автор
Wild_Stone бета
4elovek бета
Тедас бета
Размер:
418 страниц, 64 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
12344 Нравится 7838 Отзывы 4382 В сборник Скачать

Часть 44

Настройки текста
      2 сентября 1973 года. Хогвартс.       Пару дней заняло создание довольно полезного артефакта. На этот раз я его делал сам, так как зачем пользоваться магокомпом по любой мелочи? Так и облениться недолго. Только уже готовый результат проверил, убрал некоторые мелкие косяки, которые увеличивали затраты маны, и сделал два прототипа артефакта, который назвал Либрариум. Как я и говорил, этот деревянный цилиндр с кристаллом памяти внутри позволял копировать книги. Достаточно было прикоснуться круглым концом с миниатюрным ритуальным кругом к обложке, и матрица фолианта оказывалась внутри. При желании можно ее тут же материализовать. Поиском и каталогизацией занимался так же дух разума. Впрочем, можно обойтись и без него, но тогда искать книги придется простым перебором. По центру цилиндр опоясывал металлический обруч — связь со мной и магокомпом. Тут мне в голову пришла идея, что если дать матери обруч, то с ней можно будет общаться в любое время. Мда, зашоренность мышления — она такая, хотя ответ вроде на поверхности лежал. Но речь не об этом — возникала проблема с тем, что, если я буду шариться по всем книгам подряд, это будет крайне подозрительно. А создавать доппеля и сделать его невидимым? Я не знаю, на что способны чары Хогвартса. Кстати, о них.       — Хал, что там с Хогвартсом? — спросил я.       — Сложностей особо нет, система неподконтрольна, будто замок создавался для управления хранителем, но самого хранителя нет. Проблема только с крайней потрепанностью систем замка, шестьдесят три процента чар и связей имеют те или иные повреждения, десять процентов из них — критические и восстановлению не подлежат, — передо мной появилась полупрозрачная проекция замка с передвигающимися внутри подписанными людьми, линиями связи и точками различных чар.       — Это поэтому обогрев работает только в гостиных? — в замке действительно было прохладно по ночам, и приходилось растапливать камин.       — Верно, эта система одна из самых изношенных, — и неудивительно. Камень, из которого замок сложен, очень хорошо отдает тепло и плохо его удерживает. Это проблема вообще всех замков до изобретения нормальной теплозащиты и систем общего отопления. Отсюда, кстати, пошла мода обшивать гостиные, кабинеты и спальни деревом и шкурами — хоть какое-то удержание тепла они давали.       — Что-нибудь интересное нашел?       — Множество скрытых ходов, живые портреты, выступающие наблюдателями, а также то, что все доспехи в замке — големы.       — Это я и так ожидал, а что-нибудь выбивающееся из системы есть? — поинтересовался я.       — Кабинет директора и довольно крупное подвальное помещение отрезаны от наблюдения. Это не похоже на аварию, скорее на намеренное изолирование. А еще одна дверь на восьмом этаже. Она будто ведет в никуда.       — В каком смысле? — удивился я.       — Я не знаю, но дверь есть, а комнаты нет. Очень похоже на связь с каким-то отдельным пространством. Может быть это телепорт, вход в пространственный пузырь или чья-то шутка. Без дополнительных исследований выяснить не получится.       — Хм, тогда сейчас и схожу. Кстати, сможешь перехватить чары слежения так, чтобы мой доппель был невидим для них? — интересные сведения нашел Хал, и их стоило проверить.       — Нет, для этого нужно проникнуть в центральный узел под землей или в административный директора. Однако, его и так не увидят, так как тела у доппеля нет. По этой причине призраки не определяются тоже, — да, Хогвартс удивил меня еще и тем, что вокруг летают призраки. Чего не хватает школе для детей? Некроэнергии, конечно. Но меня они избегали, так как я их шугал чарами экзорцизма. Не до развоплощения, конечно, а так, для острастки.       — Благодарю, Хал. Посмотри, как можно добраться в подвал, а я пока пойду на восьмой этаж.       — Вас понял, хозяин, — мда, развиваются духи разума. Но это предусмотрено — стоит им достигнуть среднего уровня, где появится осознанность, как кристаллы просто не выдержат и рассыпятся, отправив их обратно в свой мир. Еще одна система защиты. Создав доппеля на ритуальном круге, так как у меня самого, несмотря на десять лет практики, получаются только доппели первого уровня, которые бесполезны чуть менее чем полностью, я выдал ему либрариум и навесил на него дезиллюминирующие чары, чары приглушения шагов, запаха и отвода глаз. После чего, сначала попрощавшись с помощью нашей связи с Доротеей, которая убежала играться в лес, я с доппелем покинул Авейлон. Снаружи не прошло и получаса, приближался обед, так что, отпустив доппеля в библиотеку, я пошел в столовую. На этот раз сел за стол Рейвенкло, чтобы не показывать приверженность какому-то одному факультету. А вот представители Дурмстранга сидели только за Слизеринским столом. Увидел я также и Нарциссу, которая болтала с Люциусом и какой-то полноватой рыжей девушкой рядом с ней. Я попросил Хала показать их имена в виде видимых только мне иллюзий, и это оказалась Алекто Кэрроу. Также видел и Северуса Снейпа, который, как всегда, был хмур и чем-то недоволен.       — У вас удивительно мало мозгошмыгов, — вдруг обратился ко мне парень, табличка над которым показала странное имя — Ксенофилиус Лавгуд.       — Что, простите? — я чуть не подавился.       — Мозгошмыгов, это такие существа, которые питаются мыслями... — парень был очень похож внешне на Люциуса Малфоя — такой же платиновый смазливый блондин. Но вот общая небрежность и экстравагантность показывала, что они совершенно разные люди. Например, он носил не белую рубашку как остальные, а сиреневую, подол которой у него наполовину торчал, а мантия была застегнута на одну пуговицу. Я уже не говорю о взгляде серых глаз, смотрящих будто сквозь тебя.       — Вы простите Ксено, он часто говорит о странных вещах, но человек он добрый, — улыбнулась красивая девушка напротив, также со светлыми волосами, но ближе к обычному блонду. — Пандора, Пандора Грей.       — Владимир Пирс. И я не думаю, что ваш друг странный, — я обратился к Ксено, чтобы проверить свою теорию. — Скажите, а ваши мозгошмыги, они похожи на таких прозрачных блох?       — Так вы их видите? — парень аж глаза вытаращил, будто сумасшедшему, который сам знает, что сумасшедший, вдруг сказали, что он нормальный.       — Естественно, это же просто астральные паразиты. Питаются магической и ментальной энергией. Правда название у них другое — лепрокорисы, но ваше даже больше подходит.       — Простите, — обратилась ко мне Пандора, — так эти существа настоящие? А почему их никто не видит?       — Это родовой секрет. Но если вы купите спектральные линзы для артефакторов, то сможете их тоже увидеть. Правда стоят они довольно дорого.       — А как же морщерогий кизляк, он тоже есть? — спросила меня девушка с искренним интересом, а вот сам Ксено почему-то сильно смутился.       — Конечно, есть, — решил пошутить я. — Только не думаю, что стоит его показывать девушкам при первой встрече. Тем более при посторонних людях.       Услышав это, сначала не выдержал мой второй сосед с обычной фамилией и именем — Ричард Смит, засмеявшись. Потом второй, третий, и в итоге смеялись все, кроме покрасневшего Ксено и не понявшей шутки Пандоры.       — А если наедине, вы мне покажете? — вот после этого уже и я не выдержал, смеясь вместе со всеми. Удивительно невинная девушка.       — Давай как-нибудь потом, — отсмеявшись, ответил я, а девушка серьезно кивнула. Нет, кизляка я ей показывать не хотел, но вот шутку объяснить стоит, чтобы она больше не попадала в такие ситуации. После обеда, состоящего из пюре и говяжьей котлеты, я отправился... Нет, не на восьмой этаж, а к выходящему из зала директору.       — Директор Дамблдор, можно украсть пару минут вашего времени? — спросил я, равняясь с ним.       — А, переведенный ученик? Шармбатон, Владимир Пирс, верно? Старость не радость, так что прости меня, если что-то перепутал, — остановился он, отойдя чуть в сторону, чтобы не мешать ученикам.       — Нет, все правильно. Зря вы принижаете себя, сто лет для мага не возраст, — ну да, ну да, чтобы легилимент такого уровня начал терять память, так я и поверил. — Я хотел бы спросить у вас разрешения нанять домовика. Видите ли, у нас во Франции их мало, и даже за деньги найти довольно сложно.       — Ты можешь пользоваться домовыми эльфами Хогвартса, — которые отчитываются перед вами, ага.       — У меня мама беременна, и я хотел бы нанять ей помощника. Сами понимаете, как женщине одной тяжело все делать, тем более в таком положении.       — Ты ведь знаешь, сколько он стоит? И готов взять ответственность за живое существо? — решил он зайти с другой стороны и блеснул очками-половинками, пытаясь уловить даже не поверхностные мои мысли, а их тень. Если бы я специально не ждал такого, то даже и не заметил бы. И это не считается атакой на разум, скорее, как пассивное считывание у эмпатов.       — Готов, господин директор. Вы же знаете, что у меня мама вейла, так что к любым магическим существам я отношусь как и к остальным людям, — и это правда, для меня разницы между разумными нет. Я одинаково прокляну преступника как из вейл и оборотней, так и из обычных людей.       — Что же, раз для благого дела, то выбери согласного пойти к тебе на службу домового эльфа и обратись по этому поводу к Минерве Макгонагалл, она тебе скажет, что делать дальше, — сказал он мне, улыбнувшись, и ушел. И что это было? Странный он, впрочем, как и все сильные маги. Нет, понятное дело, что он меня прощупывал, но как-то уж слишком вяло. А может я себя просто накручиваю, и никому не сдался как пресловутый Неуловимый Джо? Кто бы мне сказал?

***

      Восьмой этаж оказался коридором со множеством заброшенных классов. Все уроки проводятся на нижних этажах, чтобы далеко не ходить, только астрономия проходит на самой высокой башне, но оно и понятно. Этот факт только лишний раз доказывает, что некогда уроков было гораздо больше. Ритуальная магия, фехтование, целительство, артефакторика, некромантия, стихийная магия и длинный список других дисциплин, которые либо были признаны темными, либо не были найдены учителя, способные их преподавать, либо были закрыты из-за сокращения финансирования. Печально, теперь мастер превратился из среднего класса магов в недосягаемую для многих высоту, достичь которой можно только если ты гений или обучаешься у другого Мастера. Это одна из причин, почему я хочу начать делать магокогитаторы. Так как зачастую маг тратит всю жизнь на создание тех чар, которые уже были созданы ранее, и сейчас либо утеряны, либо пылятся на полках библиотек чистокровных семейств. С этим же устройством можно в десятки раз сократить время на их создание. И более того, если кто-то придумает какое-то очень сильное заклинание или магический вирус, то противоядие к нему можно будет найти также быстро. Но главное это то, что некоторые артефакты я буду делать с отправкой копии разума мне или даже полноценным слежением. Все такими делать просто опасно — вот придет ко мне потом злой магистр и спросит за такую подставу, и что делать? Нет, надо действовать тоньше. Но вернемся к двери, которая была стеной. Рядом была картина с танцующими троллями, и к ней от двери уходила связь, а на самом полотне был ментальный считыватель. Ничего особо опасного: считывает поверхностные мысли. Что же ты скрываешь, зараза? Я уже хотел использовать чары диагностики, как вдруг та самая дверь внезапно появилась. Обычная, деревянная, и будто всегда тут была. Я создал доппеля и заставил его открыть дверь и войти внутрь, смотря его глазами. Внутри гигантской, размером с самолетный ангар комнаты были целые кучи хлама. Это что же, она показала мне именно то, о чем я думал? То есть именно то, что она скрывала? Выведя доппеля, я решил провести другой эксперимент и подумал о библиотеке. Дверь исчезла и снова появилась, а доппель увидел копию Хогвартской библиотеки.       — Держи дверь, — сказал я двойнику, заходя внутрь и осматриваясь истинным зрением. И оно показало мне, что комната ненастоящая, а состоит из твердых иллюзий, прямо как мой Авейлон. Взяв первую попавшуюся книгу, я увидел, что ее можно спокойно читать. Более того, некоторые тома были запрещены и быть в доступной секции не могли. Хмм, значит, я не самый умный, и кто-то уже догадался снимать и воплощать матрицы в реальность. Интересно. Но все же отзывать старого доппеля, который копирует книги в библиотеке, я не стал. Надо будет потом отправить его сюда и провести сравнительный анализ, ведь это может быть хитрой подделкой. Тем более что, судя по всему, связь с Хогвартсом комната имеет, но вот Хал ее не видит. Это наводит на мысль, что все увиденное нами — это какая-то общая сеть, а есть еще и закрытая. Более того, диагностические чары так и не показали, как было сделано пространство. То ли их много, то ли это одна трансформирующаяся комната. В общем, изнутри ее не исследовать, а снаружи только дверь, и, скорее всего, основное ядро артефакта сокрыто в той комнате с хламом. Так как только там после нескольких экспериментов находились реально существующие предметы и стены.       — Хозяин, я нашел нечто странное, — отвлек меня Хал.       — Молодец, что именно?       — Толщина некоторых стен гораздо больше, чем должна быть, и некоторые места, которые есть на карте, но не просматриваются чарами.       — Например?       — Женский туалет на втором этаже, гостиная и комнаты Слизерина, ванная старост, — ответил мне Хал.       — Погоди, а остальные места, получается, просматриваются? Душевые и остальные туалеты девушек, например?       — Верно, — мда, интересно, это намеренное действие или случайность, обусловленная перестройкой замка под школу? Впрочем, мне до этого нет никакого дела, хочет директор смотреть на голеньких девочек и мальчиков, пусть смотрит. Хотя придержать эту информацию на будущее действительно стоит. Вдруг у меня будет конфликт с Дамблдором? Ну да ладно, пора возвращаться. — Еще одной странностью выступают некоторые канализационные трубы.       — А что с ними не так?       — Пространство внутри них расширено очень сильно, аж до двух метров в диаметре.       — И в чем проблема? Да, много, но многие маги перебарщивают, я в том числе.       — Это не просто избыточное расширение, эти трубы просто не нужны, так как отходы уничтожаются чарами исчезновения с самого создания замка. А трубы были вплавлены уже после.       — Дай угадаю, и заканчиваются эти расширенные трубы как раз в непросматриваемых местах?       — Вы правильно догадались, хозяин, — ответил он.       — Вот что, отслеживай подозрительные передвижения людей и не только вокруг меня, попробуй узнать, следит ли за мной кто-нибудь или, наоборот, специально избегает, — я же вернулся к себе в комнату, сделал еще одного доппеля и отправил его с либрариумом в эту трансформирующуюся комнату с библиотекой, пускай тоже копирует матрицы. Дело это долгое, даже несмотря на то, что сам процесс происходит моментально: все же книг тут не одна тысяча. А сам отправился проверять странные места. Конечно, мое мельтешение по замку может выглядеть странно, но вполне укладывается в поведение нового ученика, тем более что я передвигался зигзагами и посещал некоторые уроки минут по пять-десять. Ничего нового я на них не узнал, но сделал некоторые умозаключения благодаря наблюдениям Хала. Веселый Филиус Флитвик — преподаватель чар; молодая, красивая и строгая Септима Вектор — нумерологии; добродушная Помона Спраут — гербологии; довольно обычная Батшельда Бабблинг — преподаватель рунологии, забавный толстячок Гораций Слизнорт преподаёт зельеварение, одноглазый и однорукий Сильванус Кеттлберн учит магозоологии, все они занимают свои места по праву, отлично преподавая свои предметы. Исключениям была преподаватель трансфигурации, декан Гриффиндора и по совместительству заместитель директора, к которой мне нужно было обратиться по поводу домовика, Минерва Макгонагалл. Предмет преподает сухо, быстро, использует в речи профессиональные термины, которые не объясняет и, по сути, в большинстве своем пересказывает учебник. Да и к детям у нее чувства, как бы сказать помягче... Плевать ей на них. О чем говорит и ее деканство: в подслушанных разговорах Хал услышал, что декан приходит только в случае, если кто-то потерял много баллов. А обращаться к ней со своими проблемами вообще бесполезно: выслушать-то выслушает, скажет, что разберется, но делать ничего не будет. Как с теми же мародерами, которым все сходит с рук. Мда, придумали же они себе название. Хуже только маньяки, наверное. Еще одним исключением был преподаватель защиты от темных искусств, Этан Френч. До меня дошли слухи о чарах табу на место учителя, но не думал, что все действительно так плохо. Парень реально только диктовал по учебнику и был каким-то нервным. Хотя проблема-то решается легко — поменяй название урока на боевую магию, например, и все. Но, видимо, то ли какие-то бюрократические проблемы, то ли нежелание самого директора мешает этому. Последним исключением был профессор истории Катберт Бинс, который немножечко так умер. И, не заметив своей преждевременной кончины, продолжил преподавать. Вот здесь я Дамблдора не понимаю вообще. Нет, мне ясно желание любого руководителя сэкономить, но не в ущерб же образованию! Да на его уроках дети натурально спят! Недаром один великий русский ученый сказал: “Народ, не знающий своего прошлого, не имеет будущего”. Если искать в этих действиях заговор, то получается, что директор специально растит из детей легко манипулируемых слабых магов. Общий уровень снижения образования, усилившееся запрещение разных ветвей магии в последние года благодаря как раз Альбусу, практически отсутствующие знания у детей в плане как защитить себя и что было в прошлом, а также искусственно нагнетаемая вражда между факультетами. Почему искусственная? Мне Нарцисса дала с утра расписание всех курсов — в девяти из десяти случаях парных уроков Слизерин был вместе с Гриффиндором. Для чего директору это обострение и так понятно — разделяй и властвуй. Проще всего дать обостриться ситуации и потом набрать себе сторонников, чем вербовать их среди тех же рейвенкловцев. Те нейтральны, умны, зачастую даже знают, чем хотят заниматься в жизни, зачем им никому не нужная политическая вражда? Но вернемся к Макгонагалл, пока мои доппели собирали библиотеки, я дождался конца последнего урока четвертого курса, и когда ученики вышли, с любопытством меня рассматривая, постучался в дверь.       — Войдите, — ответила она мне, и я зашел внутрь. Женщина с каштановыми волосами, уложенными в пучок, голубыми глазам и тонкими, будто вечно поджатыми, губами, выглядела лет на сорок, и я бы не сказал, что она была некрасива. Приодень ее не в строгую мантию с воротом и откровенно дурацкую шляпу как у ведьм из сказок, а в приталенное платье, немного косметики, и будет женщина в самом соку. Но, увы, она сама себя старила своей одеждой и поведением. А еще я почувствовал, что она очень, ну очень устала. Может, я был слишком строг с ней и сделал неправильные выводы из увиденного Халом?       — Добрый вечер, профессор Макгонагалл. Не будет ли оскорблением сделать вам комплимент и сказать, что вы отлично выглядите? — о, все-таки я был прав. Нельзя воспринимать ограниченный анализ Хала за чистую монету. Женщина улыбнулась, а добавленные мною чувства симпатии заставили ее немного покраснеть.       — Вы льстец, мистер Пирс, — устало улыбнулась она. — Так зачем вы пришли в мою обитель? Уроки закончились.       — Честно говоря, у меня есть одна просьба. Директор Дамблдор дал мне разрешение на приобретение домовика и отправил к вам, — легкая улыбка чуть погасла, но все равно осталась. Мой комплимент ей был приятен, но понимание, что я не ради нее пришел, все же смазало впечатление. А я что, ради заявки должен на свидание с ней сходить? — Или он ошибся?       — Нет, не ошибся, давайте пройдем ко мне в кабинет, — собрав целую стопку сданных конспектов, написанных на пергаменте, она их уменьшила невербальным Редуцио и отправилась к выходу.       — Я вижу, у вас много работы? — чтобы не идти молча, спросил я. — Как я слышал, вы еще и заместитель директора?       — Да, работы хватает, хотите предложить свою помощь?       — Почему бы и нет, если иногда? — удивил я ее. Для меня время в реальности ничего особого не значит. А вот официально получить доступ к документам Хогвартса было бы неплохо. Да и связи какие-никакие заиметь, а там и артефакт можно ей будет подарить под видом подарка так, чтобы это не выглядело неуместным.       — Признаться, не ожидала. А как же ваша учеба? — удивилась она, строго посмотрев на меня.       — Насчет этого переживать не стоит, я уже прошел весь пятый курс.       — Тогда зачем вы перевелись в Хогвартс?       — Как зачем? Себя показать, на других посмотреть. Я слышал, здесь самая большая библиотека в Европе и отличные учителя, — польстил я снова. — Да и полезно для расширения мировоззрения.       — Похвально, молодой человек, — сказала она, открывая дверь неподалеку от гостиной Гриффиндора. Внутри было множество книжных полок, забитых книгами и папками с бумагой. Прямо напротив двери стоял большой и основательный дубовый стол, который был завален стопками пергамента чуть менее, чем полностью. Мда, теперь понятно, почему у женщины нет времени ни на себя, ни на свой факультет.       — Вам бы ассистента, а лучше двух. У нас, в Шармбатоне, это общепринятая практика. Зачастую ассистенты ведут и занятия у младших курсов, — сказал я, входя за Минервой внутрь.       — Хорошая практика, — тяжело вздохнула она, призвав акцио одну из папок и вытащив из нее листок. — Но у нас не Шармбатон. Присаживайтесь и заполните заявку по шаблону. Деньги у вас с собой?       — Да, конечно, — я присел в кресло для посетителей, которое, было видно, не раз ремонтировалось и, приложив свою волшебную палочку к пустому пергаменту, тут же выжег на нем необходимые слова по шаблону. Ничего там сложного не было. После чего вытащил мешочек с деньгами и отдал его вместе с заявкой.       — Теперь я верю, что вы можете сдать ЖАБА с таким контролем чар, — кивнув на листочек бумаги, сказала она и вытащила из ящика стола медальон. — Отдадите его выбранному домовику, и свободный контракт с ним будет разорван.       — Ну, раз этот вопрос мы решили, давайте я вам помогу.       — Так вы не шутили? — распахнув глаза от удивления, спросила она.       — Конечно, нет. Что это за маг, который разбрасывается обещаниями? — где-то за час работы я помог ей разобраться с половиной дел. Я давно развил ментальную магию до уровня эйдетической памяти. Мне достаточно посмотреть один раз на листок, чтобы прочитать его, и останется только проанализировать ошибки. К моему удивлению, поиск чужих ошибок вполне неплохой способ самообучения. Вот если бы только эти ошибки не повторялись и не попадались откровенно глупые. Закончив, я раскланялся с благодарной Минервой и пошел на ужин, который провел с дружелюбными хаффлпаффцами. Уж не знаю, то ли шляпа действительно разделяет по характеру, то ли слава “отбракованных” сближает, но они были самыми простыми и без претензий. Через час после ужина вернулся сначала первый доппель, а еще через два — второй. Их я рассеял и дал задание Халу отфильтровать копии и индексировать книги в базу данных для удобного поиска, а сам начал готовиться к ночной вылазке по “странным” местам.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.