Абрикосов цвет 35

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Пэйринг и персонажи:
Рон Уизли/Гермиона Грейнджер, Молли Уизли, Миссис Грейнджер, Джинни Уизли
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 5 страниц, 1 часть
Статус:
закончен
Метки: Постканон Романтика Свадьба Семьи Флафф

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Волшебное, как аромат весны, как цветок абрикоса, как любовь, пронесённая через испытания и время. Таким должно быть свадебное платье будущей миссис Грейнджер-Уизли.

Посвящение:
Гудшипперам.
Группе https://vk.com/ron_and_hermione
И всем, кто меня ежечасно поддерживает в этой жизни.

Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию

Примечания автора:
Иллюстрации https://vk.com/wiryneja?w=wall-133589746_362

Приквел к макси про семейную жизнь Грейнджер-Уизли :3
Специально для группы ВК https://vk.com/ron_and_hermione

ДИСКЛЭЙМЕР. Автор понимает, что цветущие в Великобритании абрикосы на деле могут оказаться лишь плодом его воображения. Также, автор понимает, что звать младенца полным двойным именем это довольно странно. Но это умиляет автора. Автор понимает, что Корнуолл это самый тёплый район UK, поэтому поселил Гермиону и её родителей там. Почему Рон и Гремиона решили поселиться тут же, будет объяснено в будущем макси.

"ПРОКЛЯТОГО ДИТЯ" НЕ СУЩЕСТВУЕТ. АМИНЬ.
27 августа 2019, 21:33
Отчего-то сегодня Гермиона ощущала нечто особенное, витающее в воздухе: аромат майских цветов, когда ещё не все фруктовые деревья покрыты нежно-белоснежными облаками, но первые же распустившиеся бутоны наполняют воздух предвкушением лета. В Лондоне не увидишь цветущих абрикосов. Зато здесь, в Корнуолле, они есть. Гермиона с детства привыкла каждую весну видеть это. И по-новому открыть прелесть их цветения ей помог Рон, в тот день, когда впервые побывал здесь. Была середина мая, и выйдя из дома на обычную магловскую улицу, Рон восторженно оглядывался по сторонам. Деревья напоминали те самые тонкие кустарники на весеннем поле, на ветках которых застряли кусочки шерсти прошедших мимо белых овец. Рон смотрел на цветущие абрикосы и улыбался. Гермиона удивлённо покачала головой, раздумывая, что так сильно могло его впечатлить. — Что-то… случилось? — Цветёт! — взмахнул рукой Рон. — Красота такая! Поэтому сегодня, когда из открытого окна донёсся аромат цветущих абрикосов, Гермиона твёрдо решила, что платье должно быть похожим на них. — Доброе утро, — Гермиона услышала сонный голос Рона, лежащего рядом, когда в задумчивости рассматривала потолок и представляла себе "цветущее" платье. Она повернула голову и сфокусировалась на крупных веснушках у него на носу. — Чувствуешь? — спросила девушка, придвинулась ближе для объятий и устроилась поудобней головой на его предплечье. — Знаменитые, в определенных кругах, корнуолльские цветущие абрикосы… — пафосно протянул Рон и тут же ухмыльнулся. — Пахнет отлично… но ты — ещё лучше! Он зарылся носом в спутанные пушистые волосы Гермионы и крепко прижал её к себе, обнимая за бёдра. Гермиона откинула волосы и потянулась за поцелуем. — Вчера мы ели на ночь говядину с чесноком, — сообщил Рон, отрываясь от её губ несколько мгновений спустя. — Мне нравится, — ответила Гермиона. — И мне, — кивнул Рон, и поцелуи продолжились. Раздеваться не понадобилось, вчера вечером было жарко, и они уснули как убитые, одежда была разбросана по полу. Прильнув друг к другу прохладным утром гладили холодную кожу на спинах, в то время как пространство между ними накалилось до предела. Ветерок из окна холодил кончики пальцев, а в тесной близости животов скользили, смешиваясь, капли пота. Слегка прикусив губу Рона в поцелуе из-за внезапно накрывшего её блаженства, Гермиона продолжала тяжело дыша двигаться ему навстречу, пока он со стоном-выдохом не замер. Лёжа рядом и держась за руки — жарко, но разрывать телесный контакт не хочется — Гермиона и Рон смотрели друг на друга сквозь полуприкрытые веки. — Свадьба всего-то через неделю… Поэтому, если это вдруг случится — всё будет в порядке вещей, — улыбнулся Рон. Гермиона спокойно и с довольным видом провела по его сильно отросшей рыжей щетине, уже смахивающей на короткую бороду. — Как будто я когда-либо не хотела, чтобы это случилось… — Ты всегда хотела от меня забеременеть? — Рон поцеловал её в ладонь и погладил по голове. — Вот уж не думал, а то давно бы уже… Гермиона расхохоталась и ткнула его в плечо кулачком. — Размечтался! Тогда я не влезла бы в свадебное платье! Запах цветущих абрикосов из приоткрытой форточки словно обволакивал, Гермиона поднялась с кровати и разминая затёкшие мышцы прошлась по комнате, собрала одежду. Медленно одеваясь, девушка подошла к окну и вдохнула воздух. Рон подал голос из-за баррикады подушек: — Пойду сегодня в магазин проверить, как там Джордж без меня… чтобы вам не мешать. Эти девичьи штучки. — Хорошо, — немного нервно отозвалась Гермиона. Упоминание свадебных примет всегда напрягало её. — Хочешь, я потом опишу тебе платье? — Не надо, — серьёзно ответил Рон, — я уверен, что ты будешь прекрасна в любом. Солнце осветило белоснежные верхушки абрикосов за окном. Цветов стало будто в три раза больше. *** — Вот это, Гермиона! И это! Ах, и это тоже, конечно! Миссис Уизли, миссис Грейнджер и Джинни Поттер со слингом, в котором восседал годовалый Джеймс Сириус, на данный момент являющийся абсолютным властелином судеб своих родителей, с жаром набирали новых и новых платьев для примерки. Гарри с семилетним крестником Тедди сейчас тоже гуляли по Косой Аллее, но старались делать вид, что им нет дела до того, какое же свадебное платье выберет будущая миссис Грейнджер-Уизли. — Жаль, что Луна не смогла приехать, — сказала Джинни, — было бы ещё веселее! — Да уж, — вздохнула Гермиона, — ей сейчас наверняка интереснее в джунглях Амазонии с мужем магом-зоологом. Но на свадьбе они обещали быть. — Хорошо, когда медовый месяц становится началом увлекательного приключения… или даже началом карьеры! — воскликнула Джинни. — Хотя семья и дети — это тоже работа… — она глянула на Джеймса Сириуса, сопящего у её груди. А потом в окно на Гарри и Тедди, усаживающихся на скамью у входа. Они сразу же стали увлеченно рассматривать вкладыши шоколадных лягушек, которых только что накупил Гарри. В глазах Джинни не было усталости — только любовь. Несмотря на серьёзность, с которой молодая мать говорила, выглядела она счастливой и умиротворенной. — Посмотри, какое! — вдруг повысила голос миссис Грейнджер. — Это просто… Гермиона мигом оказалась возле матери. Хотя мама была маглом, она редко чему-то удивлялась и оставалась невозмутима несмотря на волшебность абсолютно всех платьев в магазине. Реакция женщины была вполне оправдана: всё платье представляло из себя цветущее белое полотно, лепестки шевелились словно от ветра и нежно светились, блики играли в капельках разбрызганной по цветкам росы. — Примерь! — в три голоса хором сказали женщины. Джеймс Сириус поворочался, приоткрыл глаз и дернул мать за прядку рыжих волос. Гермиона кивнула и пошла в примерочную, продавщица и три миссис понесли платье следом. *** Гермиона почувствовала, как миссис Уизли аккуратно затянула узел и заправила ленты шнуровки. Потом будущая свекровь отошла от неё и с выражением глубокого удовлетворения осмотрела идеально севшее по фигуре платье. Миссис Грейнджер не сдерживала слёзы, глядя на дочь. Джинни радостно улыбаясь, всплеснула руками: — Это твоё платье! Это именно оно! А Гермиона улыбалась и не находила слов. Волнение приятно наполняло всё её существо: предвкушение праздника — самого торжественного и важного, осознание ответственности за будущее семьи, сокровенное чувство — глубоко внутри спрятанная мечта о материнстве и любовь. Любовь, которая так огромна от своей взаимности и так нежна. Уже много лет они с Роном лучшие друзья и влюблённая пара — и что поменяется после свадьбы? Вроде бы ничего, но становится спокойнее. После битвы за Хогвартс не всем ранам суждено зажить, не всем отболевшим шрамам сгладиться… какие-то тревоги не улягутся никогда… Не со всем можно смириться — Тедди Люпин рядом с Гарри за окном — живое напоминание о том, какие потери пришлось понести в той битве и во всех предыдущих. Но все вместе они справляются. Два года назад отпраздновали свадьбу Джинни и Гарри. С тех пор все словно выдохнули. В семью Уизли то и дело прилетали совы с приглашениями на свадьбы однокурсников и знакомых. В прошлом году поженились Джордж и Анджелина, недавно у них родился сын, которого назвали Фредом младшим… некоторые раны не заживают, и возможно будут болеть до конца жизни. Но такие события, как свадьбы, пополнение семейств, дни рождения детей из нового поколения — это бальзам, который лечит лучше, чем время, от которого боль становится не столь невыносимой и появляется уверенность в том, что все жертвы во имя Мира были не напрасными. Гермиона смотрела в зеркало и ощущала себя по-настоящему взрослой. Не по количеству лет и выпавших на её долю испытаний, а по внутреннему мироощущению. Впервые увидев себя невестой, она ощутила судьбоносность момента. Нет, не было на самом деле важно, как выглядит платье, не было важно насколько торжественной будет свадьба. Важно было то, что их молодая семья начнёт свой самостоятельный путь в спокойное время. Гермионе не страшно создавать её с Роном. Гермиона уверена, что у их детей будет счастливое и безоблачное детство. А злодеи и опасные чудища останутся только в сказках. *** — Я дома, — сказал Рон, закрывая входную дверь. — И я дома, — ответила Гермиона, поднимаясь с кресла и подходя к нему. — Я соскучился! — сказал Рон, обнимая прильнувшую к нему девушку. — А что ты будешь делать, когда у нас обоих закончатся отпуска? — Куплю нам эти магловские пищалки и буду звонить тебе каждые три часа! — Каждые два! — поправила Гермиона. — Каждые два, — согласился Рон. Он снял и повесил на крючок куртку. Она потянулась в карман за волшебной палочкой, чтобы включить в комнатах свет. Солнце уже садилось. — Подожди, — остановил её Рон. — Сегодня мы с Джорджем экспериментировали со светлячками… — С живыми? — нахмурилась Гермиона. — Нет, конечно. С трансфигурированными из стеклянных бусин. Получилось вот что. Рон достал из внутреннего кармана снятой прежде куртки небольшой пакет и вытряхнул на столик в прихожей его содержимое. Гермиона рассмотрела золотистые стеклянные бусинки. — Вообще-то, я хотел, чтобы они были как абрикосов цвет, — сказал Рон, взмахивая волшебной палочкой. — Ну, получилось, что получилось. Бусинки превратились в сверкающие золотисто-оранжевые цветы с узкими лепестками, похожими на лапки насекомых, и поднялись в воздух, заполнив всю комнату. — Я правда хотел белые цветы, но что-то пошло не так. Я подумал о том, что светлячки, когда не светятся, чем-то похожи на пауков, сбился и вот… Ну ума не приложу, как исправить… — вздохнул Рон. — Да это же словно мои любимые георгины! — воскликнула Гермиона. — Такие как ты подарил мне на прошлый день рождения. Осенние цветы… весной их не найти, — добавила она. — Здорово! Рон сразу приободрился. — Здорово то, что они тебе нравятся. — Конечно, нравятся. А свои цветущие абрикосы я сегодня уже нашла… — Гермиона немного смутилась, вспомнив свои мысли во время примерки. — Знаешь, Рон… — она шагнула к нему, взяла за руку, и пальцы их привычно сплелись. Рон обнял её за талию и смотрел в глаза, ожидая продолжения фразы. — Я счастлива. Гермионе хотелось сказать так много, но никакие слова не смогли бы сейчас выразить всю глубину её доверия и любви к будущему мужу. А он всё понимал и без слов. — Я тебя люблю. Кто первым прошептал эту фразу, или они сказали её одновременно — слышали только цветы-светлячки, летающие в воздухе вокруг.
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.