Два важных заклинания 166

Фемслэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между женщинами
Гарри Поттер, Супергёрл (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Лена Лютор, Кара Дэнверс
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 13 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: AU Ангст Волшебники / Волшебницы Драма Учебные заведения

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
AU! по Гарри Поттеру.
- Денверс, - грозно сказала брюнетка. - Смотри куда летишь, в который раз уже меня с ног чуть не сносишь, - слизеринка перевела взгляд за спину одногодки, заметив двух приблизившихся мальчишек.

- О! Лютор! - весело крикнул один из них. – Ты поймала нашу мышь.

- О! Тревис! – копируя тон блондина, начала брюнетка. – Вам опять заняться нечем? Оставьте её в покое, оба.

Посвящение:
to ma poor unfortunate soul

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Буду рада вашим оценкам и отзывам, так как это неимоверно важно для меня.
Надеюсь, вам понравится и вы не останетесь равнодушными к этой работе.
Ваша ЙоСу.

07/09/2019
№17 в топе «Фемслэш»
16/09/2019
№47 в топе «Фемслэш»

Спасибо за ваши оценки и комментарии!

Продолжение истории можете прочесть, переходя по ссылке: https://ficbook.net/readfic/8628668/22031072
31 августа 2019, 23:57
Примечания:
Последний день лета. Я решила выложить эту работу, так как она очень значима для меня, и навеяна воспоминаниями о прошедшем лете. Иногда, только иногда, мне и самой хотелось бы использовать магию вне Хогвартса. Особенно два значимых заклинания из этой истории.
Приятного прочтения, надеюсь вам понравится. Оставляйте отзывы, это также очень важно.
Ваша ЙоСу.
Начало весны. Седьмой год обучения. К концу подходил седьмой год обучения в Школе Чародейства и Волшебства. За спинами многих студентов было шесть с половиной лет незабываемых впечатлений. Новые друзья, для некоторых враги. Приключения, наказания за нарушенные правила, обучение магическим навыкам. Первая любовь, разбитые сердца, новые пары. Некоторые сталкивались с травлей, другие же были бравыми защитниками. Воспоминания на долгие годы, может даже навсегда, засядут в памяти учеников Хогвартса. Незабываемыми были также магические дуэли за пределами школы, тайные вылазки в Запретный лес, неудачи на уроках Зельеварения, походы в запретную секцию библиотеки после отбоя, посещение Хогсмида. Покупка первой волшебной палочки у Олливандера наверняка для многих стала отправной точкой в мире магии. И, конечно же, не стоит упускать момент распределения на факультеты. Кара часто вспоминала тот день, когда она и сотни новых первокурсников стояли в Большом Зале, ожидая, когда профессор Макгонагалл назовет имя, а Распределяющая Шляпа после рассуждений чуть ли не на весь Зал гордо прокричит название факультета. Волнительно для каждого, не только для тех, кого распределяют, но и для других студентов. Всё чаще Кара хотела отмотать время назад, к тому моменту, когда Шляпа отправила её в Пуффендуй. Может быть, если бы в тот момент она попросилась в Когтевран или Гриффиндор, то всё сложилось бы иначе. Она бы не попала в передрягу на втором курсе, когда они с Нией, её однокурсницей, отстали от своей группы в Хогсмиде, наткнувшись на компанию слизеринцев. В таком случае она бы не решила защищать свою подругу от них и не получила бы заклинание в ответ на храбрые заявления о том, что тем ребятам следовало бы оставить их в покое. И тогда она бы не заинтересовала Лену Лютор. Слизеринку, которая после той стычки тайком наблюдала за Карой. Блондинка помнила их первую встречу после той, что была в Косом Переулке, лучше, чем первый турнир по Квидичу. Хотя их второе столкновение вряд ли можно было считать приятным. Зима. Третий год обучения. Девочка что было сил бежала по пустым коридорам школы Чародейства и Волшебства, то и дело оборачиваясь назад. Все ученики давно уже разбрелись по гостиным своих факультетов. Только она, сидя в библиотеке с желанием лучше подготовиться к завтрашнему тесту по истории магии, пропустила ужин, да и вовсе засиделась допоздна. Третьекурсница и подумать не могла, что по пути к своей гостиной наткнется на патрулирующих школу слизеринцев, тем самым найдя приключения на свою неуклюжую пятую точку. Она давно уяснила для себя, что некоторые волшебники и волшебницы, учившиеся на факультете Слизерин, очень сильно недолюбливали учеников остальных факультетов — в особенности гриффиндорцев и когтевранцев. Девчонке посчастливилось быть студенткой Пуффендуя, однако это не особо что-то меняло — именно поэтому она сейчас со всего духу бежала в сторону кухни, чтобы спрятаться в безопасном месте — гостиной факультета. Конечно, был еще вариант применения защитных заклинаний, ведь за их использование из школы не выгонят, максимум отнимут несколько баллов у факультета. Тем не менее, блондинка не любила ввязываться в конфликты и наживать себе врагов совсем не хотела, особенно учитывая то, что учиться в Хогвартс ей предстояло еще пять лет. Поэтому единственным правильным вариантом было бегство. До назначенного места ей оставалось совсем немного. Молясь всем известным искусным волшебникам и волшебницам, чтобы мальчишки, которые были на год, а то и на два старше неё, не успели догнать беглянку, она вновь повернула голову и заметила, что они уже совсем близко. Внезапно девочка почувствовала сильный удар и, уже упав на пол, поняла, что врезалась в кого-то. На блондинку сверху вниз смотрела зеленоглазая девчонка, на первый взгляд одного возраста с самой пуффендуйкой. Зелено-серебристый галстук и зеленая отделка на внутренней стороне мантии указывали на то, что та, в которую она врезалась, как и её обидчики, была со Слизерина. — Денверс, — грозно сказала брюнетка. — Смотри, куда летишь, в который раз уже меня с ног чуть не сносишь, — слизеринка перевела взгляд за спину одногодки, заметив двух приблизившихся мальчишек. — О! Лютор! — весело крикнул один из них. — Ты поймала нашу мышь. — О! Тревис! — копируя тон блондина, начала брюнетка. — Вам опять заняться нечем? Оставьте её в покое, оба. Тон юной волшебницы был строгим и безапелляционным. Она явно была недовольна выходкой сокурсников. — Да брось, Лена, — встрял в разговор кудрявый парнишка, который преследовал девочку вместе с другом. — Ты посмотри на неё, она явно не против, чтоб мы попрактиковали на ней парочку заклинаний, которые задал профессор Слизнорт. Мальчики уже давно держали палочки наготове, то и дело норовя произнести заклинание. — Я вам обоим уже не раз говорила, держитесь от неё подальше, — Лена обошла сидящую на полу блондинку, загородив её собой. — Идите куда шли, или я на вас испытаю заклинания, которые сегодня вычитала в книге по боевой магии. — Скучная ты, Лютор, — фыркнул блондин и дернул друга за рукав мантии. — Пойдем отсюда. — Ещё чего, уступать девчонке, — фыркнул тот и направил палочку, на сидящую позади Кару. — Энтимо… — Экспеллиармус! — слизеринка быстро направила палочку на парня, не давая ему закончить заклинание. — Я предупреждала, Майк. Левикорпус! Брюнетка довольно ухмылялась, наблюдая за тем, как недавно стоящий перед ней однокурсник летал под потолком, беспомощно дергая руками и ногами. Его друг с восторгом смотрел на Лену — также, как и все еще сидевшая на полу пуффендуйка. Самой же девчонке происходящее доставляло немалое удовольствие, ведь редко кому из младшекурсников приходила в голову идея противостоять Тревису и его компании. — Спусти меня немедленно, Лютор! — скорее всего, он хотел сказать это угрожающим тоном, но вышло как-то слишком пискляво. — Как тебе будет угодно, — хихикнула она в ответ. Через секунду Майк с грохотом упал на пол. Друг помог ему подняться, и оба мальчишки отправились в сторону гостиной Слизерина, не желая развязывать магическую дуэль в стенах школы. — Спасибо, — робко произнесла девочка, когда спасительница помогла ей встать с пола. — Ты когда-нибудь начнешь защищаться, используя свою волшебную палочку? — недовольным тоном спросила Лена, окидывая взглядом Денверс. — Я не сторонник решения споров грубой силой, — ответила она, отряхивая свою мантию. — Действительно, Кара, ты ждешь, когда над тобой поиздеваются вдоволь, а потом, может, и в покое оставят, — скептически произнесла брюнетка, все еще не отводя взгляд от пуффендуйки. — Я не всегда буду рядом. Девочка ничего не ответила, молча опустив глаза в пол. Да и что тут можно было сказать, ведь Лена, по сути, была права. Кара никогда не была той, кто смог бы дать отпор своим обидчикам или заступиться за кого-либо. Она всегда старалась держаться в стороне, отдавала предпочтение общению с сокурсниками в гостиной факультета или с так называемыми подругами — соседками по комнате. Начало весны. Седьмой год обучения. Это нельзя назвать самым приятным моментом вместе, но для Кары это воспоминание было очень важным, как и для Лены. После той встречи девушка начала изучать защитные заклинания, изначально в устной форме, чуть позже дошло и до дела — в момент очередного нападения со стороны слизеринцев. Тогда Денверс поняла, что продолжаться так больше не будет. И с того момента у Лены появилась гордость за пуффендуйку. Более близко они начали общаться во время подготовки к СОВ. Пусть Кара и усвоила защитную магию на пять с плюсом, да и в других предметах не отставала, все же было заклинание, которое никак не давалось юной волшебнице. Оно было обязательным в списке сдачи на СОВ. И чем ближе была дата экзамена, тем больше Денверс паниковала. Мысли, что её выгонят из Хогвартса, не давали спокойно спать, все усилия шли на попытки выучить злосчастное заклинание, и из-за этого она начала сдавать позиции в других предметах. Лютор не могла остаться в стороне, учитывая её симпатию к девушке, поэтому она решила взять ситуацию в свои руки. Это было самое важное воспоминание для Кары. Весна. Пятый год обучения. — Денверс, — раздалось через весь коридор. — Иди сюда. Кару передернуло, ведь она прекрасно знала обладательницу этого грозного голоса. И вряд ли для неё это предвещало что-то хорошее — по крайней мере, так казалось самой пуффендуйке. Она медленно обернулась, встречаясь взглядом с изумрудными глазами. — Следуй за мной, и без лишних вопросов, — Лена взяла девушку за руку и потянула за собой, чтобы та не упиралась. Лютор не хотелось особо подрывать свой авторитет, казаться всем мягкой и добренькой. Но и остаться в стороне девушка не могла. А Кара просто не решалась перечить ей, вообще никто не решался на столь отважный поступок. Да и еще один немаловажный фактор играл тут свою роль: девушка втайне интересовалась Леной. Больше, чем просто человеком, подругой. Волшебницы шли по просторным коридорам школы Чародейства и Волшебства. Денверс усердно разглядывала потолки и стены, словно видела их в первый раз, и даже не думала заговорить со слизеринкой. Брюнетка же шла с невозмутимым выражением лица, изредка поглядывая на Кару, и рассуждала о чем-то своем. Спустя пару минут в стене появилась дверь. Лена моментально оживилась и, улыбнувшись уголком губ, вновь схватила блондинку, потащив ту за собой. За открытой дверью оказалась довольно просторная комната. На потолке висело несколько незамысловатых ламп, которые не особо ярко освещали помещение холодным светом. В углу стояло несколько разноцветных кресел-мешков, в основном они были в темных оттенках: синий, серый, черный. Под стеной, около двери, стояли непонятные палки, матрасы, лежало несколько веревок. Дверь захлопнулась, и Кара подпрыгнула от неожиданности. — Успокойся, дерганая, — хихикнула Лена. — Доставай свою палочку, будем учиться. Несколько минут пуффендуйка стояла в неком оцепенении. Лютор больше не была столь мрачной и суровой, хотя все еще казалась неприступной. — Я не… Что происходит? Слизеринка закатила глаза и скинула с себя мантию, отложив её в сторону кресел. Она достала палочку, направляя её в сторону Кары. — Мне показалось, у тебя проблемы с подготовкой к СОВ. И я предлагаю это исправить, — она ухмыльнулась, резко сокращая расстояние между ними. — Не бойся, я не кусаюсь. — Как ты вообще узнала? — недоверчиво покосилась на неё блондинка, но все же достала свою палочку. — Ты съехала по всем предметам. Одна из лучших на факультете начала сдавать позиции прямо перед экзаменами, — девушка сделала паузу. — Сплетни по школе быстро расходятся. Конечно, Лютор немного преувеличила, ведь большинству студентов было, откровенно говоря, наплевать на то, как училась невзрачная девчонка с Пуффендуя. — Так что? Начинаем? — вопросы явно были риторическими. — Вам наверняка проводили практики, говорили о том, что нужно вспомнить самые счастливые моменты жизни и бла-бла-бла?.. Денверс кивнула в ответ. — Попробуй сейчас сотворить заклинание. Девушка вздохнула — она уже знала, что ничего толком не выйдет. Направив палочку в сторону, она попыталась сосредоточиться на самых хороших воспоминаниях. Первым в голову пришел поход в Диснейленд всей семьей. Блондинка попыталась как можно детальнее вспомнить тот день. Катание на горках, экскурсия по замку, поедание мороженого и сладкой ваты, покупка разных игрушек и красочный парад перед закрытием парка. — Экспекто Патронум! — четко произнесла она. На конце палочки заблестели белые искры, полилась струя нежно-голубого цвета и, казалось, вот сейчас оттуда вырвется её Патронус. Впрочем, так казалось и тридцать три раза до этого. Кара точно знала, она считала. Ничего. Свет исчез, искорки погасли. Она склонила голову в разочаровании. Лютор, внимательно наблюдавшая за всем этим, лишь вздохнула, подойдя ближе к волшебнице. Она встала в нескольких сантиметрах от девушки, окинув её любопытным взглядом. Серая короткая плиссированная юбка, в которую была заправлена белая рубашка, сверху жилетка светло-серого цвета с желтой отделкой и эмблемой факультета на правой стороне. На ногах серые гольфины. Лене нравилось то, как Кара выглядела в форме. Она, пожалуй, с уверенностью могла сказать, что пуффендуйка была одной из тех, кому шла школьная форма. — О чем ты думала, когда произносила заклинание? — на полном серьезе спросила слизеринка. — Ну, — задумчиво протянула Денверс. Ей было неловко говорить с Леной о семейных воспоминаниях, тем более они были маггловскими, а Лютор, как было известно Каре, из аристократической семьи чистокровных волшебников. Её друзья издевались над магглорожденными, из-за чего девушке казалось, что Лена такая же, как они. — Ну? Давай, Кара, я не буду осуждать, — словно прочитав мысли девушки, нарушила тишину брюнетка. — О Диснейленде, — коротко выдала она в ответ. — Можно немного подробнее? — на губах Лены играла полуулыбка, но совсем не едкая, как это было обычно. — Мы с семьей ездили в Диснейленд на прошлых летних каникулах, — произнесла девушка, смотря куда угодно, только не на стоявшую рядом. — Было весело. Я давно мечтала поехать туда. Мы катались на самых больших горках и ели много вкусностей. Сестра потащила меня в комнату страха. Это было здорово, хоть и жутковато. — Весело, наверное, — задумчиво вымолвила слизеринка. — Я слышала об том маггловском парке, но все никак не хватает времени самой его посетить, да и скучновато было бы одной, — буднично продолжила она, будто бы сейчас они просто делились друг с другом своими мыслями. Впрочем, в какой-то степени это так и было. Лена не считала себя лидером компании слизеринцев, её туда определила кровь и фамилия. Сама же она, хоть и общалась со всеми, держалась в стороне. Близкие отношения у Лены были лишь с Самантой, но репутацию Ледяной королевы портить себе дороже. — Это грустно, — выпалила Кара. — Тем не менее, видимо, это не самое яркое твое воспоминание, — поспешила перевести тему Лена. — Патронус появляется от твоих эмоций. Воспоминание должно быть не просто хорошим, счастливым, значимым. Оно должно быть сильным, чувственным. — У меня не получится, я перепробовала все, что можно. Чуть ли не жизнь всю вспомнила заново, — зло фыркнула девушка. — Не спеши с выводами, Кара. Хочешь, я покажу своего Патронуса? Блондинку удивляло поведение Лены все больше и больше. Она буквально менялась на глазах. Девушка кивнула в ответ на поставленный ей вопрос. — Экспекто Патронум! Яркий поток света вырывался из палочки слизеринки, и через секунду по комнате пробежался массивный тигр. Он величественно подошел к Лене, после чего испарился спустя несколько мгновений. — Это было…великолепно, — восторженно сказала Кара, а в её глазах загорелись искорки удивления. — У меня тоже не с первого раза получилось. Это заклинание требует того, чтобы вложить всю душу, поэтому воспоминание должно быть не просто счастливым. Оно должно быть сильным — например, о том, чем ты бы гордилась и радовалась одновременно. Лена обошла Кару, встав за её спиной. Брюнетка сократила расстояние между ними до минимального, взяла руку пуффендуйки и начала направлять её палочку. Второй рукой, она приобняла её за талию, чуть прижимая к себе. В этот момент по коже Денверс прошлись мурашки. — Дыши ровно, сосредоточься. Выбери то воспоминание, которое считаешь нужным, и не стыдись его, не думай, будто бы оно не подходит. Порой самое неожиданное является правильным, — шептала Лена на ухо Каре. — У тебя все получится. Вдох, выдох, вдох… Кара слушала дыхание Лены, старалась под него подстроиться. Перебирала воспоминания одно за другим. Важные, имеющие смысл, плохие моментально отбрасывала. — Действуй, — проговорила Лютор, отойдя от девушки на несколько шагов. — Экспекто Патронум! — громко и четко раздалось на всю комнату. Свет вырвался из палочки, лился плавной струйкой, больше похожей на дым и перед обеими волшебницами появился хаски. Она проделала несколько кругов по помещению и растворилась в воздухе. — Получилось! — радостно прокричала пуффендуйка. Она развернулась к Лене и кинулась на неё с объятиями, позабыв все на свете. Лютор обняла девушку в ответ. Они обе уселись на кресла в углу комнаты. Кара сидела на коленях Лены. Не было никаких возражений, возмущений, они понимали друг друга без слов. Время будто бы остановилось в этой комнате, они были собой. И ничего больше не надо. Девушки обсуждали будничные темы, веселые ситуации на уроках, походы в Хогсмид. Даже договорились, что во время следующей экскурсии вместе посетят магазинчик со сладостями, который так приглянулся Каре за все время обучения в школе Чародейства и Волшебства и на который ни разу не обратила должного внимания Лена. Время шло, но ни одной из волшебниц не хотелось уходить. Обед они, кажется, уже пропустили, и время неумолимо двигалось к ужину. Кара отметила для себя, что нужно было придумать стоящее объяснение для Алекс, ведь сестра ни за что не поверила бы, что пуффендуйка просто так пропустила одну из трапез. Лена же знала, что не была обязана ни перед кем отчитываться, но Сэм все равно не отстанет от неё, пока она не поведает хоть часть произошедшего сегодня. Слизеринка осторожно притянула Кару к себе, вовлекая девушку в поцелуй. Блондинка не сразу поняла, что происходит, однако нескольких мгновений хватило, чтобы осознать, почувствовать мягкие губы Лены на своих и ответить — нежно, осторожно. Лютор прикусила нижнюю губу девушки, слегка оттянув, и следующее, что почувствовала Денверс — рука Лены, которая ползла вверх по бедру, под юбку. Кара обвила руками шею брюнетки в ответ на её действия. Обе оторвались друг от друга лишь для того, чтобы отдышаться. Начало весны. Седьмой год обучения. Кара отчетливо помнила каждое мгновение, проведенное в Выручай-комнате. Первое их появление там и последующие. Не так просто стереть всё из памяти, особенно когда это значимые моменты в твоей жизни. Радость, счастье, зарождение отношений, первые ссоры и слезы. Страх потерять Лену для Кары тогда был самым сильным. Сильнее, чем провалить экзамены. Сильнее, чем перед задирами. Сильнее, чем быть выгнанной из Хогвартса. Сейчас, стоя на балконе Астрономической башни, вглядываясь в мрачное, серое небо, она вспомнила о самом первом кошмаре, который ей приснился с участием Лены Лютор. Это было летом, как раз перед шестым годом обучения. Лето. Перед шестым годом обучения. Кара резко села на кровати, при этом тяжело дыша. Подобные кошмары раньше не мучили девушку, бывало пару раз, да и то в детстве. Однако чем больше пуффендуйка думала о своей девушке, а за пять лет обучения в Хогвартс она думала о ней довольно много, особенно в последние несколько месяцев, тем чаще её посещали сны с присутствием в них слизеринки. Но впервые это был кошмар. Скорее всего, это было из-за того, что Денверс не просто скучала по брюнетке, а боялась её потерять. Даже несмотря на то, что их отношения длились от силы месяца четыре, Лена Лютор была её главным человеком на данный момент. Она в буквальном смысле объясняла все и учила Кару всему в отношении магического мира, намного большему, чем рассказывают в школе. Да и не только в отношении магического мира, в самих отношениях Лена также была, если можно так выразиться, главной. Спать не хотелось. Тёплый летний ветерок проникал в комнату сквозь открытое окно, и задиристо играл с тоненькой шторкой. Алекс спала как убитая, и девушка не хотела будить сестру в такую рань. На улице уже почти светало, и Кара решила спуститься на кухню. Выпив стакан воды, девушка перевела взгляд на настенные часы. Пять утра. Благо хоть не встала ещё раньше. В доме было еще темно и даже слишком тихо. Внезапный шорох со стороны гостиной заставил девушку вздрогнуть. Она поймала себя на мысли, что оставила свою палочку в комнате. Медленно, юная волшебница двинулась в сторону комнаты, из которой продолжали доноситься странные звуки. Осторожно выглянув из-за угла, она обнаружила большую толстую кошку, которая скреблась когтями о массивную вазу, что стояла около дивана. — Мерлинова борода, — выдохнула Денверс. — Мартина, ты меня до жути напугала. И в этот момент она почувствовала чье-то прикосновение к своей руке. Сердце в ту же секунду рухнуло куда-то ниже желудка, по телу прошлась волна мурашек, и девушку сильно передернуло. Она подпрыгнула на месте, отскакивая при этом назад. Стоявшая за ней фигура с грохотом упала на пол, а сама Кара приземлилась сверху на неё. — Святая Моргана, — простонало тело, лежащее под блондинкой, пока та переворачивалась со спины на живот. Послышались шаги на лестнице, и гостиную озарил яркий свет включенной лампы. У самого входа в комнату стояли родители девушек. — Девочки, что у вас произошло? — встревожено спросила миссис Денверс. Алекс лежала на полу, почесывая рукой затылок, которым, по всей видимости, больно ударилась при падении. Кара неуклюже сидела сверху, рассеянно озираясь по сторонам. — Всё в порядке, мам, — простонала Алекс. — Мы просто неудачно упали. Мистер Денверс подошел к сестрам, помогая им подняться. Секундное молчание, после чего обе рассмеялись во весь голос. — Простите, что разбудили, — немного успокоившись, ответила Кара. — Нам действительно не стоило смотреть несколько фильмов ужасов на ночь. Начало весны. Седьмой год обучения. Лето, проведенное дома, пошло Каре на пользу. Они нередко гуляли с Леной, пусть Алекс и была вначале против их отношений, ведь Лютор училась на Слизерине, и, по словам гриффиндорки, это не предвещало ничего хорошего. Естественно, Кара не верила в это, ведь она знала настоящую Лену, такую, какой её редко кто видел. Свято верила в свою правоту она до их первой крупной ссоры. Ссоры — это то, что запоминается само собой, особенно, если дорогой вам человек задевает очень сильно. Можно злиться несколько часов, может, даже дней, до первого спокойного разговора и выяснения всех причин и последствий. Кара же после их ссоры игнорировала Лену в течение недели, пока все совсем не усугубилось. Весна. Шестой год обучения. Большой Зал, как и всегда, был полон студентов. Завтрак начался около пятнадцати минут назад, и проспавшая Кара спешила изо всех сил к столу Слизерина, взглядом уже заметив Лену. Девушки договорились встретиться перед завтраком, но планам не суждено было состояться. — Ну что, Лютор? Как там твоя маленькая пуффендуйка? — спросил парень с кудрявыми волосами — один из свиты Лены. — Вы уже переспали? — Брось, Майк, девчонка Лены ведь недотрога, — хихикнула сидевшая рядом блондинка. — До свадьбы ни-ни. Компашка громко рассмеялась, а Лена лишь недовольно перемешивала еду в тарелке. — Не повезло тебе, Лютор, все прелести упускаешь, — прилетел очередной подкол от парня, сидевшего справа от брюнетки. — Если я захочу, то она будет стонать подо мной уже сегодня ночью, так что захлопните пасти, — разозлилась она. — Спорим? — провокационно спросил Майк. — Да без проблем, только… — слизеринка не успела договорить, услышав всхлип за спиной и заметив каменные лица сидящих перед ней. Лена обернулась — за ней стояла Кара. По щекам девушки текли слезы. Поджав губы, девушка развернулась и выбежала из Зала так быстро, как могла. В глазах стояли слезы, которые она смахивала рукавом мантии. — И как долго она тут стояла? — зло прошипела слизеринка. В ответ тишина, все молчали. — Я спрашиваю, как долго Кара была здесь? Не заставляйте меня использовать заклинания из запретной секции. — С фразы о стонах, — коротко вымолвила блондинка в полголоса. Лютор, не сказав ни слова больше, встала из-за стола и направилась на выход из Зала. Девушка знала, куда побежала Кара, тут не было особых секретных мест. Сейчас больше всего на свете она жалела о несдержанности, о сказанном, и ей необходимо было объясниться перед пуффендуйкой. Денверс по дороге в гостиную чуть не сбила с ног Алекс, которая быстро притормозила сестру. Она долго не могла вытянуть из Кары хоть слово, та или плакала без остановки, или упорно молчала. В тот день Денверс-старшая проводила Кару к гостиной её факультета и пообещала предупредить профессоров, что девушке нездоровится, чтобы объяснить ее отсутствие на занятиях. Несколько дней спустя Кара все же рассказала Алекс, что случилось в тот день. И все это время она старательно избегала Лену. Более того, избегала девушку она целую неделю весьма успешно. В отличие от сестры — Алекс в тот же день, когда узнала, собралась вызвать Лютор на магическую дуэль. Блондинка с трудом остановила тогда гриффиндорку, но от этого усилия старшей сестры не стали менее пассивными в течение недели. В пятницу вечером Алекс пришла к Каре, чтобы пригласить ту в тайный клуб магических дуэлей. Девушка хотела хоть как-то отвлечь пуффендуйку. На удивление Алекс, она согласилась и даже изъявила желание участвовать. — Надень самые темные вещи, которые у тебя есть, — проинструктировала блондинку сестра. Сама Алекс была в черных лосинах и коротком темно-синем топе. Волосы девушки были затянуты в высокий небрежный хвост. — Это подойдет? — спросила Кара, покрутившись перед шатенкой. Волшебница была одета в короткие джинсовые шорты черного цвета, темно-серые кроссовки и тунику с капюшоном также черного света. Капюшон девушка накинула на голову, а волосы были распущены. — Идеально, — с восторгом ответила сестра. Вышли из комнаты они после отбоя, чтобы не попасться на глаза профессорам. Денверс провела Кару по темным тайным проходам, которые ей показали её друзья из этого самого клуба. В душе пуффендуйка уже начала отговаривать себя, считая это ужаснейшей идеей. Вдруг там будет Лена, и что тогда? У девушки не было ни малейшего желания не то, что разговаривать, — даже видеть слизеринку. Однако сложилось все совсем иначе. Да, Лена была в Запретном лесу в ту ночь, более того, как оказалось, брюнетка была чемпионкой клуба. И в тот момент, когда Кара об этом узнала, злость и обида закипели в ней с новой силой. Каждую пятницу Лена уходила «в библиотеку, изучать дополнительные материалы в запретной секции». По крайней мере, именно эти слова она говорила блондинке каждый раз. — Ну что, волшебники и волшебницы всех факультетов, — громко начал парень, стоявший в центре круга. — Кто сегодня готов сразиться с нашей победительницей? — Я, — на полном серьезе заявляет Кара, проходя в центр круга. Вокруг воцарилась тишина, так как шумели по большей части слизеринцы. — Уверена, что это хорошая идея? — спросила Алекс в попытке остановить сестру. Но та явно была настроена весьма решительно. В глазах Лены промелькнули горечь и страх. Ей никогда в голову не приходило, что бесконфликтная, спокойная Кара, её Кара будет стоять в Запретном лесу и противостоять ей в магической дуэли. — Давай поговорим, — шепнула Лена, когда они стояли максимально близко друг к другу. — Я наслушалась твоих разговоров, — мрачно ответила девушка, достав свою палочку. Парень, игравший роль судьи, улыбнулся, зная что ставки, сделанные сейчас, обеспечат его до конца года. — Все готовы? — громко спросил он, и толпа сделала несколько шагов назад, давая волшебницам больше пространства. Никто не хотел, чтобы в него нечаянно угодило заклинание. Обе девушки кивнули. — Тогда начинаем! – Вомитаре Виридис! — пуффендуйка не медлила ни секунды, направила палочку в сторону брюнетки, делая быстрый и четкий взмах. — Протего Диаболика! — Лютор, также ничуть не растерявшись, прикрыла себя улучшенной версией защитного заклинания, и её окружила огненная стена. — Иммобулюс! — Кара и не думала останавливаться, будучи уверена в том, что Лена не запустит в неё заклинанием. — Протего Дуо, — и действительно, слизеринка не собиралась ранить ту, которую любила. — Левикорпус! — Либеракорпус! Заклинания столкнулись друг с другом, образовав небольшой взрыв светлых искр. Достаточно красиво, но явно не то, чего ожидала толпа болельщиков. — Лютор, ты что, боишься ранить свою подружку? — донесся крик из толпы. — Мы не за практикой первокурсников пришли наблюдать. — Да, Лена, боишься навредить? — ехидно заметила девушка. — Брахиабиндо! — Каве инимикум, — игнорируя слова толпы, Лена в очередной раз решила воспользоваться защитными чарами. — Титилландо! Затмись! Инкарцеро! — Кара была очень зла на брюнетку, и выкрикивала все атакующие заклинания, которые только могла вспомнить, стараясь угодить ими в Лену. Лютор, в свою очередь, наспех использовала защитную магию, не успевая толком перевести дух, и с каждым шагом отступала назад. Понемногу девушка начала выходить из себя, желая, чтобы Кара успокоилась и выслушала её спустя неделю игры в прятки. Злость — не лучший помощник в бою: сложно сосредоточиться, беспорядочно кидаясь заклинаниями. Также сложно, как и держать все под контролем, отмахиваясь от них. — Экспеллиармус! — выкрикнула Лена первое, что пришло в голову. Палочка вылетела из рук пуффендуйки, и следующим заклинанием слизеринка поразила не только соперницу, но и всех собравшихся сегодня наблюдателей. Более того, она не ожидала этого даже от себя самой. — Сектумсемпра! В глазах Кары темнеет от боли. Лена привыкла к магии без правил во время подобных дуэлей. Не использовать запрещенные заклинания, а их всего три. И Сектумсемпра точно не числилось в списке. Не раз оно было использовано, но редко попадало в цель. Лена, промедлив лишь на секунду, подбежала к Каре, упав рядом с ней на колени. Она подтянула девушку к себе. Одежда Денверс была пропитана кровью, а сама блондинка, еле дыша, стонала от агонии заклинания. Слизеринка взяла свою палочку, и направив её на пострадавшую произнесла нейтрализующие чары. –Вулнера санентур, — над ними сгущалась толпа ошарашенных студентов. Некоторые поспешили сбежать, тем самым обезопасив себя. — Кара, прости, прости, я не хотела, пожалуйста, очнись, только очнись, прости, — шептала Лена, прижимая тело девушки к себе. Нейтрализующего заклинания было мало, Лютор знала об этом. Все знали об этом. Сквозь толпу прорывалась Алекс, кричащая угрозы в сторону брюнетки. Начало весны. Седьмой год обучения. Пожалуй, это было самое мрачное воспоминание Кары. Она поморщилась, плотнее кутаясь в мантию. Погода портилась все быстрее, поднялся холодный весенний ветер. Девушка вздохнула, она довольно долго стояла здесь, тонула в воспоминаниях прошедших лет. Через несколько месяцев она собиралась пойти своей дорогой, которая ей было уготована еще год назад. О которой никто не знал, кроме её сестры. Решение, принятое ею неделю назад, далось Каре с великим трудом. С одной стороны, хотелось рассказать все Лене, но с другой, желание оградить свою любимую от проблем и опасностей, сохранить её спокойную жизнь пуффендуйка хотела превыше всего. И уж точно оно было намного важнее её собственного счастья. Девушка хотела посвятить свою жизнь борьбе с темными искусствами, темной магией. И вот год назад профессор Макгонагалл сказала Денверс-младшей то, что она никогда не надеялась услышать. После окончания Хогвартс девушке предстояло еще три года посещать специальные курсы, а потом пройти череду экзаменов. И тогда она могла пополнить ряды Мракоборцев, воплотить свою мечту в реальность и защищать мир от зла. — Ты хотела поговорить? — за спиной волшебницы раздался хрипловатый голос. Она узнала и всегда узнает его из тысячи. Каждое утро в течении вот уже полутора лет она просыпалась и засыпала, слушая эти бархатные нотки. Не говоря уже о том, сколько времени они провели вместе. — Да, — грустная улыбка играла на губах Кары, как бы тщательно она ни пыталась скрыть всю грусть и печаль внутри себя. — Что-то случилось? Кара? — выражение лица Лены моментально изменилось. Теперь оно выражало беспокойство. — Да, то есть нет, — тряхнув головой, Кара сократила расстояние между ними, вовлекая слизеринку в поцелуй. Лена прижала её ближе к себе, заползая руками под рубашку. От холодных прикосновений Денверс вздрогнула и лишь крепче прижалась к брюнетке. Лютор медленно начала покрывать шею девушки поцелуями, убрав копну светлых волос на одну сторону. — Погоди, — пуффендуйка оттолкнула её от себя, и сама сделала несколько шагов назад, упираясь спиной в край балкона. — Кара, что произошло? — брюнетка вновь подошла ближе, протягивая руку к ней, когда заметила, как та сжимала в руке палочку. — Я люблю тебя, — прошептала Кара, и по ее щекам потекли слезы. — Люблю больше, чем кого-либо. Ты научила меня жить. Ты мой свет, я клянусь, что всегда буду хранить воспоминания о каждой проведенной вместе секунде. И я уверена, что больше никогда не смогу так полюбить, Лена. Прости… — Кара? — одно слово, один шаг и столько страха в глазах выпускницы Хогвартса. — Обливиейт, — произнесла блондинка, направив палочку на Лену. Лютор стояла неподвижно, смотря словно куда-то сквозь Кару. По щекам последней все еще текли слезы. Она обошла слизеринку, направляясь подальше от Астрономической башни.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.