Ответы. 69

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Boruto: Naruto Next Generations

Пэйринг и персонажи:
Боруто Узумаки/Сарада Учиха
Рейтинг:
PG-13
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Постканон Дети Следующее поколение Влюбленность Намеки на отношения ООС ОМП Романтика Юмор Повседневность

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Нет ничего более серьезного, чем любопытные дети. Когда появляются вопросы, должны быть и ответы. Но маленький Горо Учиха никак не может найти ответ на главный вопрос: почему сестра щелкает спящего братца Боруто по лбу точно также, как папа делает маме?

Посвящение:
Посвящается всем читателям и поклонникам работы Боруто. Хроники Листа. Я всех вас очень люблю) Также посвящается тем, кто будет читать этот мини-фанфик.
Данный мини-фанфик является неким отрывком от события, что происходят в данный момент истории в главном фанфике.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Данная работа - мини-отрывок фанфика "Боруто. Хроники Листа." - https://ficbook.net/readfic/6140071.
Надеюсь данная зарисовка вам понравится)

Щелбан.

21 июля 2019, 15:54
      Горо сновал туда сюда от скуки. Ему было скучно, потому что отец запретил сегодня присутствовать на тренировке братца Боруто. Он готов был выть уже от безделья. Сейчас маленький мальчик отдал бы все, чтобы присутствовать на тренировке, но она началась еще утром, а на дворе смеркалось — а значит никакой тренировки ему не видать.       Папа всегда тренировался с Боруто долго. Это была своеобразная традиция. Обычно, когда он приходил рано утром, то как правило уходил лишь вечером или же как только на Коноху опускались сумерки. Папа тренировал его жестко, не давая и минуты на отдых. Такова была жестокая муштровка Саске Учихи, и как понимал мальчик, братец совсем был не против такого. Он всегда был бодр, даже если уставал настолько, что валился с ног, и Горо правда уважал его, мечтая в будущем однажды превзойти. Боруто любили в его семье, как родного сына. Папа даже к Мицуки был холоден, как статуя, но к Боруто у него была некая доля привязанности.       С тех пор, как сестра вернулась, Горо стал замечать, как она мельком глядит на него во время ужина, если тренировки заканчиваются поздно, и папа настаивает, чтобы он поел с ними. Она отводит глаза, но все равно смотрит на него из-под опущенных ресниц. Горо не понимал странного поведения сестры. Она легко краснела, и он даже однажды увидел, как она подглядывает за их тренировкой. Он был мальчиком умным, уже показывал немало умений, которые в будущем сделают его одним из сильнейших шиноби, но странное поведение сестры не поддавалось никакому логическому объяснению. Горо просто не знал, что такое с ней происходит и причем здесь вообще братик Боруто.       Может он насолил ей, и она хочет его побить?       Может он сделал что-то плохое, и она хочет его наказать?       Может он забрал что-то, что принадлежит ей?       Таких вопросов в голове мальчика была сотня и даже больше, но он все равно никак не мог прийти к решению этого ребуса.       Горо любил загадки и ребусы. Ему нравилось сидеть и думать над чем-то захватывающим. Это закаляло его память и помогало ему совершенствоваться, и он поставил перед собой цель, которая требовала немедленного решения.       Он должен разгадать эту загадку, во что бы то ни стало.       Мальчик решил начать с малого. Когда утром сестра ушла из дома, сказав, что ей нужно встретиться с Чоу, Горо счастливо помахал ей на прощание и побежал обратно в дом. Он преодолел ступеньки за считанные секунды, и забежал в ее комнату, плотно закрывая за собой дверь. Папа и мама были внизу, мама должна была вот-вот уйти, а отец должен был встретиться с Седьмым. До того времени, как его отведут к бабушке, он должен найти хоть какие-то зацепки относительно странного поведения сестры.       Он перерыл всю комнату, но ничего не нашел. В комнате была только одежда, кровать, аккуратно застеленная, все было на своих местах. На столе лежало пара кунаев и сенбонов, а также свитки относительно какой-то крутой техники, которую сестра хотела выучить в ближайшее время. Однажды он слышал, что староста Сумире вела дневник. Воодушевившись, что и у сестры такой есть, он принялся искать еще тщательнее, но так и ничего не нашел.       Голые стены, пустые руки и надутый вид Горо, который топнул ногой и побежал вниз. Поиски в комнате сестры результатов не дали, что только испортило ему настроение. Он хотел поесть помидоры, но и их не оказалось, что еще больше его расстроило.       Он решил пойти дальше.       На следующий день у сестры и папы была тренировка. Горо сидел на камне, смотря, как сестра мастерски отбивает удары, кидает кунаи, как она профессионально использует техники. Спустя где-то полчаса пришел братик Боруто, который шикнул ему, чтобы он не выдавал его и присел рядом с ним, увлеченно наблюдая за боем. Папа и сестра не замечали его занятые боем, а Боруто смотрел на сестру с восхищением и благоговением. Горо испугался, когда Боруто вдруг весь покраснел.       — Братик Боруто, — зашептал он обеспокоенно и привлекая взгляд парня к себе. Тот обернулся, смотря прямо в черные глаза мальчика. — Ты заболел?       Боруто удивленно покачал головой и уверил его, что он полном порядке, даже в полнейшем.       Горо еще больше удивился. Странные все-таки эти взрослые. Вообще не поймешь, что у них в голове. Тем не менее мальчик прикоснулся маленькой ладошкой ко лбу братика и отметил, что тот не горячий, однако стоило ему коснуться щек, как в его голове возникло еще больше вопросов. Щеки горели.       Когда после тренировки Горо смотрел, как сестрица и братик Боруто обменивались колкостями и смеялись, он подумал, что они сейчас нормальные.       Но вот похожие симптомы, как у Боруто, вновь повторились и теперь он лицезрел такие же у сестры. За ужином, когда Боруто доел и, поблагодарив маму поспешил уйти, он осторожно коснулся плеч сестры и ушел. Горо недоуменно держал в руках ложку, смотря на красную сестру, а потом не смотря на стол, разделяющий их, он приподнялся и протянул руку, коснувшись ее лба.       Не горячий.       А щеки пылают.       Вопросов становилось еще больше, ответов так и не было. Мальчик начинал откровенно беситься. Он не мог понять сути.       Потом были многочисленные попытки слежки. Всякий раз он только и замечал, что их тренировки, тренировки и еще раз тренировки.       И вот сейчас братик тоже тренировался, вот уже целый день и было видно невооруженным глазом, что он устал. Папа наконец-то махнул рукой, призывая остановиться. Он сказал ему что-то, чего Горо не слышал, спрятавшись за кустом и ушел в сторону дома, а братец от усталости сел на землю и откинулся на спину. Постепенно Горо понял, что он уснул и только хотел выйти из своего укрытия, как остановился, осторожно поставив ногу на место и затаив дыхание. На поляну вышла сестра, и странно посмотрела на Боруто, который повернулся на бок и подложил руку под голову. Протектор валялся рядом, катана — в ногах, а сам он выглядел умиротворенно, находясь в царстве Морфея. Горо отметил, что это лучшая слежка за последние несколько дней.       Он нахмурился и принялся наблюдать. Первые несколько минут ничего не происходило. Сестра стояла над спящим телом братика и просто смотрела то на него, то вдаль, то вокруг себя. Горо отчаялся увидеть что-то стоящее. Пока что все, что происходило, он видел и ранее. Но потом сестра вдруг присела на корточки перед братиком.       Солнце медленно опускалось, они выглядели неземными в этих темно-желтых бардовых лучах уходящего солнца. Оно словно скрывало их от чужих глаз. Сестра смотрела на Боруто с небывалой лаской и нежностью в глазах. Горо видел такое ранее. Если папа засыпал на диване после долгих изучений важных свитков, то мама приносила ему плед и долго сидела перед ним на коленях, смотря на него также, как и сестра смотрела на Боруто сейчас. Горо никак не мог провести параллель. Что-то странное творилось с его сестрой, и он не мог понять что именно.       Сестра села на колени и осторожно прикоснулась к волосам спящего братика. Он заворочался, но она осторожно убрала спутанные пряди с его лица и прикоснулась к его щеке. Взгляд ее теплом скользил по его лицу, и Горо впервые замечал такое за сестрой. Ее странное поведение не могло не вызывать подозрений.       Так продолжалось где-то несколько минут. Сестра просто сидела на коленях и смотрела на спящего братика. Горо давно бы мог выйти из своего укрытия, но странное невесомое чувство словно держало его. Словно кто-то был против, чтобы кто-то мешал им, нарушал эту идиллию. А потом Горо удивился еще больше.       Сестра осторожно подняла руку, и стукнула двумя пальцами по лбу братика, точно также, как им делали мама с папой.       Теперь Горо был в еще большем замешательстве, чем прежде.       Он повернулся и осторожно вышел из своего укрытия, чтобы ненароком не привлечь внимание сестры. Разоблачение ему не было нужно. Он побежал со всех ног домой. Нужно было поговорить с папой. Серьезно поговорить. А еще неплохо было бы задать ему несколько вопросов.       Горо со всех ног вбежал в дом. Мама еще была на работе, а папа был где-то в доме, но он не мог его найти. Вдруг послышался скрип двери, и Горо обернулся, замечая, как отец выходит из ванной, пытаясь одной рукой высушить волосы. Заметив маленького сына, он откинул полотенце на шею и потрепал его по голове. Горо скинул сандалии, и когда отец сел на диван, забрался следом на него и сел папе на колени лицом к нему, взяв у него из рук полотенце, и начал медленными поглаживающими движениями сушить ему голову, вспоминая как это делает мама.       — Папа, — обратился он к отцу, замечая как тот перевел на него взгляд. — А что означает наш щелбан? — спросил мальчик. Саске удивленно посмотрел на сына и, забрав у него из рук полотенце, серьезного посмотрел на него. Горо ожидал ответа.       — Тот щелбан, что мы делаем друг другу? — уточнил папа. — Щелчок по лбу двумя пальцами?       — Ну, да, — скучающе заметил мальчик, смотря на отца своими пронзительными черными глазами.       Отец вздохнул и уселся на диване поудобнее, а потом медленно заговорил, словно подбирая слова.       — Понимаешь, сынок, — сказал он, прикасаясь здоровой рукой к черными волосам, торчащим во все стороны. — Это своеобразное обращение к тому человеку, которому мы так делаем.       — Это как? — недоуменно спросил мальчик.       — Понимаешь, когда между двумя людьми возникает связь, не каждый может сказать об этом вслух. Я и твоя сестра не из тех людей, что могут просто так говорить обо всем, что чувствуют. И если мы щелкаем по лбу кого-то, мы мысленно признаемся в своей привязанности. Проще говоря — это проявление любви и благодарности в нашей семье.       Горо замолчал и смотрел на отца шокированными глазами. Он теперь понимал, хотя и до этого догадывался. Папа встал с места, посадив его на диван и подошел к столу, налив себе из графина воду в стакан и выпив ее. Горо вдруг спросил:       — Получается сестричка Сарада любит братика? — сомнительно озвучил он свои мысли. Папа подавился водой.       Следующие несколько минут папа пытался откашляться. Горо смотрел на него жалостливым взглядом. Отец словно был ошарашен так, как никогда прежде. Слова сына словно набатом били по его разуму. Он знал о чувствах блондина к своей дочери, а вот чтобы и его дочь отвечала этому оболтусу взаимностью — этого он не предполагал.       — А почему ты так думаешь, сынок? — спросил Саске у сына. Тот пожал плечами.       — Я видел, как сестра щелкнула по лбу спящего братика.       В следующую минуту Горо с удивленным лицом наблюдал, как отец, ошарашенный этой новостью, поднимался по лестнице, как мама вбежала домой, как маленький ураган со своими пакетами, и зашла сестра, витающая где-то далеко, но точно не дома.       Да, определенно у него самая странная семья на всем белом сердце.       Позже, спустя несколько лет, Горо с удовольствием будет издеваться над сестрой, всякий раз подкалывая ее насчет того, что он первым ее раскусил.       И сестре придется вздохнуть, потому что не удивительно. Только Учихи понимают Учих.