С тобой я мир обрёл в разгар войны 41

BLHardHelix автор
Реклама:
Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Описание:
Они - сыновья двух враждующих между собой сторон. Но все мы бессильны перед чарами настоящей любви.
Удастся ли принцу Эльфов и наследнику Гномов сохранить свою любовь и не дать разразиться войне между собственными семьями?..

Посвящение:
SonPin

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ретеллинг фильма "Страна фей" 1999 года. Этот фильм вызвал во мне бурю эмоций, когда я посмотрел его в детстве впервые. И до сих пор история любви главных героев отдается приятным теплом глубоко в душе... Надеюсь, вам так же понравится это история, как и мне!
Многие моменты и характеры героев будут мною изменены, но в основном сюжет будет очень похож на события фильма.

Название для фанфика - это цитата одного из главных героев фильма "Троя"

Сердце или разум?

13 ноября 2019, 18:43
POV Сэйнт - Что ты здесь делаешь, брат?       Стоило Перту уйти, буквально через мгновение появился Гроган с двумя своими самыми доверенными подчинёнными. Гроган смотрел мимо меня, озирался по сторонам, будто выискивая кого-то. Я благодарил Великую Банши, что Перт успел уйти, иначе драки было бы не избежать.       Гроган перевёл взгляд на меня, его лицо отражало смесь гнева, разочарования и презрения. - Обыщите все вокруг. Гром не мог уйти далеко, - не сводя с меня глаз, Гроган отдал приказ своим солдатам, и они тот час бросились его исполнять. Внутри меня все похолодело от страха. Я дал Перту уйти, но, если его найдут, последствия могут быть ужасными!       Как только я попытался преградить путь сподручным брата, он схватил меня за плечо и грубо потянул на себя. Я обернулся и резко отпрянул в сторону. Когда-то прикосновения брата дарили мне покой и радость, сейчас же я чувствовал лишь презрение. - Попытаешься помешать, и мои солдаты убьют его на месте, - брат сверкнул взглядом в мою сторону, и я, отвлекшись, пропустил эльфов в лес. – Если не будешь препятствовать, я, возможно, сохраню ему жизнь, если он сможет выстоять в схватке.       Брат был просто в бешенстве. Я видел, что он изо всех сил пытается скрыть свои эмоции, взять их под контроль, но с каждым словом это давалось ему все труднее. Гроган не имел обыкновения показывать свои чувства и эмоции, выставлять их на всеобщее обозрение, но сейчас он, казалось, готов был взорваться от переполняемого сгустка энергии. Наша магия была тесно связана с нашими эмоциями, и в данный момент Гроган буквально искрился и вибрировал, окутанный магической силой. - Ты снова встречался с ним! – он выплюнул это предложение словно змея, выпустившая яд, глаза метали молнии, ноздри раздувались от прерывистого дыхания, кулаки сжимались от злости. – Он гном! Пойми ты это, наконец! Ты не должен даже приближаться к этому мерзкому созданию, не говоря уже о том, чтобы прогуливаться с ним под ручку! Черт возьми, да ты буквально искришься его магией. Я каждый раз чувствую его присутствие, находясь рядом с тобой. Это отвратительно! Ты… он… все это отвратительно!       Брат вышел из себя, продолжая бесноваться, а я не знал, что ответить ему на все эти оскорбления. Я так устал от нашего подобного общения, устал пытаться понять Грогана, принять его позицию, устал закрывать глаза на его беспричинный гнев и презрение ко всему, что не имело к нему конкретного отношения. Устал от того, что он каждый раз отталкивает меня!       Все, о чем я мог думать сейчас, удалось ли Перту избежать солдат, которых отправил на его поиски Гроган. Я не смогу простить себе, если с ним что-то случится. Это я пообещал ему встретиться снова, я дал ему слово, что он увидит меня ещё раз. И мое обещание могло стоить Перту жизни! Если мои родители узнают, что Перт сблизился со мной, он не избежит гнева моего отца! Думаю, что семья Перта тоже не будет в восторге от подобного положения вещей. Перт, зачем ты вообще появился рядом со мной? Зачем пришел в мой дом, зачем позволил приблизиться к себе, зачем попросил о встрече?! - Черт возьми, Сэйнт! – гневный голос брата вырвал меня из собственных размышлений. Я не успел сказать и слова, как почувствовал резкую боль. Гроган ударил меня по лицу, оказавшись совсем рядом в считаные секунды. - Ты даже сейчас думаешь о нем?! Ты просто ужасен! Я не могу этого принять! Просто не могу!       Следующий удар брата мне удалось блокировать. Гроган лишился эффекта неожиданности и не подозревал, что я отвечу. Когда я ударил его, он отшатнулся в сторону, резко подняв голову, и удивлённо посмотрел на меня. - Ты не оставил мне выбора, брат, - я сжал кулаки, обороняясь. – Я предупреждал тебя, но ты не послушал. - И ты готов драться с родным братом, ради этого…       Я не дал Грогану договорить и, оказавшись ближе, снова ударил его. - Разве я не просил тебя, оставить меня в покое? – поведение брата вывело меня из себя. Обычно я всегда старался держать себя в руках, но последнее время рядом с Гроганом мне это тяжело давалось. Брат постоянно провоцировал ссору, даже если для этого не было обоснованных причин.       На данный момент я ощущал такую злость, что готов был биться с ним до тех пор, пока меня не оставят силы. Я устал от всего этого! Как же я устал! Почему он не может просто оставить меня в покое?! - Ты ненавидишь меня?! – я ударил Грогана в живот, вложив в удар всю свою злость и негодование, и брат согнулся пополам. - Я тебе противен?! – Гроган выпрямился, но отступил на шаг сразу же, когда я нанес удар ему в челюсть. – Ты не можешь находиться рядом со мной?! – брат блокировал мой следующий удар, заломив мои руки, попытавшись развернуть к себе спиной, чтобы обездвижить. – Так, какого черта ты постоянно крутишься у меня под ногами?! – я вырвался из его хватки и, присев к земле, подсек Грогана под ноги так, что тот упал на спину. – Оставь меня! Оставь меня в покое, наконец!       Гроган попытался сгруппироваться и встать, но я навалился на него сверху, с силой хватая за ворот рубашки. Брат ухватился за мои руки, в попытке скинуть их с себя, но то ли от удивления, то ли от переполняемых эмоций, не мог сдвинуть меня с места. Внутри меня разразилась настоящая буря! Я так сильно поддался эмоциям, что стал трясти Грогана, словно тряпичную куклу, пытаясь выбить из его головы все, что когда либо связывало нас, как братьев. Это причиняло мне неслыханную глубочайшую боль, но я не видел другого выхода. Не́когда братская любовь переросла в ненависть. Долгое время я не чувствовал ничего, что могло бы хоть как-то позволить мне ощутить эмоции брата. Сейчас я полностью ощущал его гнев! Это было впервые за долгое время, когда я смог почувствовать хоть какую-то его эмоцию.       Этот гнев был настолько реальным и осязаемым, что я ощутил, как горят мои ладони от соприкосновения с телом Грогана. Я не мог поверить, что он чувствует подобное ко мне! Его эмоции захлестнули меня с головой, и я с громким криком выпустил ткань из рук и даже не заметил, как в них появилось оружие. Острый конец лезвия впился в шею брата, готовый поразить ее насквозь. - Ваше Высочество! – со стороны послышались крики, а я до сих пор был под властью эмоций, не в силах убрать оружие от шеи Грогана.       Краем глаза я успел заметить, как сподручные брата обнажили мечи, готовые броситься на выручку своему Принцу. - Стоять! – я перевел взгляд на Грогана. Он вглядывался в мое лицо, словно видел впервые. Его гнев постепенно отступал, но я до сих пор не мог решиться сложить оружие. Казалось, рукоять меча вросла в ладонь, я просто не мог пошевелиться. - Коснетесь моего брата, и я лично казню вас сегодня же! – голос Грогана был четок и грозен как всегда. Но, заглянув ему в глаза, я увидел… страх. Страх, что младший брат осмелился поднять на него оружие. Страх за последствия собственного выбора. Страх потери!       Эти эмоции будто плетью хлестнули меня по сердцу, и я шарахнулся от Грогана, мгновенно убрав оружие. Брат продолжал лежать на земле и смотреть мне в глаза. В его взгляде я не видел привычной холодности. Это шокировало меня. Шокировало настолько, что я замер на месте, не в силах произнести ни слова. - Ваше Высочество, - один из солдат подошёл к Грогану, попытавшись помочь подняться с земли, но тот грубо оттолкнул предложенную руку, с усилием встав на ноги. – Мы никого не нашли. Видимо, преследуемый скрылся.       