Библиотекарь Эрестор и хоббитский фольклор 19

Джен — в центре истории действие или сюжет, без упора на романтическую линию
Толкин Джон Р.Р. «Сильмариллион», Толкин Джон Р.Р. «Властелин колец» (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Эрестор, Маглор, Гэндальф, Глорфиндель, Эктелион
Рейтинг:
G
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
АУ-версия, возникшая на основе допущения, что под именем Эрестора в Ривенделле живет Маглор. Также присутствуют гондолинские техник и водопроводчик (Эктелион и Глорфиндель) в нетипичных для себя образах.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
25 августа 2019, 01:44
Библиотекарь Эрестор любил беседовать с магом Гэндальфом, когда тот гостил в Ривенделле. Неутомимый путешественник, маг Гэндальф отличался большой наблюдательностью и острым умом, много повидал во время своих странствий и обладал великолепным даром рассказчика, а также чудесным умением отыскать на какой-нибудь домашней ярмарке в маленькой деревушке бесценную рукопись, веками считавшуюся утерянной, чем невероятно радовал книгочейское сердце библиотекаря Эрестора. Маг Гэндальф вообще казался библиотекарю удивительной личностью. Он был из майар Ниэнны, которую библиотекарь Эрестор помнил всегда печальной, с заплаканными глазами и печатью великой скорби на лице, и все ее ученики были такими же. Маг Гэндальф же, напротив, был очень жизнерадостным, добродушным и, наверное, самым оптимистичным существом из встречавшихся библиотекарю Эрестору в жизни. Он обожал веселье и праздники, устраивал чудесные фейерверки, с большим энтузиазмом участвовал во всех злостных хулиганствах розыгрышах техника Глорфинделя, с которым дружил еще с Амана, любил подымить трубочкой и рассказать забавную историю и никогда не унывал. Библиотекарь Эрестор даже не поверил поначалу, что маг Гэндальф действительно посланник вечно страдающей Ниэнны. (он просто не знал, что великая валиэ Ниэнна давно сменила свой подход к несовершенству мира, освоила психологию действенного сострадания, готовила самые эффективные кадры психологической помощи и устраивала Мелькору сеансы психоанализа через Форточку Ночи). Гэндальфу, казалось, нравилось все в Средиземье, но больше всего ему нравились хоббиты. Маг Гэндальф всегда говорил, что хоббиты существа изумительные и подобных им в мире нет. По его словам это объяснялось тем, что их созданию руку приложила сама Йаванна, но избежав ошибки своего мужа, она сразу напрямую обратилась к Эру, попросив его создать Детей с нужными качествами. Эру всегда выполнял любые вежливые просьбы и так появились хоббиты, которые еще удивят мир. Однажды, беседуя с библиотекарем Эрестором, маг Гэндальф упомянул, что литература и фольклор хоббитов весьма интересны и оригинальны, но, к сожалению, совершенно неизвестны за пределами Шира и библиотекарь Эрестор мог бы исправить эту несправедливость. И библиотекарь Эрестор, сам не зная как, повелся на эту незатейливую провокацию, действительно отправившись с Гэндальфом в Шир, да еще и в компании техника Глорфинделя и водопроводчика Эктелиона. По прибытии они остановились в трактире «Дымящий дракон», принадлежавшем Календуле Тук, доброй приятельнице мага Гэндальфа. Этот уютный маленький трактир располагался под горой, защищенный ею от ветра и на вывеске его был изображен курящий трубку дракон, а вокруг раскинулись чудесный сад и огород. На прилавке важно сидел пушистый кот, а лохматый якобы сторожевой пес ничего не сторожил, а только прыгал вокруг гостей и весело лаял, виляя хвостом. Узнав, зачем к ней прибыли аж целых трое эльфов, Календула тут же принесла библиотекарю Эрестору и его друзьям пачку книг из серии «Сельский роман» гномьего издательства «Тис Черновлас и дочери», а также огромный рукописный том под названием «Синяя книга», в котором, по ее словам, были записаны легенды ее семьи, «только это никакой не фольклор, а чистая правда, господа эльфы!» и пообещала помощь своих знакомых хоббитов в этом деле. Открыв наугад один из романов, библиотекарь Эрестор пропал. Он никак не ожидал, что читая о выведении фермером нового сорта капусты, так увлечется, что опомнится лишь в три часа ночи или что история несчастных влюбленных, которые не могли встречаться из-за бурной реки между их домами, закончиться строительством моста, парома и подземного туннеля под рекой, описанного так захватывающе, что невозможно оторваться! Что уж говорить о «Синей книге»! Одна только история о том, как троюродный прадедушка Календулы пригнал из дальних гор огромных земляных червяков, которые вырыли многочисленному семейству Туков идеально круглые норы, чего стоила! А на следующий день в трактир пришли хоббиты со своими летописями и многочисленные «Зеленые», «Белые», «Красные» и «Фиолетовые в крапинку» книги открыли библиотекарю Эрестору и его друзьям все богатство и мощь хоббитского фольклора. Причем каждый хоббит утверждал, что все описанное действительно происходило на самом деле. — Да, господин библиотекарь, моя прапрабабушка и вправду заманила четверых троллей в реку и продержала их там до самого рассвета! А потом из этих каменюк соорудил дамбу, она до сих пор стоит, кто хочешь подтвердит! — Что там говорить, почтенные эльфы, наш предок Громила Боффин был великий герой! Он потопил отряд орков на варгах в Бобрихином озере. Вызвал орков на себя, дразнил да трусами их обзывал, они и погнались. Орки-то в доспехах и варги у них все в железе, а Громила босиком да на легких лыжах, а на озере ледок-то слабенький был. Смекаете? Там до сих пор орочьи железяки валяются! — Тетушка моей двоюродной сестры по второму мужу могучая была женщина, она медведя-оборотня оглушила! Выскочил тот на нее из кустов, а она железное яйцо для штопки в чулок засунула да как давай его над головой крутить да зверюгу охаживать! Зарекся по нашим местам шастать! Это случай известный, вот и господин Гэндальф подтвердит! (маг Гэндальф, кстати, подтвердил, что шедший за каким-то делом к Тому Бомбадилу Беорн действительно едва ноги унес от могучей тетушки, хотя всего лишь хотел уточнить дорогу) Библиотекарь Эрестор книги уже даже не читал, а просто глотал и такого плотного погружения в чтение не припомнил за собой с самого детства. Техник Глорфиндель и водопроводчик Эктелион от него не отставали. А тут еще приехал представитель издательского дома «Тис Черновлас и дочери», гном Дорин Черновлас, с автолавкой книжных новинок и, конечно, тоже остановился в тактире, обеспечивая библиотекарю Эрестору новые порции чтения. К тому же в «Дымящем драконе» подавали просто великолепное пиво, библиотекарь Эрестор раньше даже не представлял, что у этого грубого напитка может быть такой изумительный вкус! Таким образом командировка ривендельских работников культуры проходила приятно и успешно, и однажды, читая очередную историю из очередной «Оранжевой книги» о том, как некий Марчо Коттон выиграл у дракона гору золота в наперстки (», а вот этому не верьте, господин эльф, это все вранье, никто того золота не видал»), библиотекарь Эрестор вдруг услышал, как Календула Тук кричит в саду: — Галадриэль, стой! Стой тебе говорю, куда пошла! Нельзя туда! Изумленный как прибытием в Шир владычицы Галадриэль, так и столь фамильярным отношением к ней Календулы, библиотекарь Эрестор вышел в сад и увидел, как хозяйка уводит из него корову золотистой масти. Потрясенный до глубины души, библиотекарь Эрестор поинтересовался, почему корову так зовут и выяснил, что когда Календула придумывала своей драгоценной тогда еще телочке имя, она спросила у посетителей трактира, как могут звать самую прекрасную и чудесную девочку в мире и присутствовавшие там гномы ответили, что всех прекраснее и милее дева Галадриэль (данный тезис встроен во всех гномов по умолчанию на генетическом уровне). Когда библиотекарь Эрестор перестал ржать отошел от потрясения, Календула возмущенно спросила; — Что тут смешного? Вы разве не видели, какая она красавица? Во всем Шире больше такой коровы не сыскать! А умница какая! Даже танцевать умеет! Да она вообще мне как дочь! — Если она вам как дочь, то я ваш племянник! — восклинул буквально впавший в смеховую истерику библиотекарь Эрестор, уже предвкушая, как будет рассказывать владычице Лориэна о ее тезке. — Вон как, выходит Туки-то с эльфами в родстве — пробормотал тихонько Бинго Брендибак, шедший в трактир с очередной рукописной книгой и услышавший только конец фразы. (с его легкой руки это заблуждение на века останется в Шире «чистой правдой») В тот вечер эльфийские гости и другие посетители трактира весело проводили время. Библиотекарь Эрестор пробовал играть на скрипке, которую раньше никогда не видел (он предпочитал арфу). Водопроводчик Эктелион играл с трактирным псом в «принеси мячик». Техник Глорфиндель упоенно читал историю о храбром хоббите, который спас стадо ягнят от ужасного гоблина, отбиваясь от него на горном склоне и столкнув того в пропасть, а когда зловредный гоблин падая схватил хоббита за длинные волосы на пятке, тот не будь дурак, достал нож, да волосы-то и обрубил, краем уха слушая Бинго Брендибака, рассказывавшего о каком –то своем родиче, одолевшем призрака, «верите ли, на что способны Брендибаки, уважаемый эльф?» — Конечно, верю — рассеяно глядя в книгу, согласился техник Глорфинель, — Брендибак способен одолеть любого призрака. (фраза оказалась пророческой) Гном Дорин Черновлас пил знаменитое пиво Календулы, тайно подливая в него гномий самогон. Тайно потому, что не желал никого этим самогоном угощать, убеждая себя, что для хоббитов и эльфов национальный гномий напиток слишком крепкий, но на самом деле просто из жадности. (увы, этот порок часто свойственен даже лучшим из гномов). Маг Гэндальф, попыхивая трубочкой, беседовал с Календулой Тук о нынешнем урожае табака. Трактирный кот проявлял странный интерес к скрипке, на которой библиотекарь Эрестор учился играть. Корова Галадриэль пританцовывала под окном трактира, бодая иногда растущий во дврое дуб. И тут дверь «Дымящего дракона» распахнулась и вошел совершенно неожиданный гость. Майа Тилион, водитель Луны, часто посещал трактир «Дымящий дракон». Он вообще был очень озорным айну, благодаря чему Луна заслужила славу непостоянного светила. Но хоббиты были далеки от мировой политики, принимали его за обычного эльфа, варили прекрасное пиво и пекли вкусные пироги, душевно встречали гостей и все эти причины делали трактир под горой идеальным местом. Труженикам небесного транспорта тоже нужно отдыхать хоть иногда! К тому же майа Тилион договорился со своей возлюбленной майа Ариэн, водительницей Солнца, встречаться с которой из-за специфики их работы удавалось нечасто, что будет оставлять ей весточки на доске для меню, висящей на стене трактира. Он писал там пожелания счастливого пути и приятного дня, рисовал поцелуи в окружении сердечек, чем очень поднимал насторение влюбленной Ариэн. — Тилион, дружище, вот так встреча! — воскликнул маг Гэндальф. — Олорин? Это ты? Только по глазам и признал. И Лаурефиндэ здесь! — майа Тилион очень обрадовался встрече со старыми знакомыми. В трактире поднялась невероятная суматоха. Эльфы, маг Гэндальф и Тилион принялись бурно обсуждать новости Валинора и Средиземья, хозяйский пес весело лаял на майа Тилиона, Календула Тук отправилась за новой порцией пива и пирогов, трактирный кот наконец добрался до скрипки, оставленной Эрестором и теперь драл струны лапами, удивительным образом вызывая подобие какой-то мелодии, корова Галадриэль, засунув голову в окно, жевала занавеску, гном Дорин Черновлас добавил в свое пиво еще самогону и только хоббиты, посчитав Тилиона еще одним эльфом-фольклористом, продолжали спокойно беседовать и есть пироги. Тилион рассказал потрясающую новость о грандиознейшем скандале в Валиноре, вызванным возродившимся Элу Тинголом, который по выходе из Залов ожидания, написал жутко провокационную книгу «Эльфы, люди и гномы — дети и пасынки Эру», вызвав обвинения в предвзятости, расизме и видизме, и спровоцировав настолько грандиозные волнения, что владыка Намо хотел даже написать свою ответную книгу « Где я их всех видел», и только прямой запрет Манвэ помешал ему это сделать. Пока библиотекарь Эрестор умолял майа Тилиона привезти хоть один экземпляр для ривендельской библиотеки, а Гэндальф начал рассказывать, как поживают остальные маги, Тилион взял кружку с пивом, от волнения перепутав свою с кружкой Дорина Черновласа. Эффект, произведенный пивом в смеси с гномьим самогоном на майарский организм, оказался удивителен. Майа Тилион внезапно застыл с открытым ртом, засветился нежным серебристым светом, подлетев на полметра в воздух, крутанулся вокруг своей оси и упал на пол без чувств. — Вот те на, да он кажись твоим пивом отравился, Календула! — Моим пивом?! Отравился!!! Фоско Болджер, да ты сейчас моей метлой застрелишься! — Да хороший это самогон, на аметисте перегнанный, от него еще никто не умер! А чужие кружки хватать некрасиво! А в окно ярко светила невысоко припаркованная Тилионом Луна. Обнаружив, что майа Тилион просто крепко спит, эльфы и маг немного успокоились. Но возникла новая проблема — как доставить его обратно на Луну. Тилион был крылатым майа, поэтому для него не составлял трудности спуск/подъем на светило, но больше никого летающего рядом не было. Гэндальф, конечно, мог вызвать орлов, но пока они добрались бы до Шира, уже настал бы новый день. К счастью, гений техника Глорфинделя не знал себе равных (за исключением папеньки библиотекаря Эрестора). Соорудив из подручных средств катапульту, друзья усадили в нее Тилиона и отправили его прямиком на Луну. В суматохе никто не заметил, как корова Галадриэль тихонько подошла к катапульте с намерением пободать ее. Или пожевать. И надо же было библиотекарю Эрестору вдруг споткнуться и задеть пусковой механизм катапульты! Библиотекарь Эрестор, маг Гэндальф, техник Глорфиндель и водопроводчик Эктелион многое повидали в своей жизни. Хоббиты и гномы повидали куда как меньше. Но в одном они были совершенно согласны — корова, летящая в ночных небесах, в свете звезд прямиком на Луну самое удивительное и незабываемое зрелище, которое только может быть! Когда майа Тилион очнулся, то первым, что он увидел, была укоризненная морда коровы Галадриэль, нависающая над ним в свете восходящего Солнца. — Никогда больше не буду пить ничего крепче воды — в ужасе прохрипел бедняга Тилион и попытался отлевитировать несчастную корову обратно на Землю. Однако первая в Сердиземье межпланетная путешественница едва подойдя к краю Луны и увидев под собой звездную бездну со слабо заметным внизу трактиром, где безутешная Календула, рыдая, тянула к ней руки, бросилась бежать, истерически мыча и возвращаться отказалась наотрез! А майа Ариэн, ведущая солнечный диск прямо над трактиром, удивленно смотрела, как жители этого места, обычно встающие с ее появлением с постелей, вдруг наоборот, ложатся спать, а на доске для рецептов нет никаких посланий от Тилиона. С тех пор корова Галадриэль так и живет на Луне, ибо как рассказал Тилион, даже Йаванне не удалось уговорить ее спуститься. Тилион привез Календуле Тук в качестве извинений серебро по весу коровы и семена, благословленные самой Йаванной, а библиотекарю Эрестору экземпляр «Эльфы, люди и гномы — дети и пасынки Эру» Элу Тингола, который выдержал в Средиземье множество переизданий и стал настольной книгой короля Трандуила. Ему пришлось ходить на курсы по доению коров, но на самом деле Тилион был даже доволен появлением у него домашнего животного. В конце концов, корова Галадриэль и правда была умницей и красавицей, а еще Тилион научился делать из молока разные продукты и теперь отставлял на условленном астероиде для Ариэн то миску свежайшего творога, то сладкие сливки с ягодами. Библиотекарь же Эрестор стал известным популяризатором хоббитской литературы и фольклора. Он организовал «Хоббитские чтения» в Ривенделле и Мирквуде, а также прочитал серию лекций в Гондорском институте культуры под названием « Все это истинная правда — исторические и реалистические корни фольклора». Хоббитская литература стала невероятна популярна, ее читало все Средиземье, а некоторые эльфы, отплывавшие в Валинор, даже брали книги с собой. Там они попадали к владычице Йаванне и та, роняя слезы умиления (из которых сразу вырастали прекрасные цветы) от своих протеже, говорили владыке Аулэ: — Вот какими должны быть истинные Дети, вот! — Гармония с природой, миролюбие и отличное пиво! — А не «мы так жадно копали золото, что разбудили балрога! — «Мы так жадно добывали камни, что вызвали дракона!» — «Мы такие жадные, что из-за побрякушки убили Тингола и ввергли в депрессию мою бедную Мелиан!» Аулэ только мрачнел ликом и отправлял запросы Ниэнне на помощь ее майар с психологией действенного сострадания в залах Мазарбул. А библиотекарь Эрестор теперь был согласен с магом Гэндальфом, что хоббиты изумительные существа, которые еще удивят мир и верил во все их легенды. Даже в то, что Марчо Коттон действительно выиграл у дракона гору золота в наперстки.