Скидки

Странствующий Герой Меча

Джен
Перевод
R
Заморожен
1886
переводчик
aktor311 сопереводчик
Автор оригинала: Оригинал:
Пэйринг и персонажи:
Размер:
163 страницы, 24 части
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
1886 Нравится 341 Отзывы 634 В сборник Скачать

Глава 24

Настройки текста
      Мирелия Кью Мелромарк рассматривала Героя Меча, пытаясь понять, что это за человек. Казалось, он на мгновение удивился, увидев ее. Не совсем обычный взволнованный шок от того, что ты вдруг оказался лицом к лицу с могущественным правителем людей. Это было больше похоже на недоумение.       — Королева? Эй, Хозяин, эта женщина вроде Фитории? Она тоже очень сильная? Неужели она хочет встретиться с Фиро, чтобы дать ей еще одну коронацию? Фиро не хочет этого! Королевы должны оставить голову Фиро в покое! НЕТ! — теперь настала очередь Мирелии растеряться, когда самый большой Филолиал, которого она когда-либо видела, начал кричать и трясти головой взад и вперед.       — Она и вправду говорящая! Ух ты!— воскликнула Мелти, забыв все свои манеры леди и бросившись навстречу Филолиалу. — Ты сказала, что тебя зовут Фиро, верно? Пожалуйста, Фиро, ты будешь мои другом?       Легкая улыбка появилась на лице Королевы, когда она наблюдала за действиями своей дочери, когда та полезла в карман и вытащила немного сушеного мяса, которое она держала под рукой, чтобы покормить Филолиалов.       Трудно было представить, что два человека, столь же искусные в манипуляциях, как она и ее муж, могут произвести на свет такую с открытым сердцем маленькую девочку. Как ни противно было Королеве признавать это, но именно ее первая дочь пошла по стопам родителей. Хотя Малти не вызывала то чувство долга, из-за которого матери и отцу приходилось сдерживать свою коварную натуру.       Или, по крайней мере, Олткрей привык ставить свой долг и благо народа превыше всего остального. Теперь же он тщетно пытался отомстить человеку, который никогда не совершал никаких преступлений против него. Даже когда Королева послала ему письмо с приказом прекратить свои глупости, он заявил, что это подделка, и разорвал его. Это вызывало разочарование. Просто еще один пример того, как исчез человек, которого она когда-то любила. Он умер двадцать лет назад, и с тех пор его труп медленно разлагался все больше и больше, пока она с трудом узнавала то, что еще осталось.       — Мелти, как насчет того, чтобы проводить Фиро и ее друзей в их комнаты? Мне нужно поговорить с Фугимару-сама, — сказала Королева.       — Фугимару-сама? — повторил Герой Меча, на мгновение озадачившись, а потом хихикнул. — Я и забыл, что назвался так, когда Король спросил мое имя. Извините, но это не мое настоящее имя.       — ...Вы назвались вымышленным именем, когда представлялись? — спросила Королева у парня. Похоже, он оправился от потрясения, которое испытал, впервые войдя в комнату.       — В Мире, откуда я пришел, существует ритуал под названием "Призыв Слуги", который призывает душу могущественной легендарной личности в физическое тело. Излишне говорить, что призывать такое существо по эгоистическим соображениям без средств контроля можно считать самоубийством чистой воды. Когда меня впервые призвали в этот мир, я предполагал, что люди попытаются связать меня подобным образом. Насколько мне было известно, в этом мире существовала разновидность магии, которая могла поработить человека, узнав его истинное имя. Именно поэтому я и солгал, — сообщил ей Герой Меча. — Если вы хотите и дальше называть меня Фугимару Иссей, то все в порядке, хотя мое настоящее имя Эмия Широ. Я выяснил, что Герои не могут быть связаны контрактами в этом мире, так что нет ничего плохого в том, чтобы рассказать вам это.       — Ясно, получается, твое имя как наемника было настоящим, — задумчиво произнесла Королева. — Благодаря твоим действиям в Сильтвельте нам было бы полезно раскрыть послам[1] твою личность наемника. Однако, я сомневаюсь, что они расскажут об этом широкой публике. Им еще предстоит признать тот факт, что Герой Меча вообще когда-то присутствовал в Сильтвельте. Но если ты все-таки захочешь сохранить свою личность в тайне, я буду уважать твои желания.       — Все что угодно, что способно помочь избежать ненужного конфликта, будет прекрасно. Тем не менее, я хотел бы попросить об услуге, чтобы для меня и моих спутников организовали одну большую комнату для всех, — попросил Эмия. Губы королевы чуть дернулись в улыбку, когда она взглянула на двух прекрасных девушек и птицу, которая, как говорили, обладала способностью превращаться в молодую девочку. Ну, у великих людей есть великие желания, предположила она. — Не смотрите на меня так. Это не то, о чем вы подумали, так что избавьтесь от подобных мыслей.       — Ох, если не это, то почему вы тогда хотите только одну комнату? — с любопытством спросила Королева.       — Мы находимся на неизвестной территории, не имея возможности защитить себя, пока спим. Я должен подумать о безоп... — начал было Эмия, однако договорить ему не дали зажавшие ему рот ладошки девушки-Кицунэ, Риты.       — Сэнсэй, вы не можете говорить такое Королеве! — прошипела девушка в ухо парню.       — Если ты этого желаешь, то это можно устроить, — сказала Королева. После нескольких пояснений Мелти и другие девушки направились дальше в здание, чтобы найти свою комнату, в то время как Королева, ее Тень и Эмия перешли во временный кабинет Королевы.       Охранники немного встревожились, когда Эмия вытащил из ниоткуда меч и протянул его Рите, сказав девушке быть настороже, против любого незваного гостя, даже если он выглядит как Широ, пока тот не докажет свою личность. Девушка выглядела обеспокоенной тем, насколько открыто ее учитель говорил о своей паранойе, но, похоже, она уже давно привыкла к этому.       — Спасибо за понимание моего настороженного поведения, — сказал Эмия, когда они оказались за закрытыми дверями.       — Все в порядке. Учитывая, что случилось с Иватани-сама, я не могу винить тебя за то, что ты не доверяешь моей семье. Но я надеюсь, что ты поверишь мне, когда я скажу, что я не имею к этому никакого отношения, что я сделала, что было в моих силах, чтобы смягчить нанесенный вред, и что я полностью намерена загладить вину, как только исчезнет угроза войны, — сказала Королева, коротко кивнув. Она подозревала, что завоевать доверие этого человека будет нелегко.       — Если бы я не доверял вашим намерениям, то уже был бы на другом конце материка, с новым лицом, именем, возрастом и родом занятий, а также новыми личностями для моих спутников, — объяснил Эмия, качая головой. — Я допросил Ями таким образом, чтобы она никак не могла ввести меня в заблуждение. Если вы не лгали своим собственным Теням, я знаю, что вы действительно пытаетесь стабилизировать политическую ситуацию, и что вы не участвовали в преступлениях вашей дочери и не покрывали их. Тем не менее, вы политик, и поэтому двуличны по своей природе. Некоторые лидеры, будь они на вашем месте, не постеснялись бы взять заложников, лишь бы заставить меня подчиниться. Насколько бы дети ни были сильны, они все еще уязвимы.       Ями? Она не была в курсе, что Тень звали Ями. Она даже не знала, что у Теней есть имена.       Королева взглянула на Ями, которая слегка заерзала при упоминании о ее допросе. Потребовалось немало усилий, чтобы убедить женщину признать, что она ни в чем не виновата и что это даже принесло Королеве больше пользы, чем вреда.       — Тогда я должна быть благодарна тебе за твое высокое мнение обо мне, поскольку ты уже успел завоевать мое, как только вступил за порог этих дверей, — сказала Королева с благодарной улыбкой. Лицо Эмии смутилось от этой улыбки до того как приняло серьезное выражение.       — Давайте перейдем к делу. Вы собираетесь торговать моей поддержкой. Как мы будем играть в эту игру: ведя переговоры с позиции силы, минимизаций потерь или разговора по типу "расстановка приоритетов"? — спросил Эмия, складывая руки перед собой.       — Минимизаций потерь. Пустые угрозы не сработают, когда на людей, с которыми мы собираемся вести переговоры, давят сзади их же народ. Если у вас есть выбор между мечом впереди или мечом позади, большинство выбирает тот, который кажется самым героическим, независимо от того, насколько разрушительным. Что касается приоритетов, то многие из тех, кто все еще выступает против нас, являются религиозными фанатиками, которые поклоняются Герою Щита. Для них не существует ничего более важного, чем он, — спокойно пояснила Королева. — Завтра утром на встрече будет обсуждаться прогресс, достигнутый Героем Щита. До сих пор Сильтвельт хвастался, что именно их человек обеспечил помощь ему. Однако если ты покажешь себя и успокоишь их речами, что ты готов работать на нас, это поубавит пыл с их стороны и поддержит наш образ, что мы делаем все возможное, чтобы убедиться, что Иватани-сама никем не брошен, пока мы сами занимаемся ликвидацией диссидентских фракций[2].       — На встрече будет кто-нибудь, кто способен узнать меня? — спросил Эмия.       — Твое общее описание широко известно. Но нет, — признала Королева. — Но если ты приведешь с собой своих спутников, они больше не смогут отрицать, кем ты являешься. У каждого из них есть то, что можно было бы назвать единственным в своем роде ярко выраженным атрибутом.       Эмия хмыкнул, показывая, что ему не слишком нравится идея привести своих спутников в логово гадюк, но он кивнул в знак согласия.       — Хорошо, мы рассмотрим каждого из присутствующих послов индивидуально и рассмотрим их менталитет, фракции, которые их поддерживают, их позицию по Мелромарку и их планы в отношении призванных героев, — сказала Королева, наконец садясь и доставая какую-то бумагу. Затем она сделала паузу. — Ты уже умеешь читать на нашем языке?       — ...Довольно медленно, но у меня была практика, — признался Эмия.       — Замечательно, так будет легче. Т... Ями, как насчет того, чтобы принести нам чаю? Это может занять некоторое время, — сказала Королева с легкой улыбкой.       — А сколько всего будет послов? — спросил Эмия немного обеспокоенно.       — Всего двадцать, — Королева сказала ему так, будто это не имело большого значения. — Если мы начнем сейчас, то закончим примерно через три часа.       Герой меча вздрогнул, а затем вздохнул.       — Я ненавижу политику.

***

      Рита сидела за маленьким столиком в комнате, предназначенной для балов, и пыталась читать книгу о магии при свете свечи. Она не могла не нервничать. Ее Сэнсэй уже давно ушел. Он поручил ей присматривать за Фиро и Азу, и пока две другие девочки спали, Рита бодрствовала, ожидая возвращения Широ.       Как ни странно, Принцесса Мелти решила остаться с ними в комнате и провела почти час, разговаривая и пытаясь поухаживать за Фиро, прежде чем они, наконец, устали и заснули.       Эта девчонка, похоже, обожала Филолиалов. Рита предпочитала не думать о том, что подумает Королева, если войдет и увидит свою дочь, втиснутую в ту же пижаму в стиле льва, что и Фиро в человеческом обличье. Ни одна из девочек ничего не носила внутри, так как они жаловались, что было бы слишком жарко, если бы они это делали.       Да, принцессе было десять лет, а Фиро и то – всего несколько месяцев, но, очевидно, они должны были понимать, что им не следует этого делать. Рита пыталась объяснить им, почему это не то же самое, что спать в одной постели одетым, но Фиро, похоже, не понимала, а Мелти просто хотела поспать вместе с Фиро и не желала слушать.       Когда Рита услышала шаги в коридоре, она вытащила меч, который ей дали, и приготовилась еще до того, как ручка двери начала поворачиваться. Даже увидев своего Сэнсэя, стоящего там, она не опустила оружие, пока он не вытащил из воздуха кинжал с большим рубином в рукоятке — сигнал, означающий, что все чисто.       — Чего это вы так долго? — спросила Рита, когда Широ вошел и присел.       — Я только что прошел ускоренный курс по всей мировой политике в рамках подготовки к международной встрече, которая решит будущее мира. И они не поскупились на детали, — сказал Широ с усталым вздохом. — Боже, как бы я хотел, чтобы здесь оказалась Рин. Она намного лучше меня разбиралась в таких рода вещах.       — Рин? — спросила Рита.       — А? Разве я никогда не упоминал о ней? — сказал Широ, немного удивившись. — Ну, Рин – это та, кто в большей степени научила меня всему, что я знаю о том, как правильно заниматься магический искусством. Она также гений, когда дело доходит до манипуляций и политики. Вытащила меня из пары серьезных передряг благодаря нескольким влиятельным людям.       — Значит, она ваша сэнсэй... не любовница? — Рита не смогла удержаться от этого вопроса. Какое-то время она гадала, не ждет ли его дома кто-то особенный. Он почти не говорил о своем родном мире, потому что был слишком занят, помогая ей с оружием и магией или говоря с ней о разнице между правильным и неправильным и о том, как все не делиться на черное и белое. Она знала, что он был вовлечен в катастрофу, когда был молод, и что у него были сложные отношения с его приемным отцом, но помимо этого, жизнь Широ была для нее загадкой.       — ...Ах ...это ...сложно, — сказал Широ, слегка поморщившись. — Правда заключается в том, что у меня дома на самом деле стабильные отношения с тремя женщинами, и нет, я не изменяю. Каждая определенно в курсе ситуации.       — У...у вас... гарем? — запнулась Рита, немного впав в ступор. Хотя в то, что женщины желают ее сенсея, было совсем не трудно поверить, на самом деле она не думала, что ее сенсей был такого рода мужчиной. — П...понятно. Ну, у великих людей есть великие желания, я полагаю, — пробормотала она, покраснев.       — Скорее, у великих женщин есть великие желания[3]. Рин все еще шутливо настаивает, что это ее гарем, а не мой, — сказал Широ с легким смешком, хотя смех перешел в глухой звук. — Нам четверым едва удалось пережить войну, которая чуть не уничтожила наш мир. Когда все закончилось, мы были все вместе. В конце концов мы увидели худшие стороны каждого из нас во время той войны, а также и лучшие. Мне казалось естественным, что мы все будем чем-то большим, нежели просто друзьями.       — Война, которая чуть не уничтожила ваш мир? — медленно произнесла Рита. Это и вправду звучит романтично... хотя разве это не было почти то же самое, что происходило сейчас? Рита подавила румянец от этой мысли. — Значит, еще до того, как вас призвали, вы уже были героем.       — ...Нет. Я действительно им не был, — грустно сказал Широ. — Я никогда не смогу назвать себя героем. По правде говоря, я был скорее злодеем, чем героем. Я сделал то, что не сделал бы ни один герой справедливости, и я никогда не пожалею об этом.       — Ты не злодей, — резко сказала Рита. Она не понимала. Она не понимала, почему ее сэнсэй отказался называть себя героем. Почему он утверждал, что даже если люди называют его таковым, они ошибаются.       Как и всегда, он лишь грустно улыбнулся и покачал головой.       — Я все время говорю тебе, что ты не можешь быть чистым и праведным героем, если тебе нечего терять. Каждый становится злодеем, если ты угрожаешь отнять у него его мир. Но быть злодеем не так уж и плохо. Легче жить злодеем, чем героем. Сражаться без всего, за что стоит бороться, — он закрыл глаза, когда Рита уставилась на него, надувшись. — Ты очень сильно напоминаешь меня самого, когда я был моложе. Поначалу я тоже отказывался себя слушать. Вот почему я беспокоюсь о тебе. Ты бы намного лучше поняла, если бы я просто рассказал тебе о том, что произошло во время войны, о выборе, который я был вынужден сделать.       — Почему? Что тогда произошло? — спросила Рита.       — ...Это долгая история, и уже поздно. Тебе нужно немного поспать, — сказал Широ ей.       Рита нахмурилась.       — Нет. Если кому и надо поспать, так это вам. Это вам завтра придется оказаться в комнате, полной кровососов.       — Как и всем остальным, — вставил Широ.       — Даже если я приду, от меня не будут ждать речей. Вы. Идете. Спать. Сейчас же, — сказала Рита, указывая на незанятую кровать. — Или спите, или рассказывайте мне свою историю. Каков ваш выбор?       Широ было открыл рот, чтобы возразить, когда что-то выпало из голубого хрустального шара Цзянь. Маленькое зелье выносливости приземлилось на пол со звуком падения маленького мрамора, привлекая внимание обоих.       — Похоже, Цзянь считает, что вам следует рассказать, — сказала Рита, скрестив руки на груди. Она знала, что как только упрямый меч что-то решает, Широ трудно отговорить ее от этого. Чего Рита не знала, так это того, что Цзянь была также заинтересована услышать эту историю, как и она сама.       — Ладно, вы двое выиграли, — сказал Широ со вздохом, поднося зелье к губам. Эффект зелья, вызванный способностями Цзянь, так же взбодрил и Риту, и она почувствовала себя так, словно только что проснулась после долгого отдыха. — Итак... откуда мне стоит начать? Полагаю, с разговора о том, что из себя представляют большинство пользователей магии моего мира. Эти беспощадные и целеустремленные люди, которых заботит только продвижение собственных исследований и не заботит, сколько невинных жизней принесено в жертву их амбиций. Вот почему все это произошло. Они пытались заново открыть утраченное искусство, Третью Истинную Магию, также известную как Прикосновение Небес.

***

      Легендарный артефакт, вмещающий в себе невероятную потерянную магическую силу. Семь магов и героев, которых они призвали, чтобы сражаться за него в кровопролитной войне. Воссоединение давно потерянной семьи. Злой колдун, который угрожал жизни каждого, развращая невинную девушку. Молодой человек, который вступился и рискнул всем, чтобы защитить дорогих ему людей. Затаившийся Бог Зла, готовый воспользоваться ими всеми для уничтожения мира.       Это было похоже на истории из сказок. Такие вещи рассказывают детям, чтобы вдохновить их. Только вместо взволнованных интонаций дедушки, рассказывающего историю, был глухой голос Широ, когда он рассказывал о событиях. Вместо того, чтобы быть историей гордого героя, это был смертный человек, который понимал всю серьезность происходящего. О людях, которые умирали, даже не подозревавших, что вообще происходит. Безумных, чудовищных существах, которые возвышались над всеми, словно боги. И о невозможном выборе.       Риск уничтожить мир или убить того, кого любите.       Рита наконец поняла. Ее сэнсэй принял решение рискнуть жизнями всех, чтобы спасти тех немногих людей, которые были ему дороже всего. Хотя это звучало романтично, и кто-то из сказки сделал бы это, это было не то, что сделал бы Герой Справедливости. Герой Справедливости не рискует жизнями многих только для того, чтобы спасти немногих.       Но несмотря на то, что Широ отвернулся от своей мечты стать Героем Справедливости, он не сожалел об этом. Хотя многие из тех, кто знал, что произошло, называли его сумасшедшим дураком или даже монстром за его выбор, у него все еще были люди, которых он любил, поэтому мнения остальных больше ничего не значили для него. Сравнивая его с Арчером, он был гораздо более счастливым человеком, несмотря на то, что не вел себя как герой. Или, правильней сказать, потому, что он решил не становиться героем.       "Рин однажды сказала, что мир – это просто другое название для всего, что имеет значение. Так что в конце я решил спасти свой мир."       То, как он это сказал, заставило Риту кое-что понять.       — Сэнсэй, вы ненавидите этот мир, ведь так?       — ...Ненавидеть – довольно сильное слово, — медленно произнес Широ, глядя куда-то вдаль. — Я понимаю его. Я понимаю, почему меня призвали и почему это так важно. Я знаю, что все люди на этой планете зависят от меня... но если бы кто-то дал мне возможность вернуться домой, чтобы оказаться рядом с моей сестрой и остальными людьми, которых я люблю, я бы ухватился за нее в мгновение ока, а об этом мире волновался позже.       Последовало неловкое молчание, прежде чем эмоции Риты всколыхнулись, и она не смогла удержаться, чтобы не задать жестокий вопрос.       — А как же мы? А как же я, Фиро и Азу? Разве мы не важны? Разве мы тоже не часть твоего мира!?       — Рита ... я... — замялся Широ, не в силах найти нужные слова.       Их прервал стук в дверь, который заставил Широ протянуть руку к Цзянь.       — Герой-сама, Ее Величество желает сообщить вам, что пришло время начать подготовку к сегодняшней встрече. Пожалуйста, соберите своих спутников и проводите их во входной холл. Мы приготовим ваш завтрак в ближайшее время, — сказал слуга с другой стороны двери.       — Хорошо, мы скоро будем там!— заявил Широ, вставая из-за стола. Он посмотрел на Риту, которая все еще смотрела на него умоляющими глазами. — Никогда не думайте, что я не забочусь о вас всех. Иногда некоторый выбор просто труднее, чем остальные, — сказал он почти шепотом, не в силах встретиться с ней взглядом.

***

      — Благодарю вас всех за то, что вы решили прийти сюда. Давайте посмотрим, сможем ли мы продвинуть эти переговоры вперед к более продуктивному решению для всех, — сказал дипломат из Форбей голосом, который Широ мог описать только как хриплый. В отличие от остальных присутствующих, этот человек не был ни правителем, ни властителем страны, и все же он по-прежнему выступал в роли "Спикера" для присутствующих. Простая демонстрация того, насколько сильное влияние было у Форбей.       Данная страна была хорошо известна как самая сильная в мире и считалась особенно жестокой даже по меркам средневековой политики. Этот конкретный человек заработал свое положение, убив двух предыдущих главных послов, хотя доказательств так и не было.       Несмотря на то что Форбей не особенно пострадал от того, что Мелромарк призвал четырех героев, посол не собирался позволить им уйти безнаказанными. В меньшей степени из-за возмущения тем фактом, что они нарушили международный договор, и в большей – они хотели увидеть, смогут ли получить какую-либо территорию с поселением или выгодный торговый контракт.       Классический политик.       Однако Форбей на самом деле не настаивал на войне, и Королева заверила Широ, что знает способ заставить их Короля сложить оружие, если это будет необходимо. Хотя то, как она это сказала, убедило Широ, что это не было чем-то особенно приятным.       — Ну а теперь, прежде чем мы начнем, Ее Величество Мирелия Кью Мелромарк, Королева Мелромарка, попросила разрешения пригласить еще одну группу на нашу встречу, — сказал мужчина, указывая на Королеву, чтобы дать ей возможность заговорить. Королева, в свою очередь, подала Широ знак представиться.       Она расположила его таким образом, чтобы привлечь как можно больше внимания до его разоблачения, заставив его носить ту же самую маскировку Хакуко, которую он носил в Сильтвельте, и сидеть в кресле рядом с ней, а его спутников – позади него, ни один из них не скрывал своего настоящего облика. Как и сказала Королева, внешность девушки была настолько уникальна, что большинство в комнате, казалось, имело хорошее представление о том, кем они были из простых слухов. Также, когда Широ сидел рядом с ней, она создавала впечатление, что они были равны, что еще больше увеличивало любопытство собравшихся.       — Благодарю вас, Спикер, за то, что позволили мне присутствовать на этой встрече. Позвольте представиться, — сказал Широ, поднимаясь со своего места. Он развоплотил длинный черно-белый парик с ушами животного, позволив ему исчезнуть в хлопьях света и обнажив свои гораздо более короткие рыжие и белые волосы. Он также вернул Цзянь ее более стандартную и знакомую форму. Среди собравшихся даже раздалось несколько вздохов, когда они поняли, кем являлся Широ. — Я Эмия Широ, Герой Меча.
Примечания:

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Fate/Stay Night"

Ещё по фэндому "Tate no Yuusha no Nariagari"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования