Думай головой

Джен
NC-21
В процессе
5488
Размер:
планируется Макси, написано 499 страниц, 58 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5488 Нравится 1435 Отзывы 2056 В сборник Скачать

7. Первый раз

Настройки текста
Мы вышли с черного хода в какой-то грязный переулок. Как только дверь закрылась за нами, она исчезла без следа. - Мисс Поттер, не отходите от меня ни на шаг, - скомандовал адвокат и взял меня за руку. - Это Лютный переулок, очень опасное место. И мы быстро пошли вниз по улице. Точнее говоря, он пошел, а я побежал за ним. Я прямо кожей чувствовал опасность, висящую в воздухе этого места, и от этого мне было не по себе. В ответ на это моя мантия стала жесткой и словно покрылась чешуей, а шляпа съехала на глаза, закрывая мое лицо от случайных взглядов. Немного попетляв, мы подошли к двери, которая была словно приклеена к стене. Джонс достал свою волшебную палочку, приложил ее к двери и что-то прошептал. Дверь открылась, и мы вошли внутрь. Ощущение нависшей опасности сразу пропало, как только дверь закрылась за нами, и мне показалось, что я оказался на лесной поляне. Сначала я не понял почему, но затем до меня дошло, что в помещении пахнет деревом и травами. Я расслабился, и мантия снова приняла свой обычный вид. Я начал осматривать помещение. Диван у стены, низенький стол рядом с ним, два кресла и витрины с какими-то блестящими штучками у противоположной стены. Как только я захотел подойти и рассмотреть их получше, адвокат потянул меня за руку к другой витрине и сказал: - Здравствуйте, мастер Грегорович. Я посмотрел по сторонам и увидел пожилого мага, прислонившегося к стенке. Его одежда сливалась со стеной, и если бы Джонс не поприветствовал его, то я бы его и не заметил. - Просто Майкью, никаких мастеров. Я же тебе уже говорил, что не люблю этого. - Прошу прощения. Привычки не оставляют меня даже тут. Позволь представить тебе... - Генриетта Поттер, смею я предположить? - перебил его Грегорович. - Как вы догадались? - вырвалось у меня. - Ваша одежда выдала вас, юная леди, - с усмешкой сказал он. - Я помню, как ваш отец хвастался ею передо мной. Тогда она была надета на вашу маму. - Вы знали моих родителей? - повторил я фразу киношного Поттера. - Да. Я работал вместе с вашим отцом над одним артефактом, и мы неплохо поладили. Если бы не шило в одном месте, заставляющее его искать себе приключения, то он бы мог стать по-настоящему великим артефактором. А ваша мама была настоящей красавицей. - Майкью, давай ты будешь предаваться воспоминаниям после того, как выполнишь заказ для мисс Поттер. Ей нужны волшебная палочка и две пары сквозных зеркал, - прервал его Джонс. - А мне надо успеть в пару мест, потом я заберу мисс Поттер у тебя. - Пройдемте со мной, мисс Поттер, - сказал Грегорович и поманил меня вглубь магазина. Мы прошли в соседнюю комнату, в которой была мастерская. Вдоль стен стояли стеллажи, шкафы, верстаки, но мое внимание привлек стоящий в углу токарный станок. Я подошел поближе и начал оглядывать его. Это был не просто станок, а станок-копировщик. Мне приходилось работать с подобным в моей прошлой жизни, но это был станок-полуавтомат, работающий почти без вмешательства со стороны. - Как вы думаете, что это такое? - спросил меня Грегорович. - Это токарный станок-копировщик, - ответил я. - Вот сюда, - я указал пальцем на переднюю и заднюю бабки, - вставляется заготовка. А в эти тиски - шаблон. Вот этот щуп, - я указал на стержень с роликом на конце, - связан с резцом, который повторяет все его движения, когда он перемещается по шаблону. - Великолепно! - радостно воскликнул Грегорович, едва не захлопав в ладоши. - Только вы никому не рассказывайте об этом. После войны с Гриндевальдом за использование маггловских устройств можно попасть в Азкабан. - А кто такой Гриндевальд - спросил я. - Это долгая история, - ответил он. - Давайте приступим, а после я вам расскажу. Пожалуйста, снимите мантию, чары, наложенные на нее, могут нам помешать. Вы правша или левша? - Правша. - Хорошо. Намочите ладонь правой руки в этом зелье. Он протянул мне кубок, больше похожий на салатницу, в котором была прозрачная жидкость. Я опустил ладонь в кубок. - А теперь проведите рукой вдоль тех заготовок у стены. Я вытянул руку и пошел вдоль стены с заготовками. Внезапно одна из них прыгнула мне в ладонь. - Береза, - констатировал Грегорович. - Этот вид еще называют каменной березой, за ее прочность. Она настолько твердая, что из нее делали шарики для подшипников. Вы знаете, что такое подшипник? - Знаю, - ответил я. - Превосходно. А теперь проделайте то же самое у того стеллажа с сердцевинами. Я сделал два шага к стеллажу, и мне в руку прилетел закупоренный флакон с чем то белым, погруженным в жидкость. - Давайте посмотрим, что вам попалось, - сказал Грегорович, и я протянул ему пузырек. - Хм-м. Странное сочетание, очень странное, - протянул он и почесал лоб. - В чем дело? - Вот это, - он показал мне флакон, - препарат из спинного мозга виверны. Нервная ткань вообще крайне редко используется в качестве сердцевины волшебных палочек. Палочку с такой сердцевиной я делал на заказ, для очень специфического колдовства. Поэтому вдвойне удивительно видеть березу вторым компонентом. Береза - это дерево магов-универсалов. Обычно палочки из березы приобретаются ими уже в расцвете сил, когда они освоили множество различных заклинаний в разных направлениях магического искусства. Поэтому меня так удивляет сочетание компонентов, выбранное вами. Подождите меня в магазине, мне надо провести расчеты на совместимость, - и он начал копаться в бумагах на столе. - Ефим, подай угощение нашей гостье, - сказал он по-русски, не поднимая голову от своих записей. Я повернулся и вышел в торговый зал. На столике стояла кружка с дымящимся чаем и блюдо с печеньем. И тут мой желудок громко напомнил о себе. Я вспомнил, что я не ел с утра, а в качестве завтрака у меня был последний сэндвич, взятый из дома Дурслей. - Ефим, а есть чего посерьезней? - спросил я по-русски, наплевав на конспирацию. - Например, колбаса или пирожки с мясом. На столе появилось блюдо с тушеной картошкой, блины, мясная нарезка, сметана, икра и запотевшая бутылка водки. - Вот это я понимаю, сервис! - восхищенно сказал я и, усевшись на диван, принялся уничтожать выставленную вкуснятину. От алкоголя я решил отказаться. Я его и в прошлой жизни не жаловал, а сейчас предсказать, как себя поведет это мелкое тело даже от небольшой дозы, я не мог. Когда я набил желудок и откинулся на спинку дивана с кружкой чая в руках, в торговый зал вошел Грегорович. - Я вижу, вы наладили отношения с моим домовым? - Вроде того, - ответил я по-русски. - Вы говорите по-русски? - Немного. - Вы полны сюрпризов. Позвольте полюбопытствовать, где вы его выучили? - Неподалеку от школы было что-то вроде дома дополнительного обучения, - соврал я. - В нем преподавала супружеская пара эмигрантов из союза. Они меня и научили. - Понятно. Я провел расчеты. Совместимость компонентов хорошая. Палочка получится сильная, с тяготением к сложному плетению. Но ее можно еще усилить, если вставить камень-накопитель в основание. С такой палочкой вы сможете начать изучать энергоемкие заклинания прямо сейчас, а не ближе к совершеннолетию. - И во сколько мне это обойдется? - спросил я, подозревая, что в качестве накопителя будет использован явно не первый попавшийся булыжник. - Сто галлеонов за палочку, еще пятьсот за накопитель и по тысяче за каждый комплект сквозных зеркал. На все наложим кровную привязку. - Цена меня устраивает, но надо будет сходить в банк и взять нужную сумму. - Не обязательно. Можете подписать у меня платежное поручение, и я сам отнесу его в банк в ближайшее время. - Идет. Вы разрешите посмотреть на процесс изготовления? - Вы - первая, кто попросил меня об этом. Другим я бы отказал. - С чего мне такая честь? - Я думаю, что из вас выйдет хороший артефактор. Артефактор - редкая профессия в волшебном мире. - Почему? - Потому что она требует терпения, усидчивости и постоянной работы головой и руками. Далеко не все способны на такое. Любой волшебник может стать артефактором, так как магическая сила тут не главное. Артефактором может стать даже сквиб, а иногда даже маггл. - А с чего вы решили, что я обладаю этими качествами? - Я сужу по вашему поведению. Когда вы вошли в мою мастерскую, вы сразу обратили внимание на мои инструменты и на станок. Я накладываю чары легкого отвода глаз на них, но вы не раз видели подобное ранее и заинтересовались ими на подсознательном уровне, поэтому чары не сработали. Ну а юной леди, знающей, что такое токарный станок и подшипник, сама Моргана велела развивать это направление. - Признаю, тут вы меня поймали. Грегорович поставил на огонь котел и начал сыпать и лить в него содержимое различных баночек. После этого он взял чашку и нож и направился ко мне. Еще до того, как он открыл рот, я понял, что ему от меня надо. - Мисс Поттер, мне нужно немного вашей крови. Я добавлю ее в зелье, которым будет пропитываться палочка, и нанесу кровью руны на саму палочку. После этого ваша палочка станет только вашей и ничьей больше. - Берите, - сказал я и обреченно протянул ему руку. После процедуры забора крови волшебник подошел к котлу и сунул в него термометр. - Я вижу, вы не только токарный станок используете, - сказал я. - Да. Я экспериментировал с зельем для пропитки и нашел более быстрый способ приготовления. Обычно смесь ингредиентов нагревают до кипения, а затем, после того как оно остынет, в него добавляют кровь. Я обнаружил, что если зелье не кипятить, а немножко подогреть, до температуры чуть выше температуры человеческого тела, и поменять некоторые составляющие, то процесс можно ускорить. Но тут важно выдерживать температуру. Если перегреть, то кровной привязки не получится. - Ну это понятно, - заявил я. - Если температуру поднять выше 42 градусов по Цельсию, то белки в крови начинают разлагаться и зелье, соответственно, портится. Грегорович как-то странно посмотрел на меня, а я поймал себя на мысли, что слишком много болтаю. Тем временем маг снял котел с огня и, предварительно помешав, перелил из него жидкость в плоскую кювету и капнул в нее несколько капель моей крови. Он положил в нее заготовку моей палочки и придавил ее сверху какой-то железкой, чтобы не всплывала. - Надо подождать полчаса, пока она пропитывается, - сказал он. - А пока давайте пройдем в магазин и поболтаем. Мы вернулись в торговый зал и сели за стол. - А кто такой сквиб? - спросил я у него. - Сквиб - это волшебник, который не может творить магию самостоятельно. В отличие от маггла, он чувствует магию, может варить некоторые зелья и пользоваться некоторыми магическими артефактами, но самостоятельно колдовать не может. - Понятно. А как маггл может стать артефактором, он же не чувствует магию? - Для того чтобы делать некоторые артефакты, необязательно чувствовать магию, главное - делать все в точности как надо, и артефакт получится вполне рабочим. Кроме того, существуют различные приспособления, например очки артефактора, позволяющие сквибам и магглам видеть потоки магии. "- А вот это просто мегаполезная информация", - отметил я про себя. Если существуют приборы-посредники между магией и органами чувств обычных людей, то можно попробовать присоединить к ним измерительные приборы и попытаться выяснить, что такое эта магия. - Волшебный мир столкнулся с этим явлением во время охоты на ведьм в маггловском мире, - продолжил Грегорович, выдернув меня из моих мыслей. - Солдаты церкви, вооруженные таким оружием, могли противостоять даже сильным магам. - Оно было настолько хорошим? - Нет. Их было много. Эта бойня длилась несколько сотен лет, и в результате этого был принят Статут Секретности, запрещающий любые действия, в результате которых магглы могут узнать о существовании волшебства. А действия Гриндевальда и принятые после них законы о запрете наложения заклинаний на маггловскую технику и о запрете ее использования в магическом мире окончательно разделили магический и маггловский миры. - Вы мне обещали рассказать, кто такой Гриндевальд, - напомнил я ему. - Геллерт Гриндевальд был талантливым немецким волшебником, артефактором и трансфигуратором, - начал рассказывать Грегорович, развалившись в кресле и взяв чашку в руки. - По слухам, он еще занимался химерологией и некромантией. Он родился в середине XIX века, когда в маггловском мире промышленная революция была в самом разгаре. Так как он был не из знати, то смог закончить только ремесленное училище. В серьезные школы магии тогда принимали только аристократов. До первой мировой войны он перебивался случайными заработками, учился и сколачивал группу единомышленников из таких же, как он. Они хотели сломать существовавший тогда в Германии порядок вещей, при котором аристократы были неподсудны и получали все, что хотели, а остальные бесправны и прозябали в нищете. В то время всякое инакомыслие подавлялось на корню, и поэтому они вели дела в глубокой тайне. Для того, чтобы стать силой, им требовались деньги. Много денег. И, чтобы их заработать, они записались в наемники и отправились на фронт Первой Мировой войны. Хоть война и велась в основном в маггловском мире, но все равно боевые действия регулярно переползали в магический мир. В то время многие аристократы создавали свои маленькие армии, чтобы под шумок подгадить соседу, охранять свои владения в маггловском мире или просто ловить рыбку в мутной воде. Тогда на Статут Секретности все плевали, так как авроры не горели желанием лезть под пули и выяснять, кто там колдует на передовой. Все равно в той неразберихе любое колдовство можно было списать на действия противника. Гриндевальд и его друзья думали, что магглы воюют мечами и стрелами, и даже не догадывались о том, как эволюционировала военная наука в маггловском мире. Они ощутили на своей шкуре мощь артиллерии, побывали под авиаударами, столкнулись с первыми танками и под конец войны попали под газовую атаку. После этого от его команды остался он сам и несколько тяжело больных магов, которые через некоторое время умерли. - Почему же он не бросил все это и не свалил, когда понял, что это не игрушки, а настоящая мясорубка? - спросил я. - Он был повязан магической клятвой, которая могла убить его или сделать сквибом, что еще хуже, - ответил маг. - Мой совет вам, мисс Поттер, всегда читайте, что подписываете, и очень осторожно давайте клятвы и обеты. Из-за мельчайшей формальности можно попасть в настоящее рабство или лишиться магии. - Я это учту, - ответил я. - Пожалуйста, продолжайте. - Так вот. После того как Гриндевальд вернулся с войны, он обнаружил, что все то, за что он собирался бороться, произошло само собой, без его вмешательства. Просто большинство аристократов перебили в междоусобицах, которые с началом войны вспыхнули с особой силой, а на смену им пришла новая кровь. Эти молодые маги нахватались маггловских идей о буржуазном обществе и захотели создать его подобие в магическом мире. А как это сделать, если у тебя нет подготовленных рабочих для найма? Поэтому они уступили часть своей власти выборным органам власти, которые стали их марионетками, написали кучу законов, которые исполнялись через раз, и открыли школы магии для всех, кто хотел учиться. Кроме этого, они принесли идеи о техническом прогрессе и промышленном производстве. Они мечтали совместить маггловскую технику и магию. Этот процесс происходил и в Англии тоже. В то время были созданы Хогвартс-экспресс, Ночной рыцарь и куча всякой другой мелочи, вроде лифтов в министерстве и движущихся лестниц в Хогвартсе. - А зачем их сделали движущимися? - перебил я его. - Изначально хотели, чтобы на этих лестницах двигались только ступеньки, как на эскалаторах, но что-то пошло не так. То ли чародей, который их зачаровывал, что-то напутал, то ли ему неправильно объяснили, но сейчас вместо нормальных каменных лестниц, которые пришлось разобрать, приделаны хлипкие трапы, трансфигурированные неизвестно из чего. Наложенная трансфигурация регулярно слетает, и они начинают разваливаться, а ученикам рассказывают сказки про проклятие исчезающих ступенек. - А почему не вернуть все как было? - Мастер, который это делал, получил деньги за работу и был таков. Я думаю, ему не хотелось переделывать свою работу, тем более бесплатно. А кроме него никто понятия не имел, как были устроены старые ступени. Вы ведь понимаете, что в магическом замке лестницы - это не просто груда камней? - Понимаю, - ответил я, а про себя подумал, что и тут начальство косячит, как в моем мире. Ну не верю, что простой исполнитель смог так ошибиться. Делайте нормальное ТЗ, и такой хренотени в принципе не будет происходить. - Извините, что перебила. Продолжайте, пожалуйста, - обратился я к магу. - Старая аристократия, очухавшись после военных потерь, быстренько подрезала крылышки этим реформаторам. Аристократы не хотели перемен, потому что стремительное развитие симбиоза магии и техники обесценивало все их знания, накапливаемые столетиями. С помощью обмана, подкупа, шантажа, угроз и убийств они отодвинули новичков, еще не знавших подробностей этой политической кухни, от управления в магическом мире. Они попробовали вернуть все как было, но народ, вкусивший свободы, взбунтовался. Поэтому им пришлось отступить, но во всех странах были приняты законы, ограничивающие наложение заклятий на маггловскую технику. - Гриндевальд в это время жил в маггловском мире, где обучался маггловским наукам. И когда он вернулся в магический мир, чтобы применить новые знания на практике, то обнаружил, что по новым законам он не может реализовать свои идеи. Этот факт вывел его из себя, и он поклялся полностью истребить магическую аристократию и всех, кто с ней связан. Он вернулся в Германию, где создал свою организацию, которая занималась слиянием науки и магии, в основном в военных целях. - Дайте догадаюсь, - вновь перебил его я. - Эта организация называлась Аненербе? - Так ее стали называть в период Второй Мировой войны. До этого у нее не было названия, - ответил Грегорович, - а откуда вы знаете о ней? - В обычном мире о ней известно, но там ее считают кучкой мошенников, которые ловко приспособились осваивать бюджет Третьего Рейха. Я думаю, что магам не удалось полностью уничтожить информацию о ней в обычном мире, поэтому они постарались ее максимально дискредитировать. - Похоже, вы правы. Уничтожить все напоминания о такой мощной организации невозможно, но европейский Отдел Тайн не зря ест свой хлеб. Гриндевальд сумел обойти Статут Секретности и подчинить себе руководство Германии. После этого он использовал его ресурсы, чтобы перебить аристократию в Европе. Он устроил настоящий террор. Даже неуловимый Фламель сбежал с континента в Англию. В конечном итоге Гриндевальд проиграл войну и был заточен в тюрьму Нурменгард, где сейчас и сидит. - Почему его не казнили за все то, что он натворил? - Судьбу Гриндевальда решал Дамблдор, как победитель. - А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее, - сказал я и весь обратился в слух. - Альбус Дамблдор со своими людьми сумел проникнуть в логово Гриндевальда, где завязалась битва, в которой погибла охрана Темного Лорда и все люди Дамблдора. Дамблдор вышел с Гриндевальдом один на один в магической дуэли и сумел победить его. Как победителю ему досталось все имущество побежденного и право решать его судьбу. После этого магическая война закончилась, а через некоторое время в маггловском мире русские войска взяли Берлин. - Свидетелей этой схватки века, конечно же, не было, и все записано со слов самого Дамблдора? - Да, - ответил Грегорович и задумался. Я тоже думал о своем. Как Дамблдору удается пудрить мозги стольким людям? Так грамотно, что ни у кого не возникает сомнений в его словах. Похоже, я со своими неудобными вопросами стану его врагом номер один. Вдруг прозвонил колокольчик. - Пора продолжать работу, - сказал Грегорович и направился в мастерскую. Там он достал заготовку из сосуда с жидкостью, обтер и, закрепив в тисках на верстаке, распилил ее на два неравных куска. Большую часть он зажал в передней бабке станка, а в заднюю вместо упорного конуса вставил сверло. Он включил станок и, подводя заднюю бабку, высверлил канал в заготовке. Затем он заменил сверло на конус и поджал заготовку сзади. Порывшись в шкафу, он достал оттуда пластину шаблона и установил ее в станок. После этого он включил его и резец начал порхать вдоль заготовки, снимая стружку. - А откуда вы берете электричество? - спросил я, когда Грегорович отошел от станка. - Покупаю у электрокомпании, - невозмутимо ответил он. - В Лютном переулке есть электрические сети? - удивленно спросил я. - А с чего вы решили, что вы еще в Лютном? - усмехнувшись, спросил Грегорович и открыл занавески на окне. За окном был лес. - Дверь в магазин, через которую вы вошли, является порталом, который перенес вас сюда, - пояснил он, увидев мое офигевшее выражение лица. - Этот портал пропускает только тех, кто знает кодовую фразу, и только если я разрешу. Тем временем станок закончил работу и остановился. Грегорович извлек обработанную заготовку и вставил ранее отрезанный кусок. Он заменил шаблон на другой и снова включил станок. Пока станок работал, а я пребывал в стадии крайнего офигевания от новой информации, он отпилил от заготовки необработанные куски по краям, заточил переднюю часть и засунул в просверленный канал начинку для моей палочки. - Как это может быть!?! Как это работает? - насел я с вопросами на мага. - Я же не усну, если не узнаю ответа. - Успокойтесь, мисс Поттер. Это очень долго объяснять. Вы и сами сможете создать такой портал, если будете упорно учиться магии. А сейчас, пожалуйста, не отвлекайте меня. Я буду наносить руны на внутреннюю часть палочки. Это самый важный этап, если ошибусь, то придется все начинать сначала. Я заткнулся и отошел к стене. Испортить собственную волшебную палочку было бы верхом глупости. Тем временем Грегорович достал инструмент, похожий на стеклянный рейсфедер, и начал им что-то выводить на заготовке, извлеченной из станка, периодически макая его в чашу с моей кровью. Закончив писать, он достал из ящика стола какой-то зеленый камушек и приклеил его к торцу