Havfrue 6

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Вольтрон: Легендарный защитник

Пэйринг и персонажи:
Кит/Широ
Рейтинг:
PG-13
Размер:
планируется Мини, написано 20 страниц, 4 части
Статус:
в процессе
Метки: AU Дорожное приключение ООС Реализм Романтика Смена сущности Фэнтези Экшн Этническое фэнтези Юмор

Награды от читателей:
 
Описание:
Нырнуть в прохладную гладь воды, почувствовать кожей лёгкое покалывание холодных волн, задержать дыхание и поплыть туда, где встретил когда-то прекрасные и столь добрые глаза

Посвящение:
Всем, кто любит море, мифических существ и эту тонкую любовь между человеком и русалкой

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Пришла идея написать, после The Sims 4 и его нового дополнения!
Про русалок и любовь человека и русалки я писала очень давно, еще в далёком 2014 или 2015 году, когда мои сердцем овладел Fairy Tail. Впрочем, я уже давно не писала ничего такого морского и очень рада, что взялась за ее написание

Глава 4

30 января 2020, 11:07
Он слышал, как вдали разговаривают люди. Слабый свет фонариков, как звезды, светил в темноте и падал на черную воду. Сейчас она, конечно, была синей, голубой и почти прозрачной, так как свет луны решил погулять и пройтись немного именно по волнам, оставив прибрежные горевать во мраке. И свою белую фату луна решила раскинуть там, где русал зажал человека к камню, как бы открывая всем на обозрение, но мужчина извернулся от нее, откинув черную тень к камню и слившись с ним. Кит старался не дышать; его спаситель — не дышал вообще. Парень чувствовал, как пот стекает по лопаткам, как воздух заряжен напряжением. Русал не двигался с места, что внушало юноше то, что он — в безопасности, однако, его бездыханное состояние немного напрягало, так как делало существо подобно мраморной статуе. Голоса начали отдаляться, а с ними и свет фонариков. Когане готов был в воду упасть от свободы, но только шумно вздохнул. Ему казалось, что за одно мгновение он пережил столько, сколько бы не пережил и в жизнь, включая нервотрепку перед экзаменами. Кит взглянул на своего спасителя — тот не двигался, опустив голову так, что не видно было его лица. Он тоже задышал, но его дыхание было частым не от волнения, а от какого-то напряжения, внезапно поднявшегося над ними. — Они ушли, можешь отплывать… — произнес юноша, и внезапно почувствовал ледяные шершавые ладони у себя на щеках и такие же холодные, но мягкие губы у себя на устах. Неожиданный порыв со стороны русала совсем обескуражил Кита, от чего он еще больше вжался в поверхность камня, упираясь руками в плечи мужчины. Оттолкнув от себя русала, парень накрыл губы тыльной стороной ладони, тяжело дыша. В глазах все плыло, а в ушах звенело. Он, не успевая восстановить дыхание, взглянул на мужчину. Его лицо словно стало другим, глаза стали сиять ярче. Он быстрым движением подплыл к человеку, прижав юношу к скале, накрывая вновь своими губами его. Кит вцепился в плечи существа и зажмурился. Он хотел отогнать от себя существо, но этого у него не получалось — руки лишь соскальзывали с его холодных и голых плеч, царапая ладони об чешую. Русал со страстью целовал мокрые губы, приоткрывая их, впуская к себе, но Кит сопротивлялся. Голову даже тяжело было повернуть - ладони сжимали, словно в тисках, и казалось, что если русал добавит силы, его голова разорвется. Губы горели и жгли. Со всей силы Кит все же оттолкнул от себя мужчину, сказав: - Прекрати! Что ты себе... Парень тяжело дышал. Коснувшись рукой губ, он начал оттирать назойливое чувство, которое начало его охватывать, как внезапно отдернул ее и взглянул: при свете луны он отчетливо увидел на пальцах свою собственную кровь. Кит с испугом поднял свои глаза на существо, но тут же замер, не смея даже вздохнуть: при свете луны кожа русала стала еще белее, делая ее безупречной и чистой, но эту белизну нарушали алые, немного вспухшие от страстного поцелуя губы. Глаза существа были приоткрыты, что делало взгляд более томным и неутолимым. Сверкнув ими, мужчина облизал губы и посмотрел на парня. Тот густо покраснел, словно увидел что-то неприличное, и отвел глаза, пытаясь мысленно призвать к сердцу и унять того громкий стук. Русал, чья грудь вздымалась от дыхания, подплыл к нему снова, но Кит отплыл от камня во время. По коже начали бегать мурашки, и только