Гроган, казалось, не слушал, что ему говорят. Он продолжал с ужасом пялиться на меня, и я, не смея капитулировать, все же резко поднял голову, с вызовом глядя ему в лицо. - Ты предал меня, брат, - еле слышно сказал Гроган. – Ты выбрал его вместо своей семьи. Ты его даже не знаешь. Он чужой для тебя. Все они чужие. Нельзя никому доверять, кроме своей семьи. А ты доверился незнакомцу, подпустил его к себе, впустил в себя его магию, поделился своей. Это просто недопустимо. Ты готов был убить родного брата, защищая «его»!       Впервые за долгое время мне показалось, что в голосе брата я слышу обиду! Простую обиду, как когда-то в детстве, когда мы ссорились из-за пустяков. Но тогда все было гораздо проще… Наша ссора не могла продлиться более пары часов. А теперь родные братья вступили в схватку друг с другом, не намереваясь отступать. А самое главное, что зачинщиком на этот раз оказался я сам! - Никто не предавал тебя, - его слова раз за разом ударяли меня сильнее любой пощёчины. После того, что натворил, Гроган считал себя отвергнутой и преданной стороной. Он просто не хотел признавать своих ошибок. И я не собирался ему в этом помогать! - Мы оба знаем, что наши братские узы давно утеряны. Ты сам сказал: я тебе отвратителен. И не могу не сказать того же о тебе. Хоть в чем-то мы согласны друг с другом. Так давай придерживаться этого. Просто оставим друг друга. Думаю, это будет самым правильным решением. Не пытайся встать у меня на пути, а я в свою очередь не буду препятствовать тебе. Я буду с должным уважением относиться к тебе, как к старшему, но большего ты не добьешься. Поэтому прекрати контролировать мою жизнь, оправдываясь семейными узами. Мы оба знаем, что это лишь ширма. Ты уже давно не считаешь меня братом. Так прекрати использовать это!       Глаза Грогана расширились, он открыл рот, в попытке что-то сказать, но тут же закрыл его, и я снова увидел тень пренебрежение на его лице. Я настолько привык к подобному виду родственника, что даже обрадовался знакомым переменам. Его лицо и взгляд, которыми он одарил меня некоторое время назад, вгоняли в ступор. Привычную реакцию было видеть куда проще. - Как пожелаете, Ваше Высочество. Больше ты не услышишь от меня лишних слов и не увидишь рядом, если сам так желаешь. Но запомни мои слова, Сэйнт, - Гроган оказался непозволительно близко, шепча мне почти на ухо, от чего я непроизвольно сжался, готовый вновь обороняться при необходимости, - этот гном принесет тебе только боль и страдания. Ты пожалеешь тысячу раз, что не послушал меня и связался с ним. И, когда ты ощутишь на себе его предательство, не забудь о моих словах. Они согреют твое раненое искалеченное сердце, которое ты с готовностью бросишь к ногам своего любовника, а он растопчет его своими грязными потрепанными башмаками.       Гроган отстранился, и я в удивлении посмотрел на него. Его лицо исказила такая боль, что я непроизвольно ощутил резкий укол у себя в груди. Приложив ладонь в область сердца, я вдохнул поглубже и хотел было ответил Грогану, но тот уже исчез вместе со своими солдатами.       Ветер легко трепал траву в том месте, где только что стоял мой брат. Сегодня я был просто выбит из колеи его внезапными сменами настроения. Уже очень, очень давно он не открывался так, чтобы я мог почувствовать его эмоции. Мне казалось, что эта связь давно исчезла. И это очень удивило и взволновало меня.       Но самое странное – это последние слова Грогана. Брат говорил так, словно сам испытал все, что описывал. Что же произошло на самом деле? Что все это может значить? POV Перт       Я бежал через лес, не разбирая дороги, пытаясь как можно быстрее добраться до дома. Я абсолютно не боялся встречи с Гроганом, но согласился уйти, когда Сэйнт попросил об этом. Я не хотел втягивать его в ещё большие неприятности. Зная Грогана, я мог себе представить, на что он способен, когда зол. Честно говоря, все мое нутро стремилось вернуться и помочь Сэйнту. Но я надеялся, что его брат не причинит ему вреда.       Оказавшись рядом с домом, я смог с облегчением выдохнуть. Никто не следовал за мной, и я спокойно направился к крыльцу.       Войдя в дом, я тут же увидел отца. Он сидел за столом, склонив голову и, услышав меня, поднял взгляд. Его глаза светились зеленью ярче, чем любой изумруд. Если бы я не знал своего родственника, сказал бы, что они очень красивы. Но я прекрасно понимал, что именно чувствует сейчас отец. Он был зол. Очень зол!       Отец встал из-за стола и медленно подошёл ко мне. Я замер от ощущения тяжёлой окутывающей его магической ауры. Отец сдерживался из последних сил. Он редко проявлял свои эмоции настолько явно, чтобы можно было увидеть это невооружённым глазом. Страх распространился по всему телу, когда я понял причину состояния родственника. Я гнал эти подозрения подальше из своей головы, но понимал, что ничто не могло бы разозлить его больше, чем...       Мои размышления были прерваны резкой и острой болью. Отец с силой ударил меня по лицу, и щека тут же загорела. Я коснулся пальцами кожи на лице и, усмехнувшись, повернулся к родственнику, гордо задрав подбородок. Я бы соврал, если бы сказал, что не испытывал страха перед нашим предводителем. Но не собирался его признать, а уж тем более показать это! - Как ты посмел?! – грозно зашипел мне в лицо отец, сжимая кулаки, пытаясь сдержаться от следующей пощёчины. – Ты хоть представляешь, что натворил?! Ты осмелился заявиться в замок эльфов и фей, подверг опасности других, втянув их в подобную авантюру. Вызвал гнев океанид, напав на их собратьев. Ты мой приемник и должен вести себя соответствующе. А ты выглядишь словно дитя, только что вылезшее из пелёнок! Да что с тобой, Перт? Я никогда не препятствовал вашим проказам, но это... просто неслыханно!       Я выслушивал отца, не говоря ни слова. Вообще-то, все, что произошло, не имело ко мне прямого отношения. Идея заявиться в замок принадлежала Шону, и я уже с самого начала знал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Но я не собирался сдавать своего лучшего друга. Поэтому просто молчал. Отец продолжал буйствовать, стоял ко мне почти вплотную, пытаясь в прямом смысле задавить меня своим авторитетом. Его магия искрилась, окутывая и пронизывая все вокруг. Для кого-то это бы выглядело устрашающе, но я не боялся отца. Я боялся другого... страх продолжал разрастаться внутри, не давая покоя. Я чувствовал, как все тело напряглось, словно струна. Дерни чуть посильнее, и она лопнет с громким свистом. Я ужасно боялся, чтобы отец не узнал о самом худшем, что я натворил за последние дни. Я боялся, чтобы он не узнал про Сэйнта! - Ты поступил, как ребенок, Перт. Поддался эмоциям и забыл о своих прямых обязательствах. Ты должен защищать свой народ, а не подвергать его опасности. Как я могу доверять тебе после этого?! – отец схватил меня за руку, и вдруг его глаза расширились от шока. Он отшатнулся от меня и втянул носом воздух. - В тебе присутствует чужая магия!       Я вздрогнул от слов отца, но продолжал молчать и буравить его взглядом. - Ты обменялся магией с эльфом! Она окутывает тебя. Она внутри тебя! Это просто недопустимо! Что ты натворил, Перт?! - Хватит! – я разозлился и шагнул в сторону отца, уверенно продолжая говорить: - Я не сделал ничего плохого. Я взрослый и сам могу принимать решения! Никто не будет говорить мне, что я могу делать, а что нет! – злость кипела во мне, как зарождающаяся буря, готовая вот-вот пролить ливень на землю. Отец был прав: я поступил опрометчиво, глупо, поддался эмоциям, спровоцировал конфликт, ступил на чужую территорию без позволения, сблизился с врагом. Но мне надоели постоянная опека отца, упоминания о долге и правилах, необоснованные запреты, вечная вражда между представителями магического мира! Мне хотелось, чтобы отец хоть раз в жизни прислушался ко мне, не взирая на глупые правила. Но он был слеп, как крот, и глух к моим словам. Я давно