суперклеем. Да-да, именно суперклеем, этот маленький тюбик ни с чем не перепутаешь. Этот факт добил меня окончательно. Увиденное мной за сегодня никак не вязалось с тем, что я видел в кино. А Грегорович вставил готовую деталь во вторую и покрыл готовую палочку лаком, отчего она из белой превратилась в темно-красную. Палочка получилась длиной 25-30 сантиметров, со слегка утолщенной рукояткой и острая на конце, как вязальная спица. - Ну вот, мисс Поттер, ваша палочка готова, - сказал он, помахивая палочкой в воздухе. - Лак уже высох. Давайте пройдем в магазин и опробуем ее. Мы вышли в торговый зал, где он развернул меня лицом к двери и спиной к витринам и дал мне палочку. Как только я взял ее в руку, то сразу понял - Вот оно, волшебство! - Взмахните ей, - сказал Грегорович. Я взмахнул, и из палочки с треском вылетел сноп ярко белых искр. - Кажется, она вам подошла, - удовлетворенно сказал он. - Честно признаюсь, я до последнего сомневался в правильности расчетов. - Она идеальна, - ответил я ему. - Как продолжение руки. - Отлично. Вот, попробуйте что-нибудь из этого, - сказал он и подал мне книгу. На обложке было написано: "Чары для начинающих". - А я пока займусь зеркалами, - сказал он и ушел в мастерскую. Я открыл книгу. Пропустив введение, обращение автора к читателям и прочее, я пролистал до описания колдовства. - "Люмос" - простейшее заклинание, доступное новичкам. Зажигает на конце палочки искру света. Необходимо взмахнуть палочкой и сказать Люмос - чтобы зажечь свет и Нокс - чтобы погасить, - так гласили строки в книге. И рядом движущийся рисунок, на котором чья-то рука с палочкой показывала движение и зажигала искорку света на конце палочки. Я отложил книгу и встал с дивана. - Люмос, - сказал я, взмахивая палочкой. И... ничего. - Люмос! - повторил я громче. Ноль эффекта. Еще несколько попыток не дали результата. Я же все делаю правильно, почему у меня не работает? В книге написано, что надо пытаться снова и снова и должно получиться. И сколько же нужно попыток? Говорят безумие - это повторять одно и то же действие надеясь получить иной результат. - ЛЮМОС!!! БЛ*ТЬ! - Заорал я во все горло. - Ай-ай-ай. Нокс, нокс, нокс! Я попробовал открыть глаза. Перед взором плыли темные пятна. Словно на ксеноновую лампу посмотрел. Люмос удался на полную катушку. После того как я закончил говорить неприличное слово, на конце палочки вспыхнуло сияние, настолько яркое, что смотреть на него было нестерпимо больно. Пришлось срочно гасить его. - Ну как вам ваше первое колдовство? - Спросил меня Григорович. - Слов нет - ответил я. - Цензурных, по крайней мере, точно. - Ничего. Это нормально. У женщин магия часто работает с помощью эмоций. Эмоции позволяют усиливать заклинания. - А у мужчин? - Зачастую они пользуются силой воли для сотворения колдовства. Но это не обязательное разделение. Боевые маги прибегают к помощи эмоций когда необходимо сотворить сильное заклинание, а трансфигураторы и артефакторы независимо от пола должны пользоваться волей и концентрацией чтобы создавать свои творения. - Почему должны? - Потому что контролировать свои эмоции для точных чар, таких как трансфигурация, на нужном уровне могут очень немногие. Одно неверное действие и вместо нужного результата может получиться все что угодно. - Я хорошо контролирую свои эмоции. - Контролировать и подавлять - это разные вещи. Контролировать это означает по своему желанию вызывать радость, печаль, гнев, страх и другие сильные чувства. Вы способны на это? - Нет. К сожалению - сказал я, а про себя подумал что мне придется качать оба направления, так как мне предстоят схватки с серьезными противниками. - Попробуйте еще раз. Вспомните свои ощущения и попытайтесь вызвать их снова, но без излишних эмоций. - Сказал Григорович. Я закрыл глаза ладонью и попробовал еще раз. Приподняв руку я увидел слабый огонек на конце палочки. Нокс. - Еще раз. Но теперь вспомните как это было в первый раз, чтобы вложить больше магии в заклинание. В этот раз люмос был яркий как электрическая дуга. - Чувствуете ток магии вдоль руки? - Да, - ответил я. Я чувствовал как какое-то тепло волнами прокатывается из груди вдоль руки и уходит в палочку. - Попробуйте усилить или ослабить это чувство. Я попробовал сосредоточится на своих ощущениях, но огонек люмоса затрепетал как свеча на ветру и погас. - Не так. Управление магией и управление своими мышцами это разные вещи. Вы попытались управлять магией как собственным телом. Я видел как дернулась ваша рука. Максимально расслабьте мышцы руки, тратьте силы только на движение палочкой, и попробуйте сосредоточиться на ощущениях магии. Это очень непросто для новичка, словно делаешь два дела одновременно. - Еще раз. Я опять зажег люмос и попробовал управлять магией, струящейся сквозь меня, но эффект был тот же. Потом снова и снова. Но результат был тот же - свет начинал мигать и погасал. И на какой-то момент у меня вместо яркого свечения получился слабый огонек, как тлеющая сигарета, который погас сам собой. - Вы израсходовали свой запас магии, - сказал Григорович. - Не волнуйтесь, вам следует отдохнуть и он восстановится. Тренируйтесь, мисс Поттер, как минимум один раз в день, до истощения резерва. Когда научитесь контролировать потоки магии через яркость свечения, тогда переходите к более сложным чарам. - Я закончил с зеркалами. Для привязки я использовал вашу кровь, которая осталась после изготовления волшебной палочки. Остатки крови я уничтожил. Вот, держите - сказал он и протянул мне зеркала. Я взял зеркала и начал их осматривать. Невзрачные