сейчас парень понял насколько он замерз. Руки и ноги еле двигались, пальцы онемели - было тяжело сжать ладонь в кулак, а изо рта выполз маленький клубок пара, который тотчас унесся вверх. Луна смотрела на юношу, посмеиваясь. Юноша как раз выплыл к ее фате, покинув черный и кусачий камень с черной и жуткой тенью существа. Но уплыть удалось недалеко - все же вода была стихией для незнакомца, да и он замерз. Существо с силой прижала его к камню, от чего у парня из легких выбило дыхание, а острые резцы впились в лопатки. Кит зашипел, откинув голову вверх. Прижатый, он всячески старался вырваться из крепких и цепких рук, закрыть губы, спрятаться руками, но что бы он не делал, его находили. Русал, словно сошел с ума. Он порывисто, со страстью кусал губы парня, целовал их, целовал скулы, шею, проводя по ней языком. Парень дрожал. Тело его обмякло. Он чувствовал, как сам теряет ровное дыхание и как его наполняет неизведанное чувство, накрывая с головой. Неожиданное чувство пугало парня, как и то, что существо уже не было прежним. Кит даже заметил, что плавники на спине, руках словно стали длиннее, острее и прозрачнее. Ногти тоже заострились, что делало руки русала цепкими и похожими на когти. Разорвав поцелуй, при этом оттянув нижнюю губу Кита, он с ухмылкой посмотрел на него. Кит же прерывисто вздыхал и дрожал. На его бледном лице выступили капли пота. — Ты любишь рисковать, — он скользнул к шее, не отрывая свой взгляд от него. — Любишь играть со огнем… Когда его ледяные губы коснулись шеи парня, Кит громко вздохнул. По телу пробежали назойливые мурашки. — Любишь опасность, — сказал мужчина, целуя ухо, нежно прикусывая его. Потом с необычайной легкостью он касался его скул, глаз, губ, нежно прикоснувшись к лицу. Кит горел. Каждая клетка его тела горела, отдавала жаром. Он чувствовал, как в тех местах, где касались губы существа, растекается жар. - Такой беззащитный, - проговорил он, еле касаясь губ. Кит прикрыл глаза, с трепетом отвечая на такой невесомый поцелуй. Это не ускользнуло от мужчины, от чего он улыбнулся. Похоже, что он начал сдаваться. Русал осторожно углубил поцелуй, получая ответный, безмятежный и такой нежный, что ему захотелось уничтожить эту нежность, сменить ее страстью... - Осторожнее, - произнесло существо хриплым голосом, почти шепотом, когда парень немного прикусил его губу. Оно почувствовало острое шипение и медный вкус своей собственной крови. Проведя языком по прокушенной губе, он посмотрел на юношу. Тот прерывисто дышал, вцепившись в руки русала, которые находились по обе стороны - на тот случай, если жертва захочет сбежать. Он был бледен. Белая фата накрыла его с головой, игриво подчеркнув его взгляд черных с фиолетовым отливом глаз. Они были похожи на два угля, в которых колыхалось недоброе пламя, неудержимое, похожее на те искры, пылающие в глазах у мужчины. - Узнал мое имя? - он приблизил к парню свое лицо, нежно касаясь скул. Кит не мог даже что-то сказать. В ушах звенело, перед глазами он видел только его, его глаза, его красные от крови губы. В голове все смешалось, превратилось в кашу. Шум нарастал, поэтому он пытался ее отогнать, мотнув головой. Во рту все внезапно стало сухо и вязко. Горло начало гореть, покалывать. На глаза от боли выступили слезы, а пот стек со лба. - Что ты со мной сделал? - прошипел он, хватаясь за горло, пытаясь вздохнуть. Приоткрыв губы, он почувствовал медный привкус и ему захотелось это выплюнуть, стереть с языка, но он невольно сглотнул, поцарапав горло еще больше. Внезапно перед глазами все устаканилось. Дыхание снова вернулось в норму, а горло уже не жгло. Единственное, что теперь было на губах помимо крови - имя. - Ши..