Ждет критики!

Fallout Equestria: Истина Предназначения 17

Смешанная направленность — несколько равнозначных романтических линий (гет, слэш, фемслэш)
Fallout, Мой маленький пони: Дружба — это чудо (кроссовер)

Рейтинг:
NC-17
Размер:
планируется Макси, написано 507 страниц, 18 частей
Статус:
в процессе
Метки: Ангст Дружба Нецензурная лексика Постапокалиптика Экшн

Награды от читателей:
 
«Захватывающее приключение» от JackiePie
Описание:
В великой мегакорпорации "Стойл-Тек", нередко проводятся жестокие и аморальные эксперименты, направленные на личную выгоду некоторых безумных умов, скрывая истинные мотивы проектов от публики и общественности. В этот раз, некоторые важные пони, возжелали обрести бессмертие, и в поисках вечной жизни, их взгляд пал на обычного рабочего жеребца, дабы с помощью его тела и разума, воплотить свои желания и мечты, в реальность, но мегазаклинания, обрушились для них, весьма невовремя.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
UPD: 1-ая и 2-ая глава отредактирована.
Когда-то очень давно, порядка четырёх лет назад, я уже писал свой фанфик по фое, но та работа было очень сырой и бредовой, поэтому я удалил тот фик, и вот спустя несколько лет, вернулся в творчество, начав писать Истину Предназначения. Это первая книга, из двух задуманных, прошу всех оценивать и оставлять отзывы.
p.s. На Фикбуке, нашел аккаунт с похожим ником, но я не тот чувак.

Глава 15: Лучший способ стать плохим

3 января 2020, 05:40
“Лучший способ стать плохим - совершить предназначение, равное предназначению инакомыслящего пони” - Дискорд Экс, создание Троицкого Союза. Где-то, но не здесь. Когда-то, но не сейчас. От Кантерлота в сторону Мэйнхэттена двигался дорогой и современный по нынешним меркам экипаж, запряжённый парой сильных и красивых жеребцов в золотых доспехах и шлемах. Экипаж сделан полностью вручную по личному заказу. Из тёмного дерева, золота высшей пробы, которое украшало экипаж своими виньетками и красивыми узорами. Большие колёса были отполированы до блеска, как и прочие стальные части этого транспорта. Красивый и богатый вид экипажа скрывал за собой толстые бронированные листы стали и керамики, а окошки у дверей были выполнены из защитного стекла последней модели. Над экипажем полностью напряжённые летали шестеро грифонов, которые являлись наёмной охраной, и как и всё предыдущие, они были экипированы с иголочки. Новейшие бронедоспехи, автоматические винтовки, ПипБаки. правда последнее являлось лишь прототипом. Колёса экипаж изредка постукивали наезжая на мелкие камни и прочий мусор, который был неотъемлемой частью нынешний дорог Эквестрии. И вот, когда до Мэйнхэттена было уже не столь далеко, экипаж изменил свой путь куда-то в лес, в сторону прекрасных гор и водопадов. Пассажирами экипажа были две кобылки кирины. Одна постарше, другая помоложе, но обе до жути красивые. Постарше была простой по цветовой гамме: фиолетовые цвета, которые различали гриву от шерсти лишь своим оттенком, и красный кривой рог, свойственным каждому кирину. Кобылка помоложе была куда более богатой по своей красоте и цвету. Светло-фиолетовая шерстка, тёмно-фиолетовые кончики ушек. Закруглённый синий рог имел несколько дополнительных отростков, и всё это напоминало то ли барана, то ли оленя. Большие оранжевые глаза с длинными и чёрными ресницами, а часть морды между глазами была красной и имела узоры в виде нескольких более тёмных нитей. Грива была длинной и имела множество завитушек, розового и голубого цвета. На обоих кобылках сидели дорогие длинные платья синих цветов. -Мам, не думаю что это то место, в котором я бы хотела учиться. - виновато протянула молодая. Её мать нервно фыркнула и взглянула в окно, и через минуту, ответила: -Призма, ты не могла сказать этого раньше? -Я думала. - опустив взгляд ответила Призма. -Думала она! Ладно, тогда куда Вы желаете поступить? Призма взглянула в окно и почесала копытцем подбородок, как-бы рассуждая. -Медицинский в Кристальной Империи, там учат отличных докторов. Кирины в отличии от пони, не были столь сильно привязаны к какой-то одной деятельности, ибо попросту не имели кьютимарок, да и многие пони не хотели мириться со своим предназначением, поэтому по всей Эквестрии и стали появляться институты всяких разных направлений, где любое существо могло получить достойное образование по своему вкусу. Медицина очень уважается среди прочих направлений, не считая военного ремесла, ибо не каждый пони или кирин способен найти в себе силы выучиться на медика и отправиться прямиком на фронт, спасать жизни солдат. Призма была как раз из таких, она ничего не боялась, не боялась и смерти или войны, да и скорее всего ей попросту скучно и она желает наполнить свою жизнь адреналином. Беседа двух киринов продолжалась на всём их пути до самого дома. Они выехали к небольшому пропускному пункту, где находилась пара-тройка военных жеребцов, которые не стесняясь открыли дверцы у экипажа и провели магический осмотр всей телеги, ибо в последнее время участились случаи диверсий и саботажей со стороны шпионов зебр. Вот жеребец закончил осмотр специальным устройством, которое показывало невидимых и раскрывало изменённых, затем попросил у кобыл прощения и поспешил поднять толстый шлагбаум. Но даже на этом проверка не окончилась, и только они заехали за блокпост их озарило небольшим голубым светом, который буквально считал информацию из четвёрки пони. -Личности опознаны. С возвращением Мисс Касмас Блейм. - послышалось от искусственного интеллекта который отвечал за многие системы их дома. Экипаж въехал на территорию большого поместья, подле гор и водопадов. Огромный четырёхэтажный особняк, красивый яблоневый сад, дорожка к которому была сделана из гладких камней, которую окружал коридор из ровно подстриженных кустов. Экипаж объехал большую мраморную статую пожилого жеребца который удерживал в своём копыте магический камень и отправился к гаражам, внутри которых таились самые разные экипажи, даже автоматические, которые правда были сломаны, ибо владелец этого поместья более уважал стандартный