как же.

***

Когда Азирафаэль вышел из своей любимой лондонской кофейни, Кроули ждал его возле своего “Бентли”, прислонясь к машине спиной и скрестив руки на груди. - Не нужно меня подвозить, - Азирафаэль постарался напустить в свой голос побольше суровых интонаций. - И тебе тоже привет, - Кроули лукаво улыбнулся ему, а затем подошёл и коротко поцеловал. - Кроули! - ошеломлённо выдохнул ангел. - Что? - Кроули смотрел на него невинными глазами. - Здесь же полно народа! - Азирафаэль смущённо заозирался. - Не знаю, зачем ты это делаешь. Чего ты хочешь? Кроули взял его за локоть и подвёл к своей машине. - Ты знаешь, чего я хочу. Тебя, ангел, - просто ответил он. - В данный период времени, - не стал отрицать Азирафаэль. - Но ты не будешь хотеть меня всегда. - Буду, - решительно сказал Кроули и, сняв очки, посмотрел ему в глаза. Он положил одну руку на запертую дверцу “Бентли”, заманив Азирафаэля в ловушку между собой и дверью. - Дай мне шанс, ангел, - серьёзно попросил Кроули. Азирафаэль отвернулся, чтобы не видеть чарующую глубину его змеиных глаз. - Азирафаэль, - с едва уловимой мягкостью произнёс Кроули. Ангелу стало трудно сохранять неприступный вид. - Прошу тебя, - добавил Кроули. Азирафаэль неловко пожал плечами. Кроули провёл рукой по его щеке, затем ещё раз поцеловал. - Мой ангел.

***

Кроули желал обнимать и ласкать Азирафаэля, но не смел. И это сводило его с ума. Он безумно хотел своего ангела. Однако когда Кроули сообщал этому наивному крылатому, что тот доводит его до сумасшествия, Азирафаэль не верил. Они беседовали в книжном магазине после ланча в “Ритц”, распивали Шатонёф-дю-Пап, и Кроули пытался не потерять нить разговора, потому что не мог думать о том, нужен ли магазину капитальный ремонт или же сойдёт чисто декоративный. Кроули, если уж на то пошло, вообще не понимал идеи Азирафаэля насчёт ремонта. Но, как и в случае с пятном краски на своём пальто, Азирафаэль вбил себе в голову, что ему не вполне комфортно находиться в здании, которое однажды сгорело. И неважно, что антихрист всё исправил, ведь Азирафаэль знал, что его книжный магазин совсем недавно был весь в огне. - Что? - рассеянно спросил Кроули в пятый или шестой раз. - Ты слушаешь, Кроули? - Азирафаэль откинулся на спинку кресла и сделал глоток из своего бокала. - Что с тобой происходит? - Что происходит? - пьяно усмехнулся Кроули. - Я хочу тебя. Вот так. Прямолинейно и просто. - Ты... хочешь меня? Меня? - Азирафаэль с искренней озадаченностью посмотрел сначала на него, потом на своё тело. Кроули хмыкнул, подошёл к нему, поднял его из кресла и притянул к себе поближе, чтобы ангел точно всё понял. - О Боже! - глаза Азирафаэля стали словно блюдца, а щёки разрумянились. Это было видно даже в тусклом освещении пары светильников магазина. - Ты маньяк какой-то, - с чопорным видом констатировал он, отстранившись и тут же постаравшись забыть жар тела Кроули. Демон засмеялся. Его слегка трясло. - Я бы сказал: страдающий лишенец. - Ну, знаешь ли... в мире полно привлекательных людей, - парировал Азирафаэль. - Зачем тебе непривлекательный ангел? - Снова ты говоришь какую-то ерунду, - Кроули закатил глаза. - И – нет. Для меня в мире есть только ты. - Не знаю, как можно желать меня такого, - скептически заметил Азирафаэль, допивая в своём бокале вино. Кроули уже задолбался что-либо отвечать на подобные высказывания ангела. Азирафаэль всё равно оставался глух к его комплиментам, в которых каждое слово было правдой. Промолчав, Кроули в итоге просто взял Азирафаэля за руку и, чуть отодвинув манжету его рубашки, приник к запястью губами. - Не надо, - вдруг взмолился тот. - Не надо чего? - уточнил демон, оторвавшись от него, но по-прежнему сжимая его руку. - Не будь таким милым, Кроули, - мученически пояснил Азирафаэль. - С тобой я могу себе это позволить, - пожал плечами Кроули. И он действительно так считал. Хотя бы потому, что... Азирафаэль был добрым. Не без сволочизма и некой “чертинки”, как Кроули это называл, но добрым. Сам Азирафаэль бы, конечно, сказал, что он же ангел, что быть добрым заложено в нём Богом, но это, на взгляд Кроули, было не так. Он считал Азирафаэля гораздо добрее, чем хоть когда-то были его собратья-ангелы. Да что там! По большому счёту, собратья Азирафаэля были теми ещё отморозками! И демона просто убивало то, что к Азирафаэлю – при всей этой его доброте – редко кто относился аналогично. А ведь он, чёрт побери, заслуживал доброго отношения! И Кроули, вопреки своей демонической натуре, собирался в лепёшку разбиться, но стать достойным Азирафаэля. Тем более что его, в любом случае, тянуло быть с ангелом соблазнительно милым и вообще всячески радовать его. Ведь когда Азирафаэль сияюще улыбался, когда распахивал изумлённо свои небесно-голубые глаза... Кроули готов был просто к ногам его пасть. Да, плакал по нему Ад... По новой. Азирафаэль, тем временем, в молчании покачал головой. Но свою руку из хватки демона не выдернул. Кроули пристально смотрел на него. Азирафаэль, казалось, пребывал в смятении. - Я уже говорил, что люблю тебя, ангел, - Кроули поймал его метущийся взгляд. - Всегда любил. Я всего лишь раньше не понимал, что это значит. Признаю, что немного запоздал со всем этим. Ну, может, слишком запоздал. Но когда я что-то узнаю, это остаётся со мной навсегда. - Кроули... - Азирафаэль вздохнул и, не выдержав, отвёл взгляд. - Азирафаэль, я не пойму, ты опасаешься, что переход на новый уровень отношений сильно всё между нами изменит? - напряжённо спросил Кроули. Азирафаэль подавленно молчал. У него сдавило горло. Отсутствие ответа – тоже ответ. И, к сожалению, Кроули его услышал. Демона как будто ударили под дых. - Хорошо. Я понял, - через силу проговорил он, отпуская руку ангела. Чувствуя, как его разламывает от боли, Кроули повернулся и покинул книжный магазин.

***

Кроули устал. Он сделал всё, что мог. У него фактически не осталось надежды. Наверное, пора со всем этим покончить. Возможно, он, несмотря на свои недавние слова, напротив – чересчур поторопился. Азирафаэль, может, и не отверг бы его, если бы он позволил ангелу неспешно привыкать к мысли о них двоих в качестве возлюбленных. Кроули, серьёзно, подождал бы хоть год. Да хоть целый век.

***

Одной мысли о Кроули было достаточно, чтобы в Азирафаэле началась обычная реакция. “Боже, - с мукой спрашивал он, - это когда-нибудь прекратится? Без этого жизнь была бы значительно проще, честное слово”. Потому что нет ничего хорошего в том, что испытываешь такие всепоглощающие эмоции по отношению к другому существу и ничего не можешь с этим поделать. “Дыши. Дыши. Делай как люди”, - увещевал себя Азирафаэль. Конечно, больно, но разве не безопаснее сохранять с Кроули дистанцию и не допускать между ними особой близости? Без сомнения, безопаснее. “Дыши...” - продолжал напоминать себе ангел. Такой путь в миллион раз менее болезненный, чем все остальные.

***

Уже, должно быть, в сотый раз за четыре дня Кроули швырнул на стол телефонную трубку и, обхватив руками голову, уставился в одну точку. Азирафаэль отказывался разговаривать с ним! Ангел вообще не снимал трубку, и каждый раз оператор, в конце концов, обрывал гудки. - Чёрт бы тебя побрал, Азирафаэль! - сквозь зубы процедил Кроули. “Думай, идиот! - заклинал он себя. - Ищи какой-нибудь выход! Выход обязательно должен найтись!” Снова позвонив Азирафаэлю и снова нарвавшись на обрыв гудков, Кроули на этот раз вообще расколошматил телефон, перевернул к чертям стол и замер посреди серых стен своей квартиры, агрессивно сверкая глазами. - Ну и плевать! - вслух гаркнул он. Затем быстрым шагом направился к входной двери. - Не отвечаешь, значит, на звонки? - злобно прошипел он. - Решил рубить с плеча и покончить ещё и с нашей дружбой? А вот хрен тебе, святоша! Так или иначе, но сегодня тебе придётся поговорить со мной! Однако, пока он на своём “Бентли” добирался до книжной лавки Азирафаэля, его ярость непостижимым образом улетучилась.

***

- Ангел. Сердце Азирафаэля жалко трепыхнулось, как только он услышал голос Кроули. Ему даже пришлось откашляться, прежде чем что-то сказать. - Кроули, - прошелестел он, медленно вставая из-за своего стола. - Зашёл, потому что ты не отвечаешь на звонки, - отстранённо произнёс Кроули, всё ещё стоя на пороге книжного магазина. - Хотел убедиться, что с тобой, по крайней мере, всё в порядке. - Нет, - ответил Азирафаэль слабым голосом, - со мной не всё в порядке. У меня вместо головы кочан капусты, да ещё и совсем увядший, к тому же. Даже через тёмные очки было понятно, что Кроули после его слов нахмурился. - Ну... в целом-то, я в порядке, да, - ангел нервозно кивнул. - Господи, мне жаль, что я... так себя повёл в прошлую нашу встречу... и в эти дни тоже. Прости, что не отвечал на звонки. Я просто подумал, что нам необходима передышка... Но сейчас понимаю, что это было неверным решением. Вздохнув, он с поникшим видом замолчал. Его пропитанные волнением фразы звучали так, как будто он был косноязычным идиотом. Рядом с Кроули у него, похоже, теперь даже дар речи пропадал. - Как думаешь, я могу войти? - тоже вздохнув, поинтересовался Кроули. - Да, прошу, - торопливо и как-то даже судорожно пригласил его Азирафаэль. Кроули вошёл в книжный, закрыл за собой дверь и напряжённо улыбнулся, очевидно, заметив его смущение. - Кроули, - Азирафаэль собрался с мыслями, - надеюсь, ты, в самом деле, простишь меня за моё поведение. Я должен был проявить больше понимания и... и мне, наверное, надо извиниться за своё чёрствое невнимание к тебе, если ты на протяжении всех этих шести тысяч лет... - Да не стоит, - с горечью усмехнулся Кроули, прервав его. - Всё равно я начал осознавать свои чувства к тебе только в одна тысяча восьмисот шестьдесят втором году. Помню, ещё сказал тебе тогда, что ты мне не нужен, а ты в ответ бросил, что это взаимно, и я почувствовал себя так... Он осёкся, будучи не в состоянии закончить это предложение. Ему по-прежнему тяжело давались признания. Особенно признания в том, как ему было плохо, и больно, и какое это было гнетущее чувство, и как потом казалось, что он один во всём мире, и... и как кошмарно было осознавать, что как бы он ни рыпался, его невозможно воспринимать ни другом, ни – тем более – кем-то более близким. Оставалось лишь бессмысленно проклинать проклятого Люцифера и его приспешников, к которым Кроули примкнул практически по чистой случайности. - Кроули... - между тем, поражённо выдохнул Азирафаэль. - Неужели ты, правда, тогда... - Правда. Я потом многие годы себе талдычил, что эта хрень с чувствами к ангелу сродни безумию, что я должен забыть о тебе, и точка. И, знаешь, я почти преуспел в этом, - губы Кроули снова горько скривились. - Почти забыл о тебе... до тех самых пор, пока снова не увидел. Азирафаэль облизнул пересохшие губы. - Это... Это ведь было в одна тысяча девятьсот сорок первом? Боже, Кроули... Я начал понимать своё истинное отношение к тебе как раз после сорок первого. Ты стал так нужен мне... Ты и сейчас нужен мне. Услышав такое от Азирафаэля, Кроули тут же весь подобрался как хищник, его глаза оживлённо заблестели. Казалось, что эти слова вернули ему смысл жизни. Он резко шагнул к ангелу, но внезапно остановился на полпути, сомневаясь. Однако Кроули не мог противостоять тому, что сознание поспешно выделило одну короткую фразу, которая полностью завладела его вниманием. - Я нужен тебе? - осторожно спросил он, но опять сразу мысленно одёрнул себя. Кроули уже боялся питать надежды, которые вновь могут рухнуть. Он даже подумал, что не понял ангела, подумал, что Азирафаэль вложил совсем другой смысл в свои слова. Вот только в устремлённых на Кроули красивых светло-голубых глазах горел огонь настоящих чувств. И огонь этот был настолько ярок, что мог бы затмить собой сияние звёзд в ночном небе. - Ты всегда был нужен мне, Кроули, - пылко заверил его Азирафаэль. - Ты изменил мою жизнь, заставил смотреть на мир другими глазами и научил видеть многие вещи в ином свете. Никто никогда не влиял на меня так, как ты. - Тогда что тебе мешает провести со мной вечность? - с не меньшим пылом потребовал Кроули. Азирафаэль вмиг помрачнел и словно бы ушёл в себя. Кроули, глядя на него, с чертыханьем подумал, что больше не выдержит этих скачков, – не успеет надежда блеснуть, как тут же гаснет. Надо иметь железные нервы, чтобы выдержать это. - Всё слишком опасно, Кроули, - обречённо произнёс Азирафаэль после паузы. - Да, на какое-то время Небеса и Ад оставили нас в покое, но ты же сам говорил, что ничего ещё не закончилось. И мне кажется, что в такой ситуации... нам лучше не привлекать к себе лишнего внимания, падая в... падая в любовь. И вообще, пожалуй, лучше не встречаться столь часто. - Ну, уж нет, чёрт побери! - гневно вырвалось у Кроули. Это был яростный рык протеста, в котором слышалась вселенская тоска. Быть рядом и потерять Азирафаэля, не успев обрести, – он не мог позволить этого. - Ты не отвернёшься от меня сейчас, Азирафаэль! - сорвался на шипение Кроули. - Нельзя давать что-то одной рукой, а другой тут же забирать это. Как ты смеешь говорить, что я тебе нужен, и в то же время изгонять меня из своей жизни? - Дорогой мой, я хочу, чтобы ты был любим так, как этого заслуживаешь, - печально проговорил Азирафаэль, на мгновение изнурённо прикрывая глаза. - И хотя я люблю тебя с силой, которую даже выразить не могу... я всё же не могу обещать тебе вечности. Я ведь не так прозорлив и хитёр, как ты, поэтому меня поймать и уничтожить гораздо легче. Скорее всего, именно до меня, в первую очередь, и доберутся. А я... я не могу допустить, чтобы ты понёс потерю, я не хочу подвергать тебя риску быть пойманным вместе с таким беспечным рохлей, как я. Кроули, пойми... без меня рядом с тобой у тебя больше шансов выжить. Я буду лишь замедлять ход твоих быстрых, как ртуть, мыслей. Из-за меня ты можешь потерять бдительность. Поэтому... Как я могу быть с тобой, когда я не в состоянии обещать тебе прекрасную вечность вместе? Как я могу быть возлюбленным, которого ты заслуживаешь, когда я не знаю, сколько времени мне осталось жить? - Ангел, тебе ничто – слышишь меня? – ничто не мешает быть таким возлюбленным для меня, - категорично припечатал Кроули, задыхаясь от желания вытрясти из своего глупого ангела всю эту надуманную ересь. Азирафаэль вскинул на него взгляд и в замешательстве нахмурился. - Несмотря на то, что я сказал? - Да, - кивнул Кроули, после чего вновь разъярился. - Проклятье, Азирафаэль, если я ещё раз услышу, как ты вот так вот наговариваешь на себя, я за себя не ручаюсь, понял меня? Да ради всего святого и зловещего, с каждым из нас может что-то случиться! Дьявол, да я Пал из-за долбанной случайности, так что о чём тут вообще говорить? И это, чёрт побери, не просто инцидент из разряда “ну, бывает”. Это-то как раз и называется беспечностью. А ты мне тут о своей беспечности распинаешься! Да её за моей не видно! Азирафаэль выслушал этот жёсткий “втык”, изумлённо приоткрыв рот и почти не моргая. Кроули же пока и не думал затыкаться: - Ангел, ты хоть сознаёшь, какая это редкость – то, что между нами? У людей – и тех такое далеко не со всеми случается. А уж чтобы у ангела и демона – это же вообще за гранью! Если ты, чёрт возьми, любишь меня так же сильно, как я тебя, то нам ни в коем случае нельзя расставаться. Во-первых, я не могу оставить тебя наедине с твоими дурацкими мыслями о вероятном скором конце от рук Ада или Небес. Во-вторых, я не желаю больше коротать ни единого века без твоей любви, которой ты наглым образом меня лишал. Да что там век! Ни единого дня, ангел. Она мне нужна! Так что не оставляй меня без неё, уяснил? Иначе, обещаю, тебе совсем не понравится, если я слечу с катушек. Весь чёртов мир содрогнётся, я не шучу. В глазах Азирафаэля появилась нежность. Сказанное Кроули неожиданно поставило всё на свои места и помогло ангелу избавиться от всего того, что не имело непосредственного отношения к их любви. Кроули, пребывая на грани полнейшей потери самоконтроля, не отрывал от него лихорадочного взгляда. В какой-то момент он заметил, что Азирафаэль хочет что-то сказать, но быстро остановил ангела, приложив палец к его губам. Уже ничего не надо было объяснять. Тем не менее, когда спустя пару мгновений Кроули наплевал на свой самоконтроль и жгуче поцеловал Азирафаэля, ему не до конца верилось во всё то, что произошло. Что до ангела, то он так долго подавлял в себе эмоции, что сейчас вообще с трудом понимал, что с ним творится. Всего один порочный поцелуй – и его человеческая оболочка бесстыдно предала его, вспыхнув в руках Кроули жарким пламенем, сравнимым разве что с адским. Азирафаэль совершенно потерялся в ощущениях и бездумно ответил на поцелуй. Однако его ответ, это простое движение губ, казалось, окончательно доконало Кроули. Он застонал и начал целовать ангела с порывистостью, из-за которой между ними разгорелся настоящий поцелуйный поединок. И Кроули, издав торжествующий возглас, с блеском вышел из него победителем. Крепче прижав Азирафаэля к себе, он вытащил края рубашки из-за пояса его брюк и жадно скользнул ладонями по горячей обнажённой коже ангела. - Кроули... О Боже... - голос Азирафаэля то и дело срывался на стоны. А стоило Кроули куснуть его за шею, он вдруг дёрнулся, отстранился и, тяжело дыша, постарался смотреть куда угодно, но только не на демона. И тот знал, почему. Вновь посмотреть друг на друга означало бы поддаться чему-то первобытному, необузданному, порочному. И всё же через миг их взгляды встретились. - Мы не увлеклись? - прочистив горло, выдавил Азирафаэль. Кроули закатил глаза. - Это называется порывом заняться сексом, - фыркнул он. - Древний животный инстинкт. - Но мы не животные, Кроули, - возразил Азирафаэль. - Мы даже не люди. - Я выразился фигурально, ангел, - с улыбкой пояснил Кроули. - Наши тела точно не взорвутся от подобного? - внезапно встревожился Азирафаэль. Демон пожал плечами. - Прецедентов не было. - Прецедентов? Господи, Кроули, да откуда им взяться? - резонно отметил Азирафаэль. - Вряд ли ещё какой-нибудь ангел и ещё какой-нибудь демон... - Мы этого не знаем, - хмыкнул Кроули. - Вот именно, - подчеркнул ангел, выразительно округлив глаза. Кроули вздохнул. - Хэй, я хочу тебя, а ты хочешь меня, - предельно лаконично указал он. - Я готов рискнуть, потому что даже если в итоге мы развоплотимся, это будет того стоить. Задумчиво помолчал и, помедлив, добавил: - Но... знаешь, я могу сейчас уйти, если ты не хочешь прибавлять к сегодняшним эмоциональным впечатлениям ещё и физические. Клянусь, что не стану на тебя набрасываться. Для наглядности он поднял вверх руки. Затем, не дождавшись от Азирафаэля какой-то однозначной реакции, коснулся своими губами уголка его губ и отстранился. Ангел невольно почувствовал укол разочарования. - Проводи меня, - сказал Кроули, нацепив на себя очки. Азирафаэль покорно поплёлся с ним до двери. Они немного задержались на пороге, сдержанно кивнули друг другу на прощание и Кроули вышел из книжного магазина. Закрыв за ним дверь, Азирафаэль прижался к ней спиной. Испытывая чувство потери, он попробовал прислушаться к звуку шагов демона, которые всегда отличит от всех прочих. Однако за дверью книжного было тихо, и Азирафаэль подождал ещё несколько минут, намереваясь услышать хотя бы хлопок дверцы “Бентли”. Так ничего и не услышав, он повернулся и открыл дверь. - Кроули? - тихо позвал он. - Тебе не следовало открывать эту чёртову дверь, - хрипло произнёс тот, вынырнув из вечернего сумрака. - Почему т-ты не ушёл? - сбивчиво спросил Азирафаэль. - Не смог. Слишком взбудоражен, - честно признался Кроули. - Хочешь остаться? - сглотнув, прошептал ангел. - Не включай свой сволочизм, чёрт тебя побери, - в голос Кроули прокралось мучение. Взволнованный, Азирафаэль приблизился к нему и аккуратно снял с него очки. - Иди назад, глупый ангел, - предупреждающе шикнул Кроули. - Лучше ты возвращайся обратно в магазин, ко мне, - смело предложил Азирафаэль. Кроули колебался, и Азирафаэль, взяв за руку, потянул его за собой. Демон, вдыхая пьянящий аромат Азирафаэля, зашёл вслед за ним в книжный и с силой захлопнул дверь. Вздрогнув, Азирафаэль чуть было не пропустил момент, когда Кроули резко обнял его, горячо поцеловал и потёрся о него всем телом. Это привело ангела в неописуемый восторг. Не сдержав стона, он прильнул к Кроули ещё теснее, в то время как тот, продолжая целовать, прижал его к ближайшей стене. - Слишком много одежды... - пробормотал Кроули каркающим от хрипоты голосом и снова впился в губы Азирафаэля. - Да... нет... да... о, да... - шептал в ответ на его совращающие действия ангел. Вскоре, не иначе, каким-то чудом, оказавшись на постели, Кроули раздел их обоих в одно мгновение. Сейчас его единственным желанием было чувствовать обнажённое тело Азирафаэля, его возбуждение, ласкать его... Азирафаэль всё больше отзывчиво распалялся под ним. Но всякий раз, когда до вершины удовольствия оставалось совсем чуть-чуть, Кроули прекращал свои сладкие пытки, оставляя его дрожать от желания. Наконец, покончив с продолжительной прелюдией, демон мягко вошёл в него. Вначале Кроули не торопился, доставляя Азирафаэлю мучительно-тягучее наслаждение, но потом, когда желание стало совсем непреодолимым, он увеличил темп. Его нежные движения превратились в резкие, сильные рывки, и ангелу казалось, что тот проникает в самые глубины его существа. Даже каждая ласка Кроули была более стремительной и настойчивой, чем предыдущая. Азирафаэль водил ладонями по его груди и спине, чувствуя, как напряжены мышцы. И вот – долгожданный пик удовольствия, заставивший Азирафаэля содрогнуться в оргазме. Кроули рухнул на него, испытывая столь же мощный экстаз. Когда их дыхание успокоилось, он обнял ангела и властно прижал к себе, словно боялся, что Азирафаэль исчезнет. - Я не могу поверить, что встретил тебя... что это произошло, - произнёс Кроули так тихо, что Азирафаэль едва разобрал слова. Затем демон вновь принялся его целовать, и это продолжалось до тех пор, пока Азирафаэль не вцепился в его плечи, выгибаясь на постели. - М-м-м, Азирафаэль... ты в курсе, что демоны тоже могут быть хорошими, как ангелы? - вдруг заговорщицки протянул Кроули. - Разумеется, при условии, что их поощряют должным образом. - О? - Азирафаэль выгнул бровь. - А знаешь ли ты, что ангелы тоже могут быть плохими, как демоны? - Хм, многообещающее заявление, - с предвкушением улыбнулся Кроули. И в мерцающем свете звёзд за окнами он вскоре понял, на что способен ангел, когда любит демона.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.