прямоугольники из черного стекла. Одна сторона была отполированной до блеска, а вторая была матовой. Два зеркала были с золотой окантовкой и еще два с серебряной. Они удобно лежали в ладони. Я усмехнулся. В моем мире их вполне могли принять за мобилы в дизайнерских корпусах. - Как они работают? - спросил я у него. - Возьмите в руку одно из зеркал и нажмите пальцем на рубин на боковой грани. Этот камушек кроме всего прочего, является накопителем магической энергии, поэтому этим зеркалом сможет пользоваться даже маггл. Ну или маг, в состоянии истощения, как вы сейчас. Я взял в руку зеркало с золотой окантовкой и сделал как он сказал. Второе зеркало с золотым кантом на боку засияло багровым светом. Я взял второе зеркало и нажал на камень. Темнота в зеркалах рассеялась и я увидел себя в них. - Здорово! - Сказал я. - А как они работают? - Это магия - ответил мне Григорович, таким тоном словно это должно было объяснить мне все тайны мироздания. - Я понимаю что это магия, но все-таки какое открытие или природное явление положено в основу этого устройства? - Ритуал изготовления сквозных зеркал был придуман в глубокой древности, и они совершенствовались с течением времени. - После недолгого молчания ответил Григорович. - Хорошо. Надеюсь за прошедшие годы маги отшлифовали теоретическую часть, объясняющую как происходит передача картинки между зеркалами. Григорович вновь завис. - К сожалению нет теорий объясняющих работу сквозных зеркал. Маги за прошедшее время написали кучи книг с попытками понять, что такое магия, но ни одна из них не объясняет как это работает. - А как же вы их создаете? - спросил я окончательно запутавшись. Григорович начал объяснять мне ритуал изготовления зеркал. Именно ритуал, потому что назвать это технологическим процессом можно было с большой натяжкой. В начале от кристалла горного хрусталя отсекают тонкие пластины. Кристалл должен быть не абы каким, а соответствовать куче требований. После этого их полируют и наносят рунную вязь на плоские части с обоих сторон. В заключительной части процесса пластину помещают в рунный круг и в определенное время года проводят ритуал, в окончании которого пластина раскалывается вдоль на два связанных друг с другом зеркала. Совершенствование ритуала состояло в постепенном уменьшении толщины пластины от сантиметров до десятков микрометров ради экономии материала. Полученную пластину наклеивали на обычное стекло, чтобы она не разбилась от неосторожного движения и закрывали непрозрачным куском стекла с задней части, чтобы паразитная засветка не искажала картину. Последнее улучшение состояло в добавлении накопителя магии, чтобы зеркало можно было передавать магглам. Короче говоря маги напомнили мне подростков с китайских фабрик, которые знали что надо взять ту фиговину, обработать ее напильником, соединить ее с этой ерундовиной и воткнуть в хреновину, после чего смартфон заработает и они получат еще десять юаней к своей зарплате. Вся современная магия была создана методом проб и ошибок и теория как таковая отсутствовала, если не считать за нее пространные измышления или перечисления заклинаний и их эффектов. В области рун и зельеварения прогресс был более заметен. В рунах были созданы словари рунных цепочек со стабильно повторяющимися эффектами, а в зельях таблицы совместимости ингредиентов. - П****ц! - Выразил я свое мнение о сложившийся ситуации. - Как можно создавать изделие, не понимая принципов его функционирования? А если что-то пойдет не так? - Вот так и делаем, - ответил мастер, - сомневаюсь что повар готовящий блюдо знает все о тех химических преобразованиях, происходящих в кастрюле, или плотник обтесывая дерево задается вопросами о ботанике, или шахтер глубоко интересуется вопросами геологии и палеонтологии. - Я вас поняла, - прервал я его. - Но я хочу разобраться в законах и явлениях, благодаря которым это работает. - Это похвально, мисс Поттер. Многие маги тратили всю свою жизнь на попытки познания магии. - Зовите меня Генриетта, - ответил я. - Тогда зовите меня просто Майкъю, - ответил он. - Подождите секунду, - сказал он и скрылся в мастерской. Через минуту он вернулся обратно в магазин. - Вот, возьмите, - сказал он мне, протягивая еще одно зеркало. У этого зеркала окантовка была белой, похожей на перламутр. - Это сквозное зеркало для связи со мной. Буду рад обсудить с вами теории о магии. - Я отвечу вам взаимностью, - отшутился я. - У меня тоже будет много вопросов по артефакторике. - Спрашивайте когда угодно. С радостью вам отвечу. Через мои руки прошло множество различных артефактов. - А вы можете взглянуть на мои артефакты? - С удовольствием. Я открыл сундук и начал выкладывать его содержимое на стол. Грегорович осматривал их и раскладывал в несколько разных кучек. - Это просто побрякушки, - сказал он, указывая на одну горку из драгоценностей. - Возможно, на них были наложены чары, но они уже выветрились. - Это заготовки для артефактов и приспособления для их изготовления, - сказал он, указывая на вторую горку из драгоценных камней, железячек, пружинок и еще непонятно чего. - А вот это артефакты, - сказал он и начал раскладывать содержимое третьей кучки по столу. - Вот эти серьги защищают от легиллименции, эти перстни - щиты, это колечко - защита от зелий в еде. Эти два браслета с изумрудами - накопители. А для чего нужны это кольцо и этот кулон, я не могу разобрать, но точно знаю, что они являются одним комплектом с мантией, в которой вы пришли сюда. В этот комплект кроме всего этого входят сапоги, шляпа, перчатки, шарф, кошелек и сумочка. Это все сделал ваш отец для вашей матери. Так. Сапоги сейчас на мне в виде туфель. Мантия и шляпа висят на вешалке. Сумка, кошелек и шарф лежат в сундуке. Не хватает перчаток. Обидно будет, если они потерялись. Вероятно, они дополняют защитные свойства одежды и без них защита будет неполной. Внезапно меня посетила догадка, где они могут быть. Я подошел к вешалке, взял мантию и надел ее на себя. Засунув руки в карманы, я подумал о перчатках, и они сами наделись мне на руки. Достав руки из карманов, я увидел, что перчатки напоминают мотоциклетные краги. Легкое пожелание, и они превратились в лайковые, длиной до локтей. - О, да. Это они. Узнаю творения Поттера. Он сумел использовать в качестве основы для артефактов драконью кожу, что само по себе достижение. Драконья кожа отторгает почти все заклинания, которые на нее накладывают. Поэтому ее используют в защитной одежде при работе с зельями или с зачарованными предметами. Эта одежда вас приняла, что доказывает, что вы его дочь. Джеймс делал все это для себя, но когда он влюбился в вашу мать, то переделал все для нее. - Откуда вы это знаете? - С этого началось наше знакомство. Он пришел ко мне и захотел узнать, как сломать печать магической привязки, чтобы Лили смогла носить эту одежду и артефакты. - И как? - А никак. Мы не смогли снять привязку магией, но смогли обмануть ее. Для этого мы намазали всю одежду и украшения зельем с кровью Джеймса, и артефакты начали считать любого, кто их наденет, Джеймсом Поттером или его прямым родственником. Правда, со временем зелье выветривалось и процедуру необходимо было повторять. "- Надо бы раздобыть рецепт этого зелья, - подумал я. - Для того чтобы провернуть большинство темных делишек или кого-нибудь подставить, не обязательно забирать его вещь навсегда. Зачастую достаточно нескольких часов". - Вы уже заглядывали в сумку? - спросил меня Грегорович. - Нет. - Советую заглянуть, будете удивлены. Я достал сумку и заглянул в нее. - Не так, - сказал Грегорович. - Максимально растяните горловину сумки. Я потянул за края сумки. Ткань сначала растягивалась, как резина, а затем неожиданно горловина раскрылась и сумка превратилась в какой-то тоннель, в конце которого горел свет. Арка этого тоннеля из ткани парила в воздухе, без какой-либо поддержки. Не веря своим глазам, я взглянул на сумку с обратной стороны. Ничего схожего с проходом в никуда, просто растянутая ткань. - Прошу, - сказал маг и сделал жест рукой, предлагая мне зайти внутрь. Я пошел вперед по тоннелю из ткани, а Грегорович пошел за мной. Через несколько шагов тоннель раскрылся, и я вышел на огромное пустое пространство, настолько большое, что я не мог разглядеть его краев. - Ваш отец однажды встретился с Ньютом Саламандером, и он показал ему свой чемодан с расширенным пространством. Естественно, Джеймс воспринял эту демонстрацию как вызов себе и решил сделать что-нибудь еще более грандиозное. Как вы видите, у него получилось. Хотя этот артефакт он так и не закончил. Я стоял с отвисшей челюстью и оглядывал внутреннее пространство просто циклопических размеров. Поверхность, на которой я стоял, была выложена квадратными плитами из белого камня. Стены и потолок тоже были белого цвета, и граница между ними терялась в этом белом мареве. Я, как ни старался, так и не смог разглядеть, откуда исходит свет, освещающий все вокруг. Казалось, что светится само пространство. Выход во внешний мир представлял собой такой же кусок ткани, парящий в воздухе. С одной стороны был тоннель, а с другой стороны он был просто гладкой кожей, натянутой, как на барабане. Неподалеку от входа лежали какие-то вещи, аккуратно разложенные по полу. Вероятно, это содержимое сумки. Позади них стоял большой зеркальный куб, в котором отражались мы и выход из сумки. Я обошел разложенные вещи и направился к этому кубу. Вблизи оказалось, что он находится внутри клетки с толстыми вертикальными прутьями и массивными перекладинами. - Что это? - спросил я у Грегоровича. - Это клетка со стазисом. - С чем? - Со стазисом. Внутри клетки, за зеркальной поверхностью, время стоит на месте. Я хотел заявить ему, что это невозможно, но прикусил язык. За неполные три дня нахождения в этом мире я видел столько явлений, нарушающих законы физики, что попрание одного из измерений нашей вселенной уже не внушало так, как ранее. Спрашивать, как это работает, бесполезно, так как даже если он мне ответит, то все равно ничего не пойму. - Для чего эта штука? - Обычно стазис используют для того, чтобы сохранить что-то на долгий срок, например скоропортящиеся зелья. А эта клетка - это идея Сириуса Блэка, приятеля вашего отца. Он предлагал держать тут опасных тварей, чтобы выпускать их на врагов, или на магглов, чтобы позабавиться. "- Н***я себе у чистокровных развлечения", - подумал я. - Сириус Блэк. Это он предал моих родителей. Что это был за человек? - Аристократ! - Грегорович практически выплюнул это слово. - Он считал себя центром вселенной, а остальных дерьмом. Вашему отцу каким-то образом удалось найти к нему подход, но их отношения не выдержали давления обстоятельств. Мисс Пот... Генриетта, кажется, ко мне пришли, давайте вернемся в магазин. Мы вышли из сумки обратно в магазин, и Грегорович, взявшись за край входа в сумку, одним резким движением свернул ее обратно в ее привычный размер и отдал ее мне. Он взмахнул своей волшебной палочкой, и через дверь вошел Джонс Ричардсон. - Добрый вечер, мисс Поттер. Как провели время? - спросил он у меня. - Превосходно. Я узнала столько нового. - У меня тоже есть новости. Я нашел для вас жилье на первое время. Защищено по высшему классу. Там Вас никто не найдет. - Ты снял ей дом у Майкла? - спросил у адвоката Грегорович. - Да. - А кто такой этот Майкл? - спросил я. - Майкл Хэтчинсон - разорившийся аристократ. Сейчас сдает дома под фиделиусом и еще кучей защит. Никто не знает, где они находятся, и поэтому никто не может в них проникнуть. - Кроме самого Майкла, - уточнил я. - В том то и дело, что он тоже не знает этого, - усмехнулся Грегорович. - Это придумал его отец. Он наложил фиделиус на дома и унес его секрет с собой в могилу. А Майкл по скрытности может потягаться с Фламелем. Его тоже не видели вживую много лет. Дела ведет только через посредников, все что нужно доставляют и забирают оплату домовики. - Единственный способ попасть в дом - вот этот порт-ключ. - Адвокат протянул мне браслет. - Наденьте его, и когда скажете "Портус", перенесетесь в этот домик. После этого подойдите к столу и выполните инструкции на листе бумаги. Кроме вас никто не сможет туда попасть. Когда захотите уйти оттуда, повторите действия с браслетом и перенесетесь в то место, откуда отправлялись в дом в прошлый раз. Или воспользуйтесь помощью домовика. - Чьей помощью? - Домовика. Домового эльфа. Ах да, вы же никогда их не видели. Как встретите - сразу поймете. Не бойтесь, он не причинит вам вреда. - Я нанял нескольких пронырливых парней, - продолжил Джонс. - Они соберут информацию о вашей бывшей соседке и опекунах. Но эти люди берут только наличные и никакой отчетности не оставляют. - Я вас поняла. Поступайте, как считаете нужным. Вы знаете, какими средствами я располагаю. - Хорошо, мисс Поттер. Вы обмолвились, что любите читать, поэтому я купил для вас эти книги, - с этими словами Джонс достал из своего саквояжа большой сверток, перетянутый лентой, и протянул мне. - Обязательно прочитайте их. Это должна знать каждая леди. Я взял у него сверток с книгами и засунул в сумку. Они весили килограммов десять. Теперь чтивом я обеспечен надолго. - Возьмите эту книгу тоже, - Грегорович протянул мне книгу по чарам, знакомство с которыми мне едва не стоило зрения. Она отправилась в сумку вслед за другими книгами. - Когда закончите с упражнениями из этой книги, свяжитесь со мной, я подберу вам что-нибудь еще. И не забудьте ваши зеркала. - Спасибо, Майкью. Я подошел к столу, на котором лежали зеркала. Рядом с ними лежали счет и перо в чернильнице. Я взял перо и подписал счет. С моей корявой смазанной подписью опять произошла метаморфоза, превратившая ее в красивый вензель. Одно из зеркал с серебряной окантовкой я отдал адвокату. Второе с золотом надо будет отдать Крюкохвату при следующей встрече. - Здесь портал не сработает, - сказал мне Грегорович. - Вам надо выйти во двор, за пределы защитных чар. Если захотите зайти, то аппарируйте на то же место и приложите палочку к символу даров смерти на черном валуне. Пользоваться этим порталом в Лютном - плохая идея, так как при следующем срабатывании он вернет вас на то место, откуда вы переместились в прошлый раз. Мы с адвокатом вышли из дома через неприметную дверь в мастерской и пошли по траве прочь от него. Внезапно все вокруг словно подернулось рябью и вновь вернулось в норму. Я оглянулся, но не увидел дом артефактора. - Отсюда можно перемещаться, - сказал Джонс. - Мистер Ричардсон, почему вы мне помогаете? - Странный вопрос, мисс Поттер. Вы мой клиент. - Клиент, который может принести кучу проблем. Мне предстоит схватка с самым могущественным магом в этой стране. И он будет использовать грязные приемчики против меня. Это очень опасное дело, а вы в него влезаете с головой. Большинство из тех людей, которых я встречала до того, как познакомилась с вами, взяли бы у меня деньги за прошедшие десять лет и отчалили бы в закат, предоставив мне самой разбираться со своими проблемами. Да и нянчиться со мной не входит в ваши обязанности. - ЛЕДИ ПОТТЕР! Позвольте мне самому решать, что входит в мои обязанности, а что нет. Мне доставляет настоящее удовольствие общение с вами. Вы на редкость умная и рассудительная юная леди, особенно по сравнению с некоторыми моими клиентами. А что касается опасности, то кодекс нашей фирмы требует, чтобы мы до конца стояли на стороне клиента. И еще, я лично хочу работать над вашим делом. Чем серьезнее противник, тем интереснее работа. Вас удовлетворил мой ответ? - Полностью. Спасибо, мистер Ричардсон, и до встречи. ПОРТУС! Когда Генриетта растворилась в воздухе, Джонс Ричардсон вернулся в дом к артефактору. - Ну как она тебе? - спросил он у Грегоровича. - Она просто маленький гений, - ответил Грегорович, - впервые вижу, чтобы так быстро схватывали суть вещей, - и, посмотрев на адвоката, добавил: - Слушай, не втягивай ее в свои игры. - Я не хочу ее никуда втягивать, вот только кроме меня желающих предостаточно. Я хочу продвинуть ее на самый верх. У нее большой счет к "бороде", и я считаю, что она сбросит его с трона. Это наш шанс на нормальное будущее для наших детей. Ты поможешь мне? - Как? - Вы неплохо поладили. Стань ее наставником. Этой осенью она поступает в Хогвартс, поэтому необходимо, чтобы кто-то не позволял бородатому пудрить ей мозги. - Что она там забыла? - Ее отец подписал с Дамблдором магический контракт на обучение в Хогвартсе. - Вот идиот! - Вот именно. Мы должны сделать так, чтобы она отправилась в логово к этому змею подготовленной ко всему. - Хорошо, я с тобой. Думаю, нам стоит отыскать еще кое-кого из нашей старой команды.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.