Почему Речные Земли - сильнейший регион Вестероса 36

Статьи — публицистический текст о фэндоме или писательском искусстве
Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эдмур Талли, Хостер Талли, Кейтилин Старк, Бринден Талли
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 10 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Вымышленная география Исторические эпохи Средневековье Фэнтези Эксперимент

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Речные Земли принято считать регионом-аутсайдером в Вестеросе, который полностью лишен политической субъектности. Многие видят в географии Трезубца одни лишь минусы, но что если Речные Земли экономически обречены стать богатейшим и самым влиятельным регионом Вестероса?

Посвящение:
Посвящается Фридриху Ратцелю, Карлу Хаусхоферу, Отто фон Бисмарку и кайзеру Вильгельму II

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Deutschland! Mein Herz in Flammen,
Will dich lieben und verdammen.
Deutschland! Dein Atem kalt,
So jung, und doch so alt.
Deutschland!

Речные Земли это Германия

10 июля 2019, 20:50
Речные земли принято считать регионом-аутсайдером в Вестеросе, который полностью лишен политической субъектности. Сам регион Речных земель является сравнительно новым для материка. К моменту высадки Эйгона Завоевателя эти земли страдали от тирании железнорожденных, а раньше находились под контролем Штормовых королей. Лишь в годы завоевания андалов (а это было примерно за четыре тысячи лет до завоевания Эйгона) существовало единое Королевство Трезубца, возглавляемое династией Маддов. Но я нахожу в географии, истории и экономике Речных земель много параллелей с Германией, которая на данный момент является сильнейшей экономикой Европы. Если сравнить сведения из Мира Льда и Пламени и реальный атлас по географии, можно найти нечто общее между Германией и Речными землями. Хоть земли Трезубца богаты, плодородны и густо населены, у региона нет естественных границ вроде гор или морей, и он расколот между сильными домами. Это сильно влияет на единую мощь региона и обрекает его на жертвенный статус по отношению к соседям. Речные земли — центральный регион Семи Королевств, обязанный своим названием множеству рек и озер, в том числе Трезубцу и его многочисленным притокам. Это плодородные и обильно населенные, но достаточно разобщенные земли, которые на протяжении своей истории не раз и не два подвергались завоеваниям и становились полем битвы для разных армий. Германия — государство в Центральной Европе, на протяжении долгих лет являлась местом сражений между множеством держав. Важной особенностью развития Германии является ее постепенный распад на отдельные княжества, сохранившие самостоятельность до самого XIX в. Экономические и политические условия развития Германии способствовали ее раздробленности. Речные земли находятся в самом сердце страны: они граничат с Севером, Западными землями, Долиной, Королевскими землями и Простором; кроме того, Речные земли имеют выход в залив Железных Людей и залив Челюсти, и их берега в прошлом подвергались частым набегам пиратов с Железных островов. Великая река Трезубец и три ее протяженных притока — Зеленый, Синий и Красный Зубцы — протекает через все Речные земли с запада на восток, впадая в Крабий залив. Расположенная в центре Европы, Германия омывается водами Балтийского и Северного морей. Северная часть Германии представляет собой сформировавшуюся во время ледникового периода низменную равнину. По территории Германии протекает большое количество рек, наиболее крупными из которых являются: Рейн, Дунай, Эльба, Везер и Одер, реки соединены каналами, наиболее известный канал — Кильский, который соединяет Балтийское и Северное моря. Трезубец — одна из крупнейших рек Вестероса, впадающая в Крабий залив. Три больших притока Трезубца — сами по себе огромные реки — называются Красным, Синим и Зеленым Зубцами соответственно. Рейн является одной из самых длинных рек в Европе и важной незамерзающей транспортной магистралью Западной Европы. Рейн соединён каналами с другими реками: Роной, Марной, Везером, Эльбой. Зубцы Трезубца — транспортные артерии Речных земель, даже более важные, чем Королевский Тракт: по ним ходят рыбачьи челноки, баржи с зерном и плавучие лавки. Обычные переправы через Трезубец — броды и паромы. И в реальной истории сухопутная транспортировка на протяжении долгих лет стоила примерно в сто раз дороже водной до появления железных дорог. Регион Рейн-Вестфалия и Гессенские государства получали крупнейшие свои доходы благодаря торговым пошлинам и транспортировке товаров по реке Рейн. До объединения территории современной Германии были частью Священной Римской империи, которая включала в себя множество королевств, княжеств, графств и городов-государств. Священная Римская империя (возможно, именно в неё и превратились Семь Королевств из-за решения Тириона о выборной монархии), будучи децентрализованной, слабо контролировала общие вопросы труда, денег и войны. Каждое княжество внутри СРИ фактически превратилось в независимое государство. Однако, несмотря на свои отдельные сильные стороны, субъекты Священной Римской империи были поглощены внутренним соперничеством, а также участием в альянсах и коалициях. Раздробленное государство было неспособно защитить само себя. С учетом этого сотни отдельных земель были в такой степени разделены, что никакая внешняя сила не могла взять их разом. Королевская власть в Германии оказалась крайне слабой и не смогла предотвратить внутренней политической концентрации в княжествах. В то время, когда в других западноевропейских государствах начался процесс политического сплочения, в Германии оформляются территориальные княжества и углубляется политический распад. В результате централизованные государства, окружавшие немецкое ядро Священной Римской империи, такие как Австрия, Франция, Польша, Швеция и Россия, воспринимали группу германских княжеств как буферную зону. Германия стала полигоном для иностранных солдат в Тридцатилетней и Наполеоновских войнах. Взаимосдерживающее состояние очень долго держало Германию разделенной и лишенной голоса в европейском концерте. В ходе Северной войны один король-мальчишка из Швеции, который не воспринимался как угроза правителями Саксонии, Речи Посполитой, Дании и России, молниеносно прошелся по Северной Германии и разгромил всех участников антишведской коалиции по отдельности, прежде чем проиграть в Полтавской сражении. Что-то мне это напоминает… Если на Севере безоговорочным лидером был дом Старков, а на Западе — дом Ланнистеров, в Речных землях нет абсолютного лидера. В разные времена королями Трезубца были такие дома: Фишеры из Туманного Острова, Блэквуды из Древорона, Бракены из Каменной Ограды, Мадды из Старых Камней, Джастмены и Тиги. Талли никогда не были королями (что делает форелей похожими на Тиреллов), когда некоторые из их вассалов владели небольшими королевствами. Несмотря на статус Верховных Лордов Речных земель, у Талли нет полного превосходства над другими родами Трезубца. У дома Маллистеров более престижная родословная, в то время как Мутоны более богаты. Владения Фреев более обширны, по влиянию, богатству и могуществу они не уступают Талли. Даже вечные соперники Блэквуды и Бракены по отдельности (!) могут выставить намного большую армию, чем их сюзерен дом Талли. После победы андалов над Маддами на Трезубце появилось множество новых королевств и династий. Дом Джастман объединял Речные земли почти три столетия, и король Бенедикт II Джастман расширил свое царство на восток до Сумрачного Дола, Росби и устья Черноводной. Речные земли оспаривались домами Блэквудов, Бракенов, Вэнсов, Маллистеров и Чарльтонов в течение столетия. На различных королей оказывали давление короли Железных островов, короли Скалы, горные кланы Долины, короли Простора, Штормовые короли и пираты со Ступеней и Трех Сестер. Торренс Тиг наконец воссоединил Речные земли, но его и его наследников не любили их мятежные подданные. Согласно источнику полуканона, у дома Тига, возможно, не было непрерывного правила наследования, вместо этого власть оспаривалась другими речными династиями в течение поколений. Хочется отметить влияние пиратов со Ступеней. Оно стало бы возможным только лишь в случае морского выхода Королевств Рек и Холмов к Узкому морю. А это требует установления контроля над Черноводной, что негласно является очередным доводом в копилку, что Королевские и Речные земли — часть единого экономического пространства. В Речных землях нет по-настоящему крупных городов, сравнимых с Королевской Гаванью, Ланниспортом или Староместом, но есть целое множество маленьких городов, таких как Девичий Пруд, Ярмарочное Поле, Харрентон, Солеварни, Каменная Септа, Харровей. Исходя из обилия маленьких городов, я прихожу к выводу, что Речные земли, возможно, являются самым урбанизированным регионом Вестероса! На втором месте находятся прилегающие к ним Королевские земли, где помимо Королевской Гавани существуют Росби и Сумеречный Дол. И что примечательно, Королевские земли — абсолютно искусственное образование, созданное Эйгоном Завоевателем как персональный домен. Прежде эти земли переходили из рук в руки между Штормовыми королями, железнорожденными и ранними королями Трезубца. На момент Завоевания эти земли были в едином экономическом пространстве именно с Речными землями. И я предполагаю, что изначально Королевские земли были под контролем Королевства Рек и Холмов и династии Маддов. По канону представители вымершего дома Хуков были речными королями, которые в былые времена претендовали на господство над устьем Черноводной. Именно экспансия Штормовых королей отделила этот регион от соседей. Монфрид I Дюррандон по прозвищу Могучий пересёк Черноводную, сокрушив мелкие королевства дома Дарклинов и дома Мутонов в серии войн, захватив процветающие портовые города Сумеречный Дол и Девичий Пруд. Из истории заметно, что Мутоны и Дарклины существовали в «общем рынке». В Штормовых землях нет больших городов, но они считаются плодородными и богатыми. Иными словами, вотчина Дюррандонов, а позже Баратеонов — преимущественно аграрная страна. А Королевские и Речные земли — урбанизированы. На Западе, в Долине и Просторе экономическое богатство сконцентрировалось в Ланниспорте, Чаячьем Городе и Староместе соответственно. Белая Гавань, в принципе, является единственным городом Севера, который, как и Штормовые земли, является преимущественно аграрной страной. Конец XV — первая половина XVI в. в Германии — период экономического расцвета. Однако развитие экономики происходило несколько иначе, чем в Англии и Франции. Ни один город Германии не превратился в такой хозяйственный центр страны, каким был, например, Лондон в Англии (Ланниспорт на Западе) или Париж во Франции (Старомест в Просторе). Экономическое развитие Германии отличалось большой неравномерностью по ее отдельным районам. В то время как в Англии и Франции развитие торговли и промышленности привело к централизации, в Германии этот процесс обусловил объединение интересов по отдельным землям вокруг местных центров, что способствовало политической раздробленности. Опыт Германской индустриальной революции был уникальным, поскольку промышленная революция и урбанизация Германии не имела единого центра. В отличие от других европейских империй, интеллектуальные возможности здесь были очень высоки в каждом крупном городе, поскольку все они исторически являлись столицами. Побочным эффектом стало то, что когда Индустриальная революция дошла до Германии, она распространилась на всю её территорию без исключения. Ни один из городов Германии не был настолько индустриализован, как Лондон. Но объем любого из десяти её городов (Штутгарта, Гамбурга, Берлина, Франкфурта, Мюнхена или Дрездена) превосходил таковой всей островной Британии. В Германии насчитывалось около сорока крупных промышленных городов. Эта уникальная ситуация говорит о том, что индустриализация в Германии прошла приблизительно за сорок лет. В то время как в Соединенном Королевстве она продолжалась около ста пятидесяти лет. За несколько поколений Германия стала первой страной, большинство жителей которой были горожанами. Предлагаю разобрать каждый город Речных Земель по отдельности. И начнём мы с предполагаемой столицы Трезубца. Харрентон, или городок Харрена — небольшой город под Харренхоллом. Стоит на северном берегу Божьего Ока. Во время Великого совета 101 года стал четвертым по численности населения городом — столько лордов со свитой прибыли в Харренхолл, чтобы разрешить вопрос престолонаследия. В теории, стратегическое расположение Харренхола и сопутствующего города — Харрентона — позволяет ему стать крупным городом, который не уступал бы прочим «мегаполисам» Вестероса. Наилучшее сравнение выходит с парой Кастерли-Рок и Ланниспорт. В тени великого и неприступного замка Бобрового Утёса вырос крупнейший город на западном побережье материка. Городок Харрена мог бы активно расшириться за счёт громадных построек Проклятого замка. Самый приземленный и реалистичный ответ на возможное проклятие Харренхола заключается в том, что каждый дом, который владел Харренхолом, не мог содержать и оборонять такой огромный замок, и затраты на него (денежные, человеческие и т.п.) приводили к краху владеющего им дома. И возможным решением проблемы станет ослабление контроля над купечеством Харрентона: позволить горожанам селиться в черте крупного замка и использовать расположение Проклятого замка, чтобы сделать его торговым центром всего континента. Харрентон обречен на то, чтобы стать мегаполисом Вестероса. Географическое расположение в центре Вестероса и лёгкая транспортировка товаров по притокам Трезубца сделают Харрентон одним из самых успешных городов в торговле. Когда многочисленное купечество сделает город самоокупаемым, восстановить могучие стены Харренхола станет реально выполнимой задачей. Под защитой восстановленных башен Черного замка Харрентон может с легкостью стать четвертым по численности населения городом Вестероса, каким он однажды стал в 101 году после Завоевания Эйгона, что оставит Чаячий город и Белую Гавань позади. Исходя из вышеперечисленного, Харренхолл и прилегающий к нему город Харрентон — идеальное место для столицы Трезубца. Сам Тайвин Ланнистер подчеркнул, что Харренхолл — престол Короля. Замок, который был Королем и разрушен Королем, должен вновь стать пристанищем для Королей. Если искать аналоги в реальной истории, я бы подумал о Вене. Долгое время именно Вена была четвертым по численности населения городом на планете и потеряла свой статус после Первой мировой войны. Столица Австрии обладает превосходным расположением в центре Европейского континента на берегу легендарной реки Дунай. Лично мне крайне импонирует теория о дочерней ветви Старков из Харренхола. Согласно теории, в конце саги именно Санса Старк станет владычицей Харренхола как королева, благодаря материнскому происхождению от дома Уэнтов — прежних лордов Харренхола, и приёмному отцу Петиру Бейлишу — текущему хозяину Проклятого замка. Также это вяжется с теорией Престона Джейкобса (которую я очень рекомендую) о предстоящей гражданской войне Фреев, в которой силы Долины примут участие в новом конфликте на территории Речных земель. Кстати, о Фреях и их родовом замке. Близнецы — это не один замок, а два, построенные по берегам реки Зеленый Зубец, и находятся они в месте стратегически важной переправы. Стратегическое расположение моста и замка позволило дому разбогатеть «на монете», извлекая пошлину за проход через реку. Благодаря этому Фреи стали одним из самых богатых и влиятельных домов Речных земель. История, название и расположение Близнецов отсылают нас к немецкому городу Франкфурту-на-Майне. Франкфурт является центром крупного региона-метрополии Рейн — Майн. Он расположен на древней переправе на реке Майн и находится на территории Франконии — земли, населённой франками. Отсюда и происходит название города — «переправа франков». Возвышению Франфурта сопутствовали таможенные пошлины и торговля через реку Майн. Он быстро стал финансовым центром Германии и остаётся им на протяжении столетий. Так что по обоим берегам Переправы, вокруг уродливых замков и моста неизбежно должен появиться крупный торговый город. Близнецы, как и Франкфурт-на-Майне, являются превосходным торговым узлом, пусть и уступают Харрентону. Риверран — родовой замок Талли, построенный на месте впадения речки Камнегонки в Красный Зубец. Находится к северо-западу от Королевской Гавани и Харренхолла, к юго-западу от Орлиного Гнезда. Замок сочетает в себе удачное географическое положение и новаторские инженерные решения: ни один другой замок в Вестеросе не может так же быстро заполнить ров, превратившись в островную крепость. Положение замка способствует сухопутной торговле — по Речной дороге, соединяющей Речные земли и Западные земли, — и речной торговле — по Красному Зубцу в Узкое море. И здесь твердыня дома Талли имеет определенные сходства с Берлином, хотя, возможно, я натягиваю сову на глобус. Расположенный на берегах рек Шпрее и Хафель, Берлин имеет выгодное расположение для торговли. Кроме того, он всегда славился незаурядными техническими новинками. «Афины-на-Шпрее» были столицей сначала бранденбургских маркграфов, позже — королей Пруссии и, наконец, императоров Германии. Девичий Пруд — город с одноимённым замком на юго-востоке Речных земель, на южном берегу Крабьего залива и восточнее Королевского тракта. Это старый город со славной историей и важный морской порт, который когда-то был столицей собственного небольшого королевства. Девичий Пруд за время войны был разорён и полностью обезлюдел, лавки были разграблены, знаменитый пруд завалили гниющими трупами, а вода в нем превратилась в мутную зеленую жижу. Прибрежное расположение Девичьего Пруда и значимость его порта отсылают сразу к трём вольным ганзейским городам Германии: Гамбургу, Бремену и Любеку. До строительства Королевской Гавани значимость Девичьего Пруда и Сумеречного Дола невозможно было переоценить. Трёхсотлетнее правление Таргариенов лишило города былой значимости, но он до сих пор остаётся важной торговой артерией. Мутоны, вероятно, богатейший род Речных земель. Солеварни — городок в Речных землях восточнее Королевского Тракта, через Крабий залив имеет выход в Узкое море. Городом владеет дом Коксов. Солеварни — небольшой порт, сильно уступающий Сумеречному Долу или Девичьему Пруду, но иностранные корабли все же сюда заходят (последнее крайне важно!) В Германии несколько малых городов также выросло благодаря производству и добыче соли. Если взять карту соляных месторождений, особенно заметны регионы Бавария и Верхняя Саксония. Города Люнебург, Айнбек (один из ганзейских городов), Халле и Бад Райхеналь появились именно благодаря солеварням. Выход в Узкое море также повышает значимость Солеварен для Речных земель. Известно, что короли прошлых веков отказывали городу лорда Харровея, как и другим городкам Речных земель, в привилегиях, которые позволили бы ему вырасти до больших размеров. А значит, при Таргариенах естественное развитие городка Харровея искусственно замедлялось Железным Троном. Без государственного давления городок Харровей и прочие малые поселения Речных земель вырастут до крупных размеров. По итогам Войны Пяти Королей и после установления выборной монархии (прямо как в Священной Римской империи) власть короны над тремя городами неизбежно ослабнет. Неизбежное наступление капитализма приведет к тому, что Харровей, Солеварни и Девичий Пруд увеличатся в своих размерах и станут троицей торговых портов, где моряки и странники из Вольных городов станут частыми гостями. Если Харрентон станет мегаполисом Вестероса, это по инерции заденет и прочие города Речных земель. Товары устремятся в Девичий Пруд, и, возможно, это ударит по финансовому положению Чаячьего городка. Городок Шутовской Брод был разрушен в начале Войны Пяти Королей вооружёнными людьми Ланнистеров, выдававшими себя за разбойников. Все жители городка были убиты. Во время нападения девочки шести и семи лет были изнасилованы, а грудные младенцы разрублены надвое на глазах матерей. Такую же участь постиг и Вендский городок, сожженый отрядом Григора Клигана дотла. К сожалению, подобные случаи были нормой в истории средневековой Германии. В ходе Тридцатилетней войны население Магдебурга было истреблено. Солдаты полководца Тилли предались страшным неистовствам, которые завершились пожаром, обратившим Магдебург в груду пепла. Но Магдебург восстановили после трагических событий Тридцатилетней войны, и он снова стал торговым центром Саксонии. Шутовской Брод и Вендский городок также восстанут из пепла Войны Пяти Королей. Даже по религиозному фактору у немцев и речных людей есть заметное сходство. Как Германия подарила Европе Мартина Лютера, так именно в Речных землях появился будущий Его Воробейшество. Воробьи — религиозное движение под эгидой веры в Семерых, возникшее среди простого народа Речных земель в конце Войны Пяти Королей. Воробьи, стекавшиеся в Королевскую Гавань, поначалу выдвигали крайне скромные требования защитить пострадавшие от войны септы и святые места в Речных землях. Будучи простым септоном, будущий Его Воробейшество обошел с полсотни деревень, служа на свадьбах, отпуская грехи и именуя новорожденных. Реформация в Германии сопровождалась социальными движениями, из которых наиболее значительной была Крестьянская война 1524–1526 гг. В Германии недовольство церковью разделяли практически все сословия. Новая немецкая буржуазия требовала перемен в христианстве в сторону простоты и дешевизны. Многочисленные анабаптисты, кальвинисты, пуритане и ранние протестанты порицали Католическую церковь в чрезмерной роскоши и стремились к аскезе и смирению, беря пример с ранних христиан. Идею, в отличие от человека, невозможно взорвать диким огнём. Протестантских миссионеров можно сжечь на костре, но католикам не удалось остановить протестантскую Реформацию. После духовного кризиса и возвращения в мир Вестероса магии и предсказаний об Азор Ахае и наступлении Долгой Ночи вера в Семерых претерпевает внутренний кризис. Септоны не демонстрируют чудес, как красные жрецы или зеленовидцы. Людям необходимо духовное или идейное обоснование для их жизни. Поэтому вере в Семерых придется измениться. Старомест, как священное место для религии, в штыки воспримет новые веяния. Но Воробьи — лишь первый звоночек. Речные земли — это регион, где появится новая Седмица. Немногочисленные верующие на Севере под опекой Мандерли, скорее всего, также примут реформаторские веяния. Учитывая, как тесно стали связаны Север и Трезубец в последние годы, это очень даже реально. Возвышение Трезубца гарантированно сломит порядок сил Вестероса и неизбежно приведет его к конфликту с Западными землями и Простором. Мир Песни Льда и Огня обладает множеством погрешностей, недостатков и логических противоречий, но многие полюбили этот цикл за реалистичность. Удивительно, но для меня история Речных земель практически не вызывает вопросов. Каким-то образом земли Трезубца наиболее детально расписаны до завоевания Эйгона. Трёхсотлетие династии Таргариенов выглядит достижением для любой средневековой монархии, но рекордное тысячелетие Старков и Ланнистеров, Арренов, Гарднеров и Дюрандонов выпадает из ряда «реалистичной истории». Вышло так, что наиболее динамичными до Завоевания Эйгона оказались лишь хроники Дорна, Железных островов и Трезубца. Не является ли это косвенным признаком, что Речные земли играют куда большую роль, чем кажется на первый взгляд? Центральный регион граничит со всеми регионами, кроме Дорна, и потенциально может заимствовать элементы культуры каждого из своих соседей. В качестве любопытной детали можно отметить сходство фамильного герба Бракенов с гербом Ганновера, Вестфалии и Нижней Саксонии. Символом северо-западной Германии ещё с Темных веков является породистая лошадь. Хозяева Каменной Ограды издревле славились разведением лошадей, что, видимо, и отразилось на их гербе; прибыль от этого занятия позволяла вести войны и оплачивать наёмников. Угроза Трезубцу с Востока исходила лишь единожды: в ходе андальского завоевания. После краха династии Маддов восточные рубежи Речных земель оставались наименее разоренными. Соколиные короли редко шли с военными походами в Речные земли, их основная агрессия была направлена против Лунных горцев и Севера в борьбе за архипелаг Трёх Сестер. Величественные Лунные Горы, которые стали природной границей Долины и Речных земель, напоминают Альпы. Долина Аррен — это, однозначно, Швейцария Вестероса. Итальянские города-государства, разобщенные пусть и по другим причинам, — это точно Вольные города Эссоса. И когда индустриальная революция случится в Вестеросе, Верховные Лорды Речных земель должны сохранять нейтралитет с Долиной Аррен, чтобы избежать войны на два фронта. Первостепенной задачей для сильного Трезубца является выход к Узкому морю и захват Королевских земель, вплоть до Черноводной. Королевская Гавань — слишком ценный город, и речникам не позволят сразу захватить столицу материка. Но учитывая промышленную и финансовую помощь, Речному Рейху удастся подчинить Сумеречный Дол и Росби — главные цели экспансии — и экономически связать их с основным доменом. Как регион Эльзас-Лотарингия, северная часть Королевских земель будет камнем преткновения между Речными и Штормовыми землями. В условиях полного краха Королевских земель сама столица и южная часть региона вновь перейдут под владычество Штормовых земель. Возможно, будущие хозяева Штормового Предела вспомнят права короля Роберта Баратеона или Аргиллака Надменного. Между штормовиками и речниками снова начнутся кровопролитные баталии. И если в средневековых условиях ратное мастерство и доблесть Дюрандонов/Баратеонов гарантировало успехи над раздробленными феодалами Трезубца, в будущем ситуация разительно изменится. Аграрная страна, где основная масса населения — крестьяне, не сможет ничего противопоставить промышленному гиганту Вестероса. Если бы Штормовые земли были бы размером с Север, то Баратеоны могли бы задавить врага массой или втянуть их в затяжной конфликт. Не имея превосходства ни в размерах, ни в численности населения, ни в экономике, штормовики могут надеяться лишь на «воинскую доблесть и боевую тактику». Офицерский состав Конфедерации состоял из блестящих тактиков и стратегов. Имена Роберта Ли и Каменной Стены Джексона известны как образец солдатской чести и дисциплины, но благородство аграрного Юга не помогло ему победить промышленную мощь Северных штатов. Так и здесь, Речные земли одолеют Штормовые. Вероятно, между Харренхолом и Штормовым Пределом ещё будут иные войны, но победитель всегда будет один. На чьей стороне деньги, тот и прав, верно? Насчёт денег. Правящая династия Ланнистеров заполучила свои богатства благодаря тому, что им принадлежит большая часть золотых шахт. Положение Западных земель напоминает Испанию, чей внутренний рынок был перенасыщен золотом после открытия Нового Света. В краткосрочной перспективе это придало испанцам могущество и величие в 15-16 веках, но в долгосрочной сыграло против них. Мадридские короли не вкладывали свои доходы в реальное производство и позже потерпели поражение в соперничестве с Простором. К 19 веку Испания окончательно сошла со сцены великих держав. Ланнистеры потерпят поражение от Тиреллов. В конце книг у львиного семейства очень шаткое положение, а насчет будущего Тиреллов можно не волноваться. Поэтому я считаю, что Запад экономически деградирует. Ланниспорт сохранит свою значимость как главный город на западном побережье, но остальной регион станет финансово отставать от Речных земель. Главная угроза и противник Трезубца — Простор, чья экономика и размеры напоминают Францию. Кто станет сильнейшим государством на континенте, решится в ходе франко-прусской войны столкновения Трезубца и Простора. Здесь особая роль возложена на Бриндена Талли — человека, который может обеспечить Трезубцу гарантию безопасности. Как раньше курфюрсты Пруссии, не имея естественной защиты, пошли по пути совершенствования армии. Так и Бринден Талли, ветеран войны Девятигрошевых королей, восстания Баратеона и войны Пяти Королей, должен сыграть ключевую для Трезубца роль. Создать профессиональную армию. Простор — самое населенное королевство Вестероса и всегда сможет выставить огромные войска. Речные земли, конечно, не Дорн и не Север, но не могут тягаться с житницей Вестероса. Главным успехом Трезубца в предстоящем конфликте с Простором станет качество солдат, а не их количество. В то время как подавляющая часть войск Простора набирается из числа крестьян (как и из всех прочих регионов Вестероса), Речные земли должны будут полагаться на военные школы. Профессионализм армии Трезубца сыграет решающую роль в войне с Хайгарденом. И знаете, бесконечные войны, проходящие в Речных землях, — превосходный опыт. Речной народ «привык» к военным тяготам, он обучен сражаться и оберегать свой дом. Из этого теста легко будет создать войско, спаянное дисциплиной и профессионализмом. Никто в Вестеросе не станет считаться с Трезубцем, пока последние не заставят их с позиции силы. Не имея природных заграждений, Речные земли обязаны ударить первыми, чтобы не потерять стратегическую инициативу. Немецкие философы Ратцель и Хаусхофер ввели термин «сакральной географии», которая позже стала известна как «геополитика». Порой схожие географические положения вынуждают регионы действовать по схожей схеме. В нашей истории Германия оказалась в числе проигравших. Дважды её претензии на мировое господство были подавлены. Но какой ценой? После Первой мировой войны традиционные враги Рейха, Британия и Франция, потеряли все свои силы и оказались в затяжном кризисе, а после Второй все колониальные империи окончательно рухнули. Сегодня Германия является локомотивом Евросоюза (который часто называют Четвертым Рейхом) и входит в число самых динамичных экономик мира. Уверен, Речные земли в современном Вестеросе играют аналогичную роль. Абсолютно уверен, что жители Харрентона живут в значительно лучших условиях, чем северяне или штормовики. Главное — речникам точно не следует нападать на Север без объявления войны.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.