стиль. Лакеи завели повозку в гараж, затем сняв с себя упряжки поспешили помочь кобылкам покинуть их транспорт. Кобылки двинулись к особняку, попутно в сотый раз осматривая место своего жилища. Несколько Мистеров Помощников искусно ровняли кантики кустиков в саду, другие убирали жёлтые листья деревьев, другие просто патрулировали всё поместье дабы выявить какую-либо оплошность и поскорее от неё избавиться. Грифоны тем временем поспешили в своё личное здание, которое находилось справа от главного особняка, ибо неправильно когда военная слуга проживает вместе со своими господами. Техники принялись работать над экипажем, который только прибыл в поместье, дабы свести шанс случайной поломки на ноль. Сам особняк снаружи был одновременно новым и старым. Сделанные из неровных камней стены придавали этому месту атмосферу древности и больших лет. Самое здание представляло собой простой угол, перевёрнутую букву “Г”. Большое крыльцо, на котором уже ожидала парочка слуг, дабы ублажить желания киринов, которым на самом деле был нужен лишь покой и отдых. Над крыльцом красовалась эмблема, на которой был изображён жеребец с киркой, и надпись “Поместье Блеймов”. Мать с дочерью вошли внутрь и оказались в гардеробе, который чаще всего использовали гости Блеймов, ибо сами Блеймы предпочитали хранить свои вещи в своих личных апартаментах. Но этот день выдался весьма нудным и тяжёлым для пары кобыл, поэтому они уже на входе сняли свои платья и передали их нужному слуге, который поспешил убрать дорогие одежды в нужные места. Затем кобылки вошли в главный атриум который был поистине впечатляющим. Лакированные тёмные древа, острый серые камни и огромное количество всевозможных золотых вставок подчёркивали большое состояние этой семьи. К кобылкам поспешил пожилой жеребец дворецкий вместе со своей внучкой, дабы угостить своих хозяев стаканом прохладной воды, чашкой горячего кофе и парочкой булочек с шоколадной начинкой. Этими двумя прислугами являлись “Стонксы”, семьёй которая с самого зарождения Блеймов присягнула им на верность до конца дней их семьи. Правда в данный момент из всех Стонксов остались лишь эти двое. Кобылки выпили свои стаканы с водой и приятно отблагодарили дворецких, отказавшись от кофе и булочек, также они спросили чем занимается глава их семьи. -Мистер Блейм занимается трапезой и слушанием музыки на втором этаже. - ответил жеребец, после чего отправился обратно на кухню дабы самому выпить это кофе и скушать эту булочку, добро ведь не должно пропадать. Кобылки поспешили к широкой лестнице, попутно здороваясь с каждым слугой, коих в этом месте было уж очень много. И если Стонксы были одеты в обычные пиджак и обычное платье, то остальная прислуга была наряжена так, как нравилось главе семьи. Жеребцы носили строгие и длинные костюмы голубых цветов, даже если им это не нравилось, ведь они носили их даже летом когда им было жарко, и зимой когда им было холодно. Кобылки красовались весьма вульгарными и откровенными нарядами, главной частью которых являлись короткие пачки и прозрачные тёмные колготки на задних копытах, которые подчёркивали стройность их бёдер и крупов. Кобылки слуги игриво протирали всё и вся от пыли, с помощью щёточек для пыли с длинными рукоятками, которые они удерживали в магии, в зубах и в крыльях. Жеребцы были нужны более для вида, дабы вновь показать всем, что это семейство очень уж богато. Призма и Касмас быстренько забежали по лестнице на второй этаж, и до их слуха стала доноситься музыка и пение. Они вышли в небольшой коридор в котором отыскали нужную большую дверь, в которую и вошли. Они попали в большую длинную комнату с высоким потолком, с которого свешивались несколько золотых люстр со свечами. Через не менее большие окна лился дневной свет, освещая здешние представление. За длинным столом восседал жеребец бирюзового цвета шерсти, с белой гривой и голубыми глазами. Его морда была прямоугольной и исписана морщинами, ибо он был уже не самым молодым жеребцом. Как он себя называет: “Жеребец в самом соку”. Несколько прядей на его короткой гриве были седыми, но это ничуть не мешало ему здорово веселиться и ежедневно заниматься любимыми делами, как например и сейчас. Вокруг стола работал с десяток кобылок слуг, в привычных нарядах. Одна их часть подносила и уносила всевозможные дорогие блюда, другая сметала пыль со всего чего только можно. На стенах расположились оригинальные портреты разных значимых пони страны, да и вообще, всяких знаменитостей. Пол был выполнен подобно шахматной доске, на котором стояли всевозможные кожаные диваны и кресла. Прямо под окнами расположился личный оркестр включавший в себя Октавию и Колоратуру, ибо на фоне войны их выступления стали приносить куда меньше денег, чем прислуживание этому жеребцу. Заметив свою родню, Блейм Бет жестом копыта остановил играние музыки, после чего парочка слуг убрала из его воротника белый полотенец, а другим вытерла его морду от крошек после чего жеребец поднялся из-за стола и поспешил к своим близким. Изрядно поцеловавшись и обнявшись, тройка уселась за стол и принялась что-то яро обсуждать, в то время как оркестр молчал и ожидал команды на возобновление их игры. Затем в комнату вошёл и сын семейства, который являлся единственным наследником, так как был единственным сыном. Он был старшим из всех детей Бета, и был рождён во время первого брака. Молодой жеребец также поспешил к остальным, и усевшись возле отца, которого считал буквально великим пони, стали вслушиваться в разговор его вдовы и отца. Это семейство пережило множество страшных лет, и только в данный момент все их проблемы устаканились и жизнь здесь стала течь мирным и ровным ручьём. Когда-то давно, весьма очень давно зародились две семьи. Блейм и Пай. Обе семьи являлись по сути каменщиками и шахтёрами, которые обосновывали свои шахты и медленно богатели. Они были конкурентами, но не решались вести явную и открытую борьбу между собой, поэтому можно сказать что они развивались в ровень. Так продолжалось до рождения Шарпстоуна Блейма, который был весьма жадным и агрессивным пони, таким стала и семья под его началом. Шарпстоун бросил последние деньги на создание новых шахт, и в это время он и нашёл богатства Рубиновой Долины. Семья Блейма захватила практически все главные месторождения драгоценных и магических камней в Руби Ленде, а затем стала прессовать семью Пай, медленно выводя их из игры. Тогдашние правители Пай не желали мириться с подобным, и также рискнули, став главной семьёй в Эквестрии про добыче металлов и руд, и кажется уже они взяли инициативу в свои копыта, но грянула технологическая и магическая революция. Пони стали более нуждаться в источниках энергии и материалах для изучения, поэтому спрос на магические камни стал куда больше. Семья Блеймов победила в этой войне и буквально уничтожило Пай, попутно выкупив все шахты последних. Так и появилась самая богатая семья в Эквестрии, состояние которых превышало королевскую казну. Блейм Бет был также единственным сыном в семье, который яро захотел помочь Эквестрии в войне, поэтому самолично отправился на фронт. Война здесь растянулась уж не на один год. Порядка пяти лет уже длиться это истощение обеих сторон. Обе державы постоянно терпят победы и поражения, то забирая часть вражеских земель, то сдавая их обратно врагу. Никакие переговоры не могут образумить правителей, совсем скоро Эквестрия и Империя Зебр перестанут существовать. Блейм Бет отслужил на фронте лишь год своей жизни и ему этого хватило. Его первая любовь как и пара дочерей были убиты диверсионным отрядом зебр, в живых остался лишь он и его сын, поэтому Бет принял решение уйти с фронта, благо деньги и продажность власти легко этому поспособствовали. Покинув фронт Бет стал жить мирной жизнью, спонсируя армию битсами и ресурсами. Власть нейтральна по отношению к Блеймам, она не поднимает налоги и не вводит какие-либо санкции, ибо их и так всё устраивает, чему Блейм Бет был разумеется рад. Многие кирины не желали поддерживать пони в этой войне, оно и понятно, миролюбивая раса, коими когда-то были и пони. Некоторых заставляли идти на войну, как и всех жеребцов страны. Никто не сидел без дела, а тех, кто по каким-либо причинам отвиливал от войны, ждала более страшная участь. Сфабрикованные дела, суды и тюрьма, после которой заключённых как пушечное мясо отправляли на передовую. В первый год войны такие выходки случались очень часто, и общество негодовало, но после нескольких ужасных и аморальных инцидентов со стороны зебр, патриотизм граждан Эквестрии вырос в огромных масштабах, тогда война и завела свою самую стремительную машину. В помещение вошёл жеребец Стонкс, который дождался нужного момента, и когда пони на секунду замолчали, сказал: -Господин Блейм, ваш терминал получил письмо. Блейм недолго осмотрел своего слугу, мимолётно кивнул, и Стонкс ответил ему тем же, что означало максимальную серьёзность того письма. Блейм извинился перед семьёй, и поблагодарив Стонкса вышел из комнаты. Все слуги на пути Блейма кланялись ему, но тот не обращал на них и внимания, продолжая путь. Он поднялся по лестнице на верхний этаж и поспешил в свою личную комнату, в которое мог заходить лишь он сам, потому что перед дверью был установлен сканер глазного яблока и опознаватель лица. Подойдя к двери он поднёс морду к нужному устройству, и его озарило синим светом, ИИ поместья поприветствовал главу семьи и открыл ему двери. Просторная квадратная комнатка. Большое окно, большой шкаф с книгами, шкафчик поменьше с древним драгоценным сервизом, витрины со всякими старыми фамильными вещами, новейший глобус стоял на его столе прямиком возле новейшего терминала, к последнему Блейм и подошёл. Введя пароль, он вошёл в нужную вкладку с новыми сообщениями, индикатор показывал что их два. “Дропс” и “МЧН”. “Неужели Свити вышла на связь!” - обрадовался Блейм и незамедлительно нажал нужную клавишу, дабы открыть её сообщение. “Привет Босс, всё хорошо, скоро вернусь, у меня очень важная информация, не забудь отключить ИИ.” Блейм отпрянул от терминала, будто тот сказал ему самое неприятное оскорбление, ему пульс сильнейшим образом повысился, разумеется сбилось и дыхание. -Нет, нет, нет. - шептал Блейм Бет себе под нос. Агент Свити Дропс была вовлечена в незамысловатые интриги племён зебр. Она уже как четыре месяца не выходила на связь, ибо находилась на территории Империи Зебр и работала под другим именем и под другой внешностью. Но каждый её выход на связь начинался с определённого пароля, который знала лишь она и сам Блейм. Но в этом сообщении никакого пароля не было, что могло означать лишь одно. Свити Дропс была схвачена зебрами, и скорее всего убита. Блейм Бет нашёл в себе силы, и не поддался паник, а вернулся к терминалу и написал сообщение другому агенту, который работал в пределах Кантерлота. Блейм назначил встречу, которая должна состояться через 20 минут, несмотря ни на что. Жеребец уже было хотел покинуть свою комнату, но вспомнил про второе сообщение. “Здравствуйте Мистер Блейм. От лица Министерства Чародейных Наук и Министерства Военных Технологий, мы хотим видеть вас на сегодняшнем заседании по поводу нового вооружения страны и обеспечения денежными средствами новые проекты. Сегодня в пять часов вечера. Явка обязательна.” Блейму совершенно не понравилось второе сообщение, ведь в данный момент была половина пятого. Любят все эти важные пони назначать встречи за половину часа до их начала. Ничего не оставалось делать, поэтому Блейм приказал ИИ подготовить летательный экипаж и поспешил покинуть свою комнату, а затем и свой дом. В гардеробе он взял длинный плащ и шляпу с вырезом для рога. Ничего не сказав своей семье, жеребец обогнул особняк, и попал в гаражи для летательных экипажей, где один такой уже был полностью готовым к вылету. Как обычно парочка крепких пегасов в золотых доспехах поздоровалась с господином. Блейм погрузился в экипаж и сказал пегасам точку в которую ему срочно следует прибыть. Жеребцы взяли небольшой разгон, и с лёгкостью подняли экипаж в небо, унося своего господина далеко от поместья, в сторону столицы Эквестрии. Блейм весьма халатно