ро... Русал сверкнул глазами, улыбнувшись. - Кровь русалок очень густая и жгучая, поэтому обычный человек, если выпьет кубок такой крови, просто сгорит изнутри, а ты глотнул лишь каплю моей крови, вместе с ней узнал мое имя. Я тебя недооценил... Кит гневно посмотрел на мужчину, но, скользнув по его лицу и заострив внимание на губах, его снова одолела неизведанная волна чувств и эмоций, которую парень пытался сразу же унять. - Хочешь продолжить на том, что начали? - игриво спросил Широ, приблизившись к губам. Кит прикрыл глаза, ощущая холод, исходящий от мужчины, но этот ледяной порыв, что поднялся между ними теперь стал теплым. Парень смог теперь сжать ладони, но он протянул их лицу мужчины, прижавшись к нему. Лунный свет становился ярче и теперь раскинулся по всей водной глади. Теперь большой камень не мог скрыть любовников от этого холодного и пустого света. Его большая тень теперь раскинулась на другой стороне, и эта тень уже была не нужна. Они потеряли счет времени, продолжая целоваться, нежно касаясь плеч друг друга, рук, лица. Теперь Кита не пугало существо, даже не пугали новые для него чувства. Но тут неожиданно вздрогнул, когда ног коснулся длинный чешуйчатый хвост. - Извини, - проговорил Широ. - Испугался? Оба, находясь в объятиях друг друга, тихо засмеялись. - Знаешь, я даже забыл, что ты - русалка, - сказал Кит, коснувшись щеки Широ. Легким движением он убрал назад его длинную челку, которая накрывала его ослепительные и такие необычные глаза, а затем коснулся шрама, что розовой полосой рассекала его нос. Между ними нависла тишина, прерываемая шумом моря и небольшими волнами, которые их укачивали. - Прости, что так внезапно набросился и начал тебя целовать, - сказал Широ, присоединяясь к нарушителям тишины. - Кровь людей для русалок, как вино или как наркотик - смотря в какой степени потребления.... - Я стал твоим наркотиком? - Да, - закрыв и опустив голову, сказал мужчина. - Все в порядке, - проговорил Кит, гладя его лицо. Мужчина поднял на него виноватые белые глаза. - Сначала я испугался, так как ты стал совсем другим... но... твои поцелуи.., - парень прервался, дотронувшись до губ русала. Приблизившись к нему, они коснулся его губ, шумно выдыхая, - я никогда не испытывал таких эмоций. Широ накрыл его ладонь своей, смотря ему в глаза. Две белые полосы на шее трепетали, изредка приоткрывая темно-красную кожу под ней. Луна перекатилась с другого бока на другой. ей уже надоело смотреть на человека и сына моря, поэтому она сомкнула свои глаза и укрылась своей же фатой, прячась за большими нависшими облаками, плывшими с горизонта. В такой внезапной тени Кит отчетливо видел Широ, словно тот фонарь, от которого исходит свет, отравляя вокруг себя тьму. Мужчина поднял свое лицо ветру, вздыхая его потоки. - Тебе пора уходить, - проговорил он. - Что? - Кит поднял глаза на Широ. - В смысле? - Скоро восход - тебе пора, - Широ убрал руку с лица парня, отворачиваясь и собираясь уплыть. Однако, Кит его ловко схватил за запястье, не давая сбежать. - О чем ты говоришь? Впереди еще часа два, если не больше, - Кит не мог понять существа. Вытянув голову, он посмотрел на горизонт, но там даже и отголоска не было на начинающийся рассвет, только нависли черные тучи, и дул сильный теплый ветер. - Тут - нет, а там - да, - развернувшись к нему лицом сказал мужчина. - Ты говоришь загадками, Широ, - русал вздрогнул - он давно не слышал, чтобы кто-то называл его по имени, особенно люди. Это было так непривычно и странно, но он ничего не сказал, продолжая смотреть на парня и слушать его. Однако, неожиданно оторопел, вздыхая знакомый запах солнца и ветра. Кит должен уйти отсюда, сейчас и не минутой позже! - Если ты сейчас не вернешься, ты можешь сгореть, - он схватил его за плечи, встряхивая. - Пожалуйста... Кит видел его измученный взгляд и слышал, как тот умолял его, но в голове все равно появлялись вопросы - один за другим. Ветер с напором подул с горизонта. Теперь это был не теплый поток воздуха, а горячий, жгучий, словно с пустыни. Широ посмотрел на горизонт быстро, а потом так же на парня. - Прости, Кит, - проговорил мужчина, не взирая на блуждающий взгляд парня. Кит не успел ничего сказать, как почувствовал острую боль в плече, почувствовал, как кожа порвалась, и как кровь теплым ручьем полилась на грудь и вниз по руке. Скользнув взглядом, он увидел острые зубы, что впились в него, и забрызганное его же кровью хищное лицо. Шок и боль застилали все перед глазами черной пеленой, а в ушах по-прежнему слышалось одно: прости, Кит. Вскрикнув, парень вскочил с кровати, прижав к плечу руку. Быстро отдернув ее, он посмотрел на нее в свете утреннего дня. Рука была сухая. Проморгав, с колотящимся сердцем, парень застыл. Он по прежнему находился в отеле, но не в том, где находился у мыса Греннен, а в том, когда они только приехали. Стянув с себя одеяло, он медленно поднялся, ступая по полу. Дотронувшись до сумки, лежащей на полу, он понял, что она настоящая, что это- не галлюцинация, а затем скользнул по открытому окну, сквозь которое ослепительно падали лучи солнца. Торопливо пройдя к своей прикроватной тумбе, он взял в руки телефон. На часах уже было два часа дня. Не понимая, что происходит, парень сел на кровать, в руках мотая телефон. Перед глазами его стояла кровать, на которой спала его мама, но мысли его блуждали там, где он видел Широ, где разговаривал с ним, где целовался... Опустив голову и вздохнув, парень не мог понять, что происходит и что произошло. Он уговорил маму отправиться на мыс, к тому хребту, но почему он здесь? Почему он не там? Включив телефон, он снова посмотрел на экран - ничего обычного, но сердце его бешено застучало. Дата. Она не сходилась! - - Доброе утро, соня! - сказала Кролия, заходя в комнату. - Неужели ты вчера настолько был вымотан походом, что решил выспаться за два дня вперед? Что с тобой? Все хорошо? Кит был бледным, как смерть. - Что вчера было? - Что с тобой, Кит? - настороженно спросила мама, садясь к сыну. Тот во все глаза смотрел ей в лицо. На его лицо спустилась тень беспокойства и какой-то болезненности. - Вчера мы ходили в океанариум Северного моря. Ты там себя неважно почувствовал, и всю дорогу был как не свой. Когда мы вернулись в отель, ты сразу же лег, не переодеваясь. Только сейчас парень отметил, что сидит в футболке и джинсах. - Все хорошо? - спросила спустя минуту женщина, беря в свою руку руку сына. Кит вздрогнул от этого, но руки не выпустил. Они с минуту сидели так, пока: - Да, все хорошо, - сказал Кит. - Я, наверное, пойду и приму душ. Кролия кивнула головой, отпуская руку сына. Парень, словно во сне, прошел в комнату, где закрылся на замок, а потом прошел к раковине. Включив воду, он наклонился, чтобы умыться, но тут же отпрянул от воды, когда почувствовал жжение на губах и увидел перед собой, как красная вода утекает вниз по трубе. Резко он поднял свою голову и уставился в свое отражение. Губы были вспухшими, красными струйками с них стекала вода. Перед глазами все поплыло, и парень крепко ухватился за бортик раковины, зажмурившись. Что, черт возьми, происходит? Вчера он хотел остаться в отеле и никуда не выходить. Он сказал маме, что она может сама прогуляться без него по городу, зайти в кафе и там посидеть, поесть, посмотреть на ночной город, а он... Ему сейчас лучше побыть здесь. Когда дверь за женщиной закрылась, парень начал наматывать круг за кругом, обдумывая все, что произошло, стараясь не трогать губы: они жутко болели и жгли. Небольшие царапины на них расходились, когда парень двигал губами, что заставляло парня морщиться. Однако, эта боль была ничем по сравнению с тем, что происходило. Он помнил Широ, помнил его безумства, и то, как он сам отвечал на его безумства, но он уже не помнил, как там оказался! На мысе! А если все это сон? Что ,если все это ему предвиделось, просто во сне? Но, как тогда объяснить то, что губы его были искусаны, искусаны до крови и то, что эти же губы ласкали чужие, не людские губы, а губы русалки? Телефон внезапно завибрировал, а потом стих. Схватив с тумбы телефон, садясь на кровать, парень уныло вытянул раненую ногу, которая, как и губы, жгла и неприятно ныла. Это было сообщение от мамы: она в каком-то кафе, где была очень приятная атмосфера - повсюду фонарики, лампочки и приятные люди. Она заказала себе поесть, отмечая, что кухня в этом месте, не смотря на чудесную обстановку, ей не понравилась. Улыбнувшись, он написал ей, что с ним все хорошо, когда она спросила про его самочувствие, но на самом деле все было плохо. Все стало еще хуже. Он просто запутался во всем! Откинувшись на кровать, парень прикрыл рукой глаза. Вздохнув, ему хотелось одного: найти все ответы на вопросы, все кусочки в этом безумном пазле событий. Тело смягчилось под мягкостью матраса, а глаза, словно налитые свинцом, начали слипаться. Ночной ветер приятно дул на голову, теребя каждый волосок. Он так приятно успокаивал, словно баюкал. Казалось, что все напряжение, скопленное за эти несколько часов, уходит, подобно туману утром. Вздохнув, парень отдался в мир Морфея, в мир грез и сновидений, решив, что сон будет отличным лекарством в его проблеме... Сегодня же он снова тут.
Примечания:
Спасибо за чтение!

Буду рада вашим комментариям!
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.