Marley 2

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Ориджиналы

Пэйринг и персонажи:
Марлей Рэй Кинниган/Диггори Уоллиш; Марлей Рэй Кинниган/Оли Броун Стэнфилд
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Songfic Ангст Влюбленность Воспоминания Драма Любовь/Ненависть Нездоровые отношения Несчастливый финал Подростки Подростковая влюбленность Расставание Показать спойлеры

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Марлей Рэй Кинниган всего шестнадцать, но все её мысли уже давно перешагнули порог за двадцатку. Она творит глупости, наступает на грабли и слепо верит всем и вся. Её сердце разбито единожды за этот год, но оно все ещё требует вернуть того, кто совершил это, надеясь на счастливый исход и покой. Тело подверглось использованию от другого (душа вывернута наизнанку от этого до сих пор), но все ещё жаждет поцелуев и объятий, разжигающих огонь внутри. Диссонанс.

Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде

Примечания автора:
Почему бы не вернуться на сайт спустя долгое время с ориджиналом?
Мой первый ориджинал, написанный на эмоциях и пропущенный через меня же, поэтому открыта для отзывов и обсуждений насчёт работы.

Приятного чтения
Люблю❤️
12 июля 2019, 05:17
Примечания:
Для меня в этой работе очень важны значения имён, которые характеризуют главные черты героев, которые, может, для кого-то и не до конца будут прописаны (персонажи), но вы должны знать их для более глубоко понимания работы.
Приятного чтения
Люблю❤️

Марлей (любимая) Рэй (доверчивая) Кинниган
Диггори (потерянный) Уоллиш
Олеандр/Оли (отравленный цветок) Броун (грустный, грусть) Стэнфилд

Tom Odell — Another love

      Марлей Рэй Кинниган всего шестнадцать, но все её мысли уже давно перешагнули порог за двадцатку. Она творит глупости, наступает на грабли и слепо верит всем и вся. Её сердце разбито единожды за этот год, но оно все ещё требует вернуть того, кто совершил это, надеясь на счастливый исход и покой. Тело подверглось использованию от другого (душа вывернута наизнанку от этого до сих пор), но все ещё жаждет поцелуев и объятий, разжигающих огонь внутри. Марлей путается от этого диссонанса с каждым днём все больше, оттягивая свои отстриженные волосы все сильнее и возвращаясь в те недели, когда всё только начиналось.

—————•октябрь•—————

«Но больше всего меня пугает то, что у меня появляются мысли о двух парнях, которые вообще мне не должны нравиться…»

      Она пишет это на порыве чувств и страха в свою записную книжку и, выдыхая, начинает собираться на очередную репетицию.       Октябрьская погода радует: относительно тёплое солнце и ветер, расставляющий все мысли на свои места. Её бордовые ботильоны смело ступают в остатки лужи, а в наушниках звучит очередная песня про любовь.       Выдох перед входом в зал и очередная натянутая улыбка, скрывающая все сомнения и боязнь выйти из зала влюблённой. Они прогоняют программу несколько раз, повторяют одно и тоже до тошноты, пытаясь довести до идеала. А он шутит о подлокотниках для пива, ссылаясь на её рост, и о чём-то своём, что поймут лишь его друзья. Диггори Уоллиш — один из идеалов танцевальной студии (по мнению всех девочек от 12 до 17), не скрывающий свою харизму и желание быть кем-то оценённым. Его улыбка притягивает и заставляет разум Марлей тысячу раз пожалеть о выборе сердца. Она тысячу раз твердит себе, что это не её тип, что есть и получше, что он не обратит на неё внимания (хотя и танцует с ней) в крайней мере. Но сердце не остановить. Оно бьется с каждой новой репетицией все чаще, заставляя краснеть и отводить взгляд. Спустя время появляется и этот глупый смешок от каждой его шутки, даже если она непонятна или глупа. После неловкие ответы на его вопросы и все больше растрёпанный шнурок на толстовке от волнения. Марлей вновь падает в бездну влюбленности, и этого не остановить.       Диггори же не отказывается от возможности закрутить роман с девчонкой младше его, тем более его лучший друг поступает так же. Только Уоллиш не знал, чем это обернётся, и что он тоже начнет ходить по краю той самой бездны, боясь оступиться (влюбиться).

—————•ноябрь•—————

      Концерты прошли, все номера показаны и выполнены в идеале. Первый снег уже припорошил подоконники, окна которых скрывают за собой двух подростков, глупо улыбающихся каждому новому сообщению и пытающихся найти нужные слова и шутки.       Диггори счастлив, он утверждается в глазах друзей каждым своим рассказом об их прогулках с Марлей. Пока та витает в облаках, воодушевленно рассказывая подругам об их отношениях, которые не поддаются афишированию (близкий круг не в счёт).       Они счастливы, или им так кажется? Но эта иллюзия идиллии и понимания их привлекает с каждым днём все больше. Оба были потеряны, но теперь обрели друг друга, понимая все переживания и проблемы, поддерживая друг друга, полностью отдаваясь морально.       Марлей счастлива. Она не потерпела неудачи со своей симпатией и теперь свободно выдыхает в объятиях того, кого готова любить всем сердцем и защищать всеми способами. Каждый звонок и каждое сообщение откладываются в её памяти, вызывая лишь улыбку, а его произвольное «мадам» удобно и навечно закладывается в её сердце, заставляя каждый раз пробегать приятную дрожь по всему телу.

—————•декабрь•—————

      В декабре они все ещё влюблены друг в друга. Безумие уступило спокойствию, и теперь они похожи на счастливую семейную пару по сравнению с отношениями его друзей. И любая разлука даётся им с трудом, даже если оба знают, что через некоторое время увидятся вновь. Они делают первые шаги вместе, осторожно, поддерживая друг друга и относясь ко всему с пониманием. Им некуда торопиться — у них впереди целая вечность. Так им и казалось.       Но если Марлей уже уверенно летит в бездну самых искренних чувств, то Диггори все ещё ходит по краю, не решаясь сделать шаг.       Они встречают Новый год вместе, забываясь в поцелуях под самые глупые песни в мире и крики их друзей. Они оба счастливы, но в разной степени. Они оба влюблены друг в друга, но вот только у Марлей уже чуть не вырывается «я люблю тебя», а у Диггори все ещё не может пробиться и первый комплимент.

—————•январь•—————

      Все начинает меняться в конце января, когда оба начинают чувствовать что-то неладное, но продолжают игнорировать это, ссылаясь на то, что все пройдёт и станет как прежде. У них все ещё сотни тем для разговоров, которые берутся из неоткуда, поэтому Кинниган откладывает свой список нерассказанных историй и просто плывет по течению, пытаясь обсуждать с ним его проблемы и поддерживать его, не терять ту связь, что была в начале.       Но Диггори отступается в самый разгар подозрений, меняя Марлей на друзей и проводя с ними больше времени. Постепенно отдаляя от себя ту, кто пытался спасти его, и кого он был готов защищать любой ценой.

—————•февраль•—————

      Начало февраля обещало быть напряженным: первые экзамены, недельные разлуки и долги, которые срочно надо было закрыть. Но в то самое утро они совершенно не думали об этом, нежась в кровати и забывая обо всем. Им было все равно на его друзей, спящих в соседней комнате, на весь тот мусор, что они оставили с ночи и на скорый приход родителей его друга. В тот самый момент им были важны лишь они, как бы банально и шаблонно это не звучало. Они планировали май и все лето, как и что будут делать, куда поедут, смеялись и просто не хотели отпускать друг друга из объятий, оттягивая звон будильника как можно дольше.       Он провожает её до дома, оставляя нежные поцелуи на губах и холодных румяных щеках, ещё не осознавая, что это была их последняя ночь, что эти поцелуи были последними, и что через три недели она пропустит школу и придёт на очередную репетицию с красными от слез глазами, стараясь сдержаться, стараясь жить. Диггори Уоллиш не осознавал это до того момента, пока через три недели не стоял у ее дома и не говорил совершенно безразлично: «думаю, нам надо расстаться».       Марлей достигла дна бездны, упав на острые штыки и крича от боли, а Диггори просто отошёл от края, даже не рискуя ей помочь.

—————•март•—————

      В марте Марлей Рэй Кинниган не чувствует ничего, кроме ничтожности от того, что стала тем самым подростком из сопливых историй о разбитом сердце и от того, что с каждым чертовым вдохом и выдохом ждёт его возвращения.       Она идёт на отчаянный шаг, начиная ближе общаться со вторым «октябрьским кандидатом», ловя себя на мысли, что с ним может что-то выйти. Тем более ей все равно — к ничтожности добавляется боль, не дающая ей заснуть ночью, терзая сердце воспоминаниями и тем самым «мадам», что теперь жестоко въедается в память, заставляя тело дрожать ещё больше.       Марлей ненавидит себя и своё мерзкое положение, ненавидит эти сожаления в её сторону и его виноватый взгляд. Она ненавидит то, кем становится, отталкивая всех вокруг и лишь изредка натягивая улыбку счастья и радости.

—————•апрель•—————

      В апреле общение с «октябрьским кандидатом» Оли Броуном Стэнфилдом переходит все границы, рисуя Марлей мир иллюзий заново, только теперь он полон комплиментов и ещё более интересных тем для разговоров.       Кинниган пытается чувствовать к нему хоть что-то, но ничего не выходит. Она просто чувствует себя бесчувственной шлюхой с разбитым сердцем и больше никем.       Раздражимость и вечные ссоры по пустякам — вот их отношения со стороны Марлей. Его идеальный образ начинает понемногу стираться, проясняя всю суть. Но вот только у Кинниган начали появляться привязанность и желание быть с ним почти каждую минуту рядом, проходить через эти ссоры и прощать, забываясь после в объятиях и поцелуях. Диссонанс.

—————•май•—————

      Но дальше этих чувств не зашло. Не успело, да и особо не требовалось. Марлей слушала рассказы его друзей о том, как Оли изменился, встретив её, а сама жаждала вернуться в февраль и предотвратить все произошедшее.       Она чувствовала себя какой-то куклой в его руках, марионеткой, которой он мог поиграть, когда ему наскучит. И скучала по тому, кто берег её, словно хрустальную вазу, боясь причинить хоть малейшую боль.       Ситуация стала ухудшаться, когда в порывах нетерпимости и животного желания, Оли тянулся к её шее, надавливая с определённой силой: перекрывая дыхание, но не оставляя следы. Она выслушивала хвалу его друзей днём, а вечером запиралась в ванной, рассматривая синяки на плечах и стараясь заглушить слезы, чтобы родные не услышали.       Марлей было ужасно весь месяц, но хуже было ещё от того, что никто не замечал этого, что она скрывала все это под маской слегка недовольной, но влюблённой девушки.       Иллюзия разрушилась окончательно в конце месяца, когда он признался во лжи, когда сказал, что хотел просто забыться и никогда не любил её. Вся его подноготная вылезла тогда наружу, раскрывая его настоящего и являя ей, боявшейся уйти раньше и быть после отправленной им ещё больше.

—————•июнь•—————

      В июне, за месяц до своего шестнадцатилетия, Марлей Рэй Кинниган поняла, что ей относительно повезло лишь в одном: все её слезы и чувства были истрачены лишь на одного человечка — Диггори Уоллиша. А для Оли Броуна Стэнфилда у неё осталось лишь одно чувство — ненависть —, прожигающее её изнутри каждый раз, когда она видит его, заставляющее вновь болеть все синяки и раны, оставленные им, но никак не сердце. Сердце Марлей Рэй Кинниган не чувствовало ничего по отношению к Оли Стэнфилду.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.