Усатая свадьба 37

AnnKama автор
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Случилось страшное - нацисты похитили товарища Сталина и шантажом заставили приехать в Берлин остальных членов партии. А всё потому, что Гитлер нашёл способ захватить СССР, не пролив ни капли крови немецких солдат. И способом этим оказалась свадьба со Сталиным.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
28 июня 2019, 13:45
      Звучал гнетущий свадебный марш. Иосиф Виссарионович шёл к алтарю в белом платье, с его головы свисала прозрачная фатина, а в руках он держал букет белых цветов. И как вообще до этого дошло, как СС-овские парашютисты смогли его похитить? Сейчас это всё уже было не важно. Коварный план свершился. И нельзя было сбежать, сам Гиммлер следил за тем, чтобы «невеста» не сбежала, а для этого он самолично тыкал Сталина штыком в спину, чтобы тот двигал ногами к алтарю. — Побыстрее, пожалуйста.       Сам товарищ Сталин старался идти не очень быстро, чтобы и штыком в спину не тыкали, и чтобы не оказаться у алтаря слишком скоро. Если это произойдёт, то Иосифу Виссарионовичу придётся подписать документы о безоговорочной капитуляции, и исполнять «супружеский долг». Это ещё хорошо, что он не надел туфли на каблуках, а остался в своих обычных сапогах. Видимо, нацисты всеми силами добивались того, чтобы он выглядел как посмешище. В принципе, у них это получилось, вот только смешно было лишь членам НСДАП.       Сидящие справа остальные члены коммунистической партии всё время следили за этим действом. Под угрозой расправы с вождём они прибыли сюда. Мерзкое чувство свербило в груди у каждого: от Молотова до Жукова. Вячеслав Михайлович, глядя на Сталина, нервно грыз ногти. Он даже не замечал, как его пальцы снова оказывались у него во рту. А хозяева церкви даже не скрывали своих насмешек перед ними. Никита Сергеевич Хрущёв еле сдерживал слёзы, но рыдал он не от счастья и прекрасного момента, а от осознания того, что со всеми ними, со всеми бедными советскими гражданами будет потом.       Нацисты уже мысленно праздновали победу. Особенно упивался фюрер. До чего же гениальный план посетил его светлую голову. Ну разве он не гений? И теперь не придётся тратить ресурсы на войну. А уж что с «невестой» будет после свадьбы… Он наверняка найдёт решение. У него уже были планы на их будущую «супружескую жизнь».       Наконец-то товарищ Сталин сделал первый шаг на ступени алтаря. Оставалось совсем чуть-чуть. И вот генсек уже встал рядом с Гитлером, тот поднял с его лица прозрачную вуаль и посмотрел на генсека своими пронзительными голубыми глазами, жадно сверля взглядом. Геринг начал зачитывать клятву. — Я больше не могу на это смотреть, — признался Лаврентий Павлович и закрыл лицо руками. — Мы пропали… — всхлипнул Хрущёв.       Вот настал тот момент, когда Сталину бы надо сказать «да», но тот всё молчал. Гитлер покосился на него, в ожидании ответа. — Отвечай, — процедил он сквозь зубы.       Но Сталин молчал, как рыба. Тогда стоящий поблизости Гиммлер приставил дуло к его спине, чтобы наконец-то выдавить из него ответ. — Ну же, герр Сталин, не тяните, мороженое в банкетном зале скоро растает. Вам просто надо сказать «да».       Тогда Иосиф Виссарионович немного оживился и уже собирался открыть рот. Но тут позади раздался грохот. В двери зала забежал один СС-овец и тут же упал, сражённый пулемётной очередью. Все присутствующие с изумлением посмотрели в его сторону. Как только дымка рассеялась, все увидели у дверей озлобленную женщину в чёрной кожаной куртке и красном платке на голове. В руках она держала увесистое огнестрельное оружие. — Если этот усатый таракан скажет «да», застучит мой пулемёт! — воскликнула она, хмуря брови.       Сталин сразу узнал её. Эти чёрные блестящие волосы, эти глаза, этот нос с горбинкой. Без сомнений, это была именно она. — Надежда Сергеевна?! — удивился Молотов. — Мы думали, Вы застрелились! — подключился Ворошилов. — Так и задумано было! — громко ответил Аллилуева. — Надя… — промолвил Иосиф.       Позабыв обо всём, он пошёл к ней, попутно срывая с себя свадебный наряд и оставаясь в майке-алкоголичке и красных трусах с золотыми звёздочками. Сталин был вне себя от удивления и не мог поверить тому, что его бывшая жена здесь. — Как ты здесь очутилась? — спросил он.       Но в ответ получил сильную пощёчину. — Нэ понял… — произнёс Иосиф.       Тогда надежды ударила его ещё раз по другой щеке. — Понял… — кивнул он. — Вот как ты, значит со мной?! — начала сокрушаться Надежда Сергеевна. — Живу я спокойно с документами под чужим именем и тут БАЦ! От третьих лиц узнаю, что венчаешься с этим немецким хреном! — Фрау, немедленно покиньте здание! — решил вмешаться Гиммлер. — Заткнись, гнида фашистская! Не видишь, я тут с мужем разговариваю! — крикнула Аллилуева в ответ и пустила пару пуль ему в ногу, после чего продолжила отчитывать прилюдно Сталина, — И ты ещё удивляешься, чего это я смерть свою имитировала. Да ты целыми днями сидишь в Кремле и не можешь выделить мне хоть пару минут. А я целыми днями как на иголках. А ты даже банально не говоришь мне «доброе утро», «как у тебя дела». Ты совсем не интересуешься тем, что у меня на душе происходит. Ты когда в последний раз детей наших видел? — Я что, по-твоему, должен бросить все дела? Я вождь советского государства!..       Но тут Надежда Сергеевна снова ударила его по лицу, наклонила его и припала к его губам, вовлекая в страстный поцелуй. Повисла тишина. В голову Молотова пришло осознание того, что происходит. — УРА, ТОВАРИЩИ! — громко закричал он, активно рукоплеская.       Это поняли и остальные члены ВКП (б), радостное ощущение эйфории заменило чувство стыда. Когда Сталин с Аллилуевой перестали целоваться, Иосиф воскликнул: — Едем домой, товарищи!!!       Все советские руководители повскакивали с мест, позабыв обо всём, побежали к выходу. — Да ну нахер, — сказал Гесс, вылетая в окно на собственных огромных бровях. — Срань господня! — вырвалось у Риббентропа от увиденного полёта.       А члены партии большевиков уже побежали к колонне военной техники, где их уже поджидали их жёны. И они уехали нафиг из Берлина в закат, аки Неуловимые мстители.       Узнав об этом из утренних газет, Уинстон Черчилль чуть не поперхнулся чаем. После чего побежал названивать Рузвельту.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.