отнёсся ко всему. Не выбрал какой-либо красивый наряд, не взял каких-либо важных бумаг. Налегке да в плаще, он собрался регулировать какие-то государственные вопросы, которые ему уже порядком надоели. Ведь всё в таких вопросах сводиться к тому, чтобы Блейм “пожертвовал” определённую сумму битсов государству, а суммы эти, чаще всего оказываются весьма крупными. Блейм равнодушно пялился в окошко и наблюдал за пролетающими внизу пейзажами Эквестрии. Со стороны он казался безразличным ко всему, но в его голове царил хаос и беспорядок. Смерть его личного первоклассного агента, коих не могли выловить и нужные структуры страны, сильно пошатнуло рассудок Блейма. Смерть Свити Дропс может создать огромное количество проблем, из-за которых Блейм спокойно может отправиться за решётку, а затем и на фронт. Наконец показался величественный Кантерлот. Повозка приземлилась в специально отведённом для этого месте, а именно за зданиями министерств. Здесь была небольшая взлётная полоса и маленькое кафе для пегасов, которые управляли повозками в ожидании нужных пони. И в этот раз, как только Блейм сошёл с экипажа и двинулся в нужную сторону, пегасы передали повозку нужным пони, а сами отправились к столикам, где уже перекусывала группа пегасов. Блейм двигался в сторону кофейной, которая находилась на окраине города, владельцем которой он сам и являлся. На своём пути он выбирал узкие переулки и дворики, нежели улицы, ибо не хотел чтобы его видели некоторые пони. Как например Пинки Пай, которая кушала сладкие торты в одном из ресторанов Кантерлота, возле которого Блейм и проходил. Компанию Пинки составила Эпплджек, которая при виде бирюзового жеребца, сказала: -Мистер, куда вы? Совсем скоро начнётся заседание. Блейм ничего не ответил, будто бы и не услышал кобылу, лишь продолжил шаг к нужному месту. Пинки недолюбливала Блейма, считала что он виновен во всём что сделали его предки. Блейм также недолюбливал Пинки, из-за её отношению к самой себе. Она не любила брать с собой на прогулку охрану, ей как будто было плевать на свою жизнь и безопасность. Не то что Эпплджек, эту кобылку постоянно сопровождала группа стальных рейнджеров. А вот и нужное кофейня. Без названия, без каких-либо острых вывесок и слоганов. Ничем не примечательная кофейня. В этом заведении работал пони Блейма, а область вокруг патрулировали его полицейские. Которых он устроил, а затем и назначил сюда. Всё в этой кофейне было не просто так. “Блеймовские” полицейские не замечали никаких странных вещей здесь, а продавец кофе внезапно подносила дополнительное меню для особых пони. Блейм присел за один из столиков, и продавец не заставила себя долго ждать. Светлая кобылка поднесла жеребцу меню. Некоторые кофе были доступны лишь некоторым пони, и их заказ означал какое-либо действие. Например то, что за агентом кто-то следит, из-за чего полиция активизируется. И прочее. Он выбрал своё любимое, мельчайшего помола, с сахаром и со сливками. Это кофе было самым обычным и самым распространённым. Блейму не пришлось долго ждать, и как только жеребец получил свой кофе, из-за угла показал кобылка, которая быстрым шагом приблизилась к Блейму и присела рядом с ним. Агент Хартстрингс заказала подобное Блейму кофе. -Слушаю. - сказала кобылка. То что они заказали одинаковые кофе было не просто так, это означало что им требуется уединение, которое кобылка продавец могла для них сделать. С помощью магии она создавала вокруг агентов поле, которое не давало звуку проходить туда, или обратно. -Дропс можно считать мёртвой. Её схватили зебры, отняли пейджер и прикинулись ею. - ответил Блейм, попутно выпивая своё кофе. -Ясно. - кобылка сглотнула слюны, и немного замешкалась, ведь между Дропс и Хартстрингс протягивалась тоненькая любовная связь. - У меня есть кое что. -Выкладывай. -В Кантерлоте затишье. Будто они что-то готовят. Раньше по каждому мелкому поводу устраивали непойми что, а сейчас молчат как воды набрали. Возможно на фронте что-то происходит. -Понял. Собери парочку своих, вокруг поместья расположи их, как разведку, всё может случиться. Да и сама береги себя, возможно ты права и что-то надвигается. На этом всё. Двое пони быстро встали из-за своих мест, после чего до их слуха вновь стали доноситься звуки повседневной Кантерлотской суеты. Блейм также быстро двинулся на заседание, не отвлекаясь на что-либо. Он проходил мимо аристократии, которая всем сердцем его уважала, всевозможных экономистов которые желали урвать акции его фирм и прочего, мимо фанатов его славы и прочий как он считал “сброд”. У того ресторана, Блейм не заметил двух важнейших кобыл страны, что означало скорое начало заседания. Шестеро министерских зданий расположились по три штуки друг напротив друга, между которыми здесь располагался небольшой парк. Блейм не выделил и секунды своего внимания этому парку, и быстро вошёл в главное здание МЧН. Охрана осмотрела жеребца, поздоровалась и… Ничего не сделала, попросту пропустила его. Неужели Блейм стал уж такой значимой персоной, которую и не обыскивать не стоит? “Странно” - подумал бирюзовый единорог, и повесив свой плащ на вешалку, двинулся по знакомой лестнице на знакомый этаж, в знакомую комнатку для совещаний. Небольшой круглый стол для дюжины персон, новейшие магические лампы и большая белая доска. Окно было закрыто простыми чёрными шторами, да и весь интерьер комнаты был минималистическим, в бело-чёрных цветах. На противоположной от доски стене, красовался крупный флаг Эквестрии. На столе, у каждого места стоял стакан с прохладной водой. Все кроме Блейма уже были здесь, а именно: Твайлайт, Эпллджек, Рейнбоу и нынешний мэр Кантерлота, имени которого Блейм не знал, а оно ему и не было нужно. Усевшись за свободный стул, Блейм извинился перед столь важными пони и сделал парочку глотков воды. -Все в сборе, отлично, начинаем. - сказала фиолетовая кобылка, затем она подала Блейму чертежи странного оружия, продолжила, - Это магическое оружие. Но не простое лучевое, в этом, ну, Эпплджек расскажет я думаю лучше. -Это новейшие разработки в сфере магического вооружения. Вместо пороха этот тип оружия использует магические камни, которые разгоняют пулю до огромнейших скоростей. Это оружие позволит солдатам вести огонь на более дальние расстояния, нежели пороховое или лучевое. - рассказал Эпплджек, в то время как её подруга виновато улыбнулась. -Сколько? -спросил Блейм, не поинтересовавшись ни о чём более. -Это ещё не всё. У Министерства Крутости также есть новый проект который нуждается в большем финансировании, Рейнбоу, прошу. - ответила Твайлайт. Пегаска встала из-за своего места и подошла к доске, на которую повесила ещё один чертёж. Это была какая-то новая броня для пегасов, весьма странной и дурковатой формы. -Так, вот. Это новые доспехи которые помогут нашим пегасам набирать большую скорость, в отличии от обычной брони. Более острые детали, остроконечные концы копыт, остроугольный шлем, дополнительные магические ускорители… - Блейм заметил странную вещь. Во время своего рассказа пегаска использовала лишь копыта. Пегасы с детства помогают себе крыльями, хватают ими что-то. Но сейчас пегаска спокойно держала указку в копыте! Блейм стал наблюдать за её крыльями. Они были сложены, и неестественными. Она ими даже не шевелила! -Твай, к нам кто-нибудь ещё должен подойти? - внезапно спросила пегаска свою подругу, глядя в глаза Блейма. -Нет, давай заканчивай, мы обсудим финансовые вопросы и всё. - улыбнулась единорожка. -Конец близок. - сказала пегаска и в комнате нависла тишина. Один лишь Блейм, повидавший уж очень многого насторожился и упёр копыта в нужных местах, на случай самого страшного. - За Империю! Пегаска обратилась в зебру! По всему её телу были усеяны пакеты со взрывчаткой и она прыгнула в самый центр стола, в то время как Блейм уже летел в сторону окна, а Твайлайт вознесла перед собой щит. Прогремел взрыв и Блем вылетел в окно, попутно ударившись об соседнее здание и устремился на землю. Затем прозвучал взрыв и в другом здании министерства, затем и третий. В городе началась паника, началась давка и толкучка, все спешили покинуть область возле взрыва, но зебры что облачились в охрану вышли из зданий и стали поливать обычных пони свинцом из своих автоматов. Блейм лежал неподвижно, одно его копыто было сломано, в голове его звенело и гудело, а всё тело будто обмякло. Мимо него прошёл зебра, но увидев что жеребец лежит в луже крови, прошёл дальше. Из-за угла показалась парочка пегасов, которые управляли экипажем Блейма. Заметив своего раненого господина они поспешили убрать его отсюда подальше. Один из них положил Блейма себе на спину и поспешил к повозке. К несчастью их заметил зебра и открыл огонь, но к счастью он не следил за своими патронами и выстрелы убили лишь одного из пегасов. Пока зебра менял магазин, живой пегас взлетел в воздух и нырнул за ближайший дом. Парочка оказалась на улице по которой они летели вдаль. Пегас был хорошим лётчиком, поэтому ловко маневрировал и уклонялся от всяких вывесок, деревьев и столбов, и лишь когда он летел на самой окраине города, тогда и поднялся в воздух. Блейм приоткрыл один глаз. По всей Эквестрии происходили взрывы и теракты. Зебры обдурили пони и проникли на территорию их страны в больших количествах. С заднего копыта Блейма осыпалась светящаяся пыль. Этой пылью начиняли бомбы, дабы они пробивали магические щиты. Твайлайт не додумалась телепортироваться, она решила возвести щит, поэтому скорее всего она погибла. В поместье Блеймов было тихо. Мертвецки тихо. Особняк полыхал в огне, как и прочие здания. Охрана и роботы валялись неподвижно. Из главного здания выбежали две кобылки кирины и несколько пони прислуг и направились к выход из поместья, но увидев трупы, в шоке остановились. Пегас устремился к ним. Скинув на траву своего хозяина, пегас осмотрел его. Блейм был в ужасном состоянии. Не мог даже пошевелиться, но слава Принцессам он был жив. Касмас и Призма прильнули к нему, обе залились слезами. Каждый из пони, которые вышли из особняка был также ранен и измазан в саже и копоти. Пфт В шею пегаса вонзилась небольшая иголочка с ядом. Пегас с грохотом своей брони повалился и забился в конвульсиях, а из его рта ручьями полилась кровавая пена. Зебры, убив всю охрану, приберегли для Блеймов яд, который перед убийством доставлял жертве сильнейшие муки. -Послал к нам шпиона? - послышалось из пустоты, из которой в эту секунду появился зебра. На его крупе висела голова Свити Дропс, которую он незамедлительно метнул к Блейму. На невезение Блейма, на штурм его поместья отправились весьма скверные и грязные зебры. На глазах главы семьи они стали пытать и медленно убивать его семейство. Медленно резали пони сухожилия и горла, избивали их и ломали кости. Один из них был по настоящему безумен. Поэтому на глазах отца, стал уламывать его дочь, суля будущим насилием, держа в окрашенных в кровь зубами голову Дропс. Когда зебрам надоело заниматься тем, чем они занимаются, то один из них вогнал в шею Блейма отравленную иглу. В нём не было сил даже двинуть копытом. Кажется, всё, конец его истории, конец его судьбе и душе... “О, дитя моё, позволь озарить душу твою, светом моим праведным”. - послышалось в голове Блейма, и перед его мордой возник огромный светящийся шар. Глаза бирюзового единорога зажглись фиолетовым пламенем, из его рта полилась жидкая магия, а тело наполнилось неистовой яростью, свободой и силой. -О Всевышняя… *** Где-то, но здесь. Когда-то, но не сейчас. Полковник Берритвист, наконец нашла в себе силы чтобы открыть глаза, ведь уже целый час, она полностью измождённая, буквально волялась на полу, ведь койка на которой ей проводили операцию, давным давно перевернулась. Она не сразу поняла того, что происходит вокруг неё. Где-то слышались взрывы, где-то крики и жесточайшие вопли, а повсюду проносились пули, наровясь задеть ослабленного солдата. -Полковник очнулась! - послышался механический голос стального рейнджера, который после своих слов, монотонно вышагивая в своей тяжёлой броне, двинулся к единорожке. Силы к Берритвист возвращались весьма быстро, волшебные свойства Вечного Смотрителя прямым образом на это влияли, поэтому полковник шустро встала на копыта и принялась, своим опытным и зорким взглядом, оценивать обстановку. Она, вместе со своим отрядом, находилась в здании Министерства Мира, огромнейшей постройке на краю Кантерлота, где каждого бойца закачали магическим зельем, дабы солдаты могли вечно прислуживать своим правителям. В стене зияла огромная дыра, за которой открывался вид на полыхающий Кантерлот. С высоты четвёртого этажа было всё прекрасно видно: как погибают пони, как зебры бомбят дома, как на Эквестрию спустился долгожданный ад. Подле отверстия уже была образована небольшая баррикада, за которой укрывались бойцы отряда Берритвист, и вели непрерывный огонь по неисчисляемым толпам зебр, которые неизвестным образом огромными отрядами ворвались в столицу. Конкуренцию им составляли до смешного маленькие группы солдат Эквестрии. Несколько полицейских команд, один батальон стальных рейнджеров и один отряд Берритвист. Шансы пони на победу стремительно опускались к нулю. -Полковник! Ждём приказаний! - выкричал стальной рейнджер когда наконец добрался до Берритвист. -Оцените ситуацию в городе, солдат. - ответила полковник, ведь не зная всех ужасов что творились за пределами стен Министерства, она не могла дать чётких указаний. -Мы проигрываем, мэм. Зебр в десятки раз больше наших. - вновь заговорил рейнджер. Полковник стала размышлять. Она просматривала в своей голове каждую возможность, каждый крошечный шансик на удачу, обдумывала каждое их действие. Она не могла решиться, не могла смириться со своим поражением. Она испугалась и стала винить себя за то, что так долго не могла прийти в себя. Она не могла, не могла дать этого приказа, но понимала, что иначе, быть не может. -Отступаем в точку эвакуации, солдат, свяжитесь с пилотами, пусть готовят винтокрылы! - наконец скомандовала полковник и побежала к прорехе в стене, дабы отдать приказ своим бойцам, которых в этом месте было максимально много. -Солдаты… Бабах! Взрывное заклинание пролетело сквозь дыру в стене и ударилось прямиком в стену за полковником, из-за чего некоторые пони, включая её саму вылетели и со звуком, когда роняют мешок картошки и с треском костей, рухнули на бетонный пол перед Министерством, прямиком в копыта кровожадных зебр. И вот, кажется что пришла смерть, что еще одна секунда и их полумёртвые тела добьют несколькими очередями из автоматов, с небес рухнули оставшиеся стальные рейнджеры. Громогласно выкрикивая воодушевляющие речи, они бесстрашно ринулись в гущу противника, защищая своими телами простых солдат, ведь это и было их предназначение. Оглушительные выстрелы и гулкий цокот стальных копыт вонзился в сознание полковника, отдавая длительным писком в ушах. Вслед за рейнджерами, на землю телепортировались оставшиеся пони с помощью магии единорогов. Ни разу не медля, они вогрузили на свои широкие и мощные, но в то же время слабые и уставшие плечи раненых солдат, и двинулись в нужную сторону. Полковник расположилась на острой спине стального рейнджера с пулемётами, которые вели постоянный огонь, разумеется, накалившись уже до красна и испуская пар. В кожу полковника впивались остроугольные вставки на броне, ее ошпаривало паром, а копыто, совершенно случайным образом, легло на ствол пулемёта, прожигая шерсть и кожу, до самого мяса. Но Берритвист было плевать, она находилась на волосок от смерти и не могла ничего с этим сделать. Всё что она могла делать - наблюдать. Она смотрела как её бойцы, друзья и боевые товарищи прощаются со своими жизнями. Как мирные граждане падают с уставшими и безразличными лицами на землю, будто бы собираясь часок вздремнуть. Она наблюдала как рвутся ткани, как дробятся кости, как головы, подобно баллону под давлением, взрываются на мелкие кровяные и мясные куски. Как в предсмертных конвульсиях дёргаются пони, что горели проклятым, мёртвым, зеленым пламенем, которое сжигало не только их плоть, но и саму душу. Вокруг взрывались снаряды, разлетались осколки, пони всё не прекращали кричать и координировать свои действия, медленно, но всё же двигались они к своей цели, к своему единственному спасению. Они бросали пони, которых поклялись защищать, они бросали свою гнилую страну, бросали всё. Спасти свои жизни - вот что было для них главным. Ни о какой чести и патриотизме не может быть и речи. Это не война, в которой каждый из них провёл несколько протяжных лет своей жизни, это не обычный бой где-нибудь в горах, нет, это - мясорубка, в которой фаршем выступали граждане Эквестрии. Отряд попал в окружение в тесной и узкой улочке. Зебры были повсюду: в окнах, на крышах, на дорогах, в небесах, да Дискорд один лишь знал где этих зебр не было. Зебры вели огонь и из невидимости, и пушки их орудий давали залпы откуда-то издалека, метко попадая по нужным секторам. В отряде из сотни пони, от силы осталась двадцатка, да и та, в любую секунду могла погибнуть угодив в зону поражения артиллерии. Впереди рейнджеры отражали атаку зебр, а позади щиты единорогов, изрядно покрывшись трещинами, сдерживали натиск врага. Идти было некуда, некуда было и бежать. Кажется, это была бы их смерть, если бы не один жеребец. Дверь одного из домиков распахнулась, из которой пулей вылетел знакомый полковнику агент в тёмном снаряжении. -Сюда! - заорал во всё горло Консиус, и отряд стал стягиваться в дом. Они успели скрыться в доме буквально на секунду, да и то, потеряв ещё парочку бойцов, но внутри дома их ждал крошечные остатки полиции, которая метнула в сторону дверей и окон зажигательные гранаты, после чего отряд вновь двинулся, преодолев большой участок пути сквозь несколько домов. С помощью стратегического гения Консиуса, отряд смог обдурить зебр, заставив их пойти в неправильном направлении, в то время как пони, уже успели добраться до точки эвакуации, где уже полностью готовая, их ждала парочка винтокрылов.Остальные десять были уничтожены. Отряд сломя голову побежал к заветному спасению, превозмогая боль и усталость. В одно плавное движение они погрузили сначала больных, затем запрыгнули внутрь сами. В это время, некоторые граждане что были неподалёку и заметили сбегающее войско, ринулись к винтокрылу, но так они не были нужны, да и не имели возможности жить вечно, их быстро убивали. Безжалостно и беспрекословно, будто бы зебр. Винтокрылы наконец взмыли в небо и стали отдаляться от столицы. Полковник находилась подле двери, которую метким выстрелом сломали, из-за чего она не могла закрыться, давая себе возможность наблюдать всё своими глазами. На территории всей Эквестрии виднелись взрывы и выстрелы, пламя и смерть. Десятки, а то и сотни винтокрылов и пегасов сбегали непойми куда, спасая свои жизни. Многих из них сбивали, но полковнику повезло, ведь их винтокрылы не попали в этот список. Где-то, наконец, промелькнула небольшая вспышка, буквально на секунду, где-то на краю страны. Затем ещё одна, и больше, затем ещё и ещё. Этими вспышками являлись падающие мегазаклинания, завершая конец войны. Эквестрия наконец превращалась в то, во что она заслуживала превратиться. Множество ядерно-волшебных бомб изничтожали великую державу, одаряя её остатки своей волшебной радиацией. По щеке полковника покатилась первая слеза. Она теряла своих друзей, своих солдат, свою родину и наконец, своих родных, которых она в ближайшее время собиралась навестить. Эквестрия, по праву, погибла. -Полковник Берритвист! Вы имеете приказ! Немедленно вернитесь в Кантерлот, отбейте атаку врага и убейте четвёртый объект! - послышалось из рации, в которую брызжа слюной орал нынешний Эквестрийский генерал армии. Пшшшфт -Полковник, говорит генерал-майор Глиммер, объединитесь с первой группой и двигайтесь на базу номер семь, мы здесь… - затем немного промолчав и глубоко вздохнув, - мы проиграли войну. *** Где-то, но здесь. Когда-то, но сейчас. Задумывался ли кто-то о том, что думаю о нём, “злые”? Задумывался ли Блейм Бет, великий Восставший о том, чего действительно желает новоиспечённый Дискорд? Разумеется нет. Для него - Дискорд Экс попросту злодей, мразь и безумец. Для Дискорд же, Блейм, то же самое. Оба этих существа отталкиваются от своих личных и грандиозных убеждений, каждый отталкивается от своей правды. Дискорд, впитав в себя информацию всей истории Эквестрии, возжелал создать мир без войн и насилия, мир в котором каждый найдет себе место, пусть и методы совершения этой утопии являются самыми радикальными из всех. Создать всеобщий холокост, дабы на выжженных костях построить новое, великое и праведное общество. Этим же, занимается и Блейм. Вот только подходы и вера у каждого своя, отличающаяся от веры и правды второго, именно поэтому эти два ума и обязаны сражаться. Желая забыть про войны и убийства, они обязаны создать их вновь. Те, кто связаны предназначением, обязательно найдут друг друга. Блейм Бет находит себе новых знакомых, верных друзей и прекрасную, взаимную любовь. Судьба нашла ему более сотни пони, готовых отдать за него жизнь, готовых поверить в любое его слово, готовых ради него и его правды на то, чего сами не знают. Всех этих “добрых” пони связала тоненькая нить ведущая от каждого к каждому, создавая зыбкую нить предназначения, которую не может разорвать самая сильная магия, самые сильные чувства. Через какое-то время некоторые из них падут, обрывая нити, но на их места придут другие, давая нитям истин срастись вновь, заново и заново окутывая их сердца невидимым предназначением, которое приберегла для них вселенская судьба. Возможно эти нити плетут древние космические божества, возможное сильнейшие манипуляторы сознаний, возможно они созданы самим сущным, всей реальностью, всем что их окружает. Вот только в жизни Восставшего случалось немало страшных бед, и они будут продолжать случаться. Почему? Пони которые создали из него того, кем он является, нарушили его подлинное предназначение, они проткнули лёгкую паутину связанных судеб своими грязными копытами и рогами, заставив само бытие, играть под их песнь. Но что же с предназначением Дискорда? Разумеется в его жизни существует смысл, смысл ведомый судьбой, да и помимо него, пони, желавших убить Блейм Бета, становиться всё больше, связывая этим желанием их души. Где-то на окраине долины, подле длинного Эквестрийского пляжа, на котором давным давно любили отдыхать, плавать и нежиться на солнышке множество пони, где случались романы, где проходили пиры и застолья, ныне вечным покоем застыли скелеты погибших воинов, повсюду расположились громоздкие воронки от взрывов и снарядов, вперемешку с песком соединились гильзы, тысячи гильз, тысячи погибших, десятки разрушенных укреплений и дотов стали кладбищем и гробами для пони что обороняли свою страну, десятки искорёженных танков, катеров и винтокрылов похоронили под собой свой экипаж, а песок… Серый песок нагонял лишь тоску и печаль, никаких воспоминаний прекрасного пляжа он не наводил, лишь тоска, и лишь печаль. Высадка зебр в “Юникорнии” является одной из страшнейших операций Великой Войны. Во имя этого сражения в Кантерлоте возводили большущий мемориал… Не возвели. Недалеко от пляжа, прямиком росший из гор Пламлет, что окружают всю долину, находился небольшой каменистый мыс. Несмотря на прошедшие двести бренных лет, маяк, построенный на краю мыса, выглядел чистым и ухоженным, будто за ним кто-то следит. -Папа, снова? - спросила подросшая кобылка кирин, медленно раскрыв свои милые глазки и глядя в круп своего отца, который не отводя своего взгляда, монотонно наблюдал за небом. На самом верхнем ярусе маяка уже постаревший и поседевший от множество сражений жеребец, обустроил уютное жильё для себя и своей уцелевшей после набега зебр дочери. Бирюзовая шерсть уже выцвела, белые волосы заимели серый оттенок, под бородой выросла густая растительность, которая только придавала жеребцу пафоса пустошей. Рог вдоль и поперёк усеян царапинами и обломанными кусками, будто кто-то насильно пытался отнять у него самое сильное, что скрывается в его душе. Лёгкая, но прочная броня, выкованная неизвестно кем и неизвестно из чего, удобно защищала давно переломанные кости. Прямиком возле кроватки кобылки находился большой стол и табурет, на котором любил проводить вечера жеребец, мило беседуя с дочерью и раздумывая над чем-то большим, нежели обычные разговоры. Вселенское участие, судьба и истина его предназначения не давали покоя прожжённому разуму пони. На столе лежал скомканный лист бумаги, на котором кто-то яро и весьма некрасиво, вычертил карту Долины. Карту, которая имела военные обозначения. Карту, которую он успел увидеть в церкви. Да и повсюду на стенах, прибитые ржавыми гвоздями находились десятки других карт, записок и рисунков. Глаза жеребца всё это время горели ярким, фиолетовым цветом, суля бедной кобылке новые беспокойства и страхи. Спустя минуту молчания и тишины, глубоко, с томным хрипом вздохнув, жеребец ответил: -Да, дорогая, снова. - он обернулся к своей дочурке, простоял так ещё одну минуту любуясь её девственной красотой, подошёл к ней и мягко обнял, - этот - последний. -Но что если ты не вернёшься? - проговорила она, с горькими слезами уже в не первый для них раз. Он постоянно уходил, постоянно заставлял её рыдать ночами напролёт, заставлял её сердце страдать каждый раз, когда он возвращался со всё новыми шрамами и увечьями, но он верил, верил в то, что именно это и есть его предназначение... -Ты знаешь что тогда будет. Он займёт моё место и вы будете жить вместе. Ты подрастёшь, найдешь себе друзей, любовника, найдешь свою новую жизнь без моего бремени. -Как ты можешь так говорить?! Почему, почему именно сейчас ты говоришь мне именно это? Почему, ты, не, говоришь… Что вернёшься?! Жеребец поцеловал дочь в лоб, вытер слёзы с её глаз, они вновь погружались в гулкую тишину, которую нарушало лишь шмыганье маленького носика. -Мы связаны дочь, но когда я погибну, судьба измениться и только так ты найдешь свое истинное предназначение. ...верил, что должен убивать Блейм Бетов, такова воля его Матери, Матери Звезды. *** Темпест подходила к каждому своему солдату, каждому боевому товарищу и каждого она обнимала. Эта традиция появилась совсем недавно - прощаться перед каждой операцией друг с другом, ведь их становилось всё меньше и меньше. Несколько десятков полностью экипированных по последнему, по довоенным меркам, слову техники, бойцов стояли в ровных шеренгах, принимая почести и шёпотом прощаясь со своим командиром. Тяжёлая военная ноша закалила их сердца, но они всё ещё оставались теми, кем были и двести лет назад. Пытаясь не сойти с ума, они чли традиции и обычаи, учились моралям и праведным чувствам, они попросту оставались пони. Оставались теми, кого на пустошах практически не осталось. Собрав все свои крышки, ненужные боеприпасы и винтовки, они купили у каких-то захудалых торговцев парочку неисправных винтокрылов, починили их и те, которые таились где-то у подножья гор, собрали всё что могли и ныне имели целых шесть летательных аппаратов, полностью готовых к вылету. Офицерский состав был удостоен чести нести на своих боевых сёдлах самые смертоносные для любого мага винтовки “АМВ - 02”, имели в седельных сумках самые передовые и рабочие генераторы магических щитов, имели самое ярое желание убить порождение тёмной магии и технологий. Порождение их некогда живых правителей, окончить наконец свой путь, выполнив предназначение, данное им двести лет назад. Убить “Синего УЗ’а”. Генерал-Майор Глиммер осталась на базе, в окружении всего нескольких солдат, да и та, пообещала самой себе, если операция станет провальной, если силы Блейма окажутся сильнее - убить себя. *** Силы великой судьбы и предназначения связали души всех членов трёх противоположной от Блейма сторон, разумеется они этого ещё не знали, разумеется не знали что обретут союзников и новые надежды на успех их задач. Вот только если копнуть ещё глубже, в самое недро сущего, станет ясно что один из представителей будущего “Троицкого Союза”, всё прекрасно знал. Дискорд Экс будучи всеми Чертями сразу, спокойно накапливал силы для предстоящей войны, множество стальных тварей твёрдой хваткой волокли в своих зубах трупы пони, разного вида металл и оружие. Завод работал на полный и выходящий за пределы возможного, максимум. Кажется, даже во времена довоенные, его работа не приносила такого потенциала и успеха как сейчас. Из мёртвых тел создавались новые твари, из металла производились аугментации, из всякого электронного хлама выходили в свет новенькие процессоры и мозговые системы, дававшие мёртвым телам новую жизнь. Неожиданно, даже для самого Дискорда, один из его Чертей был кем-то телепортирован куда-то вдаль от общей массы. Превосходный искусственный интеллект обратил своё любопытное внимание на этого Черта и принялся мирно наблюдать за развитием событий. В эту секунду, перед ним, в яркой магической вспышке возник незнакомый ему седой единорог. Дискорд сразу понял что этому жеребцу что-то от него требуется, и пришёл он совершенно не с плохими помыслами. -Молчи, ещё одни на подходе. - успел перебить Дискорда жеребец. От него веяло доверием к Дискорду, поэтому последний не стал ничего говорить и продолжил ожидать, успев встать на задние копыта, показывая что он якобы здесь. Где-то над головами слышался унисон из лопастей и пропеллеров, дряхлые винтокрылы двигали к своей цели, но одно простенькое для жеребца заклинание, заставило их двигатели вмиг заглохнуть. Вот только убивать своих новых товарищей он не собирался, поэтому перед самой землёй замедлил их, сведя все ущербы и травмы к нулю. Само собой первой показалась полковник и также, подобно Дискорду, что-то, да поняла, поэтому молча подошла к паре пони, со стороны это выглядело как сделка наркоторговцев, на деле же сейчас решались весьма важные для всей долины дела. Троицкий Союз. -Итак. Всех нас ведёт одна цель… *** А Вы мне нравитесь, смертные поняшки!
Примечания:
Давно меня не было, а глава получилась маленькая, самому даже стыдно! Но хоть какая! Предназначение, которое ищет Блейм Бет, существует не только в узких кругах его понятий, предназначение имеется у всего в Эквестрии, по сему "враги" Блейма так же имеют своё предназначение, которое воплотило их вместе!
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык: