Черная бездна 14

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Камша Вера «Отблески Этерны»

Пэйринг и персонажи:
Рокэ Алва
Рейтинг:
G
Размер:
Драббл, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен
Отклонения от канона Алкоголь Юмор AU Стёб

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Что делать, если ты попал в черную бездну и отчаянно скучаешь? Правильно, поразмышлять, время предостаточно. Если вдруг увидишь бутылку вина перед собой — надо немедленно выпить, а портрет Штанцлера подпортить, из вредности…

Посвящение:
Вдохновение взято из мультфильма «Гравити Фолз».

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
20 июля 2019, 09:38
Дыра без дна тянула за собой рассекающий склон овраг, как игла тянет нитку, а змеиная голова — хвост. У оврага имелись стены и дно, у дыры — нет. Выглядело жутковато. Глубокая черная бездна, принявшая Рокэ Алву в свои объятья. И неясно, был ли конец в ней. И что будет там, в конце? Рокэ Алва не имел понятия, но только догадывался, что он ожидается нескоро. Алву окружала темная пустота и бесконечность. Оставалось только размышлять о жизни… и падать, и падать в неизвестность. Утомляло и очень злило. Хотелось увидеть этот конец, даже если там, внизу, ждет Леворукий, иронично усмехаясь. Но конец не желал появиться только потому, что Первый маршал и регент Талига этого хотел. Не всегда всё соответствует нашим желаниям и мыслям. Алва улегся на спину, подперев руками голову, и взглянул вверх в такую же черную бездну. Скорость не уменьшилась и не увеличилась, ей было всё равно. Алва помнил, что при падении она должна увеличиться. Видимо, на дыру не действуют законы землеописательных наук. Пожелания гостя также не имеют значения. «А я бы попросил бокал вина», — подумал Алва с несвойственной ему мечтательностью. И каково было его удивление, когда на руки упала… бутылка вина! Лучшая, темная, кэнналийская «Черная кровь». Черные готические буквы различались даже в такой темноте. Или это не темнота вовсе? — Прелестно, — произнес вслух Алва, зная, что его никто не услышит. — Интересно, я буду пить прямо из горлышка? Или мне бокал изволят подать? Черная бездна не ответила, но явно услышала, судя по мгновенному появлению чистого бокала. Алва лишь кивнул в знак благодарности, словно перед ним стоял провинившейся слуга, и налил себе вина. Жизнь показалось прекрасной. Вино воодушевило, обрадовало, давало силы. Алва, готовый насладиться запахом и насыщенностью его родной Кэналлоа, неспешно поднес бокал к губами и увидел, что он пуст. Ни капли вина! — Карьярра, — выругался обозленный Алва. Даже вином насладиться не дают! — Что за шуточки? Алва предпринял новую попытку. Он налил в бокал вина и увидел, как капля за каплей поднимается наверх, в бездну, куда с таким вниманием Алва любовался минуту назад. Да, он ошибался. Здесь действует свои законы, но не кэртианские. И как быть? Не пить вино, только любоваться им? Ситуация глупей и не придумаешь. Алва с нескрываемым сожалением взглянул на уже пустой бокал. Вина как и не бывало. Бред и издевательство в одной флаконе. Хотелось пить, чтобы успокоится и подумать, как быть дальше. Алва ещё секунду подумал, а потом махнул рукой и выпил прямо из горлышка. Благодатное тепло тут же разлилось по телу. Стало немного легче. Алва сделал ещё один глоток, чувствуя как теплота ещё раз прошла до кончиков пальцев, расслабляя и успокаивая. Вскоре вино закончилось. Алва подкинул бутылку и бокал вверх, и они исчезли, как будто и не появлялись даже. Расхотелось пить, тем более в одиночестве. Вот бы любого собеседника сюда… Лучше бы Марселя или кого-то из близнецов Савиньяков. Или, на худой конец, господина-в-белых-штанах или бывшего оруженосца. Хоть какое-то разнообразие и веселье. Но бездна не привела никого в качестве собеседника. Скорее всего, она не могла исполнить просьбу, как бы не желала, зато в утешение дала портрет. Алва с интересом его разглядел и увидел на портрете изображенного… Штанцлера! — Здравствуйте, эр Август, — хмыкнул Алва. Портрет, ясное дело, ничего не ответил, даже с каким-то укором взглянул. И этот взгляд разбудил в Алве внутреннего мальчика, которой спит почти в каждом мужчине. Захотелось совершить что-то пакостное, как когда в детстве или в Лаик. — Чернила и перо, — велел Алва. Приказ тут же был исполнен, как будто бездна ждала. Алва обмакнул перо в чернильнице и нарисовал Штанцлеру очень длинные и пушистые усы. Подумав, дорисовал бородку до колена и хмурые густые брови. Выглядело забавно, особенно вкупе с лишним весом. Теперь Штанцлер не был сам на себя похож, его бы и Ричард Окделл не узнал, даже родная мать и Катарина. Алва мысленно подумал, что Ричард был бы очень кстати. Он бы обязательно оценил подобное художество. — Жаль, что ни Штанцлера, ни Окделла здесь нет, — вслух сказал Алва. — Зачем, спрашивается, было рисовать, стараться тут в поте лица, если здравой оценки нет… Не удалось никого подразнить, и Алва, откровенно заскучав, зевнул. Это стало ужасной ошибкой. Бездна подумала, что гость хочет лечь спать, потому кинула подушку с одеялом, а так как с точностью у бездны были проблемы, то подушка угодила в лицо, а одеяло и вовсе накрыло всю фигуру Алвы. — Карьярра! — возмутился Алва. Он принялся яростно выбираться из-под одеяла. Было трудно, дали чересчур длинное одеяло, может быть, из заботы или из вредности, желая обозлить гостя. Ей это удалось. Обычно невозмутимый герцог находился в крайней точке кипения. Наконец-то он выбрался и не менее яростно оттолкнул одеяло. — Лучше забери. Я не намерен спать. В ту же сторону полетела подушка. Бездна, промолчав, забрала назад и подушку, и одеяло. — Дай шпагу, — велел Алва. Лучше поупражняться лишний раз. Хоть тренировки и не нужны, всё равно никто не победит величайшего фехтовальщица Талига, но убить время можно. Да и упражнения не помешают, чтобы мастерство не пропало. Держит в форме, так сказать. Меч упал прямо в голову. Алва ловко увернулся и не сдержал ехидного и ленивого замечания: — Вам, сударыня, нужно научиться точности, а то ещё убьете всех своих гостей. Алва взял в руки меч и спросил: — Хм, я вроде просил шпагу, а не меч, тем более, Раканов. Я им успел налюбоваться. Бездна промолчала. Наверное, она обиделась в случае с одеялом и подушкой, вот и не исполнила пожелание гостя. Хотя Леворукий её знает, эту бездну. Она не человек, навряд ли имеет чувства и может оскорбиться. — Шадди, — велел Алва, подкидывая меч вверх. Меч тут же исчез, его как будто засосало в воронку, зато прямо в руки кинули чашку с горячим ароматным шадди. Вот как, выходит, с точностью у бездны как раз всё в порядке. Алва быстро поймал чашку и сразу отпустил. Слишком горячая, ещё обожжешься. Можно было и не спешить, она всего лишь повисла в воздухе. Удивительно, но шадди остался в чашке и не ушел, как это случилось с вином. В который раз Алва отметил, что у бездны свои законы, неведомые человеку. И чем вино провинилось? Или бездна решила поразвлечься, разозлив гостя, потому из бокала забирала вино. А может, она пила? Алва лишь покачал головой и сделал глоток шадди. Тепло разлилось до кончиков пальцев, прямо как от глотка вина. Только ещё добавилось чувство бодрости и желание всё преодолеть. Шадди прекрасен! Кардинал оценил бы и обязательно потребовал бы добавки. Алва опустил взгляд вниз и увидел белый свет. Он приближался и приближался. И Алва знал, что там будет. Он хотел туда попасть… — Прощай, гостеприимная черная бездна, — усмехнулся Алва. Ясное дело, бездна промолчала, но наверняка его услышала и налила ещё немного шадди… на волосы Алвы. Хорошо, что не горячий, не хватало только кипятка. С точностью у бездны были проблемы, теперь это Алва знал.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.