Думай головой

Джен
NC-21
В процессе
5488
Размер:
планируется Макси, написано 499 страниц, 58 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
5488 Нравится 1435 Отзывы 2056 В сборник Скачать

24. Глупость и Самоанализ. Часть 2

Настройки текста
Проснувшись на следующее утро и вспомнив вчерашний день, я схватился за голову. Это новый рекорд по количеству идиотских поступков. Где были мои мозги? В голову приходило только одно объяснение - меня отравили. Надо срочно проверить кровь на наличие посторонних зелий. Ничем другим я не могу объяснить то, что я натворил. Сначала эта утренняя стычка с Роном. Ну ладно, не обратил я внимания на его поведение. У рыжего своих тараканов в голове хватает. Но потом, в кабинете Дамблдора, когда маккошка обвинила меня в использовании Империо, почему у меня в голове ничего не щелкнуло? Какое н*х Империо? Я его еще не отработал. Почему я решил, что мое случайное заклинание сработало на Уизли? У него за ушами имплантированы артефакты против ментальной магии. Почему я согласился на отработку? Я мог придумать тысячу отмазок и откосить от этого, но у меня даже мысли не возникло. Меня развели, как первоклассницу. Сыграли на моей гордости и чувстве долга. Едем дальше. Начало отработки, сброс с хвоста Хагрида и Уизли и избавление от Драко и Невилла прошли как по маслу, но дальше началась какая-то дичь. На кой хрен я попытался грохнуть Квиррелла? Гораздо эффективнее было бы сдать его Отделу Тайн. Или нанять Смита. Его спецы легко могли поймать и допросить этот полутруп, и у меня бы появился огромный рычаг давления на Дамблдора. Почему, когда я решил напасть, я не позаботился о путях отхода? Что мне стоило заранее достать из кармана порт-ключ? Не пришлось бы швыряться бомбардами на пределе возможностей и после этого изображать из себя Рэмбо. Нахрена я решил использовать аваду? Да еще так театрально. Можно было разнести его голову из винтовки с другого края поляны, не демаскируя себя. После пули .50 калибра его мозги пришлось бы собирать по всему Запретному лесу. Со взрывом тоже ничего не понятно. Дома, на каникулах, я проверил пределы своих возможностей после получения нового костюма для балансировки магического ядра. В саду есть пруд, своей правильной формой больше похожий на бассейн. Я вычислил его объем и массу воды. Не калориметр, но и так сойдет. Используя бойлио, я нагревал воду до полного исчерпания резерва и, сравнивая температуру до и после, вычислял запас маны. Если я не ошибся в расчетах (что вряд ли), то запас магии во мне и во всех накопителях на мне эквивалентен энергии тонны каменного угля или тонны тротила. Что как бы дофига. Гермиона благодаря тренировкам вышла на средний уровень третьекурсницы Хогвартса, но ей с трудом удается вскипятить десятилитровое ведро воды. Но в лесу произошел взрыв НА ТРИ ПОРЯДКА МОЩНЕЕ!!! КАК?! В прочитанных книгах я не встречал сведений об артефактах или чарах, способных на взрыв такой силы. У Квиррелла в кармане был спрятан эшелон взрывчатки? Зачем я выжрал столько зелий? Я же знал о побочных эффектах. Снейп заставил меня вызубрить описание зелий, дозировку и противопоказания к применению. Снейп. Одно воспоминание о нем вогнало меня в краску. Я ФЛИРТОВАЛ СО СНЕЙПОМ!!! П****Ц! Хочется провалиться на месте! Я не п***р! Как я до этого докатился? Мне нельзя пить. Ни под каким предлогом. Стоит ослабить контроль, и бл***кая натура этого тела вылезает во всей красе. Я же сам себе пущу аваду в висок, если проснусь рядом с каким-нибудь мужиком. Мне хана! Я заставил зельевара тащить меня до комнаты. А башня Райвенкло очень высокая, как двенадцатиэтажный дом! Боюсь представить, что он со мной сделает за это. Если доживу. Снейпа со мной на руках видел весь факультет, и скоро об этом узнает вся школа. Старшекурсницы проклянут меня так, что я пожалею, что вчера не сдох. Поднявшись с кровати, я встретился взглядом с Гермионой. - Гермиона. Я догадываюсь, что ты хочешь мне сказать, только сначала позволь сделать одно дело, - сказал я, раскрывая вход в сумку. Я подошел к столу для работ с зельями. Достав из шкафа набор концентрированных реагентов для определения типов зелий и кучу пробирок, я начал готовить рабочие растворы. Гермиона, поняв, что я хочу, начала помогать. Закончив приготовления, я достал стрипер и, проколов палец, капнул кровью в стакан с дистилированной водой. Размешав кровь, я набрал воду в пипетку и начал капать в пробирки с реакционными растворами. Положительную реакцию дали растворы в нескольких пробирках. - Что это? - спросила Гермиона. - Вот эти три - это реакция на укрепляющие и болеутоляющие зелья, которых я вчера выпила слишком много. А вот это, - я потряс последней пробиркой перед ее носом, - гораздо интересней. Это проба на зелья, подавляющие критическое мышление и когнитивные способности. Зелья рассеянности, доверчивости, болтливости, храбрости и им подобные. - Все, - сказал я, падая на диван, - можешь высказать мне все, что думаешь. - Не буду, - ответила Гермиона и, усевшись рядом, взяла меня за руку. - А стоит. Я вчера такого наворотила... Я рассказал Гермионе свои подвиги, а она свои. Она волновалась за меня и жутко накрутила себя. Идея отдать письмо ей в руки была глупостью в стиле вчерашнего дня. Когда произошел взрыв, она испугалась и вскрыла конверт. Там были порт-ключи в несколько надежных мест, список моих контактов, расположение мест моих тайников и инструкции, что делать и куда бежать, если я сыграю в ящик. И когда я, помятый, грязный и неадекватный, заявился в комнату, у нее сдали нервы. Мы поболтали и посмеялись над глупостью друг друга, но мои мысли упорно возвращались к главной проблеме. - Надо обязательно разобраться, как меня напоили этим зельем, - сказал я, вскочив с места и начав ходить туда-сюда. - Зелья такого типа действуют не более двадцати четырех часов и при однократном приеме выводятся из организма в течение трех суток. Следовательно, оно попало в мой организм вчера утром, перед разговором с директором. Гермиона, вспомни, проверяла ли я еду во время завтрака. - Проверяла, - не задумываясь ответила она. - У тебя это вошло в привычку. Ты даже у меня дома всю еду проверяешь. - Извини. - Ничего. - А может быть, ты вдохнула это зелье? - предположила Гермиона после минутной задумчивости. - Может быть, - согласился я. - Если зелье было распылено в воздухе, то его вдохнули все, кто был рядом. Гермиона, давай проверим твою кровь. Мы повторили процесс проверки, который показал, что у нее в крови нет посторонних зелий. - Это означает, что я надышалась этим зельем не в нашей комнате, не в Большом зале, не в коридоре и не в классе. Иначе бы и в твоей крови обнаружились следы. Остается только момент встречи с Уизли и Дином, время, когда меня увел из класса Роберт, и кабинет директора. Надо взять у них анализ крови и выяснить, где это произошло. - Я займусь этим, - сказала Гермиона, - у тебя уже есть дела. - ??? - Пока ты спала, заходил мистер Ричардсон и сказал, что сегодня будет разбирательство вчерашних событий. Обещал зайти перед обедом. - А, черт! Это менее чем через час, а я после вчерашнего и душ не приняла. Я ломанулся в ванную и после с помощью Гермионы приводил себя в порядок в авральном режиме. Успели за пять минут до его прихода. Джонс устроил мне настоящий допрос о вчерашних событиях. Я отвечал правду, но скрыл информацию об автомате. Новость о зелье, найденном в моей крови, заставила его задуматься. - Информация о зелье нам только помешает, - после короткого раздумья ответил Джонс. - Это может быть воспринято как попытка оправдаться. А нам следует давить на то, что вы были в своем праве, применяя боевые заклинания против нежити. Про третье непростительное ни слова! - Ок. Забудем про зелья и третье непростительное. Как вы расцениваете наши шансы? - Честно говоря, не очень большие. Я переговорил с леди Лонгботтом и Люциусом Малфоем. Мы будем действовать сообща, но я сомневаюсь, что мы сможем добиться отставки Дамблдора с поста директора. - Делайте то, что считаете нужным. Выжмите из этой ситуации максимум. - Подготовьте палочку для проверки. Я взял палочку из остролиста и, открыв окно, кинул слабую бомбарду в сторону Запретного леса, а затем использовал люмос и пару бытовых заклинаний. Обговорив детали, мы отправились на слушание. Оно состоялось в Большом зале, временно превращенном в зал заседаний. На привычных местах расположились деканы и попечительский совет. Но в этот раз атмосфера была другой. Отработка в Запретном лесу на ночь глядя - это залет. Для проведения слушания был приглашен некто мистер Вильямсон, выступающий в роли независимого арбитра. А роль секретаря исполняла... барабанная дробь... Долорес Амбридж! Вероятно, министр очень заинтересовался случившимся. Первым взял слово мистер Вильямсон. Он задвинул речь о цели сегодняшнего собрания и начал по очереди вызывать причастных к вчерашним событиям. Первым вызвали меня и попросили рассказать о случившемся. Я рассказал свою версию, согласованную с адвокатом. Затем мне начали задавать вопросы. В основном это были уточняющие вопросы, но среди них были и провокационные. Но за меня горой стоял Джонс. Он каждый раз заявлял протест и требовал снять или переформулировать вопрос. Помурыжив полчаса, меня наконец отпустили. После меня допросили Драко, а затем Невилла. После них допросили деканов и старост. Рона и Хагрида не смогли допросить, потому что они были в Больничном крыле. Прошлой ночью, через несколько минут как Снейп отнес меня в замок, из леса вышел Флитвик, неся мобиликорпусом оглушенного Уизли. По заключению Помфри, он получил по голове тупым предметом. Неизвестно, знал ли Флитвик о готовящейся подставе, но отмазался он грамотно. В своей речи он сказал, что, зайдя в гостиную после отбоя, он узнал от старосты, что Поттер не вернулась с отработки, и пошел проверить, что случилось. Встретив по пути Филча и узнав от него, что Хагрид повел детей в лес, он последовал за ними, чтобы остановить это, но потерял след. Услышав крики, он побежал на звук и после взрыва обнаружил мистера Уизли без сознания. Еще через час авроры вывели из леса контуженого Хагрида, который не понимал, где он и что происходит. Его собаку так и не нашли. Снейп и Спраут без затей сказали, что они проводили свое свободное время с друзьями и немедленно явились в школу. Старосты не смогли рассказать ничего нового. После начали допрашивать Макгонагл. Она провела ночь в больничном крыле, потому что Спраут, узнав о том, что она отправила ее барсучонка навстречу смерти, вцепилась ей в волосы, а когда их сумели растащить, то вдогонку приложила проклятием. Макгонагл потребовала себе защитника, коим вызвался директор. Этот дуэт на редкость удачно отбивался от обвинений, сводя все к стечению обстоятельств и сваливая ответственность на других. Да, директор имеет право назначать отработки, выходящие за рамки обычных. Да, он может делегировать это право своим подчиненным. Да, он передал это право своему заместителю. Нет, он не знал, что Макгонагл направит детей на отработку к Хагриду в этот вечер. Да, он приказал лесничему выяснить, кто убивает единорогов. Нет, он не приказывал ему брать учеников с собой. Лесник сам так решил, получив два приказа на один вечер. Предполагалось, что Хагрид отведет детей на опушку леса и расскажет парочку жутких историй. Нет, у него нет времени контролировать каждого своего подчиненного. - Так может быть, вам стоит оставить пост директора Хогвартса? - заявил лорд Малфой, устав от этого фарса. - Вы набрали себе кучу должностей, каждая из которых требует много времени и сил. Это так непросто в вашем возрасте. В зале наступила тишина. Это был уже серьезный наезд. Как маг, Люциус и рядом не стоял с Дамблдором. Но у него были Большие Деньги. Случись что с Драко, Малфоям было бы больше нечего терять. Если нанятые мной финансовые аналитики не ошиблись, то, продав свой бизнес, Люциус мог сосредоточить в своих руках около миллиарда галлеонов. За такую гигантскую сумму можно нанять целую армию убийц, и тогда Дамблдору придется всю жизнь оглядываться, даже сидя на толчке. В ответ на это "Великий Светлый" разразился речью о том, что его политические противники используют эту ситуацию против него. Он пообещал уйти с поста председателя МКМ, если попечительский совет не будет применять никаких наказаний к персоналу Хогвартса. Какая тут логика, я не понял, но народ схавал это и согласился. Как позже выяснилось - обещать не значит жениться. Дамблдор, как только мог, затягивал со своей отставкой. Я все-таки смог сбросить его с этого поста, но это была уже другая, гораздо более грязная и кровавая история. Так до конца не разобравшись, кто виноват, все начали думать над вторым вопросом - что делать? Тут вылез какой-то дряхлый старик, представившийся главой Хогсмида, и спросил: кто оплатит убытки? Оказывается, после взрыва в Хогсмиде не осталось ни одного целого стекла, а часть домов развалилась. Местные жители быстренько подсчитали ущерб и послали представителя выяснять, кто все это оплатит. В Хогвартсе тоже были разрушения. Рухнули трибуны на поле для квиддича, снесло сарай для метел, развалилась избушка лесника и заклинило часы. И самое главное - выбило стекла в теплицах. "- Вот теперь Спраут меня точно убьет! - обреченно подумал я. - И пустит на удобрения для своих любимцев". И вот тут начались самые жаркие дебаты. Потому что платить никто не хотел. Дамблдор вновь произнес проникновенную речь, убеждая попечительский совет в необходимости скинуться на ремонт. Мне показалось, что он сейчас снимет свой колпак и пойдет по кругу с протянутой рукой. Но не сработало. Попечители хором объявили его виновным и напомнили, что пять минут назад он сам это признал, заключив сделку с ними, и старый хрен понял, что он попал на бабло. Он, конечно, мог бы свалить все на меня, но ему это бы не помогло. Официально он мой опекун, и за все мои косяки платить должен он. Теоретически он может отказаться от опекунства и попытаться свалить денежные вопросы на меня, но после такого фейла ему даже последний маргинал руки не подаст. У меня промелькнула идея предложить ему сделку: "он публично отказывается от опекунства, а я выплачиваю ущерб", но я отбросил ее. Во-первых, меня жаба задавит. Во-вторых, немедленно найдутся новые опекуны, на которых у меня нет большой пачки компромата. Чтобы послать всех опекунов лесом, мне достаточно показать кольцо главы рода, но тогда пойдет совсем другая игра, к которой я пока не готов. Когда я вернулся в комнату, Гермиона обрадовала меня новостью: она сумела проверить кровь нужных людей. Она, в мантии-невидимке пробралась в больничное крыло и, наложив на Уизли сомнимус, взяла анализ крови. Попутно вытащила из мусорной корзины бинты со следами крови Макгонагл. Из подслушанного Гермионой выходило, что Спраут выпустила в Макгонагл заклинание, которое наносит множество незаживающих порезов. По описанию напоминает канонную сектумсемпру. Интересно, с какой радости Снейп поделился со Спраут своим фирменным заклинанием? После больничного крыла эта личинка Маты Хари проникла в башню Гриффиндора и, приложив Дина ступефаем, взяла у него образец крови. Ну а Роберт получил по носу внезапно открывшейся дверью, когда шел по коридору, уткнувшись в книгу. Анализы показали, что Роберт чист, а в крови Дина и Макгонагл присутствует искомое зелье. - А Уизли? - спросил я. - В крови Уизли настоящий коктейль, - ответила она. - Сработало больше половины маркеров, причем значительная часть противоположны по действию. Из результатов проверки выходило, что я надышался этой дрянью в кабинете директора. Но сам Дамблдор вел себя адекватно, насколько это возможно, из чего следует, что у него есть антидот к этой штуке. И мне надо обзавестись таким. Для этого надо привлекать специалиста. Главное, чтобы этот специалист не укокошил меня раньше. Снейп, выслушав нас, забрал себе остатки крови Дина, как самую чистую пробу, и, отойдя к дальнему столу, начал там что-то химичить, а нас запряг готовить умиротворяющий бальзам. Хоть его и не было в списке моих зелий, к его приготовлению я отнесся со всей ответственностью, так как понимал, что от этого зависит моя жизнь. Сдав котел готового бальзама, мы поспешили обратно в комнату, но на пути туда нас перехватили Драко и Невилл. Эти двое горели желанием обсудить вчерашнее. Мы зашли в пустующий класс, и я вновь повторил свою историю, добавив подробностей о разлагавшемся заживо Квиррелле. Обсудив вчерашнее, я заметил, что Малфой просто не может усидеть на месте. - Ну давай, Драко, говори, не томи. - Я сделал предложение Панси! - выпалил Малфой. Flashback После того как Снейп унес Поттер, лорд Малфой повернулся к сыну и сказал: - Поттер очень сильная волшебница, если смогла устроить такой взрыв и уцелеть. Драко, я бы на твоем месте задумался. - Papa!!! Я ни за какие сокровища мира не женюсь на этой пироманьячке! - выкрикнул Драко, глядя в глаза отцу. - И на Эльзе Фрост не женюсь. Я люблю Панси, и я буду с Панси. А ты все свои планы можешь засунуть драклу в задницу! - Пипи! - крикнул Малфой-младший во все горло. Рядом с ним мгновенно возник домовик в одеянии с гербом Малфоев. - Принеси мне помолвочное кольцо. - Пипи не может, - запричитал домовик, выкручивая собственные уши. - Пипи должен получить разрешение старшего Хозяина. - Пипи, неси кольцо, - сказал Люциус. Он схватил сына и подбросил в воздух. - Наконец мой сын стал настоящим мужчиной, - и, поймав непонимающий взгляд Драко, продолжил: - Запомни, сын, мальчик становится мужчиной не тогда, когда ноги женщине раздвигает, а тогда, когда вот так решает: хочу это и сделаю это, а все, кому не нравится, могут идти драклу в задницу. Он поставил его на землю и, взяв у домовика коробочку с кольцом, передал ему и сказал: - Иди. А я переговорю с лордом Паркинсоном. End Flashback - А она? - прервал я словоизвержение блондина. Он, сияя, как новенький галлеон, показал мне помолвочное кольцо на пальце. - Поздравляю, - честно сказал я. - Мисс Поттер, мисс Грейнджер, - сказал Драко официальным тоном. - Мой отец приглашает вас посетить Малфой-манор на летних каникулах. - Спасибо за приглашение, мистер Малфой, но мы вынуждены отказаться, - отзеркалил я его тон. - У нас все лето распланировано буквально по минутам. На самом деле я могу выкроить денек-другой в своем достаточно плотном расписании, но к Малфоям мне лучше не соваться. Нарцисса мгновенно поймет, кто моя настоящая мать, а эту информацию я хочу скрывать до последнего. - Мисс Поттер, - начал говорить Невилл. - Я должен извиниться перед вами. - За что? - не понял я. - В прошлый раз я не поверил вашим словам о том, что вы можете взорвать Хогвартс. - Ну не весь, а только половину. И вообще наплюй. В это никто не верит, пока не почувствует на собственной шкуре. Прозвучал колокол отбоя. Мы быстро попрощались и разошлись по гостиным. Анализируя прошедший разговор и поведение собеседников, я понял одну вещь: эти двое спелись! И явно не вчера! За спиной у Уизли. Они вели себя абсолютно естественно и не чувствовали дискомфорта в обществе друг друга. И вчера, когда я начал прессовать Уизли, эти двое оттащили меня, действуя вместе и не сговариваясь. В этой школе есть хоть один человек без двойного дна? - Не понимаю, как ты можешь так просто разговаривать с Малфоем? - спросила Гермиона, когда мы зашли в комнату. - Особенно после того нападения в коридоре. - Он не виноват, он был под воздействием зелий, - ответил я. - А, ну да, ты же этого не помнишь. Я повторил ей свою догадку, которую Снейп стер из ее памяти. Гермиона начала готовиться ко сну, а я уселся у окна с чашкой кофе и блокнотом. Мне надо было о многом подумать. С одной стороны, я жестоко потоптался на каноне, но, несмотря на это, он продолжал действовать. Что это? Эластичность истории или упертость одного персонажа, мнящего себя творцом? Одно я могу предположить с абсолютной уверенностью: квесту с философским камнем быть! На протяжении всего времени пребывания в этом мире я только и делаю, что ломаю планы Дамблдора. И у меня это неплохо получается. Но из-за этого я не могу просчитать его следующие действия. Если-бы у меня все начало лететь к чертям, как сегодня, я бы приостановил все дела и серьезно задумался. Одно можно утверждать с абсолютной уверенностью: противостояние добра и зла состоится, так или иначе. На кого он делает ставку: я или Невилл? Какую роль он попробует мне навязать: героя или злодея? Старик играючи поимел меня, несмотря на принятые мной меры предосторожности. Радует только то, что это обошлось ему гораздо дороже, чем он рассчитывал. Но у меня нет защиты против таких методов. Не заходить же к нему в кабинет в противогазе. Хорошо, что сильные препараты так применять не получится, иначе он сам попадет под их действие. Я грохнул Квиррелла, но старик запросто введет нового персонажа или сделает козлом отпущения какого-нибудь другого преподавателя. Я избавился от цербера (при одном воспоминании о нем меня пробрала дрожь), но Хагриду легко подарят другого монстра. Я спалил дьявольские силки, но у Спраут могли остаться семена, или она использует другое растение. Тролля-голема я уничтожил, но вполне может найтись другой. Остаются летающие ключи, зачарованные шахматы и химико-логическая головоломка. Насчет последнего я всегда смогу попросить подсказку у зельевара. Но ломиться напрямую через все ловушки - это идиотизм. Нормальные герои всегда идут в обход! Пора приступить к исследованию подземелий, которое я все откладываю.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.