привык к этому. Но сейчас мне безумно хотелось кричать! Кричать во весь голос, выпустив, наконец, все свои эмоции, и освободиться! Почему я не могу позволить себе быть самим собой? Почему не могу находиться рядом с тем, с кем хочу? Почему должен страдать из-за ошибок своих предков, которые уже сами не помнили о причинах вражды между магическими существами? Это несправедливо! - Я могу лишить тебя своего покровительства и права занять мое место, если ты не научишься подобающе вести себя. Я не смогу тебе доверять, если ты повторишь подобное снова. У тебя есть обязанности перед своим народом, и ты должен выполнять их! Всему есть цена. - В первую очередь, я твой сын! – уверенно и громко сказал я, сложив руки на груди. – Ты действительно так со мной поступишь? Ты никогда ничего не делал по воли своего сердца? Никогда не совершал ошибок? Никогда не поддавался эмоциям, заглушая голос разума? - Твоя ошибка может навсегда изменить жизнь других представителей сообщества. Ты эгоист, если считаешь, что имеешь право только на собственные желания. Я не буду повторять дважды. Если я узнаю, что ты вновь встречался с кем-то из них, ты будешь сурово наказан. Ты сам сказал, в первую очередь, ты мой сын! И на правах отца я вполне могу наказать тебя. И поверь мне, это не будет лёгким наказанием!       Отец толкнул меня плечом, выходя из дома, а я тяжело выдохнул, присев на стул, где совсем недавно сидел родственник. Моя голова готова была расколоться напополам от нагрузивших ее мыслей. Я не имел представления, что делать дальше. Отец был зол. Уже давно я его таким не видел. Он так сильно ненавидел эльфов, что готов был отказаться даже от собственного сына, если тот свяжет себя с одним из них. Я не планировал ничего из того, что произошло. Я совсем этого не хотел. Не хотел причинять никому неприятности. Но не мог просто перестать чувствовать то, что чувствую.       Я ощущал Сэйнта! Он словно был глубоко внутри меня, и это чувство никак не хотело пропадать. Как бы я не пытался заглушить его голосом рассудка, размышлениями о долге и преданности семье, оно разрасталось внутри меня, как снежный ком, готовый смести все на своем пути. Я со страхом и замиранием сердца признал, что не хотел терять это. Стоило мне представить, что я не смогу ощутить подобного снова, как колкая боль пронзала меня в самое сердце. Я практически ничего не знал о Сэйнте, я видел его всего лишь во второй раз и не имел понятия, что он чувствует. Я просто знал, что находиться рядом с ним приятно, спокойно и... правильно! Это звучало довольно странно, но мне было плевать. Ещё никогда я не чувствовал ничего подобного к кому бы то ни было. И это чувство согревало меня изнутри, приносило покой и окрыленность. Словно я стоял против потока ветра, готового поднять меня в воздух и унести далеко за облака.       Слова отца имели смыл, я даже отчасти понимал его. Но я не собирался всю свою жизнь жалеть о том, что прислушался к нему. А сердце говорило мне, что именно это случится со мной, если я оставлю Сэйнта. Всю свою оставшуюся жизнь я буду проклинать свою семью за то, что они лишили меня возможности на собственное счастье. Я не хотел терять своих близких, не хотел выбирать между сердцем и разумом. Но что-то подсказывало мне, что совсем скоро мне придется сделать этот выбор, как бы я не хотел этого избежать.       Вдруг на плечо мне легла рука, мягко поглаживая. Я чуть улыбнулся и накрыл миниатюрную ладонь своей. - Мама... - Перт, ты знаешь своего отца. Он любит тебя и переживает за тебя. Все, что он сказал, это... – мать остановилась на полу-фразе, раздумывая. - Он не серьезно. - О, нет, мама. Думаю, в этот раз ты ошибаешься. Ты не видела, как он смотрел на меня. Словно я ему и не сын вовсе, - я усмехнулся, хотя глубоко внутри мне хотелось плакать. Отец никогда не был дружелюбен со мной. Он относился ко мне, как к одному из своих солдат, которые в любую минуту готовы были броситься выполнять любой его приказ. Я давно не был ребенком и привык к подобному положению вещей. Но сейчас мне как никогда было больно от его слов. Отец не признавал слабости, поэтому я не мог полностью открыться ему. Он попросту не понял бы меня. - Мама, - я повернулся к матери, сдерживая предательски подступившие слезы, - что мне делать?       Да, я давно перестал быть ребенком, но на данный момент не имел представления о дальнейших действиях. Впервые за долгое время мне хотелось, чтобы родители приняли решение за меня. - Слушай свое сердце, сынок. Оно никогда не ошибается. Поверь мне. - Но отец... - Твой отец упрям, как осел! – прикрикнула мать, и я, не ожидая подобных слов, уставился на нее с широко распахнутыми глазами. Но она вдруг прыснула со смеху, и я выдохнул с облегчением, тоже слегка рассмеявшись. - Он забыл, каким был сам в твоём возрасте. Это было так давно. В то время его отец тоже читал ему наставления, как должен вести себя наследник и сын предводителя. Распинался о долге и чести семьи. Но Шимус ничего не хотел слушать. Он был таким волевым и упрямым, что пригрозил отцу уйти из сообщества, если тот не прекратит донимать его.       Слова матери все больше и больше шокировали меня. Такой холодный, расчётливый и безэмоциональный человек, как мой отец, вел себя просто непозволительно по отношению к главе общины. - Ты очень напоминаешь мне его в этом возрасте. Сейчас он может показаться чёрствым и равнодушным, но внутри Шимус все ещё тот самый характерный мальчишка, которого я знала и сейчас знаю. Он никогда не поступит так с тобой. Не откажется от собственного сына. Шимус не умеет признавать свои ошибки, даже если осознает их. Но он любит тебя, как никого другого. Поэтому ведёт себя подобным образом. Я поговорю с ним. Уверена, он уже жалеет о сказанном. Ничего не бойся, мой храбрый медвежонок, - мама потрепал меня по голове и назвала так, как называла в детстве. Я не смог удержаться от улыбки. - Послушай моего совета. Делай так, как велит тебе твое сердце. Поддаться эмоциям не всегда так плохо, как может показаться на первый взгляд. Если бы в свое время я прислушалась к голосу разума, то никогда бы не вышла замуж за твоего отца! – мама игриво подмигнул мне и, снова потрепав по голове, ушла вслед за отцом.       Я глубоко вздохнул и опустился на стол, устало потирая глаза. Честно говоря, ни тирада отца, ни советы матери ни на шаг не приблизили меня к правильному решению. Казалось, что такового решения вообще не существует! В этом-то и заключалась проблема выбора. Когда приходится выбирать из двух любящих тебя сторон, кому то в итоге все равно будет больно. И на данный момент это пугало меня больше всего...

***

      Прошло несколько дней, а от Сэйнта не было вестей. Я не единожды приходил на то место, где мы встретились, в ожидании, что он появится. Проходил по лесу, надеясь встретить его. Сэйнт вновь пообещал, что я увижу его, но не давал о себе знать, и это нервировало меня. Я понимал, что он ничего не должен мне. Он – особа королевских кровей, и ему не пристало общаться с такими, как я. Но, вспоминая нашу последнюю встречу, я не мог выбросить из головы его поцелуй. Он не был страстным или грубым. Сэйнт поцеловал меня легко и непринужденно, но тепло, оставшееся от его губ, ощущалось ещё долгое время. Я пожалел тысячу раз, что сам не являлся инициатором этого поцелуя, был в такой растерянности, что не смог сделать ничего, кроме как позволить поцеловать себя... Каждый раз вспоминая об этом, сердце болезненно сжималось в груди. Магия внутри меня отчаянно стремилась вновь соединиться с магией Сэйнта. Чувство страха и неуверенности не оставляло меня, казалось, что с Сэйнтом что-то случилось. Что он хотел прийти, но не смог. Что его что-то задержало. Он не был похож на того, кто не держал данного слова.       Отец продолжал демонстративно игнорировать меня, смотрел осуждающе, и я попросту наплевал на его поведение. Не знаю, что ему сказал мама, но он оставил меня в покое. Наш разговор несколько дней назад был последним, больше мы не общались. Но его тяжёлый взгляд из-под густых темных бровей ясно давал понять его недовольство. А мои гордость и своенравие не давали начать разговор первым. Мама, завидя наши гляделки со стороны, только качала головой и проходила мимо. Кажется, она сделала все, что могла, чтобы мы хотя бы не переубивали друг друга. - Эй, долго ещё ты будешь торчать здесь? У тебя лицо, словно у побитого щенка, которого хозяин оставил на улице в дождливую погоду, - я в который раз оказался на опушке леса. Именно здесь мы увидели замок эльфов и фей, когда впервые решили проникнуть туда. Именно отсюда все началось. Это было последним местом, куда я приходил в ожидании своего принца.       Шон окликнул меня со спины, но я даже не обернулся. Я сидел, обняв руками колени, и чувствовал, как напряжение охватывает меня каждый раз, когда я бросал взгляд на замок. - Шон, мне сейчас не до твоих шуточек.       Друг присел рядом и положил руку мне на плечо. - А кто шутит? Думаешь, я только шутить умею? Все заметили, что ты ходишь чернее тучи последние несколько дней. Я знаю тебя лучше всех остальных. Было бы странно, если бы я этого не заметил, - Шон бросил на меня осуждающий взгляд, и я поморщился. Когда он становился таким рассудительным и серьезным, мне хотелось рассмеяться. Чаще всего Шон пребывал в легкомысленном и весёлом настроении, и такая перемена была не частым для него явлением. Но я был благодарен другу, что он единственный, кто хоть как-то пытался меня поддержать. Никто не был осведомлен подробностями произошедшего, кроме моей семьи и лучшего друга. Поэтому-то все наши сородичи сторонились меня последнее время, потому что моё настроение сменялось с раздражительности на безобоснованную злость. Я не мог контролировать то, что чувствовал, и рассказать о причинах моего состояния тоже не мог. Отец презирал меня, мать испытывала жалость, друзья обходили стороной. Я остался один. И Сэйнта тоже не было... - Он так и не появился?       Шон склонил голову, всматриваясь в мои глаза. Я вымученно улыбнулся и покачал головой. - Перт, не убивайся так. Ну, подумаешь, встретил симпатичного парня, развлекся немного. Попытайся забыть об этом. Ты воспринимаешь все близко к сердцу. Мне больно видеть тебя в таком состоянии, - Шон притворно положил руку себе на сердце и прикрыл глаза, словно от боли. Я не смог сдержать смешка и двинул локтем ему в бок. Серьезного настроя друга хватило не надолго. - Я, правда, хочу помочь тебе, братишка. Только скажи, как? Я все сделаю, - Шон потрепал меня по волосам, и я увернулся, избегая его руки. - Шон, все не так просто. Сэйнт – не обычный парень, которым я увлекся. Я... буквально чувствую его, понимаешь? Это очень странно, и даже пугает меня. Но я не могу это остановить. А главное, что не хочу. Но меня не оставляет неприятное предчувствие. Такое впечатление, что с ним что-то случилось. Что если о нашей связи узнали его родители. Что если Гроган что-то сделал с ним. Или он просто попал в неприятности. Ведь это моя вина. Я попросил его встретиться. Я заставил его дать подобное обещание. Я пришел к нему в дом без приглашения и позволил себе соединить наши магические сущности так, как было абсолютно непозволительно. Я принес позор своей семье. Я доставил неприятности другим, подверг опасности вас: своих друзей и свой народ. Все эти мысли просто разрывают меня на части.       Я резко вскочил на ноги и пошатнулся от головокружения. Магия, которая продолжала бурлить во мне, словно гейзер, готовый прорваться сквозь поверхность земли, кажется, была совсем не согласна с моим мнением. Такое чувство, будто она жила своей собственной жизнью. И сейчас среагировала очень бурно! - Эй, эй, Перт, ты в порядке? – Шон подхватил меня под руки, оказавшись рядом в считаные секунды, и я оперся рукой о ствол дерева неподалеку. - Послушай, - Шон встал рядом, продолжая держать меня за руку. – Ты никому ничего не должен. Мы сами согласились пойти туда. Во имя Великой Банши, черт возьми, это вообще была моя идея! Если кого и винить во всем случившемся, то только меня. Я буду перед тобой в неоплатном долгу за то, что ты не сдал меня своему отцу, взяв вину на себя. Представляю, что он мог бы со мной сделать, - Шон схватился руками за шею, импровизированно душа себя, и я снова не удержался от смешка. - Ты ни в чем не виноват. Ты просто запутался. Но это не значит, что ты не имеешь права на собственное мнение. Не значит, что ты должен неукоснительно следовать чьим-то чужим указаниям. Ты волен делать то, что считаешь нужным. Если ты хочешь встречаться с долбанным эльфом, - я сверкнул взглядом в сторону Шона, но тот только пожал плечами, - так почему нет, черт возьми? Ты ведь хочешь снова встретиться с ним, верно? – друг поиграл бровями и придвинулся ближе, почти дыша мне в лицо. - Отвали, Шон, - я оттолкнул его в лоб ладонью, пытаясь сдержать смех. Несмотря на весёлый настрой, Шон был точно уверен в том, что именно говорит. - Ты ведь втюрился в него, так? – Шон встал напротив меня и выписал в воздухе указательными пальцами сердечко, притворно вытянув губы в поцелуе. - Черт возьми, Шон, это не смешно! И ни в кого я не втюрился. Я просто... – я не знал, как именно это назвать. Разве возможно влюбиться в человека после одного взгляда на него? Возможно ли влюбиться в своего врага? Я не мог дать описание своим чувствам: симпатия это, банальный интерес, азарт перед неизведанным или любовь. Я знал одно, что хочу ощущать Сэйнта рядом с собой. И частичка его магии, глубоко засевшая во мне, тоже этого хотела. - Вот видишь, - улыбнулся Шон. – Я не спец в таких вещах, но ты буквально искришься, как сотни ночных светлячков в темном лесу. Я даже на расстоянии чувствую, как ты резонируешь магией, братишка. Будешь продолжать врать самому себе? Ты совершенно определенно втюрился в эльфа! Черт возьми, мой братишка влюбился в принца эльфов! - Замолчи, идиот. Нас ведь могут услышать! – я в несколько шагов оказался рядом с Шоном и прикрыл руками его рот. Друг изо всех сил сдерживал рвущийся наружу смех. - Ну, так что ты собираешься делать? – спустя некоторое время мы снова сидели на земле. Я почувствовал себя немного лучше. Дурачество Шона приподняло мне настроение и отвлекло от неприятных мыслей. Но его вопрос снова вернул меня к тому, с чего я начал. - Я не знаю, - я глубоко вздохнул и провел ладонью по лицу. - Я даже не знаю, как с ним связаться.       Шон нахмурился, раздумывая примерно несколько минут, и после его лицо озарила широкая улыбка. - У меня есть идея, - он вскочил на ноги и схватил меня за руку, с силой поднимая с земли. – Идём быстрее, поднимай свою задницу. Пошли! - Шон, куда ты меня тащишь? Во что ещё ты хочешь меня втянуть?       Шон развернулся и серьезно посмотрел на меня: - Ты хочешь увидеть своего принца?       Я нахмурился, но пронзительный взгляд друга заставил меня закатить глаза и ответить: - Да. - Хочешь убедиться, что с ним ничего не случилось? - Да. - Хочешь знать, что он чувствует к тебе? - Да! – черт возьми, несмотря на то что Шон был в курсе всего, что произошло между нами с Сэйнтом, подобные разговоры вгоняли меня в краску. Это было очень неловко. - Значит просто доверься мне. Я тебя не подведу. - В прошлый раз, когда я доверился тебе, мы оказались в замке эльфов и фей! – я грозно посмотрел на друга, вглядываясь в его зелёные яркие от азарта глаза, пытаясь предугадать, какие неприятности меня ожидают на этот раз. - Да, мы оказались в замке эльфов и фей, - Шон потупил взгляд, но уже через секунду поднял голову, подмигнул и улыбнулся уголком рта. - Но, если бы не мое безумное предложение, ты никогда бы не встретил своего эльфа, верно? - Вот же черт! – я снова двинул друга в бок, и тот рассмеялся, утягивая меня в сторону замка.       Я не имел ни малейшего представления, что именно задумал Шон. Но сейчас я мог признаться, что мне было плевать! Все, чего я действительно хотел, это увидеть Сэйнта и удостовериться, что с ним все в порядке. Если он не чувствует того же, что и я, придется смириться с этими, признать, что это было ошибкой, и навсегда забыть о случившемся. Но, если я ошибаюсь, и Сэйнт ощущает хотя бы часть того, что я чувствую, я буду полным дураком, если упущу этот шанс